Согласие потерпевшего и причинение различных видов вреда здоровью

Газданова, Е. К.
Согласие потерпевшего в уголовном праве : понятие, характеристика, значение : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Согласие потерпевшего является многоаспектной и комплексной проблемой, которая изучается целым рядом научных дисциплин.

Ее отдельные компоненты имеют как правовое, так и морально-этическое содержание, она представляет существенный интерес для правовых и философских наук, а также для недавно оформившегося междисциплинарного направления в этическом учении — биоэтики.

Наряду с этим очевидным представляется тот факт, что согласие потерпевшего — это в первую очередь явление правового характера, которое активнее всего исследуется в рамках дисциплин криминального цикла.

Среди названных дисциплин особого внимания заслуживает уголовно-правовая наука, которая, изучая согласие потерпевшего, дает теоретико-правовую оценку последствий отказа от наиболее важных прав самого потерпевшего, выступающих объектом уголовно-правовой охраны.

Речь идет о таких субъективных правах, как право на жизнь, здоровье, физическую свободу и др. Большинство из них находится в свободном распоряжении человека, что особенно характерно для современной действительности.

Например, человек самостоятельно принимает решения по вопросам, непосредственно связанным с изменением функциональных особенностей своего организма (проведение операции по трансплантации органов и тканей, искусственному репродуктированию, аборту, стерилизации и др.) и др.

При этом не вызывает сомнения, что успешность результата при распоряжении указанными правами зависит не только от воли самого правообладателя, но и от поведения третьих лиц, непосредственно участвующих в ее воплощении. Безусловно, процесс по обеспечению чьей-либо воли, связанный с причинением вреда правам и интересам, требует уголовно-правовой оценки.

Необходимо отметить, что проблема согласия потерпевшего в уголовном праве характеризуется продолжительной историей, уходящей корнями в

3

исследования дореволюционных российских ученых конца XIX — начала XX веков. На протяжении длительного времени она приковывала внимание отечественных и зарубежных специалистов в области уголовного права и процесса, криминологии, и на сегодняшний день в доктрине имеется множество интересных разработок, осуществлен ряд различных подходов к ее изучению.

При всей комплексности и неоднозначности данной проблемы посвященные ей исследования носили узкоспециализированный характер; согласие потерпевшего рассматривалось, как правило, через призму обстоятельств, исключающих преступность деяния.

В связи с этим основной акцент делался на необходимости закрепления нормы о согласии потерпевшего в Общей части уголовного законодательства наряду с такими обстоятельствами, как необходимая оборона, крайняя необходимость, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, и др.

Однако признание важности частного интереса на современном этапе развития науки уголовного права должно сопровождаться более широким подходом к согласию потерпевшего с выделением целого ряда аспектов. При этом согласие потерпевшего должно быть исследовано в качестве:

1)     специального вида освобождения от уголовной ответственности. Именно в таком статусе оно представлено законодателем в случае добровольного волеизъявления лица на поставление в опасность заражения (заражение) ВИЧ — инфекцией (примечание к ст. 122 УК РФ);

2)     обстоятельства, смягчающего наказание. При этом нужно акцентировать внимание на том, что в уголовном законе отсутствует норма, закрепляющая согласие потерпевшего в таком качестве.

3)     конструктивного признака таких составов преступлений, как незаконное производство аборта (ст. 123 УК РФ), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ). В такой ситуации согласие потерпевшего в силу объективных причин не способно исключить преступность деяния или смягчить наказание

4

за его совершение, однако оно влияет на квалификацию деяния; в случае его отсутствия содеянное подпадает под признаки более опасного преступления.

Данными обстоятельствами определяется актуальность избранной темы исследования и обусловливается ее выбор.

Степень научной разработанности темы. Необходимо отметить, что в дореволюционный, советский и современный периоды развития уголовно-правовой науки согласию потерпевшего в уголовном праве уделялось значительное внимание такими авторами, как: С.В. Анощенкова, Ю.В. Баулин, Л.С. Белогриц-Котляревский, В.А. Блинников, П.С. Дагель, М.А. Карабут, И.И. Карпец, С.Г.

Келина, А.Ф. Кистяковский, А.В. Косарев, А.Н. Красиков, В.И. Колосова, А.Н. Кудашев, Т.В. Кургина, Е.О. Маляева, В.И. Михайлов, А.А. Пионтковский, А.А. Познышев, С.В. Расторопов, Н.Н. Розин, В.В. Сверчков, Э.Л. Сидоренко, И.И. Слуцкий, А.В. Сумачев, Н.С. Таганцев, С.В. Тасаков, Ю.М. Ткачевский, М.Д. Шаргородский, К.С. Широков, О.С. Фокин, И.А. Фаргиев, В.М.

Чхиквадзе и др.

Среди указанных выше авторов проблему согласия потерпевшего как обстоятельства, исключающего преступность деяния, исследовали: А.Н. Красиков «Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве» (Саратов, 1976); А.В.

Сумачев «Согласие лица на причинение вреда в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния» (Тюмень, 2006); Ю.В. Баулин «Причинение вреда с согласия потерпевшего как обстоятельство, исключающее преступность деяния» (Харьков, 2007); К.С.

Широков «Согласие лица на причинение ему вреда как обстоятельство, исключающее преступность деяния» (Хабаровск, 2010).

Проблему согласия потерпевшего на причинение ему смерти исследовали: Ю.А.

Чернышева «Уголовно-правовые вопросы причинения смерти потерпевшему по его просьбе (эвтаназия): уголовно-политическое, криминологическое и социально-правовое исследование» (Тамбов, 2009); О.С.

Капинус «Эвтаназия как социально-правовое явление» (Москва, 2006); Е.К. Фомичев «Эвтаназия как форма реализации права на смерть» (Тамбов, 2006).

5

В качестве способа реализации частного интереса в уголовном праве согласие потерпевшего рассматривалось в трудах таких авторов, как: Э.Л. Сидоренко, М.А. Карабут «Частные начала в уголовном праве» (СПб., 2007); О.А. Мотин «Частный интерес в системе объектов уголовно-правовой охраны» (Самара, 2006).

Согласие, будучи формой поведения лица, исследовалось в рамках общего учения о потерпевшем такими авторами, как: С.В. Анощенкова «Уголовно-правовое учение о потерпевшем» (М., 2006); Б.В.

Сидоров «Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность» (М., 1998); Д.Б. Булгаков «Потерпевший в уголовном праве» (Ставрополь, 2000); М.С.

Сирик «Уголовно-правовое и криминологическое значение потерпевшего от преступления» (Ростов-на-Дону, 2006) и др.

По рассматриваемой теме была защищена диссертация: М.А. Карабут «Согласие пострадавшего в уголовном праве» (Ростов-на-Дону, 2004).

Не вызывает сомнения, что многие предложения и рекомендации, сформулированные в трудах перечисленных выше ученых, внесли существенный вклад в исследование проблемы согласия потерпевшего.

Вместе с тем, разработка анализируемой проблемы на протяжении значительного периода времени характеризовалась узкоспециализированной направленностью, значение согласия сводилось лишь к возможности (или невозможности) исключать преступность деяния, причиняющего вред правам и законным интересам самого потерпевшего.

На сегодняшний день нет единого комплексного монографического исследования, в котором согласие потерпевшего рассматривалось бы во всем своем многообразном значении.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе реализации норм, предусматривающих согласие потерпевшего в уголовном законе, а также закономерности и перспективы развития и совершенствования указанных норм.

6

Предметом исследования являются:

—       нормы дореволюционного, советского, современного, а также зарубежного уголовного законодательства, дифференцирующие уголовную ответственность за преступления, совершение которых было обусловлено согласием потерпевшего; нормы, освобождающие от уголовной ответственности на том же основании;

—       научные статьи, монографии, диссертационные исследования, учебная литература, посвященные изучению проблемы согласия потерпевшего в уголовном праве;

—       постановления Пленума Верховного Суда РФ, судебная практика по соответствующим категориям уголовных дел.

Целями настоящего исследования являются: 1) разработка многоаспектного подхода к изучению уголовно-правового значения согласия потерпевшего и признаков, его характеризующих; 2) обоснование предложений по совершенствованию норм уголовного законодательства в части, касающейся регламентации согласия потерпевшего; 3) разработка рекомендаций по правильному применению положений уголовного законодательства в рассматриваемой сфере.

Реализация поставленных целей обеспечивается решением следующих задач:

—       сформулировать определение понятия «согласие потерпевшего», уточнить существующие в доктрине подходы и детально проанализировать его признаки;

—       рассмотреть дефиницию понятия «потерпевший» в уголовном праве, раскрыть его признаки в той части, в которой они находятся в рамках заявленного исследования;

—       представить основной спектр точек зрения разных авторов на предмет необходимости законодательной регламентации согласия потерпевшего в статусе обстоятельства, исключающего преступность деяния, изложить и аргументировать свою позицию по данному поводу;

7

—       рассмотреть согласие потерпевшего в качестве конструктивного признака отдельных составов преступлений против личности (ст. 123 и 134 УК РФ), раскрыть его содержание и показать взаимодействие с другими признаками состава;

—       исследовать характерные особенности согласия потерпевшего как специального основания освобождения от уголовной ответственности, закрепленного в примечании к ст. 122 УК РФ, уточнить его уголовно-правовую природу, сформулировать авторскую редакцию примечания;

—       обосновать необходимость включения в Общую часть УК РФ согласия потерпевшего в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Методология и методика исследования. При проведении исследования использовался диалектический метод познания, позволяющий рассматривать социально-правовые явления в их постоянном развитии и взаимодействии. Комплексно использовались исторический, сравнительно-правовой, социологический и логико-юридический методы исследования.

Теоретическую основу исследования составили труды следующих дореволюционных, советских и современных российских ученых в области уголовного права и уголовного процесса: С.В. Анощенковой, Ю.В. Баулина, Л.С. Белогриц-Котляревского, В.А. Блинникова, П.С. Дагеля, М.А. Карабут, И.И. Карпеца, С.Г. Келиной, А.Ф. Кистяковского, А.Н. Красикова, А.В.

Косарева, В.И. Колосовой, А.Н. Кудашева, Т.В. Кургиной, Е.О. Маляевой, В.И. Михайлова, А.А. Пионтковского, А.А. Познышева, С.В. Расторопова, Н.Н. Розина, В.В. Сверчкова, Э.Л. Сидоренко, И.И. Слуцкого, А.В. Сумачева, Н.С. Таганцева, С.В. Тасакова, Ю.М. Ткачевского, М.Д. Шаргородского, К.С. Широкова, О.С. Фокина, И.А. Фаргиева, В.М. Чхиквадзе и др.

Нормативную базу диссертации составили: Конституция РФ 1993 г., Уголовное Уложение 1903 г., Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., Уголовный кодекс РСФСР 1926 г., Уголовный кодекс РСФСР 1960 г., Уголовный кодекс РФ 1996 г., Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г., Гражданский кодекс РФ (Первая и Вторая части) 1994 и 1995 г., Семейный кодекс РФ 1995 г.,

8

Источник: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1453148

Уголовное право. Общая часть

Согласие потерпевшего и причинение различных видов вреда здоровью

Помимо перечисленных в уголовном законе шести обстоятельств, исключающих преступность деяния, в доктрине уголовного права называют еще ряд обстоятельств, которые исключают либо общественную опасность, либо противоправность содеянного, и поэтому не влекут уголовной ответственности. Вопрос об этих обстоятельствах является дискуссионным. Среди них — согласие потерпевшего на причинение вреда его интересам, осуществление профессиональных функций, осуществление своего права или исполнение обязанности и исполнение предписаний закона и др.

Согласие потерпевшего. Многие авторы вполне обоснованно считают невключение этого обстоятельства в УК РФ пробелом российского законодательства (С. Г. Келина), поскольку согласие потерпевшего отвечает всем признакам обстоятельств, исключающих преступность деяния.

В ряде стран мира согласие потерпевшего на причинение вреда отнесено к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность.

По УК Лихтенштейна согласие потерпевшего исключает противоправность деяния, в Швеции такое согласие является в принципе иммунитетом от уголовной ответственности.

Уголовный закон охраняет две группы интересов: интересы и блага, существующие в государстве как бы самостоятельно, без конкретных носителей этих благ (территориальная неприкосновенность, государственная безопасность, порядок несения воинской службы, правосудие и т.п.), и интересы, являющиеся проявлением личных прав и свобод граждан (честь, достоинство, здоровье, жизнь, половая свобода, личная собственность и т.п.).

В преступлениях, посягающих на вторую группу интересов, обязательным составным элементом объекта преступления будет выступать субъективное право гражданина на это благо.

м, сутью этого субъективного права является право владения, пользования и распоряжения соответствующим благом.

Поэтому закон и не признает преступлением уничтожение своего имущества, лишение себя жизни или причинение вреда своему здоровью.

В связи с этим возникает вопрос: можно ли признавать общественно опасным и преступным нарушение перечисленных интересов не лично их обладателем, а с его согласия или по его просьбе? Ведь подобное согласие, тем более просьба являются одним из способов распоряжения своими личными правами и свободами. Поэтому следует признать, что согласие собственника имущества на причинение вреда его собственности устраняет преступность имущественных посягательств, так как это один из способов реализации права распоряжения собственностью.

Большинство авторов совершенно справедливо считают, что так же должен решаться и вопрос о причинении вреда чести и достоинству лица с его согласия. Иначе обстоит дело с посягательствами на жизнь и здоровье гражданина.

Российское законодательство признает преступным лишение жизни другого человека не только с его согласия, но и по его просьбе вне зависимости от состояния здоровья гражданина.

Статья 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан содержит прямой запрет на производство эвтаназии — медицинскому персоналу запрещается удовлетворять просьбу больного об ускорении его смерти.

Проблема эвтаназии обсуждается во многих странах. Ограничена возможность граждан распоряжаться и своим здоровьем.

Если при причинении легкого вреда здоровью (в уголовном процессе это дела частного обвинения) согласие потерпевшего будет служить основанием, исключающим преступность деяния и уголовную ответственность, то при причинении тяжкого и средней тяжести вреда здоровью согласие может служить лишь обстоятельством, смягчающим наказание.

Согласие лица будет исключать преступность деяния и при совершении деяний в области половой свободы лиц, достигших 14 лет. Действительно, невозможно представить изнасилование, совершенное с согласия потерпевшей.

Сказанное свидетельствует о том, что в ряде случаев согласие лица на причинение вреда его личным интересам исключает уголовную ответственность. Но это согласие должно заключать в себе определенные условия:

1) согласившийся должен действительно иметь право на распоряжение тем благом или правом, которому он разрешил причинить ущерб или которые он уступил. К таким благам относятся имущественные и личные права. Если же причинявший вред добросовестно заблуждался относительно принадлежности какого-либо права потерпевшему, то вопрос об его ответственности решается по правилам о фактической ошибке;

2) согласие лица может быть дано в пределах распоряжения им своими личными и имущественными правами. Пределы распоряжения жизнью, здоровьем, половой свободой, честью и достоинством нами уже были рассмотрены.

Здесь следует указать лишь на то, что и распоряжение собственностью является не безграничным.

Можно дать согласие на разборку собственного дома, но нельзя давать разрешение на его взрыв, так как при этом могут пострадать интересы третьих лиц, не дававших согласия на подобные действия;

3) для признания согласия действительным, оно должно быть дано лицом, сознающим характер совершаемых действий и способным руководить своим поведением, вменяемым и дееспособным.

Если лицо, причинившее вред, заблуждается относительно способности согласившегося правильно понимать характер совершаемых действий, то вопрос о его ответственности решается по правилам фактической ошибки (фактическая ошибка и правила ее квалификации рассматриваются в гл. 9 учебника «Субъективная сторона состава преступления»);

4) согласие должно быть добровольным, а не вынужденным или полученным путем обмана. В ситуации, когда потерпевший под угрозой применения оружия передает свое имущество преступнику, не может быть и речи о согласии как обстоятельстве, исключающем преступность деяния;

5) согласие должно быть дано до или во время совершения деяния, причиняющего вред охраняемым законом интересам.

Этим оно отличается от прощения, обусловливающего прекращение уголовного дела по преступлениям, преследуемым в порядке частного обвинения (это обязанность правоохранительных органов).

Прощение в форме примирения потерпевшего и обвиняемого может быть основанием освобождения от уголовной ответственности по преступлениям небольшой тяжести (это право правоохранительных органов).

Во всех остальных случаях прощение является лишь смягчающим обстоятельством;

6) согласие не должно преследовать общественно вредных целей. Поэтому, например, будет признано незаконным согласие лица на причинение вреда своему здоровью, если оно было дано с целью уклониться от призыва на военную службу;

7) согласие должно иметь конкретно определенный характер, т.е. относиться к определенному времени, действию и конкретному благу, которое его носитель разрешает нарушить. Если лицо, причиняющее вред, причинит вред больший, чем тот, на который было дано согласие, то в этом случае он подлежит ответственности именно за те последствия, на причинение которых не было дано согласия.

Согласие должно быть четко выражено пострадавшим, но не обязательно в словесной форме. Порой, исходя из конкретных обстоятельств дела, достаточно и молчаливого согласия.

Источник: https://isfic.info/ugolov/stern113.htm

Некоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве

Согласие потерпевшего и причинение различных видов вреда здоровью

Библиографическое описание статьи для цитирования:

Новосельцева М. Д. Некоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016. – Т. 11. – С. 1546–1550. – URL: http://e-koncept.ru/2016/86331.htm.

Аннотация. Статья посвящена согласию потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве. По мнению автора, в действующем уголовном законе рассматриваемое обстоятельство не получило должного закрепления. В статье приводится анализ точек зрения на уголовно-правовое значение согласия потерпевшего на причинение вреда, высказанных известными российскими правоведами.

Текст статьи

Новосельцева Мария Дмитриевна,Магистрантпервого года обучения, Институт права Башкирского государственного университета, г. Уфаmashanvs2@rambler.ruНекоторые аспекты согласия потерпевшего на причинение вредав уголовном правеАннотация.Статья посвящена согласию потерпевшего на причинение вреда в уголовном праве. По мнению автора,в действующем уголовном законе рассматриваемое обстоятельство не получило должного закрепления. В статье приводится анализ точек зрения на уголовноправовое значение согласия потерпевшего на причинение вреда,высказанных известными российскими правоведами.Ключевые слова:согласие потерпевшего,причинение вреда, общественная опасность.Согласие потерпевшего на причинение вреда является видом проявления частной воли потерпевшего, некоторыеееаспекты учтены в уголовном законе. Однако достаточной нормативной регламентации в современном уголовном законодательстве рассматриваемый вопрос не получил. В настоящее время в учебной литературе уголовноправовая природа и значимость согласия потерпевшего на причинение вреда как обстоятельства, исключающего преступность деяния, как правило, отрицается. Такой подход обосновывается отсутствием данного обстоятельства в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотренной уголовным законом. В науке уголовного права единого мнения относительно уголовноправового значения согласия потерпевшего на причинение вреда не сложилось. «Повышенный интерес науки уголовного права к проблеме согласия потерпевшего во многом обусловлен тем, что оно, не получив определенной оценки в уголовном законе, на практике нередко воспринимается как обстоятельство, исключающее преступность деяния. Между тем в российском уголовном праве исключать ответственность могут лишь те обстоятельства, которые прямо предусмотрены уголовным законом. Для придания согласию потерпевшего юридической силы в УК РФ должна быть включена соответствующая норма»1.Проблема согласия потерпевшего на причинение вреда как обстоятельства, исключающего преступность деяния, давно носит в науке уголовного права дискуссионный характер. Известный русский теоретик уголовного права Н.С. Таганцев писал, что согласие потерпевшего на причинение вреда при определенных обстоятельствах исключает уголовную ответственность за вред, причиненный данному лицу. Н.С. Таганцев считал, что «если посягательство направлено на интерес, по отношению к которому охраняется только право лица владеть, распоряжаться и пользоваться этим интересом, то отказ такого лица от охранённого нормой принадлежащего ему права устранит преступность посягательства»2. По мнению Н.С. Таганцева,для решения вопроса о преступности причинения вреда потерпевшему с его согласия необходимо точно устанавливать, принадлежит ли потерпевшему право на распоряжение благами, которым причинен вред и в каком объёме. Значительное внимание уделялось объективной стороне деяния, которым 1Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 1072Таганцев Н. С. Русское уголовное право: лекции. СПб., 1902. Т. 1. С. 400 –402.причинен вред. Оно могло быть признано непреступным лишь в том случае, когда деянием не создавалась угроза причинения вредаинтересам иных,кроме потерпевшего,лиц. Например, собственник дома просит другое лицо уничтожить дом путем поджога. Такое причинение вреда с согласия потерпевшего преступно, потому что оно создает угрозу причинения вреда другим лицам, то есть собственникам близлежащих домов. Н.С. Таганцев допускал причинение потерпевшему с его согласия имущественного вреда, принижение его чести и достоинства и причинение легкого вреда здоровью. Причинение тяжкого вреда здоровью или смерти известный теоретик уголовного права считал преступным при любых обстоятельствах. Однако согласие потерпевшего при причинении тяжкого вреда здоровью или смерти необходимо учитывать при назначении наказания виновному в таком причинении лицу.Обосновывая своё мнение, Н.С. Таганцев писал: «Нельзя поставить на одну доску с убийцей из корысти или мести солдата, заколовшего на поле битвы своего смертельно раненного товарища по его просьбе, чтобы избавить его от дальнейших мучений; доктора, прекратившего мучительную агонию умирающего и т.п.»3.Н.Д. Сергиевский, напротив, считал, что «посягательство на жизнь и тяжкое неизлечимое телесное повреждение могут рассматриваться как деяния, подлежащие наказанию, независимо от согласия или несогласия пострадавшего, так как эти блага представляют сами по себе большую ценность для государства»4. Аналогичное мнение высказывал А. Кистяковский, полагавший, что «соизволение на членовредительство и на убийство не может уничтожить виновность этих преступлений»5.В науке советского уголовного права И.И. Слуцкий впервые провел классификацию обстоятельств, исключающих преступность деяния, среди которых им было выделено согласие потерпевшего на причинение вреда6. Причинение вреда потерпевшему с его согласия, по мнению И.И. Слуцкого, не является общественно полезным и правомерным, однако степень общественной опасности такого деяния невелика и его в этой связи можно считать малозначительным. А.А. Пионтковский считал, «что согласие потерпевшего «является обстоятельством, устраняющим общественную опасность деяния при посягательстве на те права и интересы, которые находятся в свободном распоряжении потерпевшего. При наличии согласия потерпевшего совершённые действия не могут быть признаны социально опасными; их следует считать правомерными»7.Определяя согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее преступность деяния, А.А. Пионтковский выделял условия непреступности такого причинения: 1)согласие возможно только в отношении тех благ, которые находятся в свободном распоряжении потерпевшего; 3«Там же»4Сергиевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть Общая:пособие к лекциям. СПб., 1905. С. 22.5Кистяковский А. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. Киев:Типография А. И. Мамонтова и К, 1882. С. 335.6Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 11 –12.7Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. Часть Общая. М:Наука, 1970. Т. 2. С. 342 –4012)согласие может быть дано только в пределах свободного распоряжения данным лицом своими благами и интересами. В области личных благ А.А. Пионтковский допускал причинение вреда здоровью, но отрицал правомерность причинения вреда жизни человека, полагая что это подрывает сознание неприкосновенности жизни другого человека;3)согласие не должно преследовать противоправных и общественновредных целей;4)согласие обязательно должно быть действительным, то есть оно должно быть дано вменяемым и дееспособным лицом либо законным представителем такового,выраженным в интересах представляемого. В советский период в науке относительно согласия потерпевшего высказывались различные мнения. Так, А.И. Санталов считал согласие потерпевшего на причинение вреда обстоятельством, исключающим преступность деяния,и определял его как «деяние, посягающее на охраняемый законом интерес (право), если оно осуществляется с согласия того лица, которому этот интерес принадлежит и которое может им распоряжаться по своему усмотрению»8. А.И. Санталов писал, что согласие можетвыражаться только в отношении имущественных благ и недопустимо в отношении здоровья и жизни. Другие исследователи, в том числе Н.Д. Дурманов и В.Д. Пакутин писали о том, что согласие потерпевшего на причинение вреда своему имуществу не имеет отношения к уголовному праву и является гражданскоправовым явлением. Согласие потерпевшего на причинение вреда здоровью и жизни не устраняло преступность деяния. М.Д. Шаргородский считал, что согласие на причинение вреда здоровью можно рассматривать в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, только при условии причинения телесного повреждения в общественно полезных целях, к которым можно отнести, например, исследование лекарств или производство экспериментальных медицинских операций. В дальнейшем такой подход в науке стал общепринятым. Причинение вреда с согласия потерпевшему по иным мотивам, кроме общественно полезных, считалось преступным. В таком же русле развивалась и правоприменительная практика. Новым этапом в развитии научных представлений о согласии потерпевшего на причинение вреда стало исследование А.Н. Красикова, который под согласием понимал «выражение свободного волеизъявления лица на нарушение своих благ или поставление их в опасность (риск) как способ достижения личного интереса, с одной стороны, а с другой –поведение третьего лица в рамках этого согласия»9. Он также выделил условия, при которых согласие потерпевшего исключает преступность причинения вреда:1.права и интересы, в отношении которых потерпевший выражает согласие, находятся в его свободном распоряжении;2.согласие относится только к личным правам и интересам. Согласие на причинение вреда правам и интересам третьих лиц не допускается;3.причинение вреда не должно осуществляться в общественно вредных целях;4.согласие должно исходитьот вменяемого дееспособного лица;5.согласие должно быть добровольным и дано до причинения вреда.В современной юридической науке дискуссия относительно необходимости включения согласия потерпевшего на причинение вреда в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, в Уголовный кодекс продолжается. Профессор 8Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л.: Издво ЛГУ, 1968. Т. 1. С. 460 –465, 518.9Красиков А. Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов:Издво Саратовского унта, 1976. С. 19.С.Г. Келина считает, что «невключение в УК РФ 1996 г. такого обстоятельства, как согласие потерпевшего, следует признать пробелом российского уголовного законодательства»10.Обосновывая необходимость учета согласия потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, Т.В. Кондрашкова отмечает, что уголовный закон не признает преступлением уничтожение собственного имущества, нанесение самому себе телесных повреждений и также самоубийство. В связи с этим возникает вопрос: можно ли признавать преступлением причинение вреда правам и интересам потерпевшего, совершенное не им лично, но по его просьбе? Отвечая на поставленный вопрос,Т.В. Кондрашкова отмечает, что такое согласие или просьба являются способами распоряжения потерпевшим собственными правами, а распоряжение своими законными правами, как известно, не наказуемо. Одним из ключевых аргументов противников включения согласия потерпевшего на причинение вреда в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, является возможность злоупотребления со стороны лица, причинившего вред. Данный аргумент нельзя признать состоятельным, поскольку злоупотребление возможно при применении любой нормы права. На практике встречаются случаи незаконного осуждения к лишению свободы, однако данный факт не рассматривается в качестве основания для исключения лишения свободы из перечня уголовных наказаний.Подводя итог анализу изложенных в научной литературе мнений относительно уголовноправового значения согласия потерпевшего на причинение вреда, представляется возможным сделать вывод о необходимости внесения в уголовный закон упомянутого согласия в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Ссылки на источники1.Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 1072.Таганцев Н. С. Русское уголовное право: лекции. СПб., 1902. Т. 1. С. 400 –402.3.Сергиевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть Общая: пособие к лекциям. СПб., 1905. С. 22.4.Кистяковский А. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. Киев: Типография А. И. Мамонтова и К, 1882. С. 335.5.Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 11 –12.6.Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. Часть Общая. М: Наука, 1970. Т. 2. С. 342 –4017.Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л.: Издво ЛГУ, 1968. Т. 1. С. 460 –465, 518.8.Красиков А. Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов: Издво Саратовского унта, 1976. С. 19.9.Келина С. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 7.

10КелинаС. Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 7.

Источник: https://e-koncept.ru/2016/86331.htm

Причинение вреда с согласия лица или по его просьбе

Согласие потерпевшего и причинение различных видов вреда здоровью

Савинов Андрей Владимирович, кандидат юридических наук, доцент; директор Калужского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Понятие и правовая природа причинения вреда с согласия лица или по его просьбе

Действующий УК РФ 1996 г. можно рассматривать как российское уголовное законодательство переходного периода от советского государства с авторитарным режимом к правовому государству с гражданским обществом.

Как видится, такой переход не может быть осуществлен в сжатые сроки, так как в основе своей он должен иметь эволюционные подходы и инициироваться в большей степени снизу самим обществом (в том числе научным сообществом), а не государством.

О «переходности» Кодекса свидетельствует интенсивность вносимых в него изменений, внутренняя противоречивость, определенная степень декларативности и казуистичности.

Возрастающая с каждым годом интенсивность вносимых изменений и дополнений в УК РФ показывает, что уголовное законодательство проходит непростой путь своего становления и развития, хотя этот процесс более походит на «латание дыр».

Тем не менее законодатель медленно, но верно движется в направлении формирования современной российской системы права, в которой уголовное право должно занять достойное место. Хочется надеяться, что в ближайшее десятилетие-полтора мы будем иметь новый Уголовный кодекс Российской Федерации, который впитает в себя основные прогрессивные научно-практические достижения, в том числе и в части нового изложения всего института обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Одной из тенденций, по которой происходит развитие действующего уголовного законодательства, является постепенное расширение частных начал в уголовном праве , когда для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности учитывается мнение потерпевшей стороны или иного лица, которому причиняется вред в результате совершения того или иного деяния. В первую очередь, это связано с введением института освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ). Ряд авторов делают вывод, что потерпевший становится самостоятельной фигурой не только в уголовном процессе, но и в уголовном праве, что еще раз говорит о развитии в материальном праве частных начал .

См. подробнее: Кропачев М.Н. Механизм уголовно-правового регулирования: Дис. … д-ра юрид. наук в форме науч. доклада. СПб., 2000. С. 29 — 30; Он же. Уголовно-правовое регулирование. Механизм и система. СПб., 1999. С. 230 — 231.
См., например: Давыдова Е.В. Примирение с потерпевшим в уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000. С. 14 — 16.

Нормами, учитывающими мнение потерпевшего по вопросам привлечения виновного к уголовной ответственности, являются также ст. ст.

137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни») и 139 («Нарушение неприкосновенности жилища») УК РФ, в диспозициях которых предусмотрено согласие лица, чье конституционное право нарушается, в качестве негативного признака состава преступления, что исключает возможность привлечения лиц, совершивших такие деяния, к уголовной ответственности.

Еще одним примером проявления частных начал в уголовном праве является норма, предусмотренная в примечании 2 к ст.

201 УК РФ, в которой закреплен так называемый принцип диспозитивности, согласно которому если деяние, предусмотренное любой статьей главы 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

Наконец, одним из наиболее ярких примеров рассматриваемой тенденции является примечание к ст.

122 (заражение ВИЧ-инфекцией) УК РФ , в котором предусмотрено положение о том, что лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй указанной статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения. Вопрос относительно юридической природы и значения этой нормы в уголовно-правовой доктрине рассматривался достаточно подробно .

Примечание к ст. 122 УК РФ было внесено в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ // Российская газета. 2003. 16 декабря.
См., например: Анощенкова С. Согласие лица на причинение ему вреда в примечании к ст. 122 УК РФ // Уголовное право. 2005. N 3; Ендольцева А.В. Освобождение от уголовной ответственности в случае, предусмотренном законодателем в примечании к ст. 122 УК РФ // Российский следователь. 2004. N 4; Орешкина Т. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в Особенной части УК РФ // Уголовное право. 2005. N 1; и др.

Расширение частного начала в уголовном праве неизбежно будет иметь своим следствием усиление защиты частного интереса, который, будучи правом личности, является одним из приоритетных объектов уголовно-правовой охраны, закрепленных в ч. 1 ст.

2 УК РФ. Однако если уголовный закон признает за потерпевшим все большее количество прав, то он должен признавать и возможность потерпевшего более свободно распоряжаться своими правами. В том числе правом на собственную неприкосновенность.

Исходя из данных соображений, мы считаем необходимым рассмотреть вопрос о целесообразности дополнения главы 8 УК РФ нормой о признании непреступным причинения вреда интересам лица с его согласия или по его просьбе.

Следует, однако, заметить, что указанная проблема поднималась и ранее в юридической литературе. Так, еще Н.С. Таганцев писал о том, что согласие обладателя нарушенного интереса устраняет преступность имущественных посягательств, а также посягательств на честь и целомудрие.

Однако вопрос о возможности исключения уголовной ответственности при посягательстве на телесную неприкосновенность, по его мнению, является весьма спорным и зависит от ряда обстоятельств: тяжести нанесенного ущерба, особенности обстановки (больной или лицо, сознательно идущее на научный эксперимент) и т.д.

Причинение смерти с согласия лица должно влечь уголовную ответственность, но размер наказания должен быть снижен с учетом указанных обстоятельств .

См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая: В 2 т. М., 1994. Т. 1. С. 184.

А.А. Пионтковский также исследовал причинение вреда с согласия потерпевшего и выделял его в качестве обстоятельства, устраняющего общественную опасность деяния при посягательстве на те права и интересы, которые находятся в свободном распоряжении потерпевшего.

По его мнению, таковыми являются имущественные права и интересы личности, однако в области личных благ согласие потерпевшего не устраняет общественной опасности совершенного посягательства на его жизнь . А.И.

Санталов также называл в числе обстоятельств, исключающих противоправность деяния, согласие потерпевшего, считая, что оно устраняет посягательство на охраняемый законом интерес, который находится в полном распоряжении лица, давшего согласие на причинение ущерба этому интересу .

См.: Курс советского уголовного права: В 6 т. М., 1970. Т. 2. С. 393.
Курс советского уголовного права: В 5 т. Л., 1968. Т. 1. С. 463.

Профессор А.Н.

Красиков, специально исследовавший в рамках кандидатской диссертации согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность и наказуемость, писал, что посягательство на самого себя, свои личные блага, как правило, не является уголовно наказуемым деянием, а наоборот, может характеризоваться как общественно полезное поведение, например, согласие на проведение научного эксперимента с риском для своего здоровья . По мнению автора, наличие в законе материально-правового основания освобождения от уголовной ответственности за примирение потерпевшего с виновным позволяет прийти к суждению о том, что если потерпевшему предоставлено законом право прощать виновному факт причинения вреда личным благам, то, очевидно, человек имеет право в определенных случаях дать согласие на их нарушение .

Красиков А.Н. Согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность и наказуемость по советскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1972. С. 14; См. также: Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов, 1976. С. 25 — 27.
Красиков А.Н. Примирение с потерпевшим и согласие потерпевшего — «частный» сектор в публичном уголовном праве // Правоведение. 1998. N 1. С. 180.

Вместе с тем в современной доктрине встречаются точки зрения, опровергающие целесообразность дополнения УК РФ нормой о согласии потерпевшего на причинение ему вреда. Так, например, В.А.

Глушков, высказывая возражения против признания согласия потерпевшего в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, отмечает безнравственность данного обстоятельства, а также возможность разного рода злоупотреблений .

Некоторые авторы согласие потерпевшего не относили к области уголовного права, так как оно реализуется в иных отраслях права . В подтверждение данной позиции П.С.

Дагель утверждал: «Неясно, как нормы иных отраслей права могут исключать уголовную ответственность за какие-либо действия, если она установлена, если же она не установлена уголовным законом, то зачем говорить о ее исключении…» .

Глушков В.А. Проблемы уголовно-правовой ответственности за общественно опасные деяния в сфере медицинского обслуживания: Автореферат дис. … д-ра юрид. наук. Киев, 1990. С. 36. Милюков С.Ф. Проблемы криминологической обоснованности российского уголовного законодательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та МВД России, 2000. С. 143; Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.А. Беляева, М.И. Ковалева. М.: Юрид. лит., 1977. С. 204; Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригер, Б.А. Куринова, Ю.М. Ткачевского. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. С. 207.

Дагель П.С. Имеет ли «согласие потерпевшего» уголовно-правовое значение // Советская юстиция. 1972. N 3. С. 25.

Однако, на наш взгляд, следует согласиться с утверждением С.С.

Тихоновой, которая указывает, что санкционная роль уголовного законодательства заключается именно в придании особой силы и значения существующим нормам других отраслей права, в частности в защите установлений, выработанных отраслью медицинского права .

Вопрос о признании согласия потерпевшего обстоятельством, исключающим преступность деяния, не потерял актуальности. И сегодня высказывается множество доводов в поддержку данной позиции .

Тихонова С.С. Уголовно-правовое регулирование посмертного и прижизненного донорства в Российской Федерации: Монография. Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2002. С. 85.
Блинов А.Г. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в России: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Саратов: Изд-во Саратовской государственной академии права, 2001. С. 25; Блинов А.Г. Уголовно-правовая охрана прав пациента: Учебное пособие / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. С. 167 — 180; Тихонова С.С. Указ. соч. С. 83 — 85; Орешкина Т. Обоснованный риск в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния // Уголовное право. 1999. N 1. С. 17 — 18; и др.

Но, как справедливо отмечается в литературе, согласие лица на причинение вреда его правоохраняемым интересам не может быть абсолютным.

Так, в ГК РФ прямо указано, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах, в том числе использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке . Статья 45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан однозначно запрещает медицинскому персоналу осуществление эвтаназии, т.е. удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/69409-prichinenie-vreda-soglasiya-lica-prosbe

Юрист Воеводин
Добавить комментарий