В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении

В особо крупных размерах

В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении

В понедельник пресненский суд Москвы вновь перенес слушания по так называемому делу «Оборонсервиса» — на этот раз на 25 июля. Причина — вступление в дело нового адвоката, Алексея Кузина, который будет защищать интересы одной из обвиняемых, Ирины Егоровой.

Кроме нее в хищениях, растрате и превышении полномочий обвиняют четырех человек, в том числе и бывшую главу департамента имущественных отношений Министерства обороны России Евгению Васильеву.

Следствие утверждает, что она выбирала наиболее ликвидное имущество, принадлежащие «Оборонсервису», после чего организовывала его продажу по заведомо заниженной цене. В результате общий ущерб превысил 3 миллиарда рублей.

Обвиняемыми по делу о хищениях в «Оборонсервисе» признаны пять человек. Евгению Васильеву, Ларису Егорину, Ирину Егорову, Максима Закутайло и Юрия Грехнева следствие называет участниками махинаций при сделках с недвижимостью, землей и акциями, принадлежащими компании «Оборонсервис».

Единственный, кто частично признает вину, – бывший гендиректор Окружного материального склада Московского округа ВВС Максим Закутайло. В ходе первого заседания по делу он сообщил, что готов согласиться с обвинениями в растрате, но не понимает, о превышении каких полномочий говорит следствие и категорически отказывается признавать себя виновным в мошенничестве.

Остальные участники дела заявляют о необоснованности их привлечения к уголовной ответственности в принципе.

«Неспособность управлять собственностью Минобороны» стоила должности бывшему министру Анатолию Сердюкову

Пожалуй, самой заметной фигурой в деле о мошенничестве является бывшая глава департамента имущественных отношений Министерства обороны России Евгения Васильева.

По версии обвинения, вместе с сообщниками она похитила более 3 миллиардов рублей, организовав продажу по заниженной стоимости недвижимости, акций и другого имущества, принадлежащего «Оборонсервису».

Васильева, к тому же, в одном из интервью подтвердила факт «близкого знакомства» с бывшим министром обороны России Анатолием Сердюковым, которому дело «Оборонсервиса», по общему мнению экспертов, стоило должности – что не могло не привлечь дополнительного внимания к ее личности. Когда в квартиру Евгении Васильевой в октябре 2012 года рано утром пришли следователи, они застали там Сердюкова. Кроме того, бывшая сотрудница Минобороны пишет любовные стихи и картины.

Васильева вину не признает. По словам ее адвоката Дмитрия Харитонова, все обвинение построено на заключении экспертов, которые оценили проданные по инициативе Васильевой активы дороже:

– Фактически следствие говорит о гражданско-правовых сделках. Министерство обороны продавало имущество, и за это имущество дочерние зависимые общества «Оборонсервиса» получали деньги. Все имущество, которое было продано, было оплачено реальными живыми денежными средствами. Эти средства поступили на счет продавцов и были ими использованы.

Ни один из продавцов не оспорил ни одной сделки, т. е. они все являются действующими, действительными, исполненными. В связи с этим мы и говорили, что не может быть никакого состава преступления в виде хищения: есть сделка, которая не оспорена никем, она остается действующей.

Все обвинение Васильевой построено на том, что эксперты вдруг оценили те активы, которые продавались, незначительно дороже, чем они были фактически проданы. Все это прикрывается долгими разговорами о какой-то коррупции в недрах Минобороны при бывшем министре. Никакой коррупции, во всяком случае, с точки зрения того обвинения, которого предъявлено, нет.

Этот процесс не связан с юриспруденцией, и это уголовное преследование, которое не имеет целью наказать виновного, это что-то другое, – считает адвокат Дмитрий Харитонов.

Адвокаты другой подсудимой, гендиректора компании «Оборонстрой» Ларисы Егориной, заявляют, что их подзащитная действовала строго в рамках своих должностных обязанностей и не нарушала закон. Кроме того, решения по сделкам, которые вменяются Егориной как преступные, принимались до ее вступления в должность.

Гендиректор «31-го Государственного института спецстроительства» Юрий Грехнев так же заявил, что действовал исключительно в рамках закона и своих полномочий.

Вину отрицает и заместитель генерального директора ООО «Рокировка» Ирина Егорова, которую обвиняют в помощи с обналичиванием похищенных средств, говорит ее адвокат Юрий Гервис:

Евгения Васильева

– Она пришла на работу в одну из структур, которые не относятся к Оборонсервису, это совершенно другая коммерческая организация.

А в тот день, когда первый раз проводился обыск, и было уже возбуждено уголовное дело в отношении Сметановой и других лиц.

Ей, однако, вменяется совершение умышленного преступления в группе лиц вместе с Васильевой и другими лицами, с которыми она совершенно не была знакома.

По словам Юрия Гервиса, на заседании 21 июля защита будет просить об отложении слушаний – в дело вступил новый адвокат, и ему необходимо ознакомиться с объемным (350 томов) уголовным делом.

Впрочем, Гервис не исключает, что судья Татьяна Васюченко это ходатайство отклонит.

Во всяком случае, именно так произошло на первом заседании, когда адвокаты в один голос просили дать им еще полтора месяца для изучения материалов дела:

– В предыдущем судебном заседании Государственное обвинение настаивало на том, чтобы пригласить государственного защитника, чтобы как можно быстрее осудить людей без спокойного и вдумчивого рассмотрения, без определения всех позиций, – говорит Юрий Гервис, – потому что опять идет непонятная гонка, которая подталкивается Следственным комитетом. И вот эта вся война массмедиа, которая идет между Следственным комитетом и Военной прокуратурой, – каждый из них старается как можно больше показать свою приверженность в борьбе с хищениями и прочее.

О деле «Оборонсервиса» заговорили в октябре 2012 года. Тогда своих постов в Минобороны лишились несколько высокопоставленных чиновников, в том числе министр обороны России Анатолий Сердюков.

Он и сам был привлечен к уголовной ответственности за халатность – следствие заявляло, что Сердюков распорядился построить за счет бюджета автодорогу до острова, где располагается некоммерческое партнерство «Житное».

Впрочем, в начале 2014 года бывшего министра амнистировали, а в деле «Оборонсервиса» он проходит свидетелем.

Источник: https://www.svoboda.org/a/25462400.html

Пикантное дело

В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении

Бывший министр обороны России Анатолий Сердюков 15 января на заседании суда по делу «Оборонсервиса» выступил в защиту своей бывшей подчиненной Евгении Васильевой. По его словам, главная фигурантка дела была принята на работу в министерство обороны исключительно благодаря своим профессиональным качествам.

Бывшая глава департамента имущественных отношений минобороны Евгения Васильева обвиняется по 12 эпизодам преступной деятельности, связанной с продажей недвижимого имущества компаний «Оборонсервиса». Общий ущерб от ее действий, по данным следствия, превышает 3 миллиарда рублей. Сама Васильева вины не признает.

Пикантность этой истории придает то обстоятельство, что бывшего военного министра и главную обвиняемую связывают, возможно, не только рабочие отношения. Ранее Васильева, которая не считает себя виновной в мошенничестве и хищениях, заявляла, что состояла в любовной связи с министром, а это уголовное дело было возбуждено против нее с целью давления на Сердюкова.

Евгения Васильева

Бывшего министра обороны России в Пресненском суде Москвы ждали несколько месяцев. Допрос ключевого свидетеля в деле «Оборонсервиса», по разным причинам откладывался несколько раз.

Бывший министр приехал в суд под охраной на мерседесе со спецсигналами и стремительно поднялся в зал судебных заседаний, игнорируя вопросы толпившихся у входа журналистов.

Прессу, кстати, на заседание так и не пустили – за происходящим журналисты наблюдали посредством специально организованной видеотрансляции, качество которой оставляло желать лучшего: временами речь свидетеля было совершенно невозможно разобрать.

Бывший министр обороны выглядел спокойным и уверенным. Он рассказал о том, что познакомился с Евгенией Васильевой, ныне основной фигуранткой дела «Оборонсервиса», в 2009 году на ведомственном совещании.

Она выступала с докладом, который, по словам Сердюкова, очень ему понравился. Военное ведомство реформировалось, а министру был нужен человек «с хорошими организационными способностями», каковыми, по мнению Анатолия Сердюкова, обладала Евгения Васильева.

Так она получила должность руководителя департамента имущественных отношений Минобороны.

Отвечая на вопросы прокурора, бывший министр рассказал, что идея приватизировать и продавать имущество военного ведомства возникла в 2007 году и была одобрена президентом.

В то время началась реформа российской армии, численность военнослужащих и бюджетное финансирование сокращались, а расходы Минобороны, на балансе которого находилось множество предприятий, обслуживающих армию, только росли.

Именно поэтому было решено избавиться от части активов – земель, совхозов, котелен, предприятий по ремонту и обслуживанию техники, военных институтов и прочего имущества, содержать которое министерству было и не выгодно, и накладно. Тем более что за многими предприятиями, по словам Сердюкова, тянулись долги (всего более 12 миллиардов рублей), а более 90 из них являлись банкротами.

Евгения Васильева

«У нас постоянно на объектах либо свет отключали, либо газ, либо зарплату не платили, а мне только и сыпались поручения от президента: разобраться – доложить, разобраться – доложить, – сетовал бывший министр.

«Дают поручение поднять предприятие. Мы его только на колени поставим, а оно опять падает.

Три года тренировался! Ну зачем министерству совхозы и скотные дворы, если на рынке всё дешевле?!» – вопрошал Анатолий Сердюков участников процесса.

По его словам, нерентабельные предприятия можно было не продавать, но тогда Минобороны, лишившееся в результате реформирования, существенной части бюджетного финансирования, рисковало не справиться с расходами.

И продажа неэффективной собственности выглядела наиболее приемлемым вариантом решения этой проблемы. «Министерство, – говорил Сердюков, – действовало в соответствии с законом для того, чтобы избавить себя и государство от лишних расходов.

Я считаю, что от продажи имущества Министерство обороны только выиграло и об ущербе речи быть не может, – подчеркнул бывший военный министр.

Когда у прокурора вопросы к Анатолию Сердюкову закончились, слово перешло к Евгении Васильевой. Следствие считает, что она воспользовалась положением (в прессе широко обсуждались неслужебные отношения бывшего министра обороны и его подчиненной), ввела своего бывшего начальника в заблуждение и потому смогла продать ряд объектов министерства по заниженной стоимости.

Анатолий Эдуардович, я вас обманывала?

«Анатолий Эдуардович, я вас обманывала?» – спросила бывшая руководительница департамента имущественных отношений Минобороны своего бывшего начальника. «Конечно, нет», – отвечал тот. «А сообщали ли вы мне, что готовится провокация, с целью дискредитировать меня и вас?» – Сердюков ответил утвердительно.

«Мне угрожали тюрьмой, если я не дам показаний, порочащих ваши честь и достоинство, – это вам известно?» На этой реплике Васильевой судья заинтересованно взглянула на свидетеля и уточнила: «От кого вам это известно, свидетель?».

Свидетель несколько стушевался, а потом сообщил судье, что о подобных угрозах ему известно, однако он предпочитает не раскрывать источник, чтобы не навредить.

Адвокаты Евгении Васильевой, опрашивая Анатолия Сердюкова обо всех инкриминируемых их подзащитной преступных эпизодах, каждый раз начинали фразу словами: «Оказывалось ли на вас давление и вводила ли вас в заблуждение госпожа Васильева?» и, получив от бывшего министра обороны отрицательный ответ, уточняли обстоятельства сделок, вызвавших подозрение у следствия. По мнению адвоката Дмитрия Харитонова, показания Сердюкова полностью дезавуировали доводы обвинения.

Евгения Васильева

«Безусловно, это один из самых важных свидетелей. Но юридический анализ тех документов, которые есть в деле, показывает: состава преступления нет. Есть гражданско-правовые отношения, которые никем никогда не оспаривались, им придали вид уголовно-правовых и пытаются доказать, что кто-то совершил преступление, – заявил Дмитрий Харитонов в интервью Радио Свобода.

– Изначально было понятно, что дела как уголовного дела нет, все это абсолютно придуманная история, и свидетели в течение всего этого процесса только это подтверждали. И оценщики это подтверждали, и директора субхолдингов это подтверждали, и сейчас подтвердил министр. Васильева никого не обманывала, не злоупотребляла ничьим доверием. Поэтому никакого состава преступления нет».

Подконтрольный российскому министерству обороны «Оборонсервис» стал центром большого коррупционного скандала два года назад.

В октябре 2012 года по фактам махинаций при сделках с недвижимостью, землей и акциями, принадлежащими «Оборонсервису», было возбуждено сразу несколько уголовных дел.

В связи с чем своих постов в Минобороны лишились несколько высокопоставленных чиновников, в том числе министр обороны Анатолий Сердюков.

По версии обвинения, сотрудники военного ведомства выбирали из имущественного комплекса «Оборонсервиса» наиболее ликвидные и престижные объекты, участки и акции, в том числе и в Москве.

Затем, как правило, в эту недвижимость вкладывались огромные бюджетные средства, после чего она продавалась по заниженным ценам коммерческим структурам, аффилированным с «Оборонсервисом». Вдохновителем этих махинаций следствие считает Евгению Васильеву.

Ее обвиняют в мошенничестве, легализации денежных средств, злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий. По данным следствия, общий ущерб от действий чиновницы превысил 3 миллиарда рублей. Васильева своей вины не признает.

Наряду с Евгенией Васильевой обвиняемыми по делу проходят бывший гендиректор акционерных обществ «Оборонстрой» и «Главное управление обустройства войск» Лариса Егорина, экс-руководитель АО «Управление торговли Московского военного округа» Максим Закутайло, экс-глава «Компании Хорс» и компании «Роникс плюс» Ирина Егорова, а также бывший гендиректор ОАО «31-й Государственный институт спецстроительства» Юрий Грехнев.

Бывший министр обороны Анатолий Сердюков ранее также являлся участником уголовного дела – его обвиняли в халатности и превышении полномочий, но в конце 2013 года он попал под амнистию и теперь является свидетелем в деле «Оборонсервиса».

Источник: https://www.svoboda.org/a/26795623.html

Производство по частно публичному обвинению в уголовном преследования

В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении

Таким образом, общий порядок возбуждения уголовных дел состоит в том, что потерпевший или его законный представи­тель возбуждают уголовное дело в отношении конкретного ли­ца путем подачи в суд заявления, отвечающего требованиям, определенным ст. 318 УПК, и по своей сути являющимся обви­нительным актом. Особенностью возбуждения уголовных дел о преступлениях ча­стного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК) является то обстоятельство, что по общему правилу дела о преступлениях, предусмотрен­ных ч. 1

    • Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
    • Статья 116. Побои
    • Статья 128.1. В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении? Клевета

Существуют три допустимых вида уголовного преследования: Когда потерпевший не может в силу обстоятельств, указанных выше, самостоятельно обратиться с заявлением, дело возбуждается следователем.

Производство по делам частного и частно-публичного обвинения

В данной статье рассматриваются проблемы доступа граждан к правосудию по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также способы разрешения возникших правовых конфликтов по делам частного и частно-публичного обвинения.

После того, как судья получит заявление по делу частного обвинения, он должен проверить наличие законного повода для дальнейшего возбуждения уголовного дела.

Так, к примеру, о преступлении, о котором возбуждено дело по жалобе потерпевшего, будет сообщено общественностью или родственниками, это не будет поводом для возбуждения уголовного дела, поскольку данное заявление не может заменить заявление потерпевшего.

  1. не проводятся предварительные расследования ни в одной из форм дознания, ни также в форме предварительного следствия;
  2. дела возбуждают по жалобе потерпевшего и исключительно мировым судьей;
  3. обвинение по ходу судебного процесса у мировых судей поддерживается потерпевшим лично или через представителя (адвоката);
  4. возможно примирение между потерпевшим и обвиняемым;
  5. при условии отсутствия жалоб потерпевших уголовное дело частного обвинения не может считаться возбужденным.

Дела частно-публичного обвинения

По итогам расследования частно-публичное обвинение открывается следственным комитетом с согласия прокурора, если отсутствует заявление от пострадавшей стороны. Сюда относятся случаи производства разбирательства по отношению к беспомощному лицу, неспособному воспользоваться собственными правами. Судопроизводство по таким материалам ведется в общем порядке.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

Если потерпевший получил отказ в рассмотрении жалобы, судом предоставляется постановление, обжаловать которое возможно в вышестоящем суде.

  • подозреваемый или обвиняемый имеет первое уголовное преследование;
  • небольшая тяжесть совершенного преступления по ч. 2 ст. 15 УК;
  • средняя тяжесть совершенного преступления согласно ч.3 ст. 15 УК.

Обратите внимание! Допускается перенос рассмотрения процесса при неявке пострадавшего в суд по уважительной причине. Если жертва не явилась на заседание суда, не имея уважительных обстоятельств, судебный процесс останавливается.

Также прекращение возможно при передаче дела в товарищеский суд с целью применения наказания в воспитательных целях. Уголовное производство о преступлениях частного и публичного преследования предусматривает отстаивание личных и общественных интересов.

Эти преступления касаются затрагивания интересов, прежде всего, частных лиц. Однако, такие нарушения представляют определенную опасность для общества и государства, поэтому при их совершении приходится привлекать виновного к ответственности.

  • возбуждение уголовного дела только по факту заявления пострадавшей стороны. Исключение составляют случаи, предусмотренные ч. 4 ст. 20 УПК;
  • в обязательном порядке проводится предварительное расследование;
  • прекращение разбирательства по причине примирения сторон. Однако отдельные случаи, регламентированные ст. 25 УПК являются исключением;
  • возбуждение дела работниками следственных органов.

1. Взаимосвязь специфических правил рассмотрения уголовного дела в суде с участием присяжных заседателей и общих правил уголовного судопроизводства (ст. 324 УПК).

Рассмотрение уголовного дела судом с участием коллегии присяжных заседателей осуществляется в соответствии с общими правилами уголовного судопроизводства в России (общим порядком) и с учетом особенностей, предусмотренных нормами гл.

Новая процессуальная политика уголовного преследования по делам частно-публичного обвинения Текст научной статьи по специальности — Государство и право

взят курс на радикальное ограничение средств уголовной юстиции для поддержания правопорядка в экономической сфере.

При конструировании механизма уголовного преследования за основу взят частно-правовой (диспозитивный) метод (с некоторыми оговорками в пользу публичности), в то время как в «нормальных» государствах по-прежнему практикуют публично-правовые инструменты борьбы с общественно опасными явлениями, каковыми является экономическая преступность [7].

Aleksandrov A.S., Polyakov M.P. Ugolovnoe presledovanie [Prosecution].

Ugolovnyy protsess. Sbornik uchebnykh posobiy. Obshchaya chast’. Vyp. 1 [Criminal Procedure. Collection of textbooks. General part. Edition 1]. Moscow, 2002. Pp. 103-131.

быть возбуждено. Обе разновидности частно-публичного обвинения являются атрибутом следственной организации досудебного производства по делу, и в первую очередь — стадии возбуждения уголовного дела.

Keywords: cases of private and public prosecution, criminal prosecution, victim, new criminalВ заключение надо привести позицию Верховного Суда РФ по вопросу об обратной силе Федерального закона от 29 ноября 2012 г.

N 207-ФЗ, изменившего редакцию ч. 3 ст. 20 УПК РФ. В пункте 1.4

В данной категории дел возможно примирение между сторонами без судебного разбирательства. Стороны имеют право составлять между собой договор, на основании которого будет возмещен ущерб пострадавшему, что освободит от судимости виновного.

Судья не может одобрить уголовное преследование в отношении несовершеннолетних или лиц, которые признаны невменяемыми.

Исполнительное производство по гражданскому иску в уголовном процессе? Производство по делу в подобных ситуациях может быть прекращено до выяснения обстоятельств или закрыто, а виновные могут быть освобождены от несения наказания или помещены на принудительное лечение.

Уголовными деламичастно-публичного обвинения считаются (ч. 3 ст. 20 УПК): Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

Сергей Борисович РоссинскийУголовный процесс: учебник для вузов

В части 1 ст. 20 УПК РФ законодатель предусматривает следующие виды уголовного преследования:

В зависимости от вида уголовного преследования соответственно выделяют уголовные дела: а) публичного, б) частного и в) частно-публичного обвинения.

Поэтому именно в процессе осуществления досудебного производства государственные органы и должностные лица устанавливают все значимые обстоятельства уголовного дела и получают процессуальную возможность сформировать обоснованную позицию государственного обвинения, впоследствии отстаиваемую в судебном заседании. Говоря о возбуждении уголовного дела, отнесенного к делам частного обвинения, органами дознания или предварительного следствия, необходимо учитывать, что в этих случаях государство уже берет на себя полную ответственность за осуществление уголовного преследования лица.

Поэтому дальнейшее производство по такому делу осуществляется уже не в частном, а в общем, публичном порядке (ч. 3 ст. 318 УПК РФ).

В соответствии с общими принципами и историческими традициями континентальной (романо-германской) правовой системы любая юрисдикционная деятельность подлежит обязательному документированию [21].

Это положение полностью распространяется и на все отрасли российского процессуального права.

В частности, уголовно-процессуальное право предусматривает такой порядок производства по уголовным делам, который характеризуется обязательным закреплением любой имеющей значение информации в соответствующем документе.

Особенности уголовного преследования, осуществляемого в частно-публичном и частном порядках

После возбуждения уголовного дела частно-публичного обвинения уголовное преследование осуществляется в публичном порядке и от позиции, занимаемой по делу потерпевшим, как правило, не зависит.

Такие уголовные дела возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. В случае смерти потерпевшего уголовное дело частного обвинения может быть возбуждено по заявлению его близкого родственника.

Частно-публичное обвинение. Уголовные дела частно-публичного обвинения характеризуются тем, что возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст.

25 УПК (ч. 3 ст. 20 УПК). Таким образом, уголовное преследование, осуществляемое в частно-публичном порядке, отличается от публичного уголовного преследования тем, что решение вопроса о его начале ставится в зависимость от волеизъявления потерпевшего. Частное обвинение — сфера господства принципа диспозитивности.

Право распоряжения уголовным иском всецело принадлежит частному обвинителю (потерпевшему, законному представителю, близкому родственнику умершего потерпевшего), который по своему усмотрению, руководствуясь личными интересами, решает, возбуждать или не возбуждать уголовное дело, по какой из указанных в ч. 2 ст.

20 УПК статей УК поддерживать обвинение, изменять его или отказываться от него.Частное обвинение. Согласно ч. 2 ст. 20 УПК уголовное преследование осуществляется в частном порядке по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных УК: ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью); ч. 1 ст.

116 (побои); ч. 1 ст. 128 [1] (клевета).

Виды обвинения и уголовного преследования

-общественное поддерживает представитель общественной организации, трудового коллектива с целью обеспечения разрешения дела с учетом мнения коллектива, общественных организаций).

По делам частного обвинения (возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, подлежат прекращению в обязательном порядке в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым).

В суде государственное обвинение поддерживает прокурор, общественное — общественный обвинитель, частное — потерпевший, лично или через своего представителя.

Суд не является органом уголовного преследования и не осуществляет эту функцию. частное обвинение — форма уголовного преследования по делам, которые возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего (или его представителя) и подлежат прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым.

Такое обвинение поддерживается самим потерпевшим «в частном порядке ( умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, клевета без отягчающих обстоятельств, оскорбление ) Уголовно-процессуальный кодекс в Российской Федерации для осуществления уголовного преследования предусматривает три формы обвинения.

Виды уголовного преследования

Процессуальный механизм реализации такого интереса заключается в наличии у потерпевшего полномочий, рассматриваемых в науке уголовно-процессуального права как диспозитивные (и, прежде всего, полномочия по возбуждению самого производства по уголовному делу).

Поэтому дифференциация уголовного преследования, с одной стороны, основана на материально-правовом критерии (зависит от характера и тяжести совершенного преступления), а с другой — на процессуально-правовом критерии соотношения публичного и частного интересов в осуществлении уголовного преследования.

Дифференциация порядков уголовного преследования осуществляется в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления (ч. 1 ст. 20 УПК).

Вместе с тем остается неясным, почему законодатель не отнес к частному и частно-публичному уголовному преследованию дела о всех преступлениях, которые по своему характеру и тяжести подпадают под данные критерии? Единственным ответом на данный вопрос является то, что указанные в ч. 1 ст. 20 УПК критерии не являются исчерпывающими.

Необходимо отметить, что частный характер уголовного преследования по данной категории уголовных дел проявляется только в порядке возбуждения уголовного дела, в то время как все последующее производство по уголовному делу осуществляется в публичном порядке. Отсюда и название данного вида уголовного преследования: частно-публичное. Уголовное преследование, согласно ч. 1 ст.

20 УПК, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

Разграничение порядков (видов [1] ) уголовного преследования является одним из элементов обеспечения оптимального баланса и непротиворечивости публичных и частных интересов в уголовном судопроизводстве.

Особенностью частного уголовного преследования является то, что оно не включает этап подозрения, а является исключительно обвинительной деятельностью. При этом выдвижение и поддержание обвинения осуществляется в рамках только судебного производства — у мирового судьи.

Статья 147 УПК РФ

прокурор вправе отменить незаконное и (или) необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела материалы.

Закрепленный в коммент. ст. порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частного и частно-публичного обвинения во многом схож с порядком возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Наверное, поэтому некоторые комментарии к этой статье состоят из нескольких строчек и почти ничего не разъясняют.

Источник: https://urist-onlain.ru/zakon/proizvodstvo-po-chastno-publichnomu-obvineniju-v.html

Уголовное дело Евгении Васильевой

В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении

По версии следствия, Васильева, используя свое служебное положение, выбирала наиболее ликвидные объекты недвижимости, акции и другое имущество, принадлежащие ОАО «Оборонсервис», после чего организовывала их продажу по заведомо заниженной цене.

Похищенными активами Васильева лично распоряжалась через полностью подконтрольные ей фирмы. Кроме того, Васильева получала миллионы рублей наличными от доверенных лиц, отвечавших за легализацию похищенных денежных средств.

Общий ущерб от ее преступных действий превысил 3 миллиарда рублей.

Все действия с недвижимостью осуществлялись в составе организованной группы, участниками которой являлись Ирина Егорова, Лариса Егорина, Юрий Грехнев, Максим Закутайло, Динара Билялова и Екатерина Сметанова.

1 ноября 2013 года дело в отношении бывшей чиновницы Минобороны РФ Евгении Васильевой выделили из основного дела «Оборонсервиса» в отдельное производство.

Она обвинялась в совершении 12 эпизодов преступлений, предусмотренных статьями 159, 174.1, 201, 286 УК РФ (мошенничество; легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления; злоупотребление полномочиями; превышение должностных полномочий). Общий ущерб по ним превышает 3 миллиарда рублей.

23 ноября 2012 года Евгения Васильева была помещена под домашний арест.

5 июня 2014 года главным военным следственным управлением Следственного комитета РФ было завершено расследование уголовного дела в отношении Евгении Васильевой.

В ходе предварительного следствия военному ведомству в полном объеме были возвращены акции стратегически значимого для обороноспособности страны ОАО «31 Государственный проектный институт специального строительства», а также здания и земельные участки, расположенные в Москве на Смоленском бульваре, Большом Предтеченском переулке и в поселке Архангельское Московской области, общая стоимость которых превышает 2 миллиарда рублей. Кроме того, арестовав имущество фигурантов уголовного дела, в частности, принадлежащие Васильевой 6 объектов недвижимого имущества, расположенных в городах Москве и Санкт-Петербурге, банковский счет на сумму 25 миллионов рублей, счета подконтрольных ей коммерческих организаций на общую сумму более 300 миллионов рублей, следователи обеспечили возможность возмещения оставшейся части ущерба государству.

В ходе обыска, проведенного по месту жительства Васильевой, были обнаружены и изъяты: коллекция картин, 3,5 миллиона рублей наличными, а также более тысячи ювелирных изделий из драгоценных камней и металлов, наручные часы известных мировых торговых марок общей стоимостью более 127 миллионов рублей.

В отличие от Васильевой, некоторые из ее соучастников признали свою вину и заключили досудебные соглашения о сотрудничестве. В апреле 2014 года состоялся первый приговор одному из фигурантов этого дела.

Динара Билялова была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.

159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере) и получила наказание в виде четырех лет лишения свободы с содержанием в колонии общего режима со штрафом в размере 800 тысяч рублей. В мае Мосгорсуд снизил ей наказание с четырех до трех лет.

Уголовное дело Екатерины Сметановой выделено в особое производство, она находится под программой госзащиты свидетелей.

10 июля 2014 года Пресненский суд Москвы приступил к слушаниям по существу по уголовному делу в отношении Васильевой. Процесс по делу о хищениях в Минобороны многократно прерывался.

В январе 2015 года в рамках рассмотрения уголовного дела в отношении Евгении Васильевой был допрошен бывший министр обороны Анатолий Сердюков. Экс-глава Минобороны в суде заявил, что Васильева не нанесла Минобороны России никакого ущерба.

Работа по продаже недвижимости МО РФ, по его словам, «была проведена качественно и вовремя». Согласно мнению Сердюкова, если бы министерство не избавилось от этого «балласта», последствия от наступившего кризиса были бы гораздо тяжелее.

17 апреля 2015 года Пресненский суд Москвы завершил судебное следствие по делу экс-чиновницы Минобороны РФ Евгении Васильевой.

23 апреля представитель Генпрокуратуры Вера Пашковская попросила судью приговорить Васильеву к восьми годам условно со штрафом в 1 миллион рублей и запретом занимать должности на госслужбе.

Также прокурор предложила суду обратить имущество Васильевой на компенсацию потерпевшим.

Ее предполагаемым соучастникам она предложила назначить наказание в виде условного наказания на сроки от четырех до восьми лет.

27 апреля в ходе прений сторон защита Евгении Васильевой попросила суд вынести ей оправдательный приговор по делу о хищениях у военного ведомства. Адвокат Дмитрий Харитонов заявил, что причастность его подзащитной к инкриминируемым преступлениям ничем не подтверждается.

Евгения Васильева в ходе прений сторон также попросила суд вынести оправдательный приговор по делу о хищении 3 миллиардов рублей.

30 апреля Васильева, выступая с последним словом, вновь попросила об оправдательном приговоре, заявив, что «никого не обманывала, не злоупотребляла ничьим доверием, никакие полномочия не превышала».

8 мая Пресненский суд Москвы назначил ключевой фигурантке дела о коррупции в Минобороны РФ Евгении Васильевой пять лет реального заключения. Бывшая глава департамента имущественных отношений была взята под стражу в зале суда.

Евгения Васильева по приговору Пресненского суда должна выплатить 77 миллионов рублей по искам потерпевших организаций по делу «Оборонсервиса».

Подельники Евгении Васильевой были приговорены к разным срокам заключения: Лариса Егорина приговорена к 4 годам 3 месяцам лишения свободы, Ирина Егорова — к 4 годам лишения свободы, Юрий Грехнев — к 4 годам лишения свободы, Максим Закутайло — к 3 годам 6 месяцам свободы с отбыванием в колонии общего режима.

После оглашения приговора Евгения Васильева была помещена в спецблок СИЗО-6 в Печатниках.

В начале августа в СМИ появились сообщения, что Евгению Васильеву якобы видели гуляющей в центре Москвы, однако позднее эти данные были опровергнуты.

Впоследствии появилась противоречивая информация о местонахождении осужденной, что вызвало большой общественный резонанс. ФСИН не уточняла, в каком из учреждений ведомства находится Васильева, ссылаясь на закон о персональных данных.

Политики и общественники высказывали предположение, что осужденная пользуется непредусмотренными законом «льготами».

7 августа УФСИН по Владимирской области сообщил, что Евгения Васильева отбывает наказание в женской исправительной колонии №1 поселка Головино УФСИН России по Владимирской области.

17 августа стало известно, что защита экс-чиновницы Минобороны РФ Евгении Васильевой подала прошение об условно-досрочном освобождении своей клиентки.

Судогодский суд Владимирской области рассмотрит ходатайство адвокатов Евгении Васильевой об ее условно-досрочном освобождении 21 августа.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Источник: https://ria.ru/20150821/1194806373.html

Как вести себя на следствии

В уголовном деле по обвинению васильева в преступлении

Так как же вести себя на следствии по уголовным делам о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) и экономических преступлениях, как не наделать непоправимых ошибок?

Найти хорошего адвоката по уголовным делам

Первое, что нужно сделать подозреваемому в совершении экономического преступления – это найти, по-возможности, лучшего адвоката по уголовным делам в Москве, при этом – именно найти адвоката по мошенничеству и экономическим преступлениям.

Если вам это удалось, считайте, что половину дела вы уже сделали. Своевременный и квалифицированный совет, грамотное ходатайство, обоснованная жалоба на действия следователя – вот то лучшее, что вам нужно от адвоката в этой ситуации.

Если же вы промахнулись, и адвокат, грубо говоря, ни мычит, ни телится – меняйте его без промедления, не дожидаясь с его стороны грубых ошибок и промахов. Когда они случатся, будет уже поздно что-то исправлять.

И вообще запомните, что защитник в уголовном деле ошибаться не имеет права, потому что практически все ошибки непоправимы, и любые попытки что-то исправить будут потом толковаться прокурором и судом исключительно в пользу обвинения.

Анализируйте ситуацию совместно с адвокатом

На первом допросе не раскрывайтесь полностью, думайте, что лучше сказать, советуйтесь с адвокатом.

Следователь сразу начинает вас изучать и изо всех сил старается понять, правду вы говорите или нет, и если правду – то всю ли? боитесь вы или нет, а если боитесь, то чего? Ну, и вы тоже не плошайте – присматривайтесь, анализируйте, смотрите, куда он поворачивает и что от вас хочет.

От показаний отказываться не стоит (за исключением случая, когда допрос начинается без адвоката!), но и откровенничать, выкладывая все и сразу, тоже не торопитесь.

Расскажите лучше свою краткую биографию, сообщите о семье, малолетних детях, находящихся на иждивении инвалидах и престарелых, о своих болезнях, о работе, заявите о том, что ничего криминального вы никогда не совершали, попросите занести это все в протокол, внимательно выслушайте и запомните вопросы следователя, а потом скажите: я плохо себя сегодня чувствую, давайте продолжим допрос в следующий раз. И точка. И начинайте готовиться вместе со своим адвокатом по уголовным делам к следующему допросу – уже по существу вставшей перед вами проблемы.

Формулируйте с адвокатом защитную позицию и излагайте ее на допросе

Если адвокат советует вам «взять статью 51 Конституции», т.е., отказаться от дачи показаний, сразу задумайтесь, нужен ли вам такой защитник. Ведь в этом случае на следствии вы будете молчать, а адвокат – бездельничать. Понятно, что это далеко не лучший способ защиты.

Если вас обвиняют в мошенничестве или в ином экономическом преступлении, отказ от дачи показаний – наихудший вариант поведения в уголовном деле. Этот вариант имеет право на жизнь, но в крайних случаях – когда любые даваемые вами показания неизбежно будут повернуты против вас.

Но такие случаи бывают не так уж часто.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Формирование защитной позиции по уголовным делам о мошенничестве и экономическим преступлениям это серьезная необходимость, иначе у вас не будет ни малейшего шанса на благоприятный исход уголовного дела. Но без продуманных (совместно с адвокатом) и взвешенных показаний невозможно изложить свою позицию ни на следствии, ни в суде.

Не конфликтуйте со следователем по пустякам

Не конфликтуйте по пустякам со следователем. Он на работе. И вы также постарайтесь чувствовать себя как на работе. А если вы еще и предприниматель, то объяснения с правоохранительными органами это в наше время, пусть далеко не лучшая, но часть предпринимательской работы.

В общем, со следователем надо поддерживать рабочие отношения и не терзать свою нервную систему понапрасну.

И только тогда, когда следователь зарвался, и занимается подтасовками и фальсификациями, грубо попирает ваши права и интересы, посоветовавшись с адвокатом, надо идти на конфликт, и требовать от его руководства и от прокурора вмешаться и наказать такого следователя.

По возможности, возмещайте ущерб

Подумайте о том, что необходимо начать возмещение ущерба потерпевшему лицу. Может быть, не все сразу и не в полной сумме, но – надо. Это важное обстоятельство (иногда упускаемое адвокатами), которое сильно влияет на меру наказания.

Может возникнуть вопрос: если я не признаю себя виновным в мошенничестве или ином преступлении в сфере экономики, то не расценит ли суд возмещение ущерба как признание мной вины? Ответ таков – возмещать ущерб в этом случае следует под флагом исполнения гражданско-правовых обязательств. Например, вас обвиняют в мошенничестве в сфере кредитования.

Ну, так, по возможности, и возвращайте банку взятые у него кредитные средства. А копии платежных документов ваш адвокат по экономическим преступлениям приобщит к уголовному делу.

Совместно с адвокатом добивайтесь переквалификации

Добивайтесь если уж не оправдания, то переквалификации ваших действий на более мягкую статью Уголовного кодекса. Не нужно вам обвинение по этой тяжкой статье – ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

advoc

Источник: https://www.advoc.biz/stats/advokat-sovetuet/kak-vesti-sebja-na-sledstvii-po-ugolovnomu-delu-o-moshennichestve.html

Юрист Воеводин
Добавить комментарий