Территориальная подсудность иска о защите чести и достоинства

Особенности производства по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации

Территориальная подсудность иска о защите чести и достоинства

Н.А. ПАНКРАТОВАПанкратова Н.А.,старший преподаватель кафедрыгражданского процесса УрГЮА.

В статье1 КонституцииРФ зафиксировано положение о России какдемократическом правовом государстве.

Провозглашение приоритета человека, егоправ и свобод по отношению к другимсоциальным ценностям — один из важнейшихпринципов такого государства. Именно всвязи с этим ст. 2 Конституции РФ закрепляет,что человек, его права и свободы являютсявысшей ценностью.

Признание, соблюдение изащита прав и свобод человека и гражданина -обязанность государства.

Признаниеза человеком этой ценности гарантируетсянезависимо от того, что он о себе думает икак его оценивают другие. Достоинстволичности охраняется государством, и ничтоне может быть основанием для его умаления(ст. 21 Конституции РФ). Эта гарантия даетсялюбому человеку — охраняется достоинство нетолько взрослого и дееспособного лица, но иребенка, и душевнобольного. В случаенарушения каждый имеет право на защитусвоей чести и доброго имени (ст. 23Конституции).

В обеспечение ст. 21Конституции РФ действующеезаконодательство предусматриваетразличные средства защиты чести идостоинства личности. Так, УК РФустанавливает уголовную ответственностьза преступления, связанные спосягательством на честь и достоинстволичности — клевету (ст. 129 УК),оскорбление (ст.130 УК), хулиганство (ст. 213 УК) и т.д.

Существуют и гражданско-правовыесредства защиты чести и достоинства.Специальное общее правило огражданско-правовой защите чести,достоинства и деловой репутации закрепленов ст. 152 ГК РФ,введенного в действие с 1 января 1995 г.

Согласно п. 1 указанной статьи гражданинвправе требовать по суду опроверженияпорочащих его честь, достоинство илиделовую репутацию сведений, еслираспространивший такие сведения недокажет, что они соответствуютдействительности. Правила этой статьи озащите деловой репутации гражданинасоответственно применяются к защитеделовой репутации юридического лица (п. 7 ст.152 ГК РФ). Разграничениегражданско-правового и уголовно-правовогоспособов защиты чести и достоинства. Какуже отмечалось, действующее российскоезаконодательство предусматривает защитучести и достоинства как в порядкегражданского судопроизводства, так и впорядке уголовного судопроизводства. На это было обращено внимание в п. 8Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992г. «О некоторых вопросах, возникших прирассмотрении судами дел о защите чести идостоинства граждан, а также деловойрепутации граждан и юридических лиц». Вчастности, в нем разъяснялось, что приналичии в действиях лица,распространившего порочащие другое лицосведения, состава преступления оскорбленияили клеветы, потерпевший вправе обратитьсяв суд с заявлением о привлечении виновногок уголовной ответственности, а такжепредъявить иск о защите чести и достоинстваили деловой репутации в порядкегражданского судопроизводства. Какой именно способ защиты выберетзаинтересованное лицо, зависит только отего собственного усмотрения. При этомнеобходимо учитывать следующие моменты.

Если во время рассмотрения дела по искуо защите чести и достоинства будетустановлено, что в отношении ответчикавозбуждено уголовное дело по тем же фактам,то производство по гражданскому делудолжно быть приостановлено судом (судьей),рассматривающим его, до окончанияпроизводства по уголовному делу (п. 4 ст. 214 ГПК).

По данной категории дел потерпевший неможет предъявить гражданский иск вуголовном деле, так как в соответствии со ст.

29 УПКгражданский иск может быть предъявлен вуголовном процессе только по вопросувозмещения материального ущерба отпреступления.

Однако потерпевший можетобратиться к суду, рассматривающемууголовное дело, с ходатайством о принятиимер, направленных на опровержениераспространенных порочащих его сведений.

Если же принятые меры, направленныена опровержение сведений, умаляющих честь идостоинство потерпевшего в порядкеуголовного судопроизводства, окажутсябезрезультатными, то он вправе требоватьэтого в порядке гражданскогосудопроизводства. В частности, в п. 8Постановления Пленума ВС РФ поясняется, чтоотказ в возбуждении уголовного дела по ст.ст. 129, 130 УК РФ, прекращение возбужденногоуголовного дела, а также вынесениеприговора не исключают возможностипредъявления иска о защите чести идостоинства или деловой репутации впорядке гражданского судопроизводства. Указанное положение зафиксировано всвязи с тем, что уголовная ответственностьза клевету и оскорбление наступает толькопри наличии умысла в действиях виновного, авозможность гражданско-правовой защитычести и достоинства не зависит от вины лица,являющегося распространителем порочащихпотерпевшего сведений. Особенностивозбуждения дел о защите чести, достоинстваи деловой репутации. Возбуждениегражданских дел в соответствии со ст. 152 ГКРФ имеет ряд особенностей, связанных,во-первых, со специфичностью подлежащегозащите права; во-вторых, с отсутствием поделам такого рода исковой давности;в-третьих, со своеобразием субъекта этогоправа.

Предмет спора о защите чести,достоинства и деловой репутации. Всоответствии с п. 1 ст.

2 ГК РФпредметом регулирования гражданскогозаконодательства являются следующие видыправоотношений: имущественные и личныенеимущественные правоотношения.

Личныенеимущественные правоотношенияпредставляют собой отношения субъектовгражданского права, складывающиеся поповоду нематериальных благ иурегулированные нормами соответствующейотрасли права.

Наряду с другими кнематериальным благам ГК РФ относитдостоинство личности, честь и доброе имя,деловую репутацию (ст. 150 ГК).

Отношения, складывающиеся в обществе поповоду этих нематериальных ценностей, иесть предмет спора по делам о защите чести,достоинства или деловой репутации.

Честь,достоинство или деловая репутациявыступают как объект этих отношений, тоесть то, по поводу чего они складываются.

Достоинство в его традиционномпонимании есть совокупность каких-токачеств, а также уважение этих качеств всамом себе, то есть самооценка индивидомсобственных способностей, достоинств инедостатков, своего общественного значения(внутренняя оценка). Честь, в своюочередь, есть достойные уважения качестваличности, хорошая незапятнанная репутация,доброе имя, то есть социальная оценкаиндивида обществом, окружающими людьми(внешняя оценка). Репутация же естьприобретенная кем-либо (чем-либо)общественная оценка, создавшееся общеемнение о качествах, достоинствах инедостатках кого-либо (чего-либо),складывающаяся на основе имеющегося объемаинформации об объекте. Безусловно,репутация может быть как хорошая, так иплохая, в зависимости от пропорцииположительных и отрицательных свойствобъекта, подлежащего оценке. Деловая репутация гражданина естьсложившееся мнение о деловых качествах(достоинствах и недостатках) конкретногофизического лица в сфере делового оборота.Это мнение также складывается в обществе,социуме. Каждый человек имеет ту илииную самооценку, так или иначе представляетсвое место, положение в обществе. У негоимеется свое представление о том, какой, наего взгляд, он пользуется репутацией. Приэтом он исходит из своего пониманияимеющихся у него достоинств и недостатков,и того, как эти достоинства и недостаткимогут быть оценены другими людьми,обществом. Это и есть достоинство человека,то есть его внутренняя самооценка своихкачеств. Внешняя же оценка этогочеловека окружающими не всегда можетсовпадать с внутренней оценкой человекомсвоих достоинств и недостатков. В обществескладывается свое понимание тех или иныхблаг, ценностей, их значимости,соответственно, и свое представление одостоинствах (недостатках) конкретногоиндивида. И это представление не всегдаадекватно собственной оценке человека.Общество к тем или иным недостаткаминдивида может относиться болееблагосклонно, чем к другим, в то время каксам человек может оценить их по-своему. Исходя же из анализа действующегороссийского законодательства, для права неимеет значения то, что человек думает осебе, как оценивает себя, пока не будетустановлено соответствие самооценки с тем,как его оценивает общество. Для права имеетзначение та самооценка индивида, которая втой или иной степени совпадает с егообщественной оценкой. Именно эта степеньсовпадения и подлежит защите, в том числе ив судебном порядке. Фактическиполучается, что социальная (внешняя) оценкаиндивида подлежит защите в полном объеме,внутренняя же оценка защищается только втой степени, в которой она совпадает свнешней, так как защищается она лишьпостольку, поскольку именно такую же оценкукачествам человека дает общество. Вотношении же юридических лиц можноговорить только о деловой репутациипредприятия (организации) как своеобразнойоценке обществом его деятельности, котораястроится на основе имеющихся сведений отакой деятельности. Для любогоюридического лица его оценка, мнениеобщества о его качествах, достоинствах инедостатках всегда носит внешний характер,так как способностью иметь какую-либосамооценку обладают только конкретныефизические лица. И эта внешняя оценкадеятельности юридического лица такжеподлежит защите в полном объеме, в том числеи в судебном порядке. Защита жечести, достоинства или деловой репутацииграждан и юридических лиц — это прежде всегоохрана их права на то, чтобы сведения об ихповедении, их деятельности, влияющие наоценку их окружающими, соответствовалидействительности. Право на защитучести, достоинства или деловой репутацииреализуется путем обращения в суд сзаявлением о защите чести, достоинства илиделовой репутации. Однако предъявлениезаинтересованным лицом заявления в суд неозначает, что гражданское дело будетвозбуждено. Для возбуждения гражданскогодела судья, действующий в этой стадииединолично, должен проверить наличие илиотсутствие обстоятельств, указанных в ст. 129ГПК, которые могут послужить основаниямидля отказа в принятии заявления. К этимобстоятельствам относятсянеподведомственность спора суду,неподсудность, отсутствие процессуальнойправо- и дееспособности и т.д. Подведомственность дел о защите чести,достоинства и деловой репутации. Всоответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФкаждому гарантируется судебная защита егоправ и свобод, следовательно, не являетсяисключением и данная категория гражданскихдел.

Подведомственность суду дел озащите чести, достоинства или деловойрепутации закреплена также ст. 152 ГК, ч. 2 ст. 45 Закона «Осредствах массовой информации». Это жевытекает и из смысла общего правила ч. 1 ст.

25 ГПК, гдеоговаривается, что судам подведомственныдела по спорам, возникающим из гражданских(как имущественных, так и личныхнеимущественных) правоотношений, заисключением случаев, когда разрешениетаких споров отнесено законом к ведениюадминистративных или иных органов.

Так, в порядке ст. 152 ГК не могутрассматриваться требования обопровержении сведений, содержащихся всудебных решениях и приговорах,постановлениях органов предварительногоследствия и других официальных документах,для обжалования которых предусмотрен инойустановленный законом порядок (п. 3указанного Постановления).

Так, П. попостановлению судьи Ужурского районногосуда Красноярского края 28 января 1993 г. былпривлечен к административнойответственности по ст. 5 ЗаконаСССР «Об ответственности за неуважение ксуду» и подвергнут наказанию в видеадминистративного ареста на 5 суток.Административный арест П. отбылполностью.

В соответствии спостановлением председателя Красноярскогокраевого суда постановление районногосудьи было отменено и производство по делуоб административном правонарушениипрекращено. В связи с этим П. обратился в судс иском об опровержении порочащих его честьи достоинство сведений об аресте. Судебная коллегия по гражданским деламКрасноярского краевого суда в иске П.отказала. Судебная коллегия по гражданскимделам Верховного Суда РФ 21 января 1994 г.решение суда оставила без изменения, указавследующее. Требование обопровержении сведений об аресте отклоненообоснованно, т.к. в порядке ст. 7 ГК РСФСР(тогда еще действующего) не могутрассматриваться требования обопровержении сведений, содержащихся всудебных постановлениях, для ихобжалования установлен законом инойсудебный порядок. Как видно из дела,каких-либо публикаций в печати опривлечении П. к административнойответственности не было, поэтому нет иоснований для помещения в печатиопровержения. ——————————— Бюллетень Верховного Суда РоссийскойФедерации. 1995. N 6. С. 2.Также закономустановлен иной порядок для обжалованиямотивов увольнения. Тем не менее судуподведомствен спор об опровержениисведений, приведенных в служебнойхарактеристике, которые, по мнениюзаинтересованного лица, порочат его честь,достоинство, а также деловую репутацию.Главное здесь — определить, какова конечнаяцель заинтересованного лица. Судебному рассмотрению подлежаттребования об опровержении порочащихчесть, достоинство или деловую репутациюсведений независимо от того, в какой форме икаким способом они распространены (устноили письменно, сообщение отдельнымгражданам, в печати, на телевидении, насобрании трудового коллектива и т.п.). При этом законом не предусматриваетсяобязательное предварительное обращениезаинтересованного лица с требованием обопровержении порочащих его честь,достоинство или деловую репутацию сведенийк ответчику, в том числе и в случае, когдаиск предъявлен к средству массовойинформации, распространившему такиесведения, на что было обращено внимание в п.5 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа1992 г.

Кроме того, исходя из характераспорного правоотношения, а также изсодержания ст.27 ГПК и ст. 1 Положения о третейском суде,спор по делу о защите чести, достоинства илиделовой репутации по соглашению

Источник: //www.lawmix.ru/comm/6101

Отдельные проблемы правового регулирования споров о защите чести, достоинства и деловой репутации

Территориальная подсудность иска о защите чести и достоинства


Согласно ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации: «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» [1]. Также, в силу ч. 5 ст. 29 Конституции РФ гарантируется свобода массовой информации, запрещается цензура.

Расширительно толкуя Основной закон, многие забывают, что, по общему правилу, собственное право заканчивается там, где начинается право иного лица. К сожалению, в эпоху развития средств массовой информации, сети интернет всё чаще граждане и юридические лица допускают нарушения норм нравственности, умаляют такие нематериальные блага других лиц, как честь, достоинство, деловая репутация.

Согласно ст.

152 Гражданского Кодекса Российской Федерации: «гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом» [2]

Стоит отметить, что довольно противоречива практика определения подсудности и подведомственности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан.

Институт подсудности и подведомственности является дискуссионным вопросом в научных кругах, так Д. Н.

Бахрах [3] считает, что понятие подсудности является производным от понятия подведомственности, как разновидность подведомственности в применении к судебным органам. Ю. К.

Осипов [4], соглашаясь в данным доводом, в свою очередь определял, что подведомственность и подсудность, являются понятиями количественными, где подведомственность охватывает более широкий круг явлений.

Согласно законодательства, а именно Постановления Пленума Верховного суда [5], гражданского и арбитражного процессуального кодекса, в случае, если спор о защите деловой репутации, вытекает из правоотношений, которые возникли в сфере предпринимательской или экономической деятельности, то такой спор является подведомственен арбитражному суду. Стоить заметить, что в данном случае не идет речь о защите чести и достоинства граждан, так как данные категории неимущественных прав не являются и не могут являться, по мнению автора, предметом защиты в сфере предпринимательской или экономической деятельности.

При определении подсудности споров по обсуждаемой категории дел, необходимо помнить о том, что подсудность может быть родовой и территориальной.

Таким образом, по родовой подсудности судебные споры по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации подсудны районным или приравненным к ним судам по первой инстанции, при этом, если такие споры вытекают из охраны государственной тайны, то они должны быть приняты к рассмотрению судом субъекта федерации.

Относительно применения территориальной подсудности, можно определить, что такие заявления предъявляются по месту регистрации ответчика, либо по месту его нахождения, в случаях, установленных законами.

Также, стоит отменить, что Верховный суд РФ неоднократно, в своих судебных актах указывал, что: «в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства. Если в ходе разбирательства, осуществляемого в порядке особого производства, будет установлено лицо, распространившее оспариваемые порочащие сведения, суд оставляет указанное заявление без рассмотрения».

Одной из проблем правового регулирования при применении подсудности на практике является то, что при оспаривании распространения порочащих сведений о гражданах, последние вынуждены, соблюдая правила подсудности обращаться в суд, который находится по месту регистрации ответчика.

В то время, если ответчиком по такому делу будет являться средство массовой информации, например, федерального уровня, которое не имеет филиалов или представительств, то истец будет вынужден обращаться в суды города Москвы (пример), что фактически является ущемлением его права на доступ правосудию. Автору видится необходимость дополнить статью 29 ГПК РФ пунктом 2.1. следующего содержания: «Иск о защите чести, достоинства, деловой репутации к организации — средству массовой информации может подаваться истцом — физическим лицом в суд по месту его жительства, временного пребывания».

Многими учеными обращено внимание на то, что на конституционном уровне закреплено только понятие подсудности, а не подведомственности. Согласно ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Несмотря на то, что многие постатейные комментарии к Главному закону описывают, что в контексте этой статьи подсудность включает в себя и подведомственность, как «понятие, которое определяется как относимость юридических дел к ведению различных юрисдикционных органов, в том числе и судов», авторам видится необходимость упразднения понятия подведомственность из действующего законодательства. Данный вопрос был внесен Пленумом Верховного суда в Государственную думу Совета Федерации РФ в одной из частей проекта, а на текущий момент уже Федерального закона [6]. Данным Федеральным законом в АПК РФ, ГПК РФ вместо понятия «подведомственность» вводится понятие «компетенции суда» общей юрисдикции, арбитражного суда, с указание категории дел, подлежащих рассмотрению названным судами. Предусматривается, что, если при рассмотрении дел в арбитражном суде, в суд общей юрисдикции, а также при рассмотрении административного дела выяснилось, что он подлежи рассмотрению другим судом, такое дел судом передается в другой суд, к подсудности которого он относится. Данный закон на текущий момент подписан Президентом РФ и находит живой отклик у автора, как необходимое и к месту, и времени принятое изменение.

Обращаясь к проблеме защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан в сети Интернет, стоит отменить, что в 2018 году принят Федеральный закон от 23.04.

2018 № 102-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» и статью 15–1 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», который расширил возможности судебных приставов.

На текущий момент, судебные приставы-исполнители вправе при возбуждении исполнительного производства в течение одного рабочего дня направить в постановление об ограничении доступа в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Такие же меры могут быть применены по определению суда об обеспечении.

Стоит отметить, что в данном случае гражданин не получает в полной мере реституцию, так как по решению суда невозможно удалить недостоверную или порочащую информацию с серверов интернета, находящихся за пределами Российской Федерации. Данную проблему, как видится автору возможно решить лишь на межгосударственном уровне, используя институт международных договоров.

Но, что делать в том случае, если интернет-сайт не зарегистрирован как СМИ? Относительно применения аналогии Закона РФ «О СМИ», автору видится, что данная позиция не нова в науке, однако ее применение упростит судопроизводство.

Так, по аналогии авторы видят возможность привлечения к ответственности за распространение диффамационных сведений в сети Интернет владельцев или администратор сайтов.

На настоящий момент, для регистрации доменного имени в зоне российского сегмента интернета гражданину или юридическому лицу необходимо предоставить документ, удостоверяющий личность, или право действовать от имени юридического лица, таким образом, вопрос поиска ответчика отпадет сам собой. Как замечает Сидорова Е. Н.

в своей статье: «Думается, что администратор (владелец) сайта должен нести ответственность за распространение таких сведений, поскольку имеет возможность отслеживать информацию, поступающую на сайт, и удалять порочащие и не соответствующие действительности, а также оскорбительные и клеветнические сведения.

В противном случае возникает реальная возможность нарушения конституционных прав граждан и юридических лиц» [7].

Автор согласен и с утверждением Сидоровой о том, что в связи с распространением споров о защите чести, достоинства и деловой репутации в сети Интернет необходимо и на данный момент актуально установить ответственность администраторов интернет-сайтов в случаях размещения на них порочащих сведений. Однако, стоит учитывать, что администраторы не могут в полной мере заниматься проверкой всех поступающих к ним на сайт материалов в силу объективных причин. Автор предлагают такой подход, при котором, владелец сайта получая досудебную претензию изучает ее, и, в случае, если полагает, что на его сайте умаляются нематериальные права других лиц — удаляет такую информацию, а в случае, если владелец оставляет такую претензию без внимания или отказывает по необъективным причинам — у него возникает гражданско-правовая ответственность.

Также, не стоит обходить вопрос «самозанятости», который является предметов постоянных дискуссий в настоящее время. Так, в соответствии с проектом закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу определения статуса самозанятых граждан» [8] предусматривает, что самозанятыми признаются граждане, которые отвечают следующим критериям:

  1. осуществляют основанную исключительно на личном участии предпринимательскую деятельность по продаже произведенных ими товаров, оказанию услуг, выполнению работ для физических лиц, в том числе во время, свободное от исполнения обязанностей по трудовому договору;
  2. не зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей;
  3. представили уведомления об осуществлении указанной деятельности в налоговый орган в соответствии с законодательством о налогах и сборах.

Полагаю, что в сфере введения нового гражданского права, необходимо определит его и как субъекта судебной защиты его неимущественных прав.

Автору видится, что у самозанятых граждан, как у физических лиц может иметь место защита таких неимущественных прав, как защита чести и достоинства, несмотря на то, что фактически данный субъект права занимается предпринимательской деятельностью.

При этом, отнесение самозанятых к субъектам предпринимательства, как видится автору, позволяет отнести подобный спор, оперируя формулировками нового законодательства к компетенции арбитражных судов.

Также, в виде упреждающего реагирования на такое существенное изменение в законодательстве, ввиду осуществления самозанятыми гражданами предпринимательской деятельности, однако не выделения их в самостоятельные юридические лица, автору видится необходимость дополнить статью 152 ГК РФ пунктом 12 следующего содержания: «Правила настоящей статьи соответственно применяются к защите чести, достоинства и деловой репутации самозанятых граждан».

Таким образом, ввиду серьезного изменения законодательства, как материального, так и процессуального, особо важным является не упустить из виду необходимость внесения изменений в те нормативно-правовые акты, которые так или иначе окажутся затронутыми, при таких изменениях.

Литература:

Источник: //moluch.ru/archive/241/55714/

Общие правила определения подсудности по делам о защите о чести,

Территориальная подсудность иска о защите чести и достоинства

По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации действуют общие правила территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ).

Иски предъявляются в суд по месту жительства ответчика, по месту нахождения органа или имущества юридического лица, распространившего порочащие сведения.

Предлагается по данной категории дел установить альтернативную подсудность, так как зачастую в силу объективных причин истец не в состоянии лично принять участие в судебном разбирательстве, если, к примеру, ответчик — СМИ республиканского или всероссийского масштаба.

Поэтому было бы разумным, если бы истец мог подавать иск в суд по месту своего жительства или нахождения.

Особенность определения ответчика по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации в том, что распространитель и автор порочащих сведений могут не совпадать в одном лице. Однако ответственность в любом случае должны нести как автор порочащих сведений, так и их распространитель.

К процессуальным особенностям, присущим предмету доказывания в делах о защите чести, достоинства и (или) деловой репутации, следует отнести прежде всего специфику определения предмета доказывания.

В предмет доказывания в спорах, связанных с защитой чести, достоинства и (или) деловой репутации, когда указанные блага выступают непосредственными объектами посягательства, обязательно должно входить три юридических факта (обстоятельства):

— имело ли место распространение сведений ответчиком;

— порочат ли сведения честь, достоинство и (или) деловую репутацию истца;

— соответствуют ли данные сведения действительности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по

делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 24.02.2005 № 3 разъясняет, что в предмет доказывания могут входить и дополнительные обстоятельства, связанные с особенностями конкретного требования.

Признание факта несоответствия порочащих сведений действительности при невозможности установления распространителя сведений, определенное законом (п. 6 ст. 152 ГК РФ) исключительно в целях восполнения существовавшего ранее пробела в гражданском законодательстве, следует рассматривать в качестве самостоятельного способа судебной защиты, реализуемого по правилам особого производства.

Родовое понятие «диффамация» охватывает любое распространение порочащих другое лицо сведений. В зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям можно выделить следующие ее виды:

— распространение заведомо ложных порочащих сведений — умышленная недостоверная диффамация, или клевета;

— неумышленное распространение ложных порочащих сведений

— неумышленная недостоверная диффамация.

Отметим, что достоверная диффамация существует пока только условно, и появление этого понятия в реалии возможно только в случае введения законодателем ответственности за такой деликт. Если же мыслить категориями сегодняшнего дня, то можно однозначно утверждать, что за распространение правдивых порочащих сведений не предусмотрено юридической ответственности.

Отсюда вывод: эти действия (достоверная диффамация) не являются правонарушением (деликтом), следовательно, не влекут применения юридической ответственности.

Однако следует заметить, что Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г.

№ 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» не оставило без внимания случаи, когда распространенные правдивые сведения порочат потерпевшего.

В п. 8 Постановления Пленума № 3 судам рекомендовано

отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ) при защите других нематериальных благ, перечисленных в ст.

150 ГК РФ, от нарушений, связанных с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией РФ и законами и распространение которых может причинить моральный вред !даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении дел, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации.

Также можно внести в ст. 12 ГК РФ дополнение, упомянув в ряду других способов защиты гражданских прав «публичное или частное извинение по требованию потерпевшего».

В отдельной статье главы 2 ГК РФ можно было бы предусмотреть основания и порядок применения частного и публичного извинения. Непосредственно в ст.

152 ГК РФ следовало бы уточнить, что на виновного нарушителя по желанию потерпевшего может быть возложена также обязанность принести публичное извинение или извинение в частном порядке, если порочащие, не соответствующие действительности сведения относятся к фактам поведения (поступкам).

При возмещении морального вреда в предмет доказывания входят еще три факта: наличие неправомерных действий причинителя вреда, наличие морального вреда (нравственных и психических страданий), причинная связь между неправомерными действиями и моральным вредом.

Судебная практика свидетельствует о том, что во многом от разрешения требования об опровержении не соответствующих действительности порочащих сведений зависит судьба искового требования о возмещении морального вреда как производного от основного, поскольку это означает признание судом наличия противоправного виновного деяния, которое, как известно, является основанием причинения морального вреда. Однако это не 1 Цыбулевская О.И., Власова О.В. Защита чести и достоинства личности в гражданском праве // Цивилист. — 2008. — № 3.

должно влечь за собой автоматическое удовлетворение иска о компенсации морального или материального вреда, так как, кроме всего прочего, для этого необходимо доказать наличие самого морального вреда и причинную связь между ним и противоправным деянием

В отдельных случаях спор по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации прекращается путем вынесения определения о прекращении производства по делу ввиду заключения между сторонами мирового соглашения.

С одной стороны, преимущество оформления мирового соглашения в плане соблюдения принципа законности состоит в том, что оно подлежит проверке со стороны суда. В то же время мировое соглашение заключается при наличии взаимных уступок сторон. Отказ истца от иска означает отказ от всех предъявленных требований, влекущий запрет вторичного обращения в суд.

В спорах о правонарушениях, совершенных с помощью сети Интернет, самой сложной является проблема доказывания состава правонарушения.

Она включает в себя две составляющие: во-первых, правовые основания, порядок сбора и обеспечения доказательств; во-вторых, допустимость таких доказательств с точки зрения процессуального права.

Не так давно, в период массового развития информационных технологий, появилась новая разновидность дел, а именно споры о защите чести, достоинства и деловой репутации во всемирной сети объединенных компьютерных сетей — Интернете.

По данным РИА «Новости», в 2011 году было зафиксировано порядка 2,1 миллиарда пользователей Интернета по всему миру, причем в Европе по числу пользователей лидирует Россия.

Таким образом, сетевое общение в скором времени может заменить реальное общение напрямую. В сети существует множество способов распространения порочащих сведений, которые могут посягать на честь, достоинство и деловую репутацию.

Первым стоит вопрос об определении надлежащего ответчика, которого можно привлечь к ответственности за публикацию порочащих сведений.

Для удовлетворения иска нужно доказать три факта:

1) факт распространения сведений;

2) факт порочащего характера сведений;

3) факт несоответствия сведений действительности.

Необходимо отграничивать публичное от частного, ведь каждый

человек имеет право на свободу слова и личное мнение.

На наш взгляд, чтобы убедиться в том, что имело место именно распространение, нужно убедиться, что Интернет-страница имеет публичный характер, то есть она открыта для каждого пользователя и не имеет каких- либо ограничений на вход.

Таким образом, блоги, являющиеся закрытыми и предназначающиеся для чтения лишь определенного круга лиц, не могут являться, по нашему мнению, распространяющими информацию, какие бы порочащие сведения в них ни содержались. Стало быть, доказать факт именно распространения сведений не удастся. Значит, мы можем привлечь к ответственности владельца той интернет-страницы.

Необходимо законодательно закрепить четкое понятие деловой репутации, так как суды в определении компенсации за имущественный вред, причиненный юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, как показывает судебная практика, отказывают в удовлетворении требования о возмещении так называемого «репутационного вреда» либо удовлетворяют требования лишь частично.

Введение в Гражданский кодекс РФ определения «деловой репутации» существенно облегчит вынесение решений судами о возмещении имущественного вреда, а также облегчит сторонам бремя доказывания по этому вопросу.

В настоящий момент судебная практика знает лишь случаи привлечения к ответственности Интернет-СМИ. В Республике Саха (Якутия) был случай частичного удовлетворения иска со стороны ООО «Чорон Даймонд» и Р.Ч. Ганди по отношению к ООО «ЛиК» и к редактору Интернет-газеты «В Якутии.

ру» Е.Г. Тихоновой. В статье «Алмазная экспансия». АКБ Якутии завоеван иностранным капиталом» были изложены сведения, не соответствующие, по мнению истцов, действительности и порочащие деловую репутацию, честь и достоинство истцов.

Арбитражный Суд Республики Саха (Якутия) частично удовлетворил их требования, указав в своем решении о признании отдельных фраз статьи не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истцов, а также обязал ответчиков выплатить компенсацию морального вреда истцам в сумме 100 000 рублей.

Возникает резонный вопрос: будет ли надлежащим ответчиком по искам о защите чести и достоинства администратор (владелец) сайта в случае, если лицо, непосредственно разместившее порочащую и ложную информацию, установить не представляется возможным?

Думается, что администратор (владелец) сайта должен нести ответственность за распространение таких сведений, поскольку имеет возможность отслеживать информацию, поступающую на сайт, и удалять порочащие и не соответствующие действительности, а также оскорбительные и клеветнические сведения. В противном случае возникает реальная возможность нарушения конституционных прав граждан и юридических лиц.

Что касается сбора и закрепления доказательств, то истец прежде всего должен доказать. факт распространения информации. Учитывая специфику глобальной сети, следует иметь в виду, что интересующая информация может мгновенно исчезнуть с Интернет-ресурса. Поэтому необходимо зафиксировать ее наличие и содержание, должным образом донести эти сведения до суда.

На данный момент оптимальный способ — обеспечение доступных в Интернете сведений у нотариуса. Однако к нотариусу имеет смысл обратиться до предъявления искового заявления в суд, поскольку в соответствии со ст.

102 Основ законодательства РФ о нотариате нотариус не обеспечивает доказательств по делу, которое в момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу находится в производстве суда или административного органа.

Обычно в подобных случаях нотариус составляет протокол осмотра письменных доказательств.

Вторым стоит вопрос об обеспечении и сборе доказательств. Простая распечатка страницы, по справедливому замечанию А.

Ивлева, скорее всего, не будет признана судом документом, а нотариально заверенная в порядке досудебного обеспечения доказательств — будет В связи с распространением споров о защите чести, достоинства и деловой репутации в сети Интернет предлагается законодательно определить ответственность администраторов веб-страниц в случаях размещения на их сайтах порочащих сведений.

Особенностью данных дел является сложность установления надлежащего ответчика, а также проблема доказывания состава правонарушения.

Актуальность этой проблемы также заключается в том, что во всем мире электронные средства массовой информации постепенно вытесняют печатные, а стало быть, в скором времени эта проблема коснется и России.

Источник: //sci-lib.biz/grajdanskiy-protsess/obschie-pravila-opredeleniya-podsudnosti-delam-49899.html

Иски о защите чести и деловой репутации предлагается подавать по месту пребывания истца

Территориальная подсудность иска о защите чести и достоинства

В Госдуму внесен проект поправок № 717778-7, которыми предлагается изменить подсудность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Так, в случае принятия законопроекта в ст. 29 ГПК (подсудность по выбору истца) будут внесены изменения, согласно которым иски о защите чести, достоинства и деловой репутации, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда, могут быть предъявлены в суд по месту жительства или месту пребывания истца.

Как отмечают авторы законопроекта, в Интернете нередко имеют место случаи оскорблений и клеветы в отношении граждан. При этом автор таких высказываний может проживать или иметь регистрацию в населенном пункте другого субъекта РФ.

По их мнению, подача иска о защите чести, достоинства и деловой репутации в суд другого населенного пункта или даже субъекта РФ и невозможность полноценного участия истца в судебном процессе не способствуют реализации права граждан на доступ к правосудию в целях защиты своего нарушенного права. В связи с этим возникает вопрос о создании надлежащих условий для реализации гражданами своего конституционного права, установленного ч. 1 ст. 46 Конституции и гарантирующего судебную защиту их прав.

Отмечается, что в Интернете достаточно лиц, которые с учетом положений федерального законодательства систематически на достаточно профессиональном уровне осуществляют «информационные атаки» и при этом не несут ответственности за свои действия.

«Особенно активно этой ситуацией пользуются сетевые средства массовой информации, как правило, имеющие фиктивный юридический адрес в Москве, и прочие так называемые блоггеры, которые безосновательно или намеренно позволяют себе несправедливые и возмутительные высказывания в адрес граждан или даже в адрес жителей иного субъекта Российской Федерации», – указывается в пояснительной записке.

По мнению авторов проекта закона, данная ситуация не отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции, гарантирующей охрану достоинства личности со стороны государства.

В комментарии «АГ» партнер юридической фирмы INTELLECT Анастасия Махнёва указала, что институт альтернативной подсудности в гражданском процессе направлен на создание более благоприятных условий судопроизводства для определенной категории лиц.

«Это лица, для которых, по мнению законодателя, участие в судебном разбирательстве сопряжено с большими сложностями, чем для их оппонентов.

Например, альтернативная подсудность в спорах об установлении отцовства и других семейных спорах направлена на то, чтобы создать более благоприятные условия для лица, который проживает с несовершеннолетним, и для самого несовершеннолетнего в случае, когда у него есть право быть заслушанным в суде», – отметила она.

По мнению Анастасии Махнёвой, такая логика законодателя в части альтернативной подсудности не может быть экстраполирована на дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, поскольку по таким делам невозможно утверждать, что истец в большинстве случаев – это экономически и организационно более слабая сторона или его жизненная ситуация требует особого подхода.

«Очень часто иски о защите чести, достоинства и деловой репутации являются инструментом давления на журналистов, на любых оппонентов в самых разных жизненных и деловых ситуациях, когда этот самый оппонент публично высказывает свое мнение по той или иной ситуации», – указала Анастасия Махнёва.

Она отметила, что в современных правовых системах общепринята позиция, что дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, вытекающие из публикаций в СМИ и Интернете, всегда сопряжены с поиском баланса между правом лица на доброе имя и его защиту, с одной стороны, и правом его оппонента на свободу слова и свободу массовой информации, с другой.

«И тут уже могут возникнуть прямо противоположные ситуации с теми, о которых говорят авторы законопроекта. Например, политический деятель предъявляет по месту своего жительства иск к журналисту, который живет в другом регионе.

Одно лицо, недовольное высказанным субъективным мнением своего оппонента, подает необоснованный иск, пытаясь фактически ограничить права лица на свободу слова», – привела пример юрист.

Кроме того, Анастасия Махнёва предполагает, что законопроект не будет способствовать «повышению ответственности и дисциплинированности лиц, размещающих информацию в сети Интернет, и не повысит доступ граждан к правосудию». «Возможно, в каких-то редких случаях это и сыграет свою роль.

Но в ситуации, когда не составляет особого труда обеспечивать анонимность оскорбительного или просто диффамационного высказывания в Интернете, вряд ли нововведения существенно изменят ситуацию.

В подавляющем большинстве случаев невозможность или затруднительность судебной защиты в таких делах связана со сложностью установления личности распространителя сведений или доказывания такого факта в суде.

Кроме того, институт судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации в цифровую эпоху вообще сам по себе является сомнительным с точки зрения своей эффективности (с учетом сроков рассмотрения дела и тех результатов, которые приносит судебное разбирательство, так называемого “эффекта Барбры Стрейзанд”). Поэтому сама идея повысить эффективность через введение альтернативной подсудности утопична и, по сути, является попыткой ускорить движение паровоза за счет полировки наружной части трубы до сияющего блеска», – указала она.

Управляющий партнер АБ «Беков, Исаев и партнеры» Якуб Беков отметил, что оценивает данную инициативу положительно. «В принципе отношусь к происходящим изменениям института подсудности положительно, так как они нацелены на совершенствование процессуальных механизмов защиты интересов лица, чьи права подлежат судебной защите», – подчеркнул он.

По мнению адвоката, введение такой нормы не может значительно повлиять на рост числа поданных в суд исковых заявлений, так как удаленность суда по месту нахождения ответчика в настоящее время компенсируется возможностями дистанционного обращения. «Из этого следует, что при наличии принципиальной решимости истца защищать свои права в судебном порядке удаленность суда от места жительства истца, как правило, не становится причиной отказа от судебной защиты», – отметил Якуб Беков.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/iski-o-zashchite-chesti-i-delovoy-reputatsii-predlagaetsya-podavat-po-mestu-prebyvaniya-isttsa/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий