Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

Советы по ведению дел о медицинских ошибках

Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

Ведение дел о медицинских ошибках, как правило, очень трудоёмко. От адвоката (как сейчас принято говорить, «медицинского адвоката») оно требует больших затрат времени и сил. Не думайте, что медицинский адвокат это обязательно юрист с медицинским образованием. Это должен быть профессионал, знающий право, а не медицину.

Совет первый: к медицинскому адвокату следует обратиться за консультацией в случае, если имеются признаки некачественного оказания медицинской помощи.

Такими признаками могут быть:

  • ухудшение состояния пациента после медицинского вмешательства,
  • отсутствие улучшений после медицинского вмешательства,
  • наступление инвалидности, или смерти,
  • возникновение симптомов, которых не было до медицинского вмешательства

Совет второй: с самого начала, когда вы, или ваши близкие столкнулись с необходимостью оказания медицинской помощи, независимо от того допущена медицинская ошибка, или она вообще не будет допущена в дальнейшем, начинайте собирать документы.

Это должны быть заверенные печатями и подписями чеки на все лекарства, процедуры, медицинские вмешательства, платные палаты, лечение за границей, (выписки из поликлиник, больниц, родильных домов, копии медицинских карт и пр.)

Например, если речь идёт о некачественном оказании медицинской помощи в процессе родов (акушерской ошибке), для оценки ситуации будут нужны заверенные копии Истории родов, Истории развития новорожденного, карта из детской поликлиники.

Все эти документы лягут в основу доказательства факта медицинской ошибки, а также подтверждения материального ущерба и морального вреда, заявленных в иске. Профилактируйте ситуацию, заранее собирайте документы!

Ведите дневник вашего пребывания в стационаре с указанием дат и времени событий. Это поможет адвокату в оценке обстоятельств, сборе доказательств и подготовке допросов в суде. Вы же будете лучше помнить произошедшие события.

Совет третий: не обращайтесь в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела в связи с медицинской ошибкой по статье «Халатность – 293 УК РФ»

Первый ошибочный шаг, который обычно совершают пострадавшие люди, столкнувшиеся с некачественным оказанием медицинской помощи, ошибкой врачей, это обращение с заявлением в прокуратуру о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного врача по статье «Халатность».

Это понятно. Обида, а иногда и горе от потери близкого человека, в результате медицинской ошибки побуждают потерпевшего как можно сильнее наказать обидчика.

Однако, как правило, такой шаг только осложняет ведение дела в дальнейшем. Прокуратура в подавляющем большинстве случаев отказывает в возбуждении уголовного дела по статье «Халатность» на основании отсутствия прямой причинно-следственной связи между действиями врача и наступившими последствиями.

Что такое «прямая причинно-следственная связь» и в чём ее отличие от косвенной, никто толком не знает. Российская цивилистика так и не смогла однозначно ответить на этот вопрос, хотя на данную тему было написано множество диссертаций.

Но об одном всё-таки договорились: если для того, чтобы привлечь человека к уголовной ответственности, необходима именно прямая причинно-следственная связь, то для привлечения медицинского учреждения к гражданской ответственности достаточно только косвенной причинно-следственной связи.

На практике это означает следующее: если вам отказано прокуратурой в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления (прямой причинно-следственной связи), вам ничто не мешает обратиться в федеральный районный суд по месту нахождения медицинского учреждения с иском о причинении материального ущерба и морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи. Если косвенная причинно-следственная связь будет установлена, медицинское учреждение будет привлечено к гражданской ответственности.

Возникает вопрос, если после отказа в возбуждении уголовного дела нет препятствий для обращения в районный суд, тогда почему сначала не стоит обращаться с заявлением в прокуратуру?

Причина 1. По факту обращения в прокуратуру проводится судебно-медицинская экспертиза. Если она проводится в рамках расследования уголовного дела, существует опасность активизации медицинской корпорации.

Врачи, которые проводят экспертизу, прекрасно понимают, что каждый когда-нибудь может ошибиться, и у них может возникать даже бессознательное желание защитить попавшего в беду коллегу.

Во врачебных кругах существует довольно циничный, но доходчивый профессиональный афоризм: «У каждого врача есть свое маленькое кладбище.» Учитывая тот факт, что медицина – дело тонкое, и ситуация может быть пограничной, выводы экспертизы по уголовному делу с большей степенью вероятности будут более осторожными и вероятностными, а, стало быть, в меньшей степени объективными.

Иногда выводы экспертов бывают такими, что их не могут понять ни следователи, ни судьи. Вот один из них: «указанные недостатки оказания медицинской помощи пациенту сами по себе не могли привести к его смерти, они могли только способствовать ей.»

Если вы хотите снизить вероятность получения такого экспертного заключения, рекомендую проводить экспертизу в рамках гражданского дела. Когда перед глазами экспертов (коллег врача, допустившего ошибку) не «маячит» тюремная решётка, выводы их, как правило, более определенны, объективны и логичны.

Причина вторая: Прокуратура очень загружена делами и, как правило, занимается расследованием насильственных преступлений. Такие же дела, как некачественное оказание медицинской помощи зачастую откладываются в «долгий ящик».

Прокурор всё равно будет присутствовать при рассмотрении гражданского дела о некачественном оказании медицинской помощи, как того требует закон. Причём необходимо отдать должное нашей прокуратуре.

Прокуроры, если действительно имеет место вина врачей, их профессиональная небрежность, или некомпетентность, которые привели к тяжким последствиям, самым серьёзным образом участвуют в рассмотрении дела.

По крайней мере, так было в моей практике.

Прокуроры анализируют представленные сторонами доказательства (как правило, стороны представляют юрист медицинского учреждения и адвокат потерпевших от некачественного оказания медицинской помощи), задают сторонам вопросы, дают заключение по гражданскому делу. Если по итогам рассмотрения гражданского дела и выводам судебных экспертов будут основания для возбуждения уголовного дела, прокуратура по своей инициативе возбудит уголовное дело.

Если же вы начнёте юридическое разбирательство с уголовного дела, то можете столкнуться с патовой ситуацией: прокуратура будет вести дело, что называется «ни шатко, ни валко».

Гражданское же дело возбудить будет очень трудно, поскольку доказательства, которые всё — таки постепенно оказываются у прокуратуры в гражданский суд представить проблематично.

Представляя такие доказательства в гражданском суде, вы рискуете стать жертвой обвинения в разглашении тайны следствия. В итоге может получиться, как в известной поговорке – за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь!

Совет четвёртый: Не бойтесь, что вы пропустили исковую давность. Исковой давности по делам о медицинских ошибках нет.

Очень часто приходится слышать. «Сделать уже ничего нельзя. Медицинская ошибка была допущена несколько лет назад.»

На самом деле всё не так! Важный момент, который стоит знать и запомнить. Исковой давности по делам о медицинских ошибках нет.

В соответствии со ст. 208 Гражданского Кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Требования о компенсации морального вреда, причинённого жизни и здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи относятся именно к этой категории.

Единственное, чем может грозить позднее обращение в суд, это удовлетворение исковых требований только за три года, предшествовавших предъявлению иска.

На практике это означает, что если вы обратились в суд, например в 2013 году, а хотите, чтобы вам компенсировали стоимость лекарств, купленных в 2009 году, суд откажет в этом.

Но на требования о компенсации морального вреда никакие сроки не распространяются.

Совет пятый: помните, что если вы обращаетесь в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства в связи с некачественным оказанием медицинской помощи, вы обращаетесь с иском против медицинского учреждения.

Не важно, уволился врач из больницы, или продолжает там работать, ответственность за действия этого врача будет нести именно больница, в которой допущена медицинская ошибка.

Очень часто причиной приостановления уголовных дел (иными словами списывания этих дел в архив навсегда) является именно невозможность установить конкретное лицо (врача), виновного в причинении вреда здоровью.

К одной медицинской ошибке могут приложить руку несколько медиков.

Получается, как в известной английской поговорке: «чем больше поваров, тем хуже суп!» А кто является главным «поваром», в большинстве случаев установить не удаётся.

Вот тут-то на помощь и приходит опять-таки возбуждение гражданского дела. Ведь иск предъявляется не к конкретному врачу, а именно к больнице, или иному лечебному учреждению.

Если пациент или его близкие всё-таки знают, кто именно из врачей совершил ошибку, или предполагают это, они могут привлечь конкретного врача к участию в деле в качестве третьего лица.

Предположения для такого привлечения достаточно, а дальше суд покажет.

Совет шестой: не беритесь сами вести дело о медицинской ошибке. Заключите договор с медицинским адвокатом.

Медицинские дела (дела о некачественном оказании медицинской помощи), пожалуй, одна из самых сложных категорий дел. Не пытайтесь вести их сами.

Как провести досудебную подготовку дела, к кому предъявить иск, кого привлечь в качестве третьего лица, какие получить доказательства и в какой момент представить их в ходе судебного разбирательства, как добиться, чтобы судебно-медицинскую экспертизу заказал и оплатил ответчик, какие поставить перед экспертами вопросы, кого приглашать в суд в качестве свидетелей, как построить допрос истцов, что сказать в заключительном слове, какие заявить ходатайства в течение процесса – всё это задачи, которые должен решить медицинский адвокат.

Совет седьмой: Не ждите быстрого результата.

В среднем дело о некачественном оказании медицинской помощи длится полтора – два года. Дела о медицинских ошибках трудоёмки не только для адвоката, но и для судей.

Поэтому, зная, насколько тяжёлым и затратным может быть судебный процесс, ответственный адвокат до выхода в суд проведёт досудебную подготовку дела, чтобы оценить возможные перспективы судебного разбирательства.

Адвокатская этика запрещает гарантировать положительный результат. Адвокат может гарантировать своему клиенту только качественную работу и ответственное выполнение поручения.

За клиентом остаётся решение: пойти на сложную судебную тяжбу и выяснить, действительно ли вред здоровью наступил в результате допущенной медицинской ошибки, или навсегда остаться в неведении о причине наступивших последствий.

Если вы выберете первый вариант решения, мы вам поможем!

Член Всемирной Ассоциации Медицинского Права (ВАМП). Кандидат юридических наук, адвокат Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга.

Астахова Кира Дмитриевна

Источник: https://www.roddoma.ru/lib/medicinskie-oshibki/

Врачи могут остаться безнаказанными, несмотря на скандал с чужими ДНК и смертью волжанина в больнице Фишера

Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

 Стали известны подробности жуткой смерти в январе 2016-го 31-летнего Виталия Кептюхи в реанимации ГБУЗ «Городская клиническая больница №1 им. С.З. Фишера».

 9 октября 2018 года редакция «Блокнота Волгограда» рассказывала о результатах ДНК-тестов, которые показали, что на гистологическое исследование направили органы посторонних женщин и мужчин.

Образцов Виталия Кептюхи вообще не было, и где органы умершего мужчины — до сих пор не известно, но адвокат Ольга Забелова считает, что собранный у четверых умерших материал целенаправленно подгонялся врачами-патологоанатомами под выдуманный диагноз «пневмония», в связи с чем надежды найти парафиновые блоки с биологическим материалом Виталия уже нет. 

-Также много вопросов и к врачам ГБУЗ «Городская клиническая больница №1 им. С.З. Фишера».

По заключению технико-криминалистической экспертизы, в стационарной карте больного Виталия Кептюха имеются изменения первоначального содержания путем замазывания корректирующим средством записи « Гипоксическая энцефалопатия » и последующим нанесением рукописным способом пастой для шариковых ручек шариковым пишущим узлом другой записи — «Состояние после клинической ». Это два различных диагноза и, соответственно, лечение назначается разное, — прокомментировала корреспонденту «Блокнота Волгограда» адвокат семьи Кептюха Ольга Забелова.

Отметим, что на приеме у нового руководителя СК РФ по Волгоградской области Василия Семенова отец погибшего 31-летнего волжанина, Александр Кептюхи и его адвокат представили свою версию подмены гистологического материала.

 — Полагаю, что целью подмены органов у Виталия Кептюха было сокрытие социально значимой и учитываемой в показателях деятельности региональной власти смерти молодого пациента трудоспособного возраста от острого инфаркта миокарда. Собранный у других четверых умерших материал специально подгонялся врачами-патологоанатомами под выдуманный диагноз «пневмония» на фоне якобы «хронической алкогольной болезни». 

У совершенно постороннего умершего с признаками пневмонии взяли легкое, ещё у одной умершей ещё раз взяли легкое…У другой умершей женщины взяли коронарную артерию без особой патологии и без какого-либо намека на атеросклероз с тромбозом, по которому можно установить причину инфаркта миокарда.

Именно якобы для подтверждения отсутствия инфаркта миокарда в материал была подложена чужая коронарная артерия. И это при том, что при пневмонии, на которую решили списать смерть Виталия, брать коронарную артерию совершенно не нужно, — поделилась версией случившегося адвокат Александра Кептюхи.

Сам Александр Кептюха считает, что заключительный клинический диагноз ГБУЗ «Городская клиническая больница №1 им. С.З. Фишера» по сути правильный. «Инфаркт миокарда был подтвержден ЭКГ исследованием, результаты которого целенаправленно утрачены врачами больницы, а кардиогенный шок — результатами КТ.

Но, очевидно, для снижения показателя смертности трудоспособного населения от инфаркта миокарда, придумана смерть от несуществующей пневмонии с несуществующим фоновым заболеванием — «хронической алкогольной болезнью».

Это «заболевание» не подтверждается ничем: ни макроскопическим описанием вскрытия, даже лживым, ни микроскопическим описанием чужих органов», — пояснил корреспонденту «Блокнота Волгограда» Александр.

Напомним, что похожий случай с заменой органов произошел с волгоградской роженицей 27-летней Еленой Мачкалян и 28-летней Анной Давыдовой.

 По данным СУ СКР по Волгоградской области, врачи решили искусственно занизить статистический показатель «материнской смертности».

По данным следствия, главврач патологоанатомического бюро Вадим Колченко подменил биологические образцы Елены Мачкалян на образцы мужчины, скончавшегося якобы от схожего заболевания, чтобы в ходе исследования подтвердить несуществующий диагноз «аутоимунный гепатит».

А что касается случая Анны, то здесь врачи указали причину смерти – «острая почечная недостаточность, нарушение свертываемости крови и вирусной болезни, которая осложнила беременность, деторождение или послеродовой период», подтвердив этот диагноз также чужими органами – части матки, которая, как выяснилось, принадлежала посторонней женщине.

 Итак, после приема у нового руководителя СК РФ по Волгоградской области Василия Семенова, 14 февраля 2019 года, следователем по ОВД СУ СК Игорем Хованским было принято решение возбудить уголовное дело по факту злоупотребления должностными полномочиями, совершенного медработниками Волжского мПАО ГБУЗ «ВОАП» и ГБУЗ «ГКБ№1 им. С.З. Фишера», а также в отношении исполняющей обязанности заведующего Волжским мПАО Беляевой Эвелины.

 Но, как ни странно, спустя сутки, 15 февраля 2019 года, первый заместитель прокурора Волгоградской области, госсоветник 3 класса Руднев А.В., рассмотрев материалы уголовного дела, вынес постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.

Со слов адвоката, последний ссылается на то, что в действиях Беляевой Эвелины отсутствует состав вышеуказанного преступления, а лиц, причастных к внесению недостоверных сведений в медицинскую документацию Виталия Кептюха, утрате результатов электрокардиограммы и парафиновых блоков с биологическим материалом, вообще нельзя привлекать к уголовной ответственности, так как 04.01.

2018 года истек срок давности по преступлениям, относящимся к категории небольшой тяжести, т. е. ч. 1 ст.292, ч. 1 ст. 293 УК РФ.

— Своим решением первый заместитель прокурора Волгоградской области, госсоветник 3 класса Руднев А.В. дает зеленый свет врачам, которые своими неграмотными действиями загоняют людей на тот свет, а потом еще и пытаются скрывать свои врачебные ошибки путем подмены биологических материалов, результатов исследований пациентов и т.д., — прокомментировала адвокат Ольга Забелова.

— Одним из оснований для отмены постановления о возбуждении уголовного дела Руднев А.В.

указывает на отсутствие у следствия достоверных данных, опровергающих показания врача, производившей вскрытие Виталия Кептюха и установившей причину смерти, а также ссылается на заключение двух судебно-медицинских экспертиз, проведенных по чужим биологическим материалам…

и которые, с точки зрения заместителя прокурора Волгоградской области, подтверждают достоверность выставленного врачом-патологоанатомом «окончательного» диагноза. Я полагаю есть смысл задуматься, — добавила Ольга Забелова.

 За развитием этой истории также следит и Арам Мачкалян, которого с семьей Людмилы и Александра Кептюха объединяет не только боль утраты родных людей, но и общая цель — восстановления справедливости и заслуженного наказания для виновных лиц.

— Я неоднократно обращался с жалобами в прокуратуру на действия трех больниц, в которых проходила лечение моя супруга, однако на протяжении года в ответ я получал лишь одни отписки.

Финалом этой переписки стал большой объемный ответ подписанный тем же прокурором, что во всей истории с моей женой и ребенком нарушений нет, — возмущенно поясняет Арам.

— Однако спустя некоторое время следственный комитет возбудил еще ряд уголовных дел! Считаю, что прокуратура Волгоградской области должна стоять на страже соблюдения законности и правопорядка.

— Могу только сказать, что ни я, ни семья Кептюха Александра не остановимся перед трудностями, с которыми нам приходится сталкиваться, мы не будем мириться с немотой прокуратуры Волгоградской области в отношении преступных действий врачей региона, — добавил Арам Мачкалян.

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Источник: http://bloknot-volgograd.ru/news/vrachi-mogut-ostatsya-beznakazannymi-nesmotrya-na--1073501?sphrase_id=825794

Проверка обстоятельств смерти пациента в нижегородской больнице взята на контроль в региональном СУСКе

Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

Восемь месяцев Следственный комитет проводит проверку по жалобе нижегородки Людмилы Быковой, которая считает, что медицинские работники областной психоневрологической больницы неправильно организовали лечение ее сына Василия, вследствие чего он скончался.

По результатам проверки следователь Андрей Семин уже трижды незаконно отказывал в возбуждении уголовного дела, полагая, что вины врачей нет. С такими выводами не согласились в следственном управлении и обязали следователя провести новую проверку.

Иное мнение и у специалиста Центра независимой экспертизы «Аспект», который по результатам исследования пришел к выводу, что врачи больницы оказали Василию Быкову медицинскую помощь ненадлежащего качества, что привело к наступлению смерти.

Юристы Комитета против пыток намерены добиваться возбуждения уголовного дела.

5 июня 2018 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась Людмила Быкова. Она рассказала, что 13 апреля этого года ее сын Василий Быков, находясь на лечении в Нижегородской областной психоневрологической больнице № 1 имени Кащенко, скончался от аспирации рвотными массами (когда рвотные массы попадают в дыхательные пути и полностью их закрывают).

Василий регулярно наблюдался и проходил в этой больнице лечение с диагнозом шизофрения. 25 февраля его госпитализировали в очередной раз.

13 апреля Людмила приехала навестить сына, но врачи не пустили ее, сославшись на то, что в больнице карантин. В этот же день в телефонном разговоре Василий пожаловался матери на плохое самочувствие, что у него сильная головная боль.

Людмила связалась с врачами и сообщила о жалобах сына. По словам Быковой, врачи ее заверили, что об этой проблеме знают.

На следующий день Людмиле позвонили из больницы и сообщили, что ее сын скончался накануне вечером, но о причине смерти ничего не сказали.

«Людмила Михайловна, выпейте лекарства! Василий у нас вчера умер, – вспоминает тот телефонный разговор Людмила. – У меня тогда началась истерика, прохожим пришлось мне помогать».

Людмила приехала в больницу, но ей не удалось узнать подробности смерти сына. Врачей на месте не оказалось, а младшему медицинскому персоналу о происшествии ничего известно не было.

Когда Людмила захотела пообщаться с другими больными, проходящими лечение в одной палате с ее сыном, врачи ей сказали, что пациентов отпустили домой на выходные. 16 апреля родственники забрали тело Василия из морга, а на следующий день его похоронили.

Никаких подробностей о смерти сына Людмиле узнать так и не удалось.

Людмила посчитала, что сын скончался по вине врачей, которые не оказали ему должную медицинскую помощь. 3 мая она обратилась в полицию с сообщением о преступлении. Из полиции оно было перенаправлено в следственный отдел по Приокскому району Нижнего Новгорода СУ СК РФ по Нижегородской области. Расследование было поручено старшему следователю Андрею Семину.

За время доследственной проверки следователь Семин трижды незаконно отказывал в возбуждении уголовного дела, последний раз – 24 октября.

Работу следователя критикует юрист Комитета против пыток Павел Осадчий, представляющий интересы Людмилы Быковой: «Считаю, что проверка по факту смерти ее сына проведена поверхностно: так, до сих пор следователь не опросил пациентов, которые находились с Василием в одной палате; не стал разбираться в том, какие побочные действия имеют лекарственные препараты, назначенные ему; провел осмотр палаты, где скончался Быков, спустя полтора месяца после самого происшествия».

Все это время ни врачи, ни следователь не рассказывали Людмиле подробностей случившегося. Юристам Комитета против пыток удалось восстановить картину произошедшего только после ознакомления с материалом проверки.

Так, из объяснений врачей стало известно, что 13 апреля 2018 года Василий в течение всего дня пил много воды и его постоянно тошнило. К вечеру он стал проявлять признаки беспокойства и ему был введен препарат «Аминазин-100», после чего Василий ушел в свою палату.

Примерно в 21:30 один из пациентов, который до сих пор не установлен и не опрошен следователем, стал звать врачей. Когда медицинские работники пришли в палату, то увидели, что Василий лежит на полу. Ему стали оказывать первую медицинскую помощь, но результата это не принесло.

Примерно в 21:45 Василий скончался. В выписном эпикризе содержится еще немного информации о том, что произошло в тот вечер: «Внезапно сел на кровати, вздохнул и упал на пол».

По запросу юристов Комитета против пыток профессор кафедры психологии, доктор медицинских наук, специалист Центра независимой экспертизы «Аспект» Василий Белов провел исследование, по результатам которого установил существенные нарушения в лечении Василия Быкова.

Так, врачи Нижегородской областной психоневрологической больницы № 1 имени Кащенко не предприняли все необходимые меры для уточнения диагноза пациента, ему не был обеспечен специальный режим лечения и специальный режим наблюдения, которые ему были необходимы из-за болезни, а лекарственные препараты, ввиду своих побочных действий, могли вызывать рвоту.

Специалист сделал следующий вывод: «Можно утверждать, что имеется прямая причинно-следственная связь между качеством оказания медицинской помощи и наступлением смерти Быкова В. В.

, а также имеется прямая причинно-следственная связь между отсутствием специального (особого) ухода, отсутствием специального (особого) режима лечения, отсутствием специального (особого) режима наблюдения и наступлением смерти Быкова В. В.».

9 ноября правозащитники обратились на личном приеме к руководителю отдела процессуального контроля СУ СК России по Нижегородской области Алексею Пересыпину с просьбой возобновить проверку по заявлению Людмилы Быковой.

Вчера юристы Комитета против пыток получили ответ о том, что последнее «отказное» постановление следователя Семина отменено, материал проверки возвращен ему для проведения дополнительных проверочных действий с учетом предоставленных правозащитниками доводов. Ход процессуальной проверки взят на контроль в следственном управлении.

Источник: https://www.pytkam.net/ru/news/proverka-obstoyatelstv-smerti-pacienta-v-nizhegorodskoy-bolnice-vzyata-na-kontrol-v-regionalnom

“Две чашки крови в голове погибшего Максима”. Следком Ленобласти поспешил под Бастрыкина

Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

Областной СК не смог возбудить уголовное дело после гибели 15-летнего Максима из Мурино, выписанного за день до смерти из больницы. Следователь так торопился, что перепутал многое и даже место. 

До середины ноября Следственный комитет Ленобласти располагает процессуальными сроками для возбуждения уголовного дела по факту гибели 15-летнего жителя Мурино Максима Ильина.

Областное следствие уже пыталось это сделать  3 октября, усмотрев в случившемся часть вторую статьи 109 УК — “причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей”. Но вышло, мягко говоря, криво.

Уже на следующий день постановление о возбуждении было отменено прокуратурой Всеволожского района.

Как подсказали 47news в СК по Ленобласти, у надзора возникло сразу несколько претензий к качеству материала, лёгшего в основу уголовного дела.

Во-первых, на момент возбуждения у следователя не было результата судмедэкспертизы и, соответственно, причины смерти он мог лишь предполагать. Но то, что позволено журналистам, не в канве Уголовно-процессуального кодекса.

При этом результатов экспертизы, по словам собеседников в СК, нет до сих пор.

Известно, что не был опрошен медицинский персонал “Детского научного клинического центра инфекционных болезней” на улице Профессора Попова в Петербурге. В том числе лечащий врач ныне усопшего.

Не были изучены материалы, которые бы говорили о качестве и полноте оказанной помощи. После двух недель лечения подростка выписали, а через день он умер.

По предварительным данным, диагноз и план лечения, соответственно, были не корректными. Проще говоря, лечили его не от того.

По данным 47news, в свидетельстве о смерти указано, что у мальчика зафиксированы “отёк мозга, внутримозговое кровоизлияние в полушарие субкортикальное и разрыв среднемозговой артерии”.

По словам привлечённых родственниками медиков, речь о геморрагическом инсульте. “Две чашки крови в голове”, — ответил им судмедэксперт.

Лечили пациента от “серозного менингита неустановленной этиологии” и при выписке освободили от физкультуры, рекомендовав пить витамины.

По мнению прокуратуры, не был исследован и вопрос о том, имелась ли реальная возможность обнаружить заболевание. Казалось бы, формальность, но если ответа на вопрос нет, то это серьёзная брешь в дальнейшем доказывании вины и, в перспективе, разваленное дело.

Есть в этой истории ещё один момент, из-за которого возбуждение уголовного дела закончилось безрезультатно. Оно было возбуждено в отношении неустановленных лиц.

Следствием не было изучено, кто именно мог “ненадлежащим образом исполнять профессиональные обязанности”.

На практике, для этого к материалам приобщаются приказы о назначении, должностные инструкции и, в случае с Ильиным, документы о выписке, где стоят подписи конкретных врачей.

Генеральной же ошибкой следователя СК по Всеволожскому району опрошенные юристы называют то, что место совершения предполагаемого преступления находится в Петербурге. “Здесь два варианта.

СК Ленобласти проводит доследственную проверку и передаёт материалы коллегам в город, либо проводит ту же полноценную проверку, возбуждает уголовное дело и передаёт в СК Петербурга”, — описал алгоритм один из собеседников.

Мать Максима Ильина, Галина, рассказала 47news, что узнала о бесплодных попытках следствия на днях.

— Следователь  говорил, что расследование идёт полным ходом, а во вторник позвонил и сообщил, что четвёртого октября был отказ. При этом я четвертого у него была. Он ответил, что не хотел расстраивать.

Я его спрашиваю “А сейчас?” Глупо как-то всё, такое ощущение, что они не знают, что делать.

Ну даже я понимаю, возбуждать уголовное дело без единого документа — просто верх непрофессионализма, — отметила Галина, добавив, что занимается гражданским правом. 

По её словам, успела она побывать уже и на приёме у руководства Следственного комитета Ленобласти.

“Такое ощущение было, что это всё постановочно. Камеру поставили, стали снимать. Руководитель ни сном, ни духом об этом деле. Я говорю, ваш подчинённый к вам отправил.

Он мне про территориальность и подследственность стал рассказывать. Я спросила, неужели этот случай первый в истории? Он ответил, мол, надо разговаривать с прокурором.

На вопрос, кому конкретно, мне или ему, ответил — сам разберётся”, — рассказала мать погибшего.

По словам близких, после смерти Максима были написаны обращения в областной и городской Следкомы, детскому омбудсмену и в Минздрав. “Ни от одного из ведомств не пришло даже отписки”, — подводят итог они, добавляя, что из больницы, где лежал подросток, тоже никто о себе знать не давал.

Руководитель “Детского научно-клинического центра инфекционных болезней” профессор и академик Юрий Лобзин не пожелал разговаривать на тему смерти Максима Ильина. Заместитель главного врача клиники по качеству медицинской помощи, доктор медицинских наук Ирина Лесная сообщила, что если смерть происходит на территории их больницы, то с родственниками общаются.

— По этому случаю пытаются дело возбудить, — напомнил, о чём речь, 47news.

— Пусть пытаются, мы все объяснения дали, — ответила она и, сославшись на недомогание, попрощалась.

Следователь Владислав Мегрелов, пытавшийся возбудить уголовное дело, на вопрос 47news, что, с его точки зрения, препятствует этому, отвечать отказался. Кстати, по данным нашего издания, отказ в возбуждении был обжалован, но прокуратура не нашла ничего нового в представленных материалах, они были идентичны первоначальным.

По словам сотрудников СК, спешка при возбуждении уголовных дел, где фигурируют погибшие и пострадавшие дети, стала нормой. Причиной следователи называют взрывной нрав председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

“В случае, если смерть резонансная и прозвучала в СМИ, а дела нет, неминуем разбор полётов и санкции”, — отметил один из собеседников.

Таким образом, СК сегодня в диспозиции “змея кусает свой хвост” — возбуждать надо как можно быстрее, но качество доследственной проверки при этом соответствующее.  

Виктор Смирнов,
47news

Чтобы первыми узнавать о главных событиях в Ленинградской области — подписывайтесь на канал 47news в Telegram

Источник: https://47news.ru/articles/164261/

Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

Возбуждение уголовного дела по факту смерти в больнице

Резюмируя, Ваши предположения и сам факт смерти будет основанием для обращения в правоохранительные органы и прокуратуру. Что касается результата, то результат будет, вопрос только какой- будет ли возбуждено уголовное дело или нет, посколька в данном случае необходима проверка.

В любом случае, вы сможете получить ответ на Ваши вопросы и устранить сомнения. За исключением суда, можно подавать жалобы сразу во все перечисленные органы. Сама жалоба должна быть зарегистрирована, в ней нужно указать факты, имевшие место и подтверждающие нарушения.

В этом случае сложно будет скрыть какие-либо обстоятельства. Однако при обращении в вышестоящие органы здравоохранения есть риск потери времени на пересылку и перенаправление приказ о дальнейшем разбирательстве в нижестоящую инстанцию.

Также можно написать жалобу в прокуратуру по факту халатности сотрудников медицинского учреждения и неоказания помощи.

По Вашей жалобе также может быть проверка, в ходе которой прокуратура запросит все необходимые документы.

Пациента не вернуть, но врача наказать можно

Виктор Мотор умер прямо в холле местной больницы, куда родные принесли его из приемного покоя, где врачи отказали больному в госпитализации, сославшись на то, что мужчина, теряющий сознание, в ней не нуждается.

Он скончался на руках своей дочери, по словам которой, вся медицинская помощь сводилась лишь к ЭКГ, измерению артериального давления и рентгена, которые, судя по документам, предоставленным в больнице, говорили о том, что пациент в полном порядке.

Однако смерть наступила спустя всего несколько минут после того, как его вынесли из кабинета.

Смерть жителя Оренбургской области стала причиной возбуждения уголовного дела в отношении врача, обвиняемого по статье 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».

Первоначально, следователи не увидели состава преступления в действиях терапевта, однако жалобы и многочисленные обращения адвоката по уголовным делам нашего правового центра Виктора Икрянникова, привели к тому, что вскоре, медработник предстанет перед судом «Старшим следователем СО СУ СК РФ по г.

Кувандык Оренбургской области было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти пациента в связи с неоказанием ему медицинской помощи врачом МУЗ ЦГБ г. Медногорска по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ, то есть отсутствие в деянии состава преступления«,— рассказывает адвокат по уголовным делам Виктор Икрянников

Несмотря на потерянные материалы, защитники нашли ряд странных неувязок: расхождения в данных работников скорой и больницы об артериальном давлении и состоянии пациента, изменение порядкового номера больного и сведения о том, какая помощь была оказана по документам, и на самом деле. Определенные вопросы вызывала и судебно-медицинская экспертиза. Адвокаты обратились в областную прокуратуру, которая, обратив внимание на предоставленные материалы, передала их в Следственный комитет. Результатом чего стало возбуждение уголовного дела.

«В ходе расследования, «всплыли еще два аналогичных случая гибели пациентов в Медногорской больнице, после визита к этому же врачу. Родственники обращались в правоохранительные органы, но получали отказ.

Сейчас медработника обвиняют по трем эпизодам статьи 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».

Вскоре, врач предстанет перед судом, ему грозит наказание в виде реального лишения свободы«,— поясняет адвокат по уголовным делам Виктор Икрянников

Здравствуйте Только МВД располагает такими сведениями Обратитесь в архивПодавайте жалобу в порядке ст. 125 уголовного процесса в суд! только пусть Вам эту жалобу составит адвокат.

Осмотрен медбратом приемного отделения, после чего был приглашен нейрохирург.

Пока нейрохирург шел в приемное отделение — у нас дежурит один нейрохирург и по отделению, и по приемному отделению, потому что, к сожалению, кадров не хватает, — пациент самостоятельно покинул отделение и ушел из больницы», — рассказал главный врач клинической больницы Скорой медицинской помощи Владимир Журавлев. В больнице скорой помощи с Сергеем Ивановым с самого начала особо не церемонились. Вот как 47-летнего пациента перекладывали с каталки на каталку. И дело то ли в тяжелом весе мужчины — около 100 кг, то ли в его состоянии.

К врачам Сергей попал прямиком из кафе, где праздновал день рождения, со всеми вытекающими: застолье завершилось пьяной дракой. Санкт — Петербурга (институт онкологии п. Песочный) за 3 месяца до смерти. Врачи Вытегорской больницы лечили препаратами которые нельзя было принимать при онкологии, они только усугубили ситуацию.

Врачи Вологодского онкодиспансера при многократном к ним обращении диагноз онкология не подтверждали, необходимые исследования не делали, в станцинар не определяли, хотя мы ездили к ним неоднократно по направлению врачей Вытегорской больницы и просили нас исследовать!Ответ был один — Вы здоровы! У вас остехондроз, вы работаете водителем!

В ноябре 2016 года по факту ненадлежащего оказания медицинской помощи моему мужу было возбуждено уголовное дело № 16023404 по моему заявлению в отношении неустановленного лица (должностного лица Вологодского онкодиспансера ч. 2 ст. Еще одним способом является обращение в органы прокуратуры.

Как это сделать читайте в нашем следующем подразделе. Поэтому юридическая поддержка в желании добиться справедливости будет только кстати.

Возбуждение уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов? Ведь специалист изучит все материалы по несчастному случаю и выработает исходя из них тактику правильного поведения.

В настоящее время устанавливается их причастность, а также причины и обстоятельства произошедшего. По делу проводится комплекс следственных действий. В прошлом месяце сообщалось, что четырехлетняя девочка умерла после операции на челюсти в московском НИИ стоматологии. Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность.

Хотя непонятно, могут ли такие аргументы объяснить неоказание помощи.

Запись увидели в центральном аппарате СКР, и глава Следственного комитета Александр Бастрыкин велел перепроверить отказ подчиненных и выяснить, от чего скончался мужчина — от полученных в драке травм или после падений в больнице.

Вопрос ответственности медицинского персонала в этом вопиющем случае распадается на два аспекта. Во-первых, это нарушение общепринятых этических норм и нарушение этических норм врачебной деятельности.

Во-вторых — возможность дисциплинарной, административной или уголовной ответственности лиц, причастных к столь тяжким последствиям.

Возбуждено уголовное дело по факту смерти пациента после удаления зуба

Сегодня брат потерпевшего Евгений Чернышев планирует ознакомиться с постановлениями о возбуждении уголовного дела и признании его потерпевшим, а также ходатайствовать о привлечении в качестве его представителя юриста Регину Шакирову. Уголовное принято к производству вторым отделом по расследованию по особо важных дел Следственного управления по Татарстану.

Расследованием уголовного дела в связи со смертью Александра Чернышева в больнице, на которую отрегировал жесткими кадровыми решениями лично президент Татарстана, займется следователь центрального аппарата Следственного управления по Татарстану.

Следственное управление СКР по Татарстану возбудило уголовное дело по факту смерти 59-летнего мужчины в реанимационном отделении Больницы скорой медицинской помощи №1 Казани.

Следователи усматривают признаки преступления, предусмотренные частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса России — «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Виновным грозит до 3 лет лишения свободы. Интересы потерпевшей стороны представляет Казанский правозащитный центр.»Сотрудники РКБ отказались госпитализировать брата из-за отсутствия койко-места и дали направление в Больницу скорой медицинской помощи № 1 Казани. Там он лишь успел назвать свою фамилию, после чего потерял сознание.

Александр умер в реанимационном отделении», — рассказал правозащитникам брат погибшего Евгений Чернышев.

По факту смерти ребенка заведено уголовное дело

Врачи поставили диагноз «Острая коронарная смерть с сопутствующим заболеванием флегмона ротовой полости». Не исключается версия и о заражении крови.

Управление СК РФ по Октябрьскому району Улан-Удэ возбудило уголовное дело по факту смерти в больнице беременной жительницы города Людмилы Орловой, пишет «Российская газета».

Как сообщалось ранее, около 17: 00 25 октября скорая помощь доставила 29-летнюю Орлову, находящуюся на седьмом месяце беременности, в Больницу скорой медицинской помощи (БСМП).

Ярмарка новостей

УЛЬЯНОВСК, 6 февраля, ФедералПресс. Сейчас эхинококкоз подтвержден у 25 учащихся. Они могли заразиться во время полевых учений в Поливно. fedpress.ru «

Главное следственное управление СКР по Петербургу возбудило уголовное дело о нарушениях правил безопасности при ведении строительных работ после обрушения в корпусе петербургского университета ИТМО. interfax.ru «

Невский районный суд назначил 10 суток ареста экс-председателю движения «Открытая Россия» Андрею Пивоварову за участие в согласованном шествии «Свободному Петербургу — свободные выборы», сообщили в пресс-службе организации.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту взрыва газового баллона в кафе «Рандеву в поселке Лысые Горы (Саратовская область), сообщили 26 января в региональном управлении СК. izvestia.

ru «По факту гибели одного военнослужащего и ранения другого солдата возбуждено уголовное дело am.utro.news «

Архив медицинских новостей Июль-2013

Между тем, как пишет «Российская газета», жители города вышлина митинг, чтобы поддержать родителей погибшей девочки, а также чтобы обратить внимание властей на состояние местной медицины.

Повторное возбуждение уголовного дела по тем же обстоятельствам? К митингующим вышли местные власти.

Глава городской администрации Вячеслав Арчиков сообщил им о возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Он также заявил о создании специальной комиссии, которая будет разбираться в причинах смерти ребенка, и заверил, что виновные в трагедии будут наказаны. Власти также пообещали, что результаты расследования будут обнародованы к пятнице через средства массовой информации.

Как рассказала мать погибшей девочки, все началось с жалоб на белый язык. При первичном осмотре врач поставил диагноз «стоматит», но на следующий день девочке стало хуже.

Родители отвезли ее в больницу, где у нее начала синеть рука, но врачи не находили никаких отклонений, кроме здесь же выявленного порока сердца. Медики начали решать вопрос о транспортировке пациентки в другое медицинское учреждение, в это время ей становилось все хуже. Когда у девочки перестал прощупываться в пульс, ее перевели в реанимацию, но было уже поздно.

В Нефтеюганске возбуждено уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей врачами Городской больницы имени Яцкив, сообщает ИА Regnum со ссылкой на Следственной управление Следственного комитета Ханты-Мансийского автономного округа. Следователи сообщили, что 5 июля в реанимационном отделении этой больницы скончалась 6-месячная девочка.

Предварительно — в результате нарушений при оказании медицинской помощи и ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей. Между тем, врачи местной больницы встали на защиту заведующей детским соматическим отделением и попросили общественность не давать волю эмоциям, пока не обнародованы результаты.

Читайте другие статьи на сайте:

Источник: https://urist-onlain.ru/ugolovnyj-kodeks/vozbuzhdenie-ugolovnogo-dela-po-faktu-smerti-v.html

Юрист Воеводин
Добавить комментарий