Разграничение кражи грабежа и разбоя как форм хищения чужого имущества

Грабеж и кража. Квалификация статей и отличия двух преступлений

Разграничение кражи грабежа и разбоя как форм хищения чужого имущества

Криминальная обстановка в стране ужасает своими масштабами. Огромное количество заявлений о кражах и грабеже поступает во все отделения милиции. Возможно, это происходит из-за непонимания российскими гражданами различия между своим и чужим имуществом, СССР оставил в памяти многих фразу: «Все вокруг колхозное – все вокруг мое». Хотя принять это за оправдание было бы глупо.

Желание завладеть чужим имуществом преследовало человека с древних времен. Разбойники –  это название тех людей, чьим промыслом было воровство и грабеж. Сейчас они – домушники, карманники, медвежатники и т.д.

Суть дела от этого не меняется.
Малое число стран, в число которых входит и Россия, выделяет грабеж в отдельную статью Уголовного кодекса.

В европейских странах хищение чужого имущества квалифицируется как кража.

Для российского законодательства оказалось важным разделение постатейно двух понятий – грабеж и кража.
Тайное хищение чужого имущества в РФ именуется кражей и относится к статье 158 УК РФ.
Понятие кража распространяется на хищение любой формы собственности, которая является для похитителя чужой.

Главным критерием определения кража, является то что, хищение тайное, то есть о его совершении не известно собственнику имущества или третьим лицам. К краже относится даже хищение имущества, о котором не известно собственнику, например в связи с существованием у него товарных излишков еще не выявленных инвентаризацией.

В случае, когда хищение совершалось в присутствии третьих лиц, которые не стали бы оказывать преступнику противодействия, находясь с ним в родственных или дружеских связях, такое деяние так же квалифицируется как кража.

Хищение остается тайным если свидетели происходящего по объективным причинам не осознают противоправность деяния преступника, такая ситуация может сложиться, например, в музее при снятии картины, якобы для реставрации.

В юридической практике часто используется понятие субъективного вменения, и, исходя из него, к краже можно отнести, даже если хищение не являлось тайным, но преступник этого не знал, полагая, что действует незаметно для остальных.
Получение чужого имущества с возможностью распоряжаться им по своему усмотрению, говорит о законченности, такого преступления, как кража.

Хищение чужого имущества открыто, то есть в присутствии собственника или другого лица, которое осознает, что происходит преступление, называется грабеж и квалифицируется по статье 161 УК РФ.


Грабеж выражается в хищении чужого имущества, которое совершается без насилия или с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Отличие грабежа от разбоя заключается в причинении насилия.

Квалификация преступления разбой подразумевает сопряжение преступления с применением опасного для жизни и здоровья потерпевшего насилия или с угрозой применения такого насилия.

Грабеж считается совершенным, если преступником изъято у владельца имущество, и он имеет возможность воспользоваться им или распорядится по своему усмотрению.

Главным критерием определения преступления грабеж является его открытость, то есть преступник должен осознавать, что противоправный характер его деяний известен собственнику или третьим лицам, присутствующим при грабеже.

Наказание за кражу:

За кражу без отягчающих обстоятельств:

  • обязательные работы на срок до 180 часов;
  • ограничение свободы на срок до 2 лет;
  • арест на срок от двух до четырех месяцев;
  • лишение свободы на срок до 2 лет;
  • штраф до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 6 месяце;
  • исправительные работы на срок до 1 года.

За кражу с отягчающими обстоятельствами, а именно: с причинением значительного ущерба потерпевшему; совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище или другое помещение; а так же, из одежды, сумки либо другой ручной клади потерпевшего предусмотрено наказание:

  • лишение свободы на срок до 5 лет;
  • штраф в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы осужденного за период до 18 месяцев;
  • исправительные работы на срок до 2 лет;
  • обязательные работы на срок до 240 часов;

Помимо этого, по решению суда лишение свободы, может быть дополнено ограничением свободы на срок до 1 года.

Кража с отягчающими обстоятельствами, а именно: в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище или из нефтепродуктовода, нефтепровода, газопровода карается:

  • лишением свободы на срок от 2 до 6 лет. (На усмотрение суда остается назначение штрафа в размере до 80 тыс. руб. и ограничения свободы до 1,5 г., при лишении свободы);
  • штрафом в размере от 100 до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 18 месяцев.

Кража, совершенная в особо крупном размере или организованной группой наказывается лишением свободы на срок от 5 до 10 лет, с ограничением свободы на срок до 2 лет и штрафом в размере до 1 миллиона руб., или без таковых.

Наказание за грабеж:

Грабеж без отягчающих обстоятельств наказывается:

  • лишением свободы на срок до 4 лет;
  • обязательными работами на срок от 180 до 240 часов;
  • ограничением свободы на срок от 2 до 4 лет;
  • арестом на срок от 4 до 6 месяцев;
  • исправительными работами на срок от 1 до 2 лет.

Грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище или другое хранилище, или в крупном размере, или с применением насилия, которое не является опасным для жизни и здоровья потерпевшего или с угрозой применения такого насилия карается:

  • лишением свободы на срок от 2 до 7 лет с назначением ограничения свободы на срок до 1 года и штрафа в размере до 10 тыс. руб. или без таковых.

Грабеж, совершенный в особо крупном размере или организованной группой наказывается:

  • лишением свободы на срок от 6 до 12 лет с ограничением свободы на срок до 2 лет и штрафом в размере до одного миллиона руб. или же в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 5 лет, или без таковых.

Крупный размер для статей 158 и 161 УК РФ — более 250 тыс. руб., а особо крупный – 1 миллион руб.

По отношению к данным статьям человек может оказаться по ту или иную сторону закона.

Если вы потерпевший  — подавайте заявление, по образцу в ближайшее отделение полиции, и ничего не бойтесь. Преступник, совершивший преступление, против вашей собственности должен понести наказание. Да, и вернуть свое имущество, которое иногда достается, не так просто, вы сможете только таким путем.

Заявление подается на имя начальника отделения полиции, в нем потерпевший указывает список похищенного его стоимость, обстоятельства, при которых произошло похищение его место и время.

В обязательном порядке потребуется предоставить документы на владение имуществом. Если у преступления были свидетели, то потерпевший указывает и их.

Очень часто от показаний свидетелей зависит исход судебного разбирательства.

Обвиняемому в краже или грабеже можно посоветовать обратиться за помощью к адвокату по уголовным делам, который сможет доказать либо невиновность обвиняемого, либо помочь смягчить наказание.

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/grabezh_i_krazha/

Кража, грабеж, разбой

Разграничение кражи грабежа и разбоя как форм хищения чужого имущества

Кража – это тайное хищение чужого имущества (ст. 158 УК РФ).

Видовым объектом этого преступления выступают отношения собственности как родовое понятие по отношению ко всем формам собственности, а непосредственным объектом выступает та конкретная форма собственности, которая определяется принадлежностью имущества: государственная, частная, муниципальная или собственность общественных объединений.

Предметом хищения является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество. Под предметом хищения понимается не любой объект права собственности, а лишь такой, который обладает:

  1. вещным признаком, т.е. имеет определенную физическую форму;
  2. экономическим признаком, т.е. обладает объективной экономической ценностью;
  3. юридическим признаком, т.е. является для виновного чужим.

Кража с объективной стороны выражается в тайном хищении чужого имущества, сущностное содержание которого как объективно, так и субъективно заключается в том, что виновный стремится избежать какого бы то ни было видимого контакта с собственником или титульным владельцем похищаемого имущества либо с посторонними лицами, способными воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника, будучи очевидцами содеянного.

Субъективная сторона кражи характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.

Квалифицированные виды кражи (ч. 2 ст. 158 УК) характеризуются ее совершением:

  • группой лиц по предварительному сговору;
  • с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;
  • с причинением значительного ущерба гражданину;
  • из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

Особо квалифицированный состав образует кража с проникновением в жилище, из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода или в крупном размере (ч. 3 ст. 158 УК).

Наиболее опасные виды кражи, предусмотренные ч. 4 ст. 158 УК, характеризуются ее совершением:

  1. организованной группой;
  2. в особо крупном размере.

Субъект кражи — лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Грабеж определяется в УК как открытое хищение чужого имущества (ст. 161 УК РФ). Вопрос об открытом характере хищения имущества, как и при краже, решается на основании субъективного критерия, т.е. исходя из субъективного восприятия обстановки самим виновным.

Объективная сторона грабежа характеризуется активными действиями, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом. Для признания хищения открытым необходимо, во-первых, чтобы собственник, владелец либо иное лицо наблюдали противоправные действия виновного и понимали их преступный характер, а во-вторых, чтобы виновный осознавал, но игнорировал данное обстоятельство.

Грабеж признается оконченным с момента изъятия чужой вещи и приобретения виновным реальной возможности пользоваться и распоряжаться ею по своему усмотрению.

Субъективная сторона грабежа характеризуется прямым умыслом, при котором субъект осознает открытый характер совершаемого им деяния, и корыстной целью.

Субъект — вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В качестве квалифицирующих обстоятельств ч. 2 ст. 161 УК РФ признает совершение грабежа:

  • группой лиц по предварительному сговору;
  • с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище;
  • с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
  • в крупном размере.

Особо квалифицированный состав грабежа сконструирован в ч. 3 ст. 161УК РФ, грабеж совершенный:

  • организованной группой;
  • в особо крупном размере.

Разбой — наиболее опасная форма хищения (ст. 162 УК РФ). Он определяется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Непосредственные объекты разбоя: во-первых, конкретная форма собственности, а во-вторых, здоровье лица, подвергшегося нападению.

Объективная сторона разбоя описана в ст. 162 УК РФ в рамках формального состава преступления и складывается из двух сопряженных друг с другом деяний, одно из которых (нападение) присуще всем случаям разбоя, а второе является альтернативным и предполагает либо насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрозу применения такого насилия.

Субъективная сторона. Умыслом виновного субъекта охватывается способ совершаемого им преступления.

Субъектом разбоя может быть вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В ч. 2 ст. 162 предусматриваются квалифицирующие признаки разбоя:

  • совершение его по предварительному сговору группой лиц;
  • с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

В ч. 3 ст. 162 устанавливается ответственность за разбой, совершенный:

  • с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище;
  • в крупном размере.

А в части 4 — за разбой, совершенный:

  • организованной группой;
  • в целях завладения имуществом в особо крупном размере;
  • с причинением тяжкого вреда здоровью (добавим к этому — или смерти).

Кража, грабеж и разбой. Квалификация преступлений:

Загрузка…

Источник: https://legalquest.ru/ugolovnoe-pravo/krazha-grabezh-razboj-2.html

Проблемы отграничения грабежа с применением насилия от разбоя

Разграничение кражи грабежа и разбоя как форм хищения чужого имущества


Рассмотрены вопросы отграничения грабежа с применением насилия от разбоя.

Ключевые слова: грабеж, применение насилия, разбой, насильственные действия.

В юридической литературе выделяют шесть форм хищения: кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж и разбой. В основе такой классификации лежит способ совершения хищения.

Разбой (ст. 162 УК РФ) — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разбой, в отличие от грабежа, — двух объектное преступление, подразумевающее одновременно посягательство на отношения собственности и на здоровье человека.

Объективная сторона выражается в нападении с целью хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья либо с угрозой применения такого насилия.

Подобные действия могут быть только открытыми, в связи с чем разбой имеет сходство с насильственным грабежом. Насилие служит средством подавления сопротивления со стороны лиц, препятствующих или могущих воспрепятствовать хищению.

Если же субъект применяет насилие не с целью воздействия на волю других лиц, а для того, чтобы неожиданно вырвать имущество из их рук, то такие действия нельзя квалифицировать как разбой или насильственный грабеж.

По мнению большинства ученых, при данных обстоятельствах содеянное образует открытое ненасильственное хищение и соответствующее преступление против здоровья личности. [7, С. 8]

особенность, по сравнению с иными формами хищения, состоит в том, что разбой сконструирован как усеченный состав, т. е. момент окончания перенесен на более раннюю стадию — покушение на хищение (если уже было нападение и угроза или насилие).

Если в разбой перерастет иная форма хищения (кража или грабеж), деяние оканчивается моментом применения угрозы насилием или насилия, характерных для разбоя. Таким образом, разбой считается оконченным с момента осуществления нападения, независимо от того, была ли достигнута цель завладения чужим имуществом или нет.

Грабеж же признается оконченным с момента завладения чужим имуществом.

Надо сказать, что для разбоя не требуются такие признаки хищения, как фактическое изъятие и (или) обращение имущества, причинение ущерба владельцу имущества.

При этом иные признаки хищения (чужое имущество, безвозмездность, противоправность, корыстная цель) являются для разбоя обязательными, так как он совершается с целью хищения.

Если же в результате разбойного нападения имущество фактически будет изъято, то квалификация содеянного не изменится. [8, С. 12]

Разбой проявляется в форме нападения, т. е. внезапного для потерпевшего активного агрессивного воздействия виновного (вне насилия не имеет места).

Необходимо отметить, что отграничение грабежа от разбоя нередко вызывает определенные затруднения в судебной практике.

Главное отличие рассматриваемых преступлений состоит в степени интенсивности и объеме насилия, поскольку разбой всегда связан с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, в то время как грабеж может быть совершен без насилия либо с насилием, но не опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

В ряде случаев ошибки при квалификации грабежа и разбоя обусловлены различной оценкой легких телесных повреждений, повлекших расстройство здоровья.

На практике не всегда представляется возможным разграничить данные составы преступлений; оценка действий преступника в значительной мере зависит от позиции правоприменительного органа и местной практики. Позиция законодателя была разъяснена пленумом Верховного суда (постановление от 27 декабря 2002 г.

№ 29 о судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое).

В соответствии с ним, под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать также нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т. п. Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью). [3]

Несмотря на четкое указание закона о характере насилия при грабеже, в судебной практике и до настоящего времени встречаются случаи неправильной квалификации как насильственного грабежа действий, которые фактически представляют собой не грабеж, а разбой.

Например, Л., Г. и Ш. были осуждены за разбой, так как совершили разбойное нападение на П., который находился в нетрезвом состоянии. В подъезде дома Ш. нанес ему удар, а Л. и Г. стали его избивать. Во время избиения Ш. сорвал с руки П. часы, а Л. и Г. обыскали его карманы. В результате избиения П. были причинены легкие телесные повреждения.

Судебная коллегия по уголовным делам, рассматривая дело, пришла к выводу, что избиение П. не было опасным для его здоровья и жизни, и переквалифицировала действия виновных на грабеж.

Верховный Суд, отменяя постановление судебной коллегии, правильно указал, что вывод коллегии о том, что к П. применено насилие, не опасное для жизни и здоровья, не соответствует материалам дела. Кроме того, Президиум обратил внимание на то, что при разрешении дела не был учтен характер действий виновных и условия, при которых совершено нападение. [4]

Последнее указание является особенно важным, так как определение последствий физического насилия как при грабеже, так и при разбое хотя и имеет существенного значения для правильного разграничения данных составов преступлений, но этим установление степени насилия еще не исчерпывается.

Во всех случаях применения физического насилия как при грабеже, так и при разбое следует учитывать не только последствия физического насилия, но и другие обстоятельства по делу, в частности, способ действий виновного при применении этого насилия, имеющий важное значение для квалификации содеянного.

В связи с этим физическое насилие с применением оружия или предметов, объективно заменяющих его (топор, металлический прут, камень и т. п.), т. е. таких, которыми можно причинить человеку вред в виде лишения жизни или телесных повреждений, всегда следует рассматривать как насилие, опасное для жизни или здоровья лица.

Анализ материалов судебной практики позволяет сделать общий вывод о том, что действия лица по завладению чужим имуществом, соединенные с физическим насилием, последствия которого охватываются понятием насильственного грабежа, надлежит квалифицировать как разбой во всех случаях, когда в момент применения этого насилия оно является реально опасным для жизни и здоровья потерпевшего. [6, С. 58]

В ряде случаев физическое насилие, характерное для насильственного грабежа, может явиться способом выражения угрозы насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего. В таких случаях квалификация действий виновного должна происходить с учетом характера этой угрозы, а не фактически причиненного вреда.

Угроза, выраженная, например, словами «убью», «зарежу» и т. п., так же, как и угроза, выраженная посредством «обещания» использовать против потерпевшего оружие или другие предметы, объективно его заменяющие, либо демонстрация их перед потерпевшим, воспринимаемая им именно как угроза насилием, опасным для жизни и здоровья, являются психическим насилием, характерным только для разбоя.

Неправильная оценка характера угрозы может иметь место не только тогда, когда она выражена в неопределенной форме, но даже и тогда, когда угроза физическим насилием выражена преступником вполне определенно.

Угроза причинить физическое насилие при завладении чужим имуществом может и не быть реальной в объективном смысле этого слова. Тем не менее, и в этих случаях, если потерпевший воспринимает угрозу, хотя бы и мнимую, как реальную, совершенные виновным действия необходимо квалифицировать в соответствии с характером этой угрозы. [5, С. 19]

Более сложным является отграничение насильственного грабежа от разбоя, когда психическое насилие при завладении чужим имуществом выражается виновным неопределенно.

Преступник в этих случаях прямо не высказывает намерения убить потерпевшего, причинить ему тяжкие телесные повреждения либо же применить к нему любое другое насилие, опасное для жизни или здоровья, не демонстрирует перед потерпевшим оружие или иные предметы, объективно его заменяющие.

Применительно к таким случаям вопрос о признании в действиях виновного грабежа или разбоя следует решать следующим образом.

Прежде всего, необходимо учитывать главное — субъективное восприятие потерпевшим характера применяемой виновным угрозы.

Однако, это обстоятельство нельзя расценивать в качестве единственного критерия для разграничения указанных составов преступлений, поскольку субъективное представление потерпевшего может быть нередко неадекватным реальному содержанию угрозы, выраженной неопределенно в той или иной форме.

Поэтому суд должен в таких случаях всесторонне проанализировать конкретную обстановку совершения преступления, учесть объективный характер действий виновного и все другие фактические обстоятельства по делу и, исходя из этого, решать вопрос о квалификации действий виновного.

В тех случаях, когда угроза насилия при завладении чужим имуществом выражается преступником неопределенно, а потерпевшие воспринимают ее как угрозу насилием, опасным для жизни и здоровья, однако характер последующих действий виновных свидетельствует о том, что они не желали применить в отношении потерпевших такое насилие, их действия следует рассматривать как насильственный грабеж.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/212/51814/

Грабеж как форма хищениячужого имущества

Разграничение кражи грабежа и разбоя как форм хищения чужого имущества

Лихман А.Д. — студенткаИнститута права БашГУНаучный руководитель — доценткафедры уголовного права и процессаСабиров Р.Д.г. Уфа

Грабеж как форма хищениячужого имущества

Самый быстрорастущий вид правонарушений в нашей стране — преступления против собственности. В 2003 году было совершено приблизительно 2 млн. 700 тыс. преступлений, почти половина из них была связана с различного рода нарушениями, касающимися прав собственности граждан.

Собственность составляет экономическую основу существования любого общества, а неотчуждаемое право быть собственником является важнейшей гарантией осуществления прав и свобод личности.

Охрана собственности от преступных посягательств является одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации, закрепленная в статье 2 УК РФ 1996 г.1

Термин «хищение» упоминается уже в первых декретах Советской власти. Однако еще длительное время наряду с ним в законодательстве продолжали существовать как однопорядковые понятия «кража», «грабеж» и пр.

Лишь с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г.

«Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» понятие «хищение» поглотило все формы и виды хищений, направленных против социалистической собственности.

Первоначально разработка общего понятия хищения в теории и судебной практике была осуществлена применительно к посягательствам на государственную и общественную собственность, которая впервые была представлена в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 28 мая 1954 г., указавшем, что «по смыслу Указа от 04.06.1947 г. умышленное обращение в свою собственность государственного и общественного имущества, независимо от форм и способов его совершения, должно рассматриваться как хищение»2.

Что же касается преступлений против личной собственности, то в их систематизации хищения не выделялись, а сам термин «хищение» частично подменялся понятием «похищение». Например, И.Г.

Филановский, обозначая кражу, грабеж, разбой, мошенничество и вымогательство как группу преступлений, «выражающихся в преступном завладении чужим имуществом», считал нецелесообразным создавать в теории общее понятие похищения личного имущества граждан и вводить его в научный оборот вопреки законодательной терминологии.

Первым опытом законодательного определения хищения стал Федеральный закон 1994 г., дополнивший ст.144 УК РСФСР 1960 г. примечанием, определявшим хищение применительно к ст.144-147 главы о преступлениях против собственности.

С этого времени понятие хищения действительно стало общим, поглотив собой различия не только в непосредственных, но и в родовых объектах корыстных посягательств. Немногим отличается от предшествующей и действующая дефиниция хищения, закрепленная в примечании 1 к ст.

158 УК, согласно которой под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Указанное общее понятие хищения играет роль родового по отношению к видовым понятиям преступлений против собственности.

В уголовном законодательстве ответственность за хищение чужого имущества дифференцируется в зависимости от того, каким способом совершается посягательство на отношения собственности. Изъятие имущества может быть тайным или открытым, насильственным или ненасильственным, совершенным путем обмана или злоупотребления доверием и так далее.

Способ изъятия имущества как объективное обстоятельство, характеризующее хищение, существенно влияет на степень общественной опасности преступления и поэтому учитывается законодателем.3 Действующее уголовное законодательство различает шесть форм хищения: кражу, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение и растрату вверенного имущества.

Каждой из форм хищения присущи свои особенности, отличающие один состав хищения от другого.

Правильное установление форм хищения и разграничение смежных составов преступлений имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку этим обеспечивается выполнение важнейшей задачи правосудия — применение наказания в строгом соответствии с законом. В судебной практике нередко определенные затруднения вызывает отграничение грабежа от других, смежных с ним составов преступлений: кражи, разбоя, вымогательства.

Грабеж — это более опасная форма хищения, чем кража, мошенничество, присвоение и растрата. Он определяется в Уголовном кодексе Российской Федерации как открытое хищение чужого имущества, совершенное без насилия (ч.1 ст.161 УК) либо соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего либо с угрозой применения такого насилия (п.»г» ч.2 ст.161 УК).

Кража, как и грабеж, является одной из форм хищения. Необходимость рассмотрения вопроса о разграничении кражи и грабежа в первую очередь объясняется все еще встречающимися в судебной практике ошибками при квалификации данных видов преступлений. В законе кража определяется как тайное хищение чужого имущества (ст.158 УК).

Таким образом, в отличие от грабежа кража характеризуется тайным способом завладения чужим имуществом.

Кроме того, грабеж, как известно, может быть совершен и с насилием, не опасным для жизни и здоровья, в то время как кража всегда является тайным ненасильственным хищением.

Поэтому дополнительным объектом грабежа помимо собственности может быть и личность, тогда как объектом кражи является только собственность.

В уголовно-правовой литературе существует несколько точек зрения по поводу критериев, которые необходимо положить в основу разграничения тайного и открытого хищения чужого имущества. Одни авторы придают решающее значение субъективному представлению виновного.

Так, М.М. Исаев писал: «…тайное похищение есть похищение, совершаемое по убеждению преступника, незаметно для потерпевшего»4.

Другие криминалисты при решении данного вопроса исходили из того, осознают или нет факт похищения потерпевший или третьи лица. Кроме того, в юридической литературе было также высказано мнение о том, что при разграничении тайного и открытого похищения необходимо сочетать субъективный критерий с объективным.

Например, Э.Я. Немировский писал: «Как показатель большей дерзости похитителя важно не присутствие владельца само по себе, а то, что похищение совершается на глазах у владельца или других лиц, знающих о принадлежности ему вещи, и то, что похищаемый сознает это; похищение должно быть открытым и объективно и субъективно…»5.

Единственно правильной, по мнению В.В. Ераксина, является лишь первая точка зрения, в соответствии с которой, при разграничении двух смежных составов преступлений — кражи и грабежа — решающим моментом должно быть субъективное представление виновного о том, совершает ли он похищение чужого имущества тайно или открыто.

В тех случаях, когда виновный полагает, что он совершает хищение тайно, т.е.

незаметно для потерпевшего или третьих лиц (не соучастников преступника), хотя на самом деле факт хищения осознается потерпевшим или третьими лицами, совершенное деяние надлежит рассматривать как кражу.

Если же виновный считает, что оно совершает хищение явно открытое для потерпевшего или третьих лиц, хотя в действительности они не осознают этого, совершенное виновным следует расценивать как грабеж6.

Нередко вызывает определенные затруднения в судебной практике отграничение грабежа от разбоя.

Разбой — нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст.162 УК).

Главное отличие грабежа от разбоя состоит в степени интенсивности и объеме насилия, ибо разбой всегда связан с насилием, опасным для жизни или здоровья, в то время как грабеж может быть совершен без насилия либо с насилием, но не опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

Определение последствий физического насилия, как при грабеже, так и при разбое хотя и имеет существенное значение для правильного разграничения данных составов преступлений, но этим установление степени насилия еще не исчерпывается.

Во всех случаях применения физического насилия, как при грабеже, так и при разбое следует учитывать не только последствия физического насилия, но и другие обстоятельства по делу, в частности способ действия виновного при применении этого насилия, имеющий важное значение для квалификации содеянного.

Действия лица по завладению чужим имуществом, соединенные с физическим насилием, последствия которого охватываются понятием насильственного грабежа, надлежит квалифицировать как разбой во всех случаях, когда в момент применения этого насилия оно является реально опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

В ряде случаев физическое насилие, характерное для насильственного грабежа, может явиться способом выражения угрозы насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. В таких случаях квалификация действий виновного должна происходить с учетом характера этой угрозы, а не фактически причиненного вреда.

Угроза, выраженная, например, словами «убью», «зарежу» и т.п., так же как угроза, выраженная посредством «обещания» использовать против потерпевшего оружие или другие предметы, объективно его заменяющие, либо демонстрация их перед потерпевшим, воспринимаемая им именно как угроза насилием, опасным для его жизни или здоровья, являются психическим насилием, характерным только для разбоя.

Неправильная оценка характера угрозы может иметь место не только тогда, когда она выражена в неопределенной форме, но даже и тогда, когда угроза физическим насилием выражена преступником вполне определенно.

Угроза причинить физическое насилие при завладении чужим имуществом может и не быть реальной в объективном смысле этого слова. Тем не менее, и в этих случаях, если потерпевший воспринимает угрозу, хотя бы и мнимую, как реальную и виновный именно на это и рассчитывает, совершенные виновным действия необходимо квалифицировать в соответствии с характером этой угрозы.

Более сложным является отграничение насильственного грабежа от разбоя, когда психическое насилие при завладении чужим имуществом выражается виновным неопределенно. Таковым психическим насилием является, например, угроза: «Отдай деньги, а то будет хуже!» и т.п.

Преступник в этих случаях прямо не высказывает намерения убить потерпевшего, причинить вред его здоровья либо же применить к нему любое другое насилие, опасное для жизни или здоровья, не демонстрирует перед потерпевшим оружие или иные предметы, объективно его заменяющие.

Применительно к таким случаям вопрос о признании в действиях виновного грабежа или разбоя решается следующим образом. Прежде всего, необходимо учитывать главное — субъективное восприятие потерпевшим характера применяемой виновным угрозы.

Однако это обстоятельство нельзя расценивать в качестве единственного критерия для разграничения указанных составов преступлений, поскольку субъективное представление потерпевшего может быть нередко неадекватным реальному содержанию угрозы, выраженной неопределенно в той или иной форме. Поэтому в таких случаях суд должен всесторонне проанализировать конкретную обстановку совершения преступления (место, время, возможность позвать на помощь и т.п.), учесть объективный характер действий виновного и все другие фактические обстоятельства по делу и, исходя из этого, решить вопрос о квалификации действий виновного.

В тех случаях, когда угроза насилием при завладении чужим имуществом выражается преступниками неопределенно, а потерпевшие воспринимают ее как угрозу насилием, опасным для жизни или здоровья, однако характер последующих действий виновных свидетельствует о том, что они не желали применить в отношении потерпевшего такое насилие, их действия следует рассматривать как насильственный грабеж.

В судебной практике известные трудности при разграничении грабежа и разбоя вызывают и такие случаи, когда при завладении чужим имуществом виновный угрожает потерпевшему определенным насилием, приведение которого в исполнение может вызвать различные последствия, начиная от побоев и легкого вреда здоровью и кончая смертью лица. Таким насилием является, например, угроза избиением.

Вопрос о квалификации действий виновного в этих случаях должен решаться аналогично тому, как и при наличии угрозы, выраженной неопределенно, т.е. с учетом как субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы, так и всех других обстоятельств дела.

Необходимо также учитывать, что разбой считается оконченным уже с момента осуществления нападения на личность независимо от того, была ли достигнута цель заладения чужим имуществом или нет.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/ufa20041/lihman.htm

Юрист Воеводин
Добавить комментарий