Судебные заседания по административным делам открытые или закрытые

Пресса о ВАС РФ

Судебные заседания по административным делам открытые или закрытые

Верховный Суд вступился за представителей СМИ. Для присутствия на заседании не потребуется аккредитация. Не пускать и выгонять прессу из зала запретили. Если же суд решит сделать заседание закрытым, журналисты покинут зал последними.

Выгнать журналистов из суда станет сложнее. Верховный Суд защитил права работников СМИ, освещающих судебные процессы. Для обеспечения гласности и открытости разбирательств он подготовил специальное постановление. Документ направлен против ущемления прав представителей масс-медиа.

В частности, Верховный суд подтвердил право акул пера и микрофона приходить на открытые заседания без аккредитации. С проектом постановления пленума Верховного суда удалось ознакомиться газете «Ведомости». Издание обращает внимание на ключевые положения документа:

В проекте отмечается, что присутствие журналистов на открытых слушаниях является законным способом поиска и получения информации, кроме того, в ходе этой работы журналист выполняет общественный долг.

Поэтому «не допускается чинение препятствий и отказ им (СМИ) в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации или по иным основаниям, не предусмотренным законом».

…проведение открытых слушаний в помещениях, где нет возможности разместиться слушателям и журналистам, не допускается.

При этом в ВС считают, что до того, как суд вынесет мотивированное и общедоступное решение о ведении дальнейшего слушания в закрытом режиме, пристав не вправе удалять из зала судебного заседания лиц, не являющихся участниками процесса (журналистов), и препятствовать им в фиксации хода судебного разбирательства.

«При этом представители редакций средств массовой информации (журналисты) должны иметь возможность удалиться из зала судебного заседания последними», — подчеркивается в проекте постановления.

Напомним, разбирательство дел во всех судах в РФ открытое. Об этом говорится в статье 123 Конституции.

Аналогичные нормы содержатся в Арбитражном процессуальном кодексе, Гражданском процессуальном кодексе, законах о судебной системе, о судах общей юрисдикции и т.д.

Закрытые судебные заседания проводятся по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления, коммерческую тайну и т.п.

Граждане, в том числе представители организаций, имеют право присутствовать в открытом судебном заседании, а также фиксировать его ход в порядке и формах, которые предусмотрены законодательством.

Такая норма содержится в законе «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации».

Согласно ему, взаимодействие судов с редакциями СМИ может предусматривать присутствие журналистов в открытых судебных заседаниях.

Залы судебных заседаний обязательно должны иметь соответствующие места для посетителей и представителей средств массовой информации. Лица, желающие посетить судебные слушания, не должны подвергаться каким-либо сложным процедурам допуска в такие залы. Возможность посещения суда не может ставиться в зависимость от процессуального статуса лица.

Как мы уже сообщали, представители «Единой России» хотят разрешить судьям не пускать на заседания журналистов. Депутаты разработали соответствующий законопроект.

Если судья посчитает, что внимание широкой общественности к конкретному делу излишне, он сможет сделать судебное разбирательство закрытым.

Сейчас служители Фемиды имеют право лишь удалить конкретных журналистов, которые мешают ведению процесса.

Мы также писали, что Высший Арбитражный Суд РФ сделает разбирательства максимально открытыми. Он принял постановление «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе».

Согласно ему, использование магнитофонов и публикации в соцсетях о ходе заседания возможны даже без разрешения судьи. А вот для трансляции потребуется его согласие. Причем возражения участников дела, не желающих огласки и опасающихся за свою безопасность, не примут во внимание.

ВАС РФ напомнил, что в открытом судебном заседании вправе присутствовать любой гражданин, в том числе представитель СМИ. Если оснований сделать заседание закрытым нет, арбитражный суд не вправе отказать в допуске кому бы то ни было.

Малая вместимость помещения в расчет не принимается — в таких случаях можно организовать трансляцию. О том, что в зале находится пресса, судья должен объявить.

Добавим, права журналиста перечисляются в статье 47 закона о СМИ. В частности, журналист имеет право:

искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения.

Отметим, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции.

Он является непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к верховным судам республик, краевым (областным) судам, судам городов федерального значения и т.д.

Это прописано в Федеральном конституционном законе от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации».

Источник: http://arbitr.ru/press-centr/smi/72697.html

О необходимости предоставления общественного доступа к материалам дел, рассматриваемых в открытых судебных заседаниях

Судебные заседания по административным делам открытые или закрытые

В последнее время в прессе и в профессиональных обсуждениях обсуждаются странные судебные решения по всем категориям дел. Особенно большой интерес в данном случае представляют по вполне понятным причинам уголовные дела, однако и другие категории дел также вызывают интерес и живое обсуждение в публичном пространстве.

Вместе с тем, текущим законодательством не предусмотрен публичный доступ к материалам дел, рассматриваемых в открытых судебных заседаниях.

Указанное обстоятельство позволяет говорить о том, что данные дела фактически рассматриваются кулуарно, без соблюдения необходимой степени публичности рассмотрения, так как общественность не может самостоятельно оценить те доказательства, которые оценивает суд при вынесении соответствующих судебных актов и прийти к выводу, насколько деятельность суда соответствует закону, здравому смыслу и общим представлениям о справедливости.

Более того, суды общей юрисдикции даже не утруждают себя соблюдать уже действующие нормы и публиковать судебные акты по рассмотренным делам.

При этом государственные органы, например, Следственный комитет, считает возможным в ответ на критику своих действий указывать на то, что критикующие не знакомы с материалами дела и потому не могут оценить мудрость соответствующих органов (например, https://sledcom.ru/news/item/1199260/). Указанная позиция представляется предельно циничной и ужасающей. Фактически, СК предлагает верить себе на слово, что в условиях отсутствия в России независимого суда, вызывает удивление своей наглостью.

Также в прессе очень часто возникают истории о конкретных делах, в которых одна из сторон указывает на то, что суды не учли те или иные доказательства по делу (например, из последнего, https://www.novayagazeta.

ru/articles/2018/07/06/77061-vladimir-minyaev-i-chemodannaya-mafiya).

Да и мы сами как практикующие юристы сталкиваемся с тем, что суды просто игнорируют неудобные доказательства и доводы сторон, а подобный подход поощряется вышестоящими судами.

Более того, даже по самым громким процессам последнего времени государство публично не раскрывает доказательств стороны обвинения (например, дело Улюкаева), самые важные доказательства (например, показания И.И.

Сечина) рассматриваются в закрытом режиме, судебные акты по делу не публикуются, что может быть интерпретировано исключительно как то, что эти доказательства настолько несущественны, что лишение на их основании человека свободы является не более чем произволом.

Фактически, функционирование крайне закрытой судебной системы держится на том, что ее действия никто, кроме самих госорганов, не может проверить и подвергнуть публичной критике. Указанное, как мы полагаем, является недопустимым и порождает все условия для процветания коррупции (в самом широком смысле) в судебной системе. 

Предлагаю подумать над следующим — несмотря на то, что все судебные процедуры в России по общему правилу носят открытый характер, процесс все больше и больше становится письменным.

Я это в большой степени вижу в рамках процессов, проходящих в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом, ГПК РФ, КАС РФ и КоАП РФ. Мы изучаем все больше и больше документов, стороны готовят свои позиции исключительно письменно, времени на выступления у сторон мало.

Как я понимаю, в какой-то степени аналогичные тенденции есть и в уголовном процессе, хотя это утверждать этого я не буду.

В чем смысл гласности процесса? Очевидно в том, чтобы стороны могли апеллировать к обществу в ситуации, когда суд нарушает закон. Суд, рассматривающий споры, должен находится под общественным контролем и быть предметом критики со стороны общества. При этом критики суда должна быть обоснована.

Очевидно, что так как процесс фактически превратится в письменный, гласность процесса не может обеспечиваться открытостью судебного заседания, так как фактически не позволяет общественности «судить судью», то есть провести за его работой проверку.

При этом существующее делопроизводство не позволяет знакомиться с материалами дел, где ты не являешься участником, а при попытке такого ознакомления можно получить уголовное наказание (например, https://t.me/SPbGS/3307), о чем радостно сообщают соответствующие пресс-службы.

Опыт регулирования в других странах

Между тем, в некоторых современных правопорядках имеются механизмы доступа к материалам судов по конкретным делам

Прежде всего, когда мы говорим о доступе к материалам судов, необходимо упомянуть о странах общего права.

В США это право рассматривается максимально широко и неоднократно подтверждалось решениями Верховного суда. Аналогичная ситуация в части правового регулирования имеется в Великобритании и Канаде.

Право стран континентальной Европы в большинстве своем не предусматривает возможность не для сторон процесса знакомится с материалами дела.

Вместе с тем, в таких странах, как Финляндия и Словения это право введено на законодательном уровне.

В Финляндии соответствующее правое регулирование появилось в 2007 году (Act on the Publicity of Court Proceedings in General Courts), согласно которому по общему правилу все материалы дел являются доступными для третьих лиц, при этом доказывать наличие какого-либо специального интереса к данным документам не надо.

В Словении необходимо доказывать наличие интереса для получения доступа к судебной информации, однако, насколько мы понимаем, обычно такой доступ предоставляется лицам, проводящим исследования в области права и журналистам.

Применимость в России

Мы полагаем, что введение доступа ко всем материалам всех судебным делам (исключения должны быть, но их обсуждение не является целью этой заметки) будет являться первым шагом к тому, чтобы если и не получить в России на деле, а не на бумаге, независимый суд, то хотя бы ярко показать все те проблемы, которые есть в существующей судебной системе. В связи с этим я полагаю, что необходимо обсуждать введении данного института в российское право.  

Мы, как профессиональное сообщество, должны признать, что мы можем ошибаться и временами заявлять в суде всякую чушь. Нам будет неприятно, когда какие-то наши ошибки будут вытаскивать на поверхность.

Вместе с тем, необходимо помнить, что все самые страшные злодеяния происходят за закрытыми дверями.

И в этом плане мы заинтересованы в том, что вытащить на поверхность и показать обществу все те пороки, которые имеются в существующей судебной системе, что невозможно без введения института общественного доступа к материалам судебных дел.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/8/5/o_neobhodimosti_predostavleniya_obschestvennogo_dostupa_k_materialam_del_rassmatrivaemyh_v_otkrytyh_

Юрист Воеводин
Добавить комментарий