Судебная практика о возмещении морального вреда причиненного преступлением

Моральный ущерб по-украински: как доказать и рассчитать сумму

Судебная практика о возмещении морального вреда причиненного преступлением

Возмещение морального вреда является одним из способов защиты права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания, гарантированным Конституцией Украины, гражданским, хозяйственным и уголовным законодательством.

Согласно Гражданскому кодексу, моральный ущерб физического лица состоит в его боли и страданиях, полученных в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а также в связи с противоправным поведением относительно него, членов его семьи, близких родственников, повреждением или уничтожением имущества, унижением чести, достоинства, деловой репутации.

Хозяйственное законодательство со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда Украины признает моральным ущербом потери неимущественного характера в результате нравственных или физических страданий или других негативных явлений, причиненных физическому или юридическому лицу незаконными действиями или бездействием других лиц.

Согласно положениям УПК, право на возмещение морального вреда, причиненного в результате уголовного преступления, имеют потерпевший и гражданский истец.

Судейская практика

При рассмотрении требований о компенсации морального вреда суду необходимо установить, какое право было нарушено, было ли нарушение значительным, а также определить наличие и вид вины ответчика (умысел или неосторожность), иные существенные обстоятельства в зависимости от характера правонарушения.

Теоретическая база института взыскания морального ущерба заложена в постановлениях Пленума ВСУ «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда» 1995 г. и «О судебной практике в делах о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица» 2009 г.

В частности, ВСУ разъясняет, что подобные споры рассматриваются в случае прямого предписания Конституции, а также при нарушении законов, предусматривающих возмещение морального ущерба.

Рассматривая дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, суды должны обеспечивать баланс между конституционным правом на свободу мысли и слова, свободное выражение своих взглядов и убеждений с одной стороны, и правом на уважение к человеческому достоинству с другой.

При этом судьи должны точно и неуклонно применять положения Конституции, ГК, законов о печатных средствах массовой информации, об информации, о телевидении и радиовещании, о государственной поддержке средств массовой информации и других нормативно-правовых актов, регулирующих указанные общественные отношения.

Аналізуйте рішення суду: Моральна шкода відшкодовується особою, яка на правовій підставі володіє джерелом підвищеної небезпеки незалежно від її вини (Постанова ВСУ від 5 березня 2012р.)

Рекомендации Минюста

В методических рекомендациях о возмещении морального ущерба, предоставленных Минюстом в 2004 г., отмечена актуальность проблемы прав и свобод человека.

Ссылаясь на положения Всеобщей декларации прав и свобод человека, а также Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Минюст определяет подведомственность и подсудность, исковую давность и даже размер госпошлины, которую полагается взимать с заявителя о нарушении неимущественных прав.

Основаниями для возмещения морального ущерба служат неправомерные решения, действия или бездействия лица, которое его нанесло, при наличии его вины.

Независимо от наличия вины, моральный ущерб возмещается при причинении увечья, иного повреждения здоровья или смерти физического лица в результате действия источника повышенной опасности, а также в случае причинения вреда физическому лицу путем его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного задержания или наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Размер морального ущерба должен определяться судом в зависимости от характера правонарушения, глубины физических и душевных страданий, ухудшения способностей потерпевшего или лишения его возможности их реализации, степени вины причинителя вреда, если таковая является основанием для возмещения, а также с учетом других обстоятельств, которые имеют существенное значение. Например, особое внимание Минюст рекомендует обращать на состояние здоровья пострадавшего, тяжесть вынужденных изменений в его жизненных и производственных отношениях, степень снижения престижа, деловой репутации, время и усилия, необходимые для восстановления предыдущего состояния.

Методичні рекомедації Мінюсту: Відшкодування моральної шкоди.

Размер имеет значение

Принимая во внимание тонкости судебного производства и индивидуально-психологические особенности потерпевшего, следует отметить, что для определения размера возмещения необходимо прояснить ряд вопросов, наиболее полный перечень которых представлен в инструкции о назначении и проведении судебных экспертиз и научно-методических рекомендаций по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований, утвержденной приказом Министерства юстиции Украины №53/5 от 08.10.1998. Так, составители инструкции считают необходимым определить, является ли исследуемое дело психотравмирующим для потерпевшего, чем причинены страдания и каков возможный размер денежной компенсации за причиненные страдания.

Практикующие юристы предлагают также задать заявителю вопросы о сути моральных страданий, их подтверждении и об обосновании истребуемой суммы.

Очевидно, что это мнение продиктовано предписаниями законодателя относительно необходимости указания в исковом заявлении о возмещении морального (неимущественного) вреда того, в чем заключается этот вред, какими неправомерными действиями или бездействием он причинен истцу, из каких соображений исходил истец, определяя размер вреда, и какими доказательствами это подтверждается.

Кстати, вопрос о доказательствах является не менее насущным, поскольку как доказать ту или иную степень тяжести моральных страданий, не разъясняет ни один нормативно-правовой акт. Отдельные юристы в шутливой форме предлагают предоставлять фотографии заплаканного заявителя.

Однако если рассматривать эту проблему серьезно, можно прийти к выводу о том, что раз уж моральный ущерб не должен дублировать материальный, то и доказывать его наличие следует исключительно с помощью красноречия как самого заявителя, так и свидетелей, наблюдавших его страдания.

Что касается позиции судей, то, например, ВССУ осуществил допуск к производству Верховного Суда Украины дела о возмещении родителям морального ущерба, причиненного смертью ребенка.

Постановлением ВСУ было установлено, что при определении размера денежного возмещения, причиненного родителям в результате совершения умышленного убийства ребенка, учитывается глубина и продолжительность нравственных страданий, характер действий виновного лица, а также то, что родители испытали нравственные страдания, связанные с необходимостью прилагать усилия для выявления и законного наказания лица, виновного в смерти их ребенка. При таких обстоятельствах размер возмещения морального ущерба каждому из родителей отвечает требованиям разумности и справедливости и не может считаться явно завышенным или чрезмерным.

В заключение

По мнению ведущих юристов, украинские суды не имеют практики по взысканию значительных сумм возмещения морального вреда. Такие случаи единичны и часто связаны с резонансными делами.

Следует отметить, что Законом №1105-XIV («Про загальнообов'язкове державне соціальне страхування») не установлены критерии, определяющие максимальный и минимальный размер морального вреда в денежном эквиваленте.

По результатам анализа материалов, присланных из апелляционных судов, писем Фонда соцстраха и судебной практики Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел были выявлены случаи, когда суды при одинаковой потере профессиональной трудоспособности и установлении одинаковой группы инвалидности определяли различные размеры морального возмещения потерпевшим. Так, при 15%-ной потере трудоспособности минимальный размер морального возмещения составил 1,5 тыс. грн, а максимальный – 50 тыс. грн.; при 50%-ной потере трудоспособности минимальный размер возмещения составил 2 тыс. грн, максимальный – 150 тыс. грн. При этом максимальный размер морального возмещения при 100% потере трудоспособности составлял 60 тыс. грн.

Согласно информации, полученной от судов Донецкой области, которыми учтена правовая позиция Верховного Суда Украины, размер морального вреда, определяемый в соответствии с процентом утраты трудоспособности, при 10% равняется 3 тыс. грн, при 30% – 9 тыс. грн, при 80% – 24 тыс. грн.

По информации судов Сумской области, в случае потери 10% работоспособности возмещение морального вреда определяется в размере 1 тыс. грн, при 30% – 3 тыс. грн, при 90% – 9 тыс. грн. Апелляционный суд Сумской области предлагает закрепить эти размеры возмещения на законодательном уровне.

Наталья Антонова, судья Голосеевского районного суда Киева:

– Доказательства причинения морального вреда зависят от категории правоотношений, рассматриваемых в этом аспекте. Например, в делах о причинении морального вреда вследствие обнародования нежелательной информации доказательствами служат публикации, показания свидетелей, документы, содержащие данную информацию.

В случае причинения морального вреда, обусловленного причинением вреда здоровью либо вреда материального в качестве доказательств суд рассматривает товарные чеки, заключения экспертиз, материальные объекты, процессуальные документы, служебные характеристики, справки, договоры.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что при обосновании морального вреда доказательственная база мало отличается от той, которая должна быть в наличии при доказывании вреда иного характера.

В то же время, учитывая специфику морального вреда и возмещения морального ущерба, следует принять во внимание субъективную сторону вопроса.

Заявителю необходимо подтвердить характер и объем моральных, физических и душевных страданий.

При определении размера морального вреда суды имеют право принимать решения относительно соразмерности заявленных требований, исходя из продолжительности страданий и других характеристик.

Ольга Демина, секретарь судебной палаты Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел:

– Возмещение морального ущерба является одним из способов защиты прав, гарантированных ГК, КЗоТ, Законом Украины «О защите прав потребителей» и другими нормативно-правовыми актами.

Несмотря на разъяснения, предоставленные постановлением Пленума Верховного Суда Украины «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) ущерба», которыми руководствуются суды, судебная практика по рассмотрению указанной категории дел сложилась неодинаково.

Это объясняется отсутствием четких критериев установления размера возмещения морального ущерба, дискуссионностью проблемы основания возмещения, необходимостью применения судом большого количества исключительно оценочных понятий в процессе оценки доказательств.

Даже если факт причинения морального вреда является несомненным, его последствия в виде физической боли и душевных страданий зависят от особенностей эмоционально-умственного восприятия конкретного лица.

Практика деятельности ВССУ как суда кассационной инстанции по гражданским делам свидетельствует, что одним из наиболее распространенных оснований для отмены в кассационном порядке судебных решений судов первой и апелляционной инстанций и направления дела на новое рассмотрение является нарушение норм процессуального права, что делает невозможным установление фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Такое нарушение норм процессуального права в значительном количестве случаев связывается с несоблюдением судами норм гл. 5 «Доказательства» ГПК.

В качестве соображений общего характера можно отметить, что одним из сложных вопросов правового регулирования остается регламентация деятельности суда в процессе доказывания.

Ведь сегодня он не обладает полномочиями по истребованию доказательств, необходимых по делу, что может привести к необоснованному затягиванию рассмотрения дела и неэффективной защите нарушенных прав и интересов лиц.

Суть соревновательной формы гражданского процесса заключается в том, что исключительно стороны и лица, участвующие в деле, подают доказательства по делу. Суд лишь оценивает эти доказательства, причем, согласно ч. 4 ст. 60 ГПК, доказывание не может основываться на предположениях.

Возьмем, к примеру, простое по своей сути дело о возмещении морального ущерба, причиненного смертью близкого человека. Суд, судья может видеть наличие моральных страданий человека, но оценивать их должен на основании надлежащих и допустимых доказательств согласно нормам ГПК.

Важное значение в делах этой категории имеют заключения экспертов, в частности, судебно-психологической экспертизы, как средство доказывания причиненного морального вреда. Высказываются даже мнения ученых относительно предоставления заключению судебно-психологической экспертизы преимущественного значения перед другими видами доказательств.

Однако следует отметить, что это не соответствует принципам оценки доказательств, определенным ГПК. Согласно его ст. 212, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся доказательств. Ни одно доказательство для суда не имеет заранее установленного значения.

Именно к полномочиям суда относится определение размера денежного возмещения за причиненный моральный ущерб, который может основываться на выводах эксперта, однако не устанавливается таким выводом.

Катерина Беляева

Источник: Судебно-юридическая газета

Аналізуйте судовий акт: Встановивши розповсюдження недостовірної негативної інформації суд зобов‘язав відповідача цю інформацію спростувати та відшкодувати моральну шкоду

Источник материала, интернет ресурс «Протокол»:http://protokol.com.ua/ua/vstanovivshi_rozpovsyudgennya_nedostovirnoi_negativnoi_informatsii_sud_zobov_yazav_vidpovidacha_tsyu_informatsiyu_sprostuvati_ta_vidshkoduvati_moralnu_shkodu/

Источник: https://protocol.ua/ru/moralniy_ushcherb_po_ukrainski_kak_dokazat_i_rasschitat_summu/

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Судебная практика о возмещении морального вреда причиненного преступлением

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

Источник: http://www.garant.ru/article/864733/

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Судебная практика о возмещении морального вреда причиненного преступлением

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали «РГ», почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе «Цифровой социальный юрист»

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда — 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту — 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса — состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в «Пятерочке»

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине «Пятерочка». В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к «Пятерочке» обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

— В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, — пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. — Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Государство не вправе устраняться от решения проблем возмещения морального вреда

Судебная практика о возмещении морального вреда причиненного преступлением

В большинстве развитых правовых государств компенсация морального вреда довольно эффективно используется для защиты личных неимущественных прав граждан, причем как в странах системы общего права, так и романо-германской.

Единственное, что объединяет Россию и другие развитые страны в этом вопросе, это нежелание ответчиков компенсировать суммы, причитающиеся пострадавшей стороне, а за рубежом они по сравнению с Россией могут достигать астрономических размеров.

И тяжбы также могут длиться годами, что в большей степени характерно для стран с прецедентным правом. На этом, пожалуй, сходство отечественного и зарубежного опыта заканчивается.

Зарубежный опыт

За рубежом компенсации присуждаются и по уголовным, и по гражданским делам, в связи с некачественным оказанием услуг, особенно медицинских, и по трудовым спорам, предъявляются иски к автопроизводителям и т.п.

Например, в США вдове курильщика было присуждено к выплате табачной корпорацией Philip Morris 80 млн долларов. В результате семилетних юридических разбирательств суд принял окончательное решение: компания обязана выплатить вдове уже 155 млн долларов.

Такие суммы компенсаций для зарубежных стран нечасты, но прецеденты есть, и не только с крупным бизнесом.

Большинство зарубежных государств объединяет понимание ответственности перед пострадавшей стороной, особенно когда это касается вопросов защиты потерпевших от преступлений и компенсации причиненного вреда.

Например, в ФРГ Закон «О возмещении вреда потерпевшим от насильственных преступлений» и Уголовно-процессуальный кодекс прямо предусматривают, что государство, не выполняющее обязанность по защите своих граждан, должно нести «совместную ответственность» за понесенный ущерб: «задачей солидарного сообщества является поддержка жертв совершенного деяния».

Кроме того, в плане компенсации вреда, причиненного преступлением, баталий из-за размера компенсации и иных факторов, характерных для российской правоприменительной практики, в большинстве стран давно нет. Так, еще в 1964 г.

Англия стала первой европейской страной, внедрившей современные схемы государственной компенсации в виде шкалы рассчитанных размеров компенсации. Затем система выплат была принята в Северной Ирландии, Швеции, Австрии, Финляндии, ФРГ, Франции, Португалии и др.

– всего в 27 странах, включая Эстонию. Россия в этом списке до сих пор отсутствует.

В указанных государствах выплата компенсации за счет бюджетных средств используется только в том случае, если полное возмещение ущерба невозможно получить от правонарушителя или из других источников.

В большинстве стран применяются схемы расчета и выплаты компенсации жертвам умышленных насильственных преступлений, совершенных на их территории, гарантирующие справедливую и надлежащую компенсацию.

Тем самым создаются определенные механизмы мотивации правонарушителя к обеспечению адекватной компенсации, а также оказывается содействие посредничеству в примирении по делам, где оно возможно.

Например, в ФРГ прекращение дела при возложении обязанностей по компенсации (возмещению) после предъявления обвинения допустимо по решению суда при согласии прокуратуры. Около 15% всех процессов с предъявленным обвинением завершаются подобным образом.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Особые группы потерпевших составляют жертвы бытового, сексуального насилия, организованной преступности и насилия на почве расизма, а также несовершеннолетние, для которых расширена система не только компенсации, но и психологической, медицинской и социальной помощи.

В ФРГ наряду с выплатами в рамках законов о компенсации пострадавшим существует еще одна форма государственной помощи – фонды компенсации пострадавшим от насильственных действий правых экстремистов и преступлений террористов. Из них жертвы получают помощь, как правило, в форме специальной одноразовой выплаты. Кроме того, на уровне федеральных земель учреждены специальные фонды помощи потерпевшим от иных преступных посягательств.

Российская практика

Российская практика отличается крайней несправедливостью судебных решений и размеров компенсации, отсутствует методология определения «стоимости» человеческой жизни, как в зарубежных странах, а также специальный государственный фонд поддержки жертв преступлений. По схожим делам в одном регионе могут присуждаться кардинально различающиеся суммы.

Также отмечу, что вопрос компенсации причиненного вреда находится в первую очередь в плоскости восстановления справедливости по отношению к пострадавшей стороне, в возмещении утраченного.

Во вторую очередь компенсация преследует цель выполнения функции профилактики правонарушений, особенно тех, которыми причинен реальный вред жизни и здоровью.

Ни то, ни другое в подавляющем большинстве российских судебных решений не реализуется.

Даже несмотря на то что в некоторых случаях суммы компенсации за причинение морального вреда стали более адекватными, все равно они резко занижены, особенно в сравнении с другими странами.

Александр Коновалов: Минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установитьОтвечая на вопросы сенаторов в ходе заседания Совета Федерации, министр юстиции РФ заявил, что существующая практика установления размера компенсаций морального вреда вызывает недоумение

Законодатель фактически самоустранился от решения этого вопроса. В начале 2019 г. прозвучал ряд заявлений о необходимости пересмотра действующей системы компенсации морального вреда. В частности, министр юстиции Александр Коновалов предложил подумать об установлении единых критериев компенсации – возможно, минимальных тарифов. Председатель Совета судей РФ Виктор Момотов указал, что «взыскание компенсаций морального вреда в адекватном размере позволило бы укрепить законность и правопорядок в целом ряде сфер, отличающихся высокой социальной значимостью».

На протяжении более 20 лет общественные деятели и эксперты неоднократно предлагали законодателям и правоприменителям вплотную заняться данной проблемой. К сожалению, все призывы остаются без внимания.

Потерпевший вынужден полагаться лишь на профессионализм и нравственно-этические качества судьи.

Кроме того, современная судебная практика не способствует профилактике преступлений, в частности тех, по которым причинен реальный вред жизни и здоровью потерпевшего.

Предложения по совершенствованию законодательства

Чтобы успешно применить зарубежный опыт, необходимо, на мой взгляд, создать соответствующую законодательную основу для достойной судебной практики, с тем чтобы были определены порядок возмещения потерпевшему (в том числе несовершеннолетнему) вреда, причиненного преступлением, а также условия, порядок, виды и размер предоставляемой ему государственной компенсации, условия получения срочной компенсации.

Также полагаю необходимым создать специализированный государственный фонд помощи потерпевшим в виде отдельного звена УИС.

Фонд позволит оказывать пострадавшим от насильственных преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких, а также несовершеннолетним, пострадавшим от насильственных преступлений, безотлагательную финансовую помощь, даже если отсутствует возможность взыскания денежных средств с преступника.

При этом никакого ущерба государственной казне не будет наноситься, поскольку накопления в фондах, как правило, осуществляются за счет конфискации полученных преступным путем денежных средств, штрафов, изъятого имущества, а не из средств налогоплательщиков.

Убежден, что создание подобного зарубежным аналогам фонда позволит снизить социальную напряженность, поскольку обеспечит реальную поддержку пострадавшим, повысит уровень доверия граждан к правоохранительным и судебным органам, будет способствовать снижению количества обращений в ЕСПЧ.

Помимо этого следует изменить традиционный для уголовного права подход, при котором до сих пор основное внимание уделяется взаимосвязи между государством и преступником и, соответственно, игнорируются проблемы потерпевших.

Считаю, что необходимо менять судебный менталитет, предполагающий, на мой взгляд, большее «сочувствие» преступнику, нежели жертве. В других странах этого нет.

В практике нашего фонда было немало случаев, когда преступники, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления против жизни и здоровья граждан, не желая компенсировать причиненный вред, уходили от возмещения, переписывая имущество на родственников, друзей и т.п.

В итоге для потерпевшего, например с физическими увечьями, причиненный вред превращается в его личную глобальную проблему, когда он вынужден тратить (а чаще всего искать и собирать) огромные суммы денежных средств на врачебную помощь, медикаменты, протезирование, а преступник отделывается относительно небольшим сроком лишения свободы, а то и вовсе условным.

Одно дело, когда потерпевший идет в суд за компенсацией, имея на руках копию приговора по уголовному делу, или гражданский иск разрешается в рамках приговора суда. Совсем другое, когда приговора нет или дело не было возбуждено.

В рамках гражданского судопроизводства бремя доказывания лежит на пострадавшем – то есть истцу самому придется собирать доказательства факта причинения вреда и его размера.

Сколько было случаев, когда преступник «формировал» доказательственную базу своей невиновности, и гражданский истец, уплативший госпошлину, потративший уйму времени и нервов на отстаивание своей правоты, оставался ни с чем.

В связи с этим, с моей точки зрения, надо установить нижние и верхние пределы государственной системы компенсации, чтобы она охватывала как минимум следующие элементы: потерю пострадавшим заработка, медицинские расходы, больничные сборы, а также потерю кормильца (при наличии у потерпевшего иждивенцев), оплату похорон.

Должна быть также предусмотрена безотлагательная финансовая помощь пострадавшим именно от насильственных преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких, а также несовершеннолетним, пострадавшим от таких преступлений.

Наряду с этим необходимо, чтобы денежные выплаты покрывали расходы при различной степени увечья (безотлагательная финансовая помощь), а также медицинскую, психологическую и юридическую помощь, санаторно-курортное лечение, оплату по болезни (инвалидности).

Кроме того, возможно оказание помощи в ведении хозяйства, уходе за потерпевшим, временном присмотре за детьми, если пострадавший вследствие преступления находится в беспомощном состоянии, предоставление периодических выплат и т.п.

Подчеркну, что выплата компенсации не отменяет обязательного возмещения вреда обвиняемым.

Важным фактором, побуждающим осужденного к возмещению причиненного ущерба, в данном случае может служить законодательное закрепление нормы о необходимости полного погашения причиненного вреда в качестве одного из обязательных условий для положительного решения вопроса об освобождении от отбывания наказания, и без соответствующего законодательного акта эту проблему не решить. Соответствующий законопроект, предусматривающий все перечисленные аспекты, разработан Следственным комитетом РФ совместно с Фондом поддержки пострадавших от преступлений. Однако даже после доработки проект не был поддержан на государственном уровне.

Механизм реализации института компенсации вреда служит индикатором морального состояния не только общества, но и государства, особенно считающего себя правовым.

Уверен, что глобально ситуация в стране может измениться только тогда, когда на государственном уровне появится осознание ценности человеческой жизни.

А пока речь будет идти преимущественно об убытках, «рисках» юридических лиц, потерях их производственных мощностей, а не человеческих жертвах, ничего не изменится в отношении ни к потерпевшим, ни к морально-этической проблеме в целом, устраняться от решения которой современное правовое, социально ориентированное государство не имеет права.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/gosudarstvo-ne-vprave-ustranyatsya-ot-resheniya-problem-vozmeshcheniya-moralnogo-vreda/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий