Уголовная политика в сфере борьбы с экономическими преступлениями

Официальный сайт муниципального образования Кузоватовский район

Уголовная политика в сфере борьбы с экономическими преступлениями

Документ предоставлен КонсультантПлюс

НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ РФ В СФЕРЕ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

В.А. АВДЕЕВ, О.А. АВДЕЕВА

Авдеев В.А., доктор юридических наук, профессор.

Авдеева О.А., доктор юридических наук, профессор.

В статье дан анализ теоретико-методологических, дефинитивных, организационно-правовых аспектов противодействия коррупции. Определены тенденции развития коррупционной преступности, отражена динамика абсолютных и относительных показателей преступлений коррупционной направленности.

Раскрыты перспективы реализации вновь образованных составов преступлений коррупционной направленности. Исследованы современные тенденции уголовной политики в сфере противодействия коррупции на законодательном и правоприменительном уровнях.

Сформулированы предложения по совершенствованию механизма противодействия коррупции.

Ключевые слова: уголовно-правовая политика, коррупция, преступления коррупционной направленности, предупреждение коррупции.

New trends of criminal law policy of the Russian Federation in the sphere of counteraction to corruption crimes

V.A. Avdeev, O.A. Avdeeva

Avdeev V.A., doctor of law, professor.

Avdeeva O.A., doctor of law, professor.

The article analyzes the theoretical, methodological, definitive, organizational and legal aspects of counteracting corruption. Trends in the development of corruption crime are defined, the dynamics of absolute and relative indicators of corruptionrelated crimes are reflected.

The prospects for the implementation of newly formed corpus delicti are outlined. The modern trends in the criminal policy in the sphere of countering corruption at the legislative and law enforcement level are investigated.

Proposals on improving the anti-corruption mechanism have been formulated.

Key words: criminally-legal policy, corruption, crimes of corruption orientation, prevention of corruption.

Реализация Российской Федерацией уголовно-правовой политики в контексте государственной стратегии по противодействию нарастающим в современном мире угрозам государственной и общественной безопасности закономерно предопределила необходимость последовательной новеллизации законодательных и организационно-практических мер по борьбе с коррупцией. Негативные тенденции в динамике развития коррупционной преступности в РФ подрывают авторитет государства, существенно снижается уровень доверия населения, что неизбежно оказывает влияние на развитие институтов гражданского общества, правовые основы российской государственности, порождает политическую нестабильность, влекущую распространение в условиях многонационального и конфессионального характера государственности идеологии, наносящей ущерб гражданскому миру и согласию .

———————————

Авдеев В.А., Авдеева О.А. Стратегические направления противодействия коррупции в РФ // Российская юстиция. 2016. N 7. С. 19.

Актуализация проблемы противодействия коррупции в РФ подтверждается индексом ее восприятия.

В 2016 году, по мнению международных экспертов, Россия заняла сто тридцать первое место из ста семидесяти шести стран, принявших участие в аудите.

Вследствие этого более двух третей подвергнутых исследованию международной организацией Transparency International стран (74,4%) опережают Россию в эффективности принимаемых мер противодействия коррупции.

Неблагоприятные тенденции развития коррупции подтверждаются увеличением на 1,4% в 2016 году общей численности зарегистрированных преступлений коррупционной направленности по сравнению с предыдущим годом (с 32 455 до 32 924).

Соответственно, увеличению подлежал до 1,52% в 2016 году относительный показатель зарегистрированных преступлений коррупционной направленности.

Удельный вес нанесенного в 2016 году преступлениями коррупционной направленности материального ущерба составил 7,8% от общей суммы причиненного ущерба совершенными преступлениями в целом.

Наметившаяся в условиях глобализации международной жизни трансформация коррупции как социально-правового явления неизбежно детерминировала характер и виды преступлений коррупционной направленности.

Вследствие этого особую значимость при определении мер уголовно-правовой политики в сфере противодействия коррупции приобретает осмысление теоретико-методологических основ данного явления, прежде всего в части разработки единообразных подходов к дефиниции коррупции.

Сложность установления границы между указанными коррупционными деяниями предопределяется различным значением используемых дефиниций в международном и национальном праве.

Плюрализм различных национальных правовых систем обусловил неоднозначные подходы к законодательному определению коррупции, коррупционной преступности, преступлений коррупционной направленности и т.д.

Проблема изначально заключается в том, что международное сообщество руководствуется таким обобщающим коррупцию термином, как коррупционное правонарушение. Коррупцию образуют коррупционные деяния, влекущие дисциплинарную, гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность.

В РФ коррупция в соответствии с Федеральным законом «О противодействии коррупции» рассматривается преимущественно в аспекте наиболее распространенных преступлений коррупционной направленности: 1) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп и т.д.

; 2) совершение перечисленных деяний от имени или в интересах юридического лица.

Правовой симбиоз норм международного и национального права позволяет рассматривать коррупцию как многогранное социально-правовое явление, подразумевает линию поведения должностного лица, руководителя коммерческой или иной организации, сопряженную с совершением дисциплинарного проступка, гражданско-правового деликта, административного правонарушения или преступления. На основании этого представляется, что содержание и сущность коррупции составляют взяточничество, криминальный лоббизм в органах государственной власти, органах самоуправления, коммерческих и иных организациях, незаконное участие государственных и муниципальных служащих в предпринимательской деятельности вопреки интересам службы, предоставление третьим лицам в нарушение интересов государственной и муниципальной службы, интересов частных коммерческих и иных лиц определенных прав, льгот, преимуществ и т.п.

Учитывая, что на современном этапе наряду с ростом коррупционных правонарушений происходит распространение коррупции во всех сферах жизнедеятельности российского общества, актуализируется проблема значительной трансформации преступлений коррупционной направленности.

Необходимость реализации предупредительной функции национальной системы права обусловила реализацию указания Генеральной прокуратуры России N 65/11, МВД России N 1 от 01.02.

2016 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности».

Согласно Перечню N 23 указания Генеральной прокуратуры РФ и МВД России 2016 года, преступления коррупционной направленности следует разграничивать на две классификационные группы: 1) безусловные преступления коррупционной направленности; 2) преступления коррупционной направленности при соблюдении определенных условий. К числу преступлений коррупционной направленности без дополнительных условий отнесены составы, регламентированные ст. ст. 141.1, 184, п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. 204, п. «а» ч. 2 ст. 226.1, п. «б» ч. 2 ст. 229.1, ст. ст. 289, 290, 291, 291.1 УК РФ.

Перечень преступлений коррупционной направленности, требующих при квалификации соблюдения определенных условий, включает преступления, в статистической карточке которых стоят отметки: 1) о коррупционной направленности основного состава преступления (ст. ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст.

210 УК РФ); 2) коррупционной направленности основного состава преступления в соответствии с международными актами (ст. ст. 294, 295, 296, 302, 307, 309 УК РФ); 3) совершении преступления с корыстным мотивом (пп. «а» и «б» ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ст. ст. 170, 201, 202, ч. 2 ст. 258.1, 285, 285.1, 285.2, 285.3, ч. ч. 1, 2 и п. «в» ч. 3 ст.

286, ст. 292, ч. ч. 2 и 4 ст. 303, ст. 305 УК РФ); 4) совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (ч. 4 ст. 188, п. «в» ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, ч. 2 ст. 228.2, п. «в» ч. 2 ст. 229, ч. ч. 3 и 4 ст. 229.

1 УК РФ); 5) совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, и с корыстным мотивом (ч. ч. 3 и 4 ст. 183, п. «б» ч. 4 ст. 228.1, п. «б» ч. 2 ст. 228.4, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. 3 ст. 258.1, п. «в» ч. ч.

2 и 3 ст. 260, ч. ч. 1 и 3 ст. 303, ст. ст. 322.1, 322.2, 322.3 УК РФ); 6) совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации и с корыстным мотивом, в зависимости от даты возбуждения уголовного дела (п. «б» ч. 3 ст.

228.1 УК РФ); 7) коррупционной направленности преступления, о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного положения (ч. ч. 3 и 4 ст. 159, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.1, ч. ч.

3 и 4 ст. 159.2, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.3, 159.4, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.5, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.6, ч. ч. 3 и 4 ст. 160, ч. ч. 3 и 4 ст.

229 УК РФ); 8) совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного положения и с корыстным мотивом (ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).

Способствующими совершению преступлений коррупционной направленности являются преступления при наличии в статистической карточке сведений о совершении преступления, связанного с подготовкой (в том числе мнимой) условий для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества либо незаконного представления такой выгоды (ст. ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6 (за исключением случаев, указанных в п. 3.6), ст. ст. 169, 178, 179 УК РФ).

Анализ перечисленных классификационных групп позволяет отметить приоритетное положение в исследуемом перечне преступлений коррупционной направленности без дополнительных условий. Указанные составы преступлений регламентируются соответственно в главах 19, 22 — 25, 30 УК РФ.

Соответственно, преступление коррупционной направленности образует совокупность противоправных умышленных деяний должностных лиц, руководствующихся корыстным мотивом, сопряженных с получением имущественных прав и выгод материального характера или незаконного предоставления определенных преимуществ, как для себя, так и для третьих лиц.

Рассматривая основные направления дальнейшего совершенствования механизма противодействия коррупции в РФ, стоит сказать, что основополагающее значение имеет законодательная регламентация: 1) дефиниции коррупции; 2) составов коррупционных правонарушений; 3) преступлений коррупционной направленности.

Ключевыми принципами противодействия коррупции, сочетающей признаки коррупционных преступлений и иных коррупционных правонарушений, должны являться: 1) активизация сотрудничества государства с международными организациями, институтами гражданского общества и физическими лицами; 2) реализация внутригосударственных мер по предупреждению коррупции. Среди внутригосударственных мер должное внимание следует уделять обеспечению: а) публичности и открытости в деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, коммерческих и иных организаций; б) неотвратимости ответственности за совершение коррупционных преступлений и иных коррупционных правонарушений; в) согласованности социально-экономических, политико-правовых, организационных и специальных мер. Противодействие коррупции предполагает сочетание ресурсов федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц.

Источник: http://kuzovatovo.ulregion.ru/korurt/2192/12642.html

Современное состояние уголовно-правовой политики противодействия экономической преступности

Уголовная политика в сфере борьбы с экономическими преступлениями

Настоящая статья посвящена рассмотрению современного состояния уголовно-правовой политики противодействия экономической преступности в России.

Перечислены направления уголовно-правовой политики, проанализированы статистические данные по состоянию преступности в сфере экономики, приведены результаты социологического опроса среди жителей г.

Омска по вопросу декриминализации преступлений в сфере экономики, приведены мнения сотрудников правоохранительных органов по поводу либерализации наказаний за экономические преступления.

На основе анализа положений нормативных актов были выделены наиболее значимые аспекты направлений уголовно-правовой политики противодействия в сфере экономики. Высказаны суждения относительно состояния, тенденции и направленности дальнейшего развития уголовно-правовой политики противодействия экономической преступности.

Вопросы по совершенствованию уголовно-правового регулирования борьбы с преступностью в сфере экономической направленности в нашей стране являются предметом научной дискуссии с самого момента принятия УК РФ. Нельзя не отметить, что законодатель часто изменяет действующий УК РФ.

Такое положение дел не получило еще должной детальной оценки, что существенно затрудняет уточнение состояния степени достижения приоритетов уголовно-правовой политики по тем или иным направлениям.

Также заслуживает внимания тот факт, что за время действия УК РФ глава 22 подвергалась изменениям более тридцати раз [1, с. 217].

Вопрос о необходимости принятия на уровне государства концепции уголовной политики противодействия экономической преступности не льзя отнести к числу новых.

Отмечается, что отсутствие такой политики, в свою очередь, влечет за собой ряд других проблем, в том числе в законодательном и нормативном регулировании борьбы с преступностью в данной сфере, ее планировании и координации деятельности системы уголовной юстиции, а также в правоприменительной практике [2, с. 83].

Под уголовно-правовой политикой принято понимать деятельность государства по планированию и осуществлению мероприятий, направленных на противодействие преступности путем совершенствования уголовного законодательства и практики его применения, а равно должного применении уголовно-правовых норм. Данная политика на законодательном уровне реализуется посредством криминализации и декриминализации, пенализации и депенализации деяний, которые определяют уровень культуры законотворчества [3, с. 525].

В качестве непоследовательности реализации указанных направлений можно привести следующие примеры.

Декриминализация проявляется в устранении преступности и наказуемости деяния, путем исключения соответствующих признаков из уголовного закона, к примеру, статья 173 УК РФ «Лжепрепринимательство» была признана утратившей силу.

Не прошло и года, как законодатель (криминализировал) установил уголовно-правового запрет на незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица (ст. 173.1 УК РФ).

Пенализация, т.е. усиление наказания или иное ухудшение положение лица, совершившего преступление, получила нормативное закрепление в статье 195 УК РФ после принятие 116-ФЗ от 19.12.2005 г., предусматривающий добавление наказания в виде лишения свободы.

Депенализация выражается в смягчении наказания и ином улучшении положения, совершившего преступления, которое является главным вектором уголовно-правовой политики в экономической сфере [4, с. 220].

Так, например, 3 декабря 2015 г.

президент России обратился к Федеральному Собранию с вопросом о декриминализации ряда статей УК РФ, в том числе и в сфере экономики, и перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений.

По его словам, закон должен быть гуманным к тем, что совершил незначительные преступления. Президент отметил также, что практически каждое второе уголовное дело, дошедшее до суда, связано с мелкими преступлениями [5].

Считаем, что декриминализация отдельных преступлений экономической направленности необходима, чтобы избавить суды от рассмотрения множества уголовных дел, которые представляют собой мелкие незначительные преступления.

Но в тоже время, проанализировав статистические данные за 2015-2016 гг. относительно, совершенных преступлений в экономической сфере, можно сделать вывод, что количество преступлений уменьшается, но в тоже время материальный ущерб вырос в 1.62 раза. Наглядно это можно предоставить на диаграмме 1 .

Рисунок 1. Преступность в сфере экономической деятельности за 2015 — 2016 гг.

Данные статистические данные позволяют выбрать определенные ориентиры для выбора приоритетов и результатов уголовно-правовой политики в рассматриваемой сфере. Основными направлениями уголовно-правовой политики противодействия экономической преступности являются не только депенализация, но и криминализация.

Как показывает практика, чем сложнее юридическое основание привлечения к уголовной ответственности за экономические преступления, тем больше квалификационных ошибок. Например, среднегодовое количество лиц, осужденных за налоговые преступления за последние несколько лет меньше числа возбужденных уголовных дел о таких преступлениях. ФЗ от 29.12.

2009 № 383-ФЗ было введено специальное основание освобождения от уголовной ответственности. Согласно примечанию к ст. 198 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ст.

198 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно полностью уплатило суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумму штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ [6, с. 29]

То же самое касается легализации денежных средств или иного имущества. В 2010 году существенные изменения произошли в сфере ответственности за легализацию денежных средств и иного имущества, что выразилось в следующем: с одного до шести миллиона рублей была поднята сумма, превышение которой образует крупный ущерб отмывания.

Но в тоже время с увеличением суммы крупного размера этот признак, который был криминообраующим в составе ч.1. ст.174 УК РФ, исключен, что говорило об усилении уголовной ответственности, т.е. криминализации. Но этот же закон, наоборот и смягчил уголовную ответственность по ст. 174.

1 УК РФ за счет увеличения суммы, образующей крупный размер, поскольку такой размер был обязателен для основного состава преступления, предусмотренного ч.1. ст. 174.1 УК РФ [7, с. 42].

Учитывая тенденции либерализации законодатель все-таки должен принимать во внимание и те несовершенства вводимых изменений и дополнений в уголовно-правовые нормы. Важным остается момент конструктивного пересмотра и целесообразности применения ряда уже давно действующих составов преступления в сфере экономической преступности.

Нами были проведены социологические исследования по вопросу декриминализации преступлений в сфере экономики.

Результат исследования выглядит следующим образом: 60% респондентов выступили против декриминализации норм УК РФ, предусматривающих ответственность за экономические преступления.

21% — за декриминализацию норм УК, считая, что достаточно административной ответственности. 19% респондентов воздержались от ответа. Всего в исследовании приняло участие 238 респондентов.

По данному вопросу также было получено мнение сотрудников СЧ по РОПД СУ УМВД России по Омской области, которые придерживаются позиции, что несмотря на либерализацию наказаний за экономические преступления, за совершение данных преступлений наоборот необходимо ужесточать наказание, поскольку такими преступлениями обществу, государству наносится достаточно большой урон в виде многомиллионного ущерба. dg

Руководитель Следственного Комитета А. И. Бастрыкин, отмечает, что большинство действующих в УК норм, предусматривающих ответственность за экономические преступления, были сформулированы 14 лет назад. Надо поправить уголовный закон, привести его в соответствие с современными реалиями, и этот процесс должен идти параллельно с модернизацией институтов экономики [8]. Gnu,

Мы солидарны с мнениями, имеющих место в теории уголовного права, что корректнее было бы «не расшатывать» отдельными изменениями, поправками отдельные части выстроенной системы, а заменить действующее уголовное законодательство полностью. Но в тоже время нестабильность уголовного законодательства приведет к снижению эффективности его применения. Тем более, что попытки изменения уголовного законодательства не всегда проходят идеально [9, с. 25].

Анализ изменений и дополнений главы 22 УК РФ свидетельствует о том, что тенденции ее реформирования крайне противоречивы. С одной стороны, выбран курс криминализации, с другой стороны — либерализация наказания.

Безусловно, либерализация уголовного законодательства в противодействии экономической преступности свидетельствует о политико-экономическом подходе государства в социальном развитии общества. Но в тоже время считаем, что необходимо ужесточить уголовную ответственность за экономические преступления.

Также в связи с тем, что некоторые преступления в сфере экономики в настоящее время не отнесены к категории тяжких, то данных лиц невозможно объявить в международный розыск и «вернуть» в Россию для уголовного преследования.

Совершая преступления в сфере экономики, такие лица считают, что никаких противоправных действий не совершали, причиненный ущерб не возмещают и всяческим образом стараются избежать уголовной ответственности за содеянное.

Если ранее преступники могли получить за совершение таких преступлений реальное лишение свободы, то сейчас в большинстве случаев они отделываются незначительными наказаниями. Также санкции должны быть построены таким образом, чтобы виновному было невыгодно совершать преступления не только из опасения спровоцировать конфликт с государством и быть привлеченным к уголовной ответственности, но и в силу нежелательных для него материальных последствий.

Таким образом, считаем, что необходимо обратить внимание на следующие моменты: выбрать последовательный курс при определении наказания, и установление соответствующих санкций за преступление.

Также приведенные аргументы свидетельствуют о том, что в современное состояние уголовно-правовой политики у государства все еще до конца не выстроена и отсутствует последовательность реформирования уголовного законодательства, что конечно снижает его эффективность применения.

Источник: https://novainfo.ru/article/11703

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Уголовная политика в сфере борьбы с экономическими преступлениями

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

МЫЗНИКОВА Елена Аркадьевна,

соискатель Ростовского юридического института МВД России

Краткая аннотация: изучение системы и содержания наказаний действующего уголовного законодательства показывает, что они далеко не всегда соответствуют сущности преступлений в сфере экономической деятельности и психологии лиц, совершающих данные преступления. Обосновывается необходимость применения альтернативных средств воздействия на экономических преступников.

The study of system and content of the punishments of the acting criminal legislation shows that they far from always correspond to the essence of crimes in the sphere of economic activity and psychology of those, who accomplish data of crime. The need of applying the alternative means of action on the economic criminals is based.

Ключевые слова: уголовно-правовая политика; уголовная ответственность; экономическая деятельность; санкция уголовно-правовой нормы; альтернативные виды ответственности.

Сriminal-legal policy; penal responsibility; economic activity; the sanction of criminal- lawful standard; the alternative forms of responsibility.

Несмотря на определенную активизацию деятельности правоохранительных органов, состояние борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности в целом нельзя признать удовлетворительным.

Продолжается их интенсивный рост (причем, по оценкам экспертов, более 90% указанных преступлений остается невыявленными), увеличивается в их структуре доля тяжких преступлений, повышается организованность и профессионализм экономических преступников.

Связано это, прежде всего с отсутствием цельной концепции уголовной, в том числе и уголовно-правовой политики в сфере борьбы с экономической преступностью. Федеральные целевые программы борьбы с преступностью последних лет этому яркий пример.

Основное их содержание связано с планированием подготовки многочисленных правовых актов и некоторой, не всегда эффективной поддержкой органов предварительного расследования и суда.

Крупных социально-экономических, организационно-управленческих и культурно-воспитательных программ сдерживания преступности в практике государственного строительства последних лет не было. Отчасти, это объясняется объективными трудностями переходного периода.

Падение производства, оскудение бюджета не способствуют реализации общих социально-экономических мер, препятствующих

криминализации общества.

В то же время нельзя игнорировать то обстоятельство, что на состоянии борьбы с преступностью в сфере экономической деятельности самым негативным образом отражается несовершенство нормативной (в том числе уголовно-правовой) базы и соответствующей правоприменительной практики.

Так, анализ законодательства, регулирующего и охраняющего сферу экономической деятельности, позволяет выделить следующие наиболее значимые недостатки: 1) отсутствие единства терминологии, используемой различными отраслями законодательства; 2) несогласованность административного и уголовного законодательства об ответственности за правонарушения в сфере экономической деятельности; 3) пробельность и противоречивость уголовно-правового регулирования вопросов ответственности за преступления в сфере экономической деятельности; 4) недооценка общественной опасности отдельных видов преступлений в сфере экономической деятельности; 5) противоречивость, непоследовательность практики привлечения к уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности.

Несоблюдение принципа единства юридической терминологии, используемой в бланкетных нормах уголовного закона и нормах базового (гражданского, уголовного, налогового и

таможенного законодательства) отрицательно сказывается на эффективности регулирования и охраны различных элементов механизма экономической деятельности. Для иллюстрации можно сопоставить нормы уголовного закона, регламентирующего ответственность за налоговые преступления (ст.

198, 199 УК РФ) и соответствующие нормы Налогового кодекса РФ (ст. 122 НК РФ). Указанные нормативные акты весьма различно определяют способы, казалось бы, однотипных нарушений налогового законодательства: уголовно-наказуемого «уклонения от уплаты налога» и налогового деликта «неуплаты или неполной уплаты налога».

В уголовном праве предусмотрено, что уклонение от уплаты налогов осуществляется: физическим лицом путем непредставления декларации о доходах; включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах; иным способом (ст.

198 УК РФ)1; с организации — путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом (ст. 199 УК РФ).

Налоговый кодекс устанавливает, что неуплата или неполная уплата сумм налога может произойти в результате занижения налогооблагаемой базы или неправильного исчисления налога по итогам налогового периода. Представляется, что уголовное законодательство в этой части должно быть приведено в соответствие с налоговым.

Введению в УК России 1996 г. новелл сопутствовало появление целого ряда противоречий: отнесение финансовых операций к сделкам (ст. 174 УК РФ), противопоставление коммерческой и банковской тайн (ст.

183 УК РФ), отождествление кредитных карт (пластиковых кредитных карточек) с платежными документами (ст. 187 УК РФ) и др. Существенно различаются понятие контрабанды, наказуемой по ст.

188 УК РФ и контрабанды в смысле ст. 219 ТК РФ.

Подобная несогласованность законодательных определений и понятий, относящихся к сфере экономической деятельности, с одной стороны, затрудняет процесс квалификации соответствующих уголовно-наказуемых деяний,

1 Весьма интересно, что в Налоговом кодексе РФ это самостоятельное правонарушение — нарушение срока представления налоговой декларации или иных документов (ст. 119 НК РФ).

поскольку при установлении их признаков правоприменитель обязан обращаться к базовому законодательству, а с другой стороны, делает результаты расследования по соответствующей категории дел весьма оспоримыми с точки зрения интересов защиты. По мнению А.А.

Аслаханова (которое мы вполне разделяем), терминологическая путаница в исследуемой нами области может быть преодолена, например, посредством принятия нормативного акта, регламентирующего принципы единого толкования во всех отраслях законодательства одних и тех же экономических понятий.2

Очевидным является криминогенное значение пробелов в административно-правовом регулировании экономической деятельности. Следует отметить, что административное законодательство в этой части нуждается в коренном обновлении. Многие нормы административного права, устанавливающие ответственность за правонарушения в области торговли и финансов (гл.

12) устарели и не отвечают задачам охраны современной экономической системы. Так, явным правовым анахронизмом является ст. 151, предусматривающая ответственность за мелкую спекуляцию. Примером несогласованности административного и нового уголовного законодательства может послужить ст.

153 КоАП РФ, устанавливающая ответственность за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами. Согласно разъяснению указанной нормы административная ответственность за незаконные операции с валютными ценностями может наступать лишь в случае, если стоимость предмета незаконной операции не превышает 25 рублей.

После декриминализации в уголовном законе ответственности за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами, возникло весьма интересное положение, при котором деяния представляющие мизерную общественную опасность преследуются в административном порядке, а любые незаконные операции с валютными ценностями, стоимость предмета которых превышает 25 рублей, вообще не влекут никакой ответственности.

В то же время совершенно очевидно от-

2 Аслаханов А.А. Преступность в сфере экономики (криминологические и уголовно-правовые проблемы). М., 1997. С. 51.

ставание административно-правового обеспечения от потребностей практики.

Как известно, во многих уголовно-правовых новеллах обязательным условием привлечения к ответственности за преступления в сфере экономической деятельности является извлечение в результате неправомерных действий дохода в крупном размере или наступление общественно опасных последствий, характеризующихся как крупный ущерб.

В этой связи, закономерно возникает потребность в установлении административной ответственности за аналогичные умышленные деяния в некрупном размере (причинении некрупного ущерба): незаконное предпринимательство; незаконную банковскую деятельность; лжепредпринимательство; незаконное получение кредита; уклонение от погашения кредиторской задолженности; злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии); невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте; неправомерные действия при банкротстве; преднамеренное банкротство; фиктивное банкротство; уклонение от уплаты налога.

К сожалению, не лишена недостатков и правовая материя гл. 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности». Прежде всего, следует отметить, что в данной главе находятся отдельные нормы (ст.

170 и 184 УК РФ), которые не вписываются в общую систему преступлений в сфере экономической деятельности, поскольку непосредственным объектом этих преступлений являются отнюдь не отношения в сфере экономической деятельности. В частности, непосредственным объектом преступления, выражающегося в регистрации незаконных сделок с землей (ст.

170 УК РФ) являются отношения в сфере охраны интересов государственной службы или службы в органах местного самоуправления, объектом же преступления, предусмотренного ст. 184 УК РФ, являются служебные отношения в коммерческих и иных организациях.

Весьма негативную роль играют отдельные недостатки и пробелы уголовного законодательства об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности. Например, использовав для описания последствий ряда указанных преступлений (например, ст. 171-173, 176, 180, 182, 185 УК РФ), такие термины, как «значительный ущерб», «крупный

ущерб» законодатель не раскрыл их содержание. Это по

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/ugolovno-pravovaya-politika-v-sfere-ekonomicheskoy-deyatelnosti

Реализация уголовной политики в сфере экономической безопасности России

Уголовная политика в сфере борьбы с экономическими преступлениями

В механизм реализации уголовной политики входят правовые нормы, правовые средства и действия должностных лиц, граждан и их объединений.

Управление реализацией уголовной политики (управленческий уровень) в сфере экономики включает в себя организацию борьбы с данным видом преступности в целом и по отдельным ее проявлениям, меры, направленные на повышение эффективности средств, форм и методов противодействия преступности.

Непосредственная правоприменительная деятельность должностных лиц правоохранительных органов по реализации задач уголовной политики в сфере экономики осуществляется на правоприменительном уровне.

Следует отметить, что уголовная политика на федеральном уровне в основном разрабатывается, а на региональном и местном реализуется исходя из компетенции общегосударственного, регионального или местного уровня управления.

Центральное звено уголовной политики составляет правовая база, регламентирующая: деятельность как хозяйствующих субъектов, так и правоохранительных органов в сфере обеспечения экономической безопасности; особенности правоприменительной практики; характер восприятия населением криминогенной ситуации и результатов борьбы государства с преступлениями экономической направленности.

Конституционные правовые нормы о свободе экономического пространства, политические заявления руководства страны о путях развития экономики являются фундаментом формирования уголовной политики. В последующем эти положения реализуются в различных законах, включая УК РФ, УПК РФ и УИК РФ, иных нормативных правовых актах, создавая юридический механизм обеспечения экономической безопасности.

Законодатель должен осуществлять постоянный контроль за реализацией данных правовых норм, вносить необходимые изменения и дополнения в действующее законодательство, чтобы оно отвечало реалиям современных экономических отношений, жизни общества, интересам государства и способствовало исполнению международных обязательств.

Так, в уголовное законодательство был введен специальный порядок освобождения от уголовной ответственности в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК РФ), в связи с возмещением этими лицами ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, гражданину, организации или государству.

Уголовное законодательство имеет и другие средства, способные скорректировать криминальную ситуацию, сложившуюся в экономической сфере, в более выгодном для общества направлении.

Такими средствами могли бы стать: закрепление нормы об умышленном налоговом мошенничестве, обобщающей нормы об умышленном уклонении от уплаты налогов; установление ответственности за прикрытие (незаконную легализацию) запрещенной деятельности — незаконное обналичивание денежных средств; введение уголовной ответственности юридических лиц; криминализация случаев умышленного нарушения правил ведения бухгалтерской документации.

В НК РФ, например, целесообразно закрепить положения о признании судом недействительными сделок, которые преследуют цель умышленного уклонения от уплаты налогов, а также норму, в соответствии с которой при возбуждении уголовного дела о налоговом мошенничестве, а затем при его прекращении по не реабилитирующим основаниям (в связи с истечением сроков давности, деятельным раскаянием, вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние) налогоплательщик привлекается к налоговой (административной) ответственности.

Применение норм по борьбе с экономическими преступлениями следует рассматривать как форму государственно-властной, юридически значимой деятельности, в ходе которой осуществляется регулирование охранительных уголовно-правовых отношений и подтверждается правомерность регулятивных (экономических) правоотношений.

Это деятельность специальных субъектов правоприменения, направленная на решение вопросов об уголовной ответственности и о наказании лица за совершение общественного опасного деяния, которым причинен реальный ущерб конкретному физическому или юридическому лицу, а также па реализацию ими конкретных мер по устранению причин и условий совершения данного вида преступлений.

В настоящее время правоприменительная практика в экономической сфере подчас уходит от текста уголовного закона и реализует такое понимание, которое соответствует интересам лишь наиболее властных субъектов, не обязательно публично-правовых.

Этот разрыв в современном российском правоприменения часто недопустимо велик. Очевидно, что анализ правоприменительной практики заставляет пересмотреть устаревшие постулаты об эффективном силовом механизме, способном упорядочить социально-экономические отношения.

В определенном смысле именно на уголовную политику возлагается данная миссия.

Причины неправильного (неэффективного) применения уголовного закона в сфере экономической деятельности можно разделить на две группы: объективные и субъективные.

Перечислим объективные причины.

Источник: https://studme.org/55706/pravo/realizatsiya_ugolovnoy_politiki_sfere_ekonomicheskoy_bezopasnosti_rossii

Юрист Воеводин
Добавить комментарий