Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Негативные последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Исаев И. Д. Негативные последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям // Молодой ученый. — 2017. — №50. — С. 294-296. — URL https://moluch.ru/archive/184/46585/ (дата обращения: 08.11.2019).



В данной статье рассмотрена проблема коллизии норм действующего УПК РФ с нормами уголовно-процессуального законодательства по вопросу негативных юридических последствий после прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

При анализе уголовно-процессуального законодательства можно сделать вывод о том, что при прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию для лица наступают неблагоприятные последствия, в то время как при анализе основополагающих положений УПК РФ можно сделать противоположный вывод.

Данная проблема является актуальной для лиц, в отношении которых ведётся уголовное преследование.

Ключевые слова: нереабилитирующее основание, виновность, уголовное преследование, негативные последствия, приговор, прекращение уголовного дела

В теории уголовно-процессуального права возникает множество вопросов о соотношении положений статьи 14 УПК РФ с остальным уголовно процессуальным законодательством, касающегося прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

Из положений части 1 статьи 14 УПК РФ следует, что виновность лица в совершении преступления может быть установлена, только вступившим в законную силу приговором суда и до этого момента данное лицо считается невиновным.

Так же часть 2 статьи 8 УПК РФ гласит, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда.

Исходя из вышеперечисленных положений норм УПК РФ, следует то, что негативные последствия могут наступить только после вынесения судом обвинительного приговора, который устанавливает виновность лица в совершении преступления и только по нему. Но на практике негативные последствия наступают не только от обвинительного приговора, но и от постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию.

Только в момент вступления в законную силу обвинительного приговора суда осужденный может считаться виновным в совершении преступления и подвергаться мерам уголовного наказания. Однако до этого момента любые публичные утверждения о виновности лица либо ограничение прав обвиняемого (например, жилищных, трудовых и др.), будут нарушением этого принципа [1, c. 266].

Конституционным судом РФ отмечается, что решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию не может подменять приговор суда и не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого.

[2] Исходя из содержания данного постановления получается так, что прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, хоть и расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления, и не влечет за собой реабилитации, но при этом вопрос о виновности лица остается открытым. Тем не менее, негативные последствия для лица, в отношении которого уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям наступают.

Законодатель в части 2 статьи 27 УПК РФ предоставляет лицу, в отношении, которого, уголовное дело прекращается по нереабилитирующему основанию право выбора между продолжением уголовного дела в обычном порядке, что даёт возможность такому лицу отстаивать свои права в суде и быть оправданным судом или согласиться на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию, что повлечёт ряд негативных последствий, которые предусмотрены действующим законодательством для такого лица. К таким неблагоприятным последствиям можно отнести возмещение гражданского иска, заглаживание вреда и взыскание с такого лица судебных издержек.

По вопросу судебных издержек судебная практика такова, что при вынесении судом постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию вопрос о виновности лица в совершении преступления не ставится и de jure такое лицо не признаётся виновным, но de facto суд обязывает лицо, в отношении которого такое уголовное дело прекращается возместить судебные издержки [3]. Получается так, что суд в таком постановлении не устанавливает виновность такого лица и по определению не может в силу положений части 1 статьи 14 и части 2 статьи 8 УПК РФ, но издержки взыскивает как с виновного.

Одним из важных последствий прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию выступает учет лица, освобожденного от уголовной ответственности, как лица, совершившего преступление.

[4] В приказе Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Министерства экономического развития и торговли РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков «О едином учёте преступлений» в приложении № 2, раздела 4 который называется «Учёт всех лиц совершивших преступления», в пункте 40 говорится, что учету подлежат все лица, в отношении которых вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, уголовное дело направлено прокурором в суд с обвинительным заключением (актом) либо вынесен обвинительный приговор по уголовному делу частного обвинения [5]. Из содержания данной нормы можно сделать однозначный вывод о том, что в один ряд ставятся лица, как привлеченные к уголовной ответственности приговором суда, так и освобожденные от наказания в связи с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующему основанию может также являться препятствием для повторного прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении этого же лица по нереабилитирующему основанию. Кроме того, лицо может быть уволено с работы или переведено на менее ответственную в случае, если его деяние содержит состав дисциплинарного проступка [4].

С одной стороны мы видим презумпцию невиновности, являющуюся одним из тех принципов, который закреплен как в Конституции РФ, так и в уголовно-процессуальном кодексе, а именно в ст. 14 УПК РФ которая говорит, что виновность лица устанавливается исключительно приговором суда, а с другой стороны положения приказа Ген.

прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Мин. эконом.

развития и торговли РФ и ФСКН «О едином учёте преступлений», который приложением № 2 разделом 4 под названием «Учёт всех лиц совершивших преступления» отождествляет лиц совершивших преступления и виновность которых была установлена вступившим в законную силу приговором суда и лиц, в отношении которых уголовное дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям и виновность которых не была установлена. И несмотря на то, что Конституционным судом было дано разъяснение того, что постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не может подменять приговор суда, не отменяет того факта, что у лиц в отношении которых уголовное дело было прекращено по таким основаниям и виновность которых не установлена вступившим в законную силу приговором суда наступают негативные последствия, которые по закону наказанием не являются, но по сути несут для такого лица определённые юридически неблагоприятные последствия в виде ограничения прав, к которым можно отнести невозможность освобождения от уголовной ответственности за совершение преступления небольшой или средней тяжести, если ранее данное лицо впервые привлекалось к уголовной ответственности и было освобождено от нее в силу прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию и различного рода материальные убытки в виде заглаживания вреда, возмещение гражданского иска и уплату судебных издержек.

Исходя из всего вышесказанного и подводя итоги, хочется сказать, что лица, в отношении которых осуществляется уголовное преследование, должны иметь в виду, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию возможно лишь в случае их согласия на такое прекращение, о чём говорится в ч. 2 ст. 27 УПК РФ.

В случае несогласия лица на прекращение уголовного дела, производство по нему продолжается в обычном порядке для дальнейшей возможности его реабилитации.

Согласие на прекращение уголовного дела (преследования) предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления и добровольное принятие всех последующих за таким признанием неблагоприятных последствий.

В силу положения части 1 статьи 14 УПК РФ виновность лица устанавливается только приговором суда и соответственно дача согласия такого лица на прекращение в отношении него уголовного дела по нереабилитирующему основанию не может трактоваться как признание его своей вины и тем более устанавливаться таким постановлением о чём нам говорит Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П, а следовательно в связи с не установлением виновности в совершении преступления такого лица по приговору суда в соответствии с ч.2 ст. 8 УПК РФ, не может влечь за собой никаких негативных последствий. Все негативные последствия, рассмотренные в данной статье должны налагаться только на лиц, виновность в совершении преступления которого была достоверно установлена вступившим в законную силу обвинительным приговором суда. Проблема в данном вопросе заключается в том, что при даче согласия лица на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию не исключена возможность самооговора и в действительности данное лицо невиновно, при этом оно не изъявило желание отстаивать свою невиновность в суде, в следствии чего, при вынесении постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию, у него возникают неблагоприятные последствия юридически не относящиеся к наказаниям, но являющиеся ими по сути.

Литература:

1. Лупинская П. А. учебник для студентов ВУЗ. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации // Норма. Москва 2009. С. 266;

2. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гр-на Сушкова [Электронный ресурс]. http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1205929/ Доступ из справочной правовой системы «Гарант».

3. Рыжкова Н. А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. [Электронный ресурс]. https://pravorub.ru/articles/14922.html.

4. Прокуратура Калужской области. Официальный сайт. Основания и последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. [Электронный ресурс]. http://prokuror-kaluga.ru/razyasnenie-3500.html.

5. Приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» [Электронный ресурс]. http://base.garant.ru/12144358/#ixzz4cDsJ2IRP Доступ из справочной правовой системы «Гарант».

Основные термины(генерируются автоматически): прекращение уголовного дела, РФ, совершение преступления, лицо, основание, приговор суда, виновность лица, уголовное преследование, последствие, законная сила.

Источник: https://moluch.ru/archive/184/46585/

Васильева Е.Г. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

CОДЕРЖАНИЕ

Васильева Е.Г., канд. юрид. наук, ст. преподаватель кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Кардинальное реформирование уголовно-процессуального законодательства, имеющее под собой цель поставить уголовное судопроизводство на состязательно-правоохранительные рельсы, коснулось практически всех институтов, регулирующих правоотношения в этой области.

Не стал исключением и институт прекращения уголовного дела. Между тем, к сожалению, сами по себе усилия, направленные на совершенствование тех или иных правовых процедур не всегда закономерно обеспечивают положительный результат.

Именно к такому выводу может привести системный анализ норм УПК РФ, регламентирующих прекращение уголовно-процессуальной деятельности.

Основной новеллой, безусловно, явилось вычленение из некогда цельного института прекращения уголовного дела процедуры прекращения уголовного преследования.

Понятно, что любое введение того или иного правового феномена требует четкой определенности его содержания, что позволяет не только уяснить точный смысл последнего, но и обеспечить единообразное его применение.

Тем не менее, законодатель допустил в этой области значительные пробелы, не обозначив значения таких понятий, как «уголовное дело», «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования».

Законодательное толкование получил лишь термин «уголовное преследование» (хотя и не в самом совершенном виде1).

Не останавливаясь на этой проблеме более подробно,2 отметим лишь, что «прекращение» в уголовно-процессуальном смысле может, как нам представляется, предполагать формально закрепленное обоснованное решение органов, ведущих уголовной процесс об отказе от уголовно-процессуальной деятельности, составляющей обособленное производство по поводу факта совершения преступления полностью (прекращение уголовного дела) или в отношении изобличения по данному факту конкретного лица (прекращение уголовного преследования).

Думается, что именно скудность понятийно-определенного обеспечения не только лишила практических работников важных базовых сведений, необходимых для понимания и правильного осуществления указанных процедур, но и во многом изначально предопределила несовершенство самой правовой регламентации рассматриваемого института.

Так, например, сам законодатель зачастую «не видит» особой разницы между прекращением уголовного дела и прекращением уголовного преследования и их правовыми последствиями: например, глава 29 УПК РФ, называется «Прекращение уголовного дела», тогда как содержит в себе и правила прекращения уголовного преследования; согласно ч.3 ст.27, ст.254, п.1 ч.1 ст.439, ч.

1 ст.239 УПК РФ суд, лица ведущие уголовный процесс прекращают уголовное дело по основаниям, предусмотренным для прекращения уголовного преследования. Представляется не совсем целесообразным закрепление в ч.1 ст.27 УПК РФ основания, содержащегося в пункте втором.

Во-первых, этот пункт изначально не охватывает все основания прекращения уголовного дела, во-вторых, общее правило, касающееся этого вопроса уже достаточно четко закреплено в ч.3 ст.24 УПК РФ. Далее, вызывает недоумение частое включение этого самого пункта в те нормы, где его присутствие прямо противоречит законодательной логике: в ч.4 ст.213, ч.7 ст.246 и ч.

8 ст.302 УПК РФ. Напомним, что в указанных случаях речь идет о различиях в процессуальных последствиях при прекращении уголовно-процессуальной деятельности по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям. Присутствие в них п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ (а он включает в себя все шесть оснований для прекращения уголовного дела, предусмотренных в ч.1 ст.

24 УПК РФ) лишает эти нормы всякого смысла. Интересно, что ту же самую ошибку, цитируя УПК РФ, допускает и Конституционный Суд в своем Постановлении от 8 декабря 2004 г.3

Помимо приведенных выше, существуют и другие неточности, которые выходят за рамки простой «невнимательности» законодателя. В качестве иллюстрации этого утверждения приведем некоторые примеры.

Так, к одному из основных недостатков законодательного обеспечения института прекращения, следует, на наш взгляд отнести проблему соотношения правовых позиций материального и процессуального права. Как известно, законодатель лишь недавно устранил прямые несоответствия между УК РФ и УПК РФ в этой области.

Но остались и другие, не столь очевидные. Так, например, нормативное регулирование института процессуального прекращения фактически рассчитано лишь на классический случай уголовной ситуации: одно деяние, совершенное одним лицом.

Там же где речь идет о соучастии либо о множественности, применение соответствующих норм УПК РФ вызывает определенные сложности. Почему, например, при отсутствии состава преступления должно прекращаться все уголовное дело (п.2 ч.1 ст.

24 УПК РФ), ведь эта правовая категория помимо объективных элементов (которые, кстати, укладываются в понятие «отсутствие события преступления» — пункт 1 ч.1 ст.

24) имеются и субъективные (и именно они приходятся на долю второго пункта), относимые не к факту преступления, а к лицу, его совершившему? Проще говоря, состав преступления может отсутствовать в деянии лишь одного из «соучастников». То же можно сказать и в отношении обстоятельств, указанных в п.4, 6 ч.1 ст.24, п.1 ч.1 ст.

439 УПК РФ, которые могут относиться не ко всем лицам, совершившим это деяние совместно. Вправе ли правоприменитель прекратить в данном случае все уголовное дело, как этого требует закон? В силу принципа публичности — нет. На наш взгляд, все обстоятельства, относящиеся к личностным характеристикам и по своей правовой природе, препятствующие уголовному производству должны быть отнесены к основаниям для прекращения уголовного преследования, в целом же производство по такому делу может быть прекращено по основанию, предусмотренному в ч.4 ст.24 УПК РФ.

Далее, в случае соучастия может возникнуть и такой вопрос: является ли заявление потерпевшего по делу частного обвинения основанием для возбуждения уголовного дела и уголовного преследования всех лиц, совершивших преступление, независимо от того, кого конкретно потерпевший хочет привлечь к уголовной ответственности или преследоваться могут только те лица, которых потерпевший указал в своем заявлении? Исходя из требований главы 41 УПК РФ, верным является второе предположение. А если это так, то и обстоятельство, предусмотренное в (п.5 ч.1 ст.24), следует признать личностным и отнести к основаниям для прекращения уголовного преследования. Попутно обратимся к положениям ст.23 УПК РФ «Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации». Во-первых, название указанной статьи содержит не совсем понятное «привлечение к уголовному преследованию», которое законодатель, исходя из содержания статьи, приравнивает к возбуждению уголовного дела, хотя, как известно, они могут и не совпадать (при возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления). Во-вторых, уголовное преследование в порядке этой статьи находится в «подвешенном» состоянии — оно не относится ни к делам частного, ни к делам частно-публичного, ни к делам публичного обвинения (согласно положениям ч.2, 3, 5 ст.20 и ст.23 УПК РФ). Поэтому неясен и вопрос о порядке прекращения процессуальной деятельности: возможно ли это сделать по п.5 ч.1 ст.24 или по ч.2 ст.20 УПК РФ. По этому вопросу требуется более четкая позиция законодателя.

И еще, на что хотелось бы обратить внимание, в рамках соотношения уголовного и уголовно-процессуального права, применительно к рассматриваемой проблеме: Во-первых, в отношении деяния, преступность и наказуемость которого устранены впоследствии вступившим в законную силу уголовным законом, дело должно прекращаться не за отсутствием состава преступления, а за отсутствием его события (не по п.1, а по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ). Во-вторых, несмотря на то, что сроки уголовного преследования действительно совпадают со сроками давности совершения преступления, исходя из требования точности, предъявляемого к языку закона, в п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ должны быть упомянуты последние.

В заключении отметим еще один момент, требующий законодательного урегулирования: прекращение уголовного дела в отношении лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказание и его исполнение. На этот счет в УПК РФ имеется две нормы: общая, закрепленная в п.4 ч.

1 ст.208 — согласно ей при временном тяжелом заболевании обвиняемого (подозреваемого) производство по делу должно быть приостановлено и специальная — согласно п.1 ч.1 ст.

439, если лицо с психическим расстройством, наступившим после совершения деяния не представляет опасности, уголовно-процессуальная деятельность в отношении него должна быть прекращена. Статья 81 УК РФ, регулирующая данный вопрос, не дает четкого ответа, т.к.

содержит диспозитивное правило: такое лицо «в случае выздоровления может подлежать уголовной ответственности, если не истекли сроки давности». Таким образом, вопрос об окончании уголовного дела в отношении указанных выше лиц остается открытым.

Литература и примечания

  1. См. об этом: Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Уфа. 2000. С.5-10.
  2. На этот пробел в законодательстве указывают многие процессуалисты. См., например: Бурылева Е.В.

    Прекращение уголовного дела и уголовного преследования // Актуальные вопросы уголовного процесса современной России. Межвуз. сб. науч. трудов. Уфа. 2003. С.120; Сухарева Н.Д. Прекращение уголовного преследования на стадии предварительного расследования. Автореф. дисс. … канд.

    юрид. наук. Иркутск. 2002. С.7.

  3. Российская газета. 2003. 23 декабря.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/ufa20042/vasileva.htm

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ 4 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИНСТИТУТА ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА 7 1.1 Понятие и сущность прекращения уголовного дела и уголовного преследования 7 1.2 Соотношение категорий «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования» 14 ГЛАВА 2.

ОСНОВАНИЯ, УСЛОВИЯ, ПОРЯДОК ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ 19 2.1 Понятие и система оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования 19 2.2 Реабилитирующие и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования и их содержание 26 ГЛАВА 3.

ПОРЯДОК ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ 37 3.1 Порядок принятия решения о прекращении уголовного дела и уголовного преследования 37 3.

2 Требования, предъявляемые к форме и содержанию постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования 43 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 53 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 56

Введение

Правовой институт прекращения уголовно-процессуального производства прошел длительный и досгаточно непростой путь исторического развития Существенные изменения он претерпел в связи с принятием УПК РФ Законодатель провел разграничение между прекращением уголовного дела и уголовного преследования, установил новые основания прекращения уголовного дела, предусмотрел частичное прекращение уголовного преследования, сформулировал правила обжалования и рассмотрения судьей жалобы на постановление о прекращении уголовного дела, внес принципиальные новшества в процессуальный порядок прекращения уголовного дела (уголовного преследования) Однако, по мнению специалистов, современная система оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования) оказалась незавершенной, противоречивой. Решением о прекращении уголовного дела существенным образом затрагиваются права и законные интересы личности, вовлеченной в уголовное судопроизводство. Интеграция Российской Федерации в мировое сообщество, ориентация на построение правового государства предполагают готовность к реформе всей правовой системы, в том числе к пересмотру некоторых уголовно-процессуальных институтов с позиции усиления гарантий обеспечения таких прав. Повышенный интерес современной науки уголовного процесса к идеям диспозитивности, целесообразности, справедливости и теоретическое обоснование возможности внедрения их в качестве принципов в уголовное судопроизводство обусловили необходимость исследования диалектики соотношения института прекращения уголовного дела и указанных принципов- идей. Принятию любого итогового решения по уголовному делу предшествует деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств. Отсутствие единых стандартов доказывания при вынесении решения о прекращении уголовного дела по различным основаниям вызывает вопросы у законодателя, ученых и практических работников. Подобные вопросы возникают и на стадии предварительного расследования, и в суде первой инстанции. Наукой уголовного процесса накоплен обширный объем знаний, посвященных общему понятию прекращения уголовного дела, основаниям и процессуальному порядку принятия данного процессуального решения. Эти аспекты под тем или иным углом зрения рассматривались в трудах таких ученых, как Н.С. Алексеев, Б.Т. Безлепкин, Ю.Н. Белозеров, Е.Г. Васильева, С.И. Викторский, Л.В. Володина, О.В. Волынская, Л.В. Головко, П.М. Давыдов, А.Я. Дубинский, Н.В. Жогин, А.Г. Калугин, В.М. Корнуков, А.М. Ларин, Т.А. Левинова, В.З. Лукашевич, Л.В. Никитина, В.В. Николюк, И.Л. Петрухин, М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, И.Л. Фойницкий, А.В. Хабаров, Е.А. Хабарова, Г.П. Химичева, С.А. Шейфер, С.П. Щерба и др. Целью настоящего дипломного исследования является изучение и анализ теоретических положений и правовых норм института прекращения уголовного дела и уголовного преследования в уголовном процессе с тем, чтобы установить проблемные аспекты данного института и предложить возможные решения законодательных и правоприменительных проблем, имеющих место в рассматриваемой сфере правоотношений. Для достижения указанной цели автором ставились и решались следующие задачи: — рассмотреть понятие и определить сущность прекращения уголовного дела и уголовного преследования; — соотнести категории «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования», установить их общие черты и различия; — систематизировать основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования; — охарактеризовать реабилитирующие и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования; — проанализировать порядок принятия решения о прекращении уголовного дела и уголовного преследования; — выявить требования, предъявляемые к форме и содержанию постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования. Объектом настоящего исследования являются правоотношения, складывающиеся между государством и его органами и гражданином, в отношении которого имело место прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования. Предмет исследования — нормы права (прежде всего, уголовно-процессуального), регулирующие основания и порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования; теоретические воззрения на институт уголовного процесса; судебная практика, отраженная в материалах уголовных дел. Методологической основой исследования являются общий метод диалектического познания. В качестве специальных методов исследования использовались методы анализа, синтеза, логико-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой. В качестве частнонаучных методов выступили исследование судебной практики и другие методы, практикуемые в российской юридической науке и в отечественном правоведении в целом. Структура работы соответствует цели и задачам исследования. Работа состоит из настоящего введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, в которых последовательно решаются поставленные задачи, заключения, содержащего выводы относительно всего исследования и списка использованных источников.

Заключение

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы. 1). Уголовное преследование представляет достаточно изученную в теории уголовного процесса категорию, которая и до введения ее в ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство активно разрабатывалась учеными-процессуалистами.

Понятия «осуществление уголовного преследования» и «участие в уголовном преследовании» нетождественны.

Указанное положение имеет принципиальное значение при решении вопроса о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, так как в зависимости от решения данного вопроса поставлено разграничение круга субъектов, имеющих право возбуждать уголовное преследование и прекращать его (специально уполномоченные государством должностные лица) либо инициировать его начало и прекращение и участвовать в осуществлении данного вида процессуальной деятельности (иные участники со стороны обвинения). 2). Статья 175 УПК РФ определяет основания и процессуальный порядок не только изменения и дополнения обвинения, но и прекращения уголовного преследования. С учетом того, что указанные вопросы больше ни в одной из норм не регламентируются, следует, что ч. 2 указанной статьи нуждается в некотором расширении содержания, касающегося основания прекращения уголовного преследования, к числу которых следует отнести иные обстоятельства, исключающие уголовное преследование в определенной части. В этой связи ч. 2 ст. 175 УПК РФ следует изложить в следующей редакции: «Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения либо установлены иные обстоятельства, исключающие уголовное преследование в определенной части, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в определенной части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора». 3). Введение в уголовно-процессуальный закон понятия «уголовное преследование» имеет большое позитивное значение в деле придания уголовной политике вектора либерализации. В УПК РФ больше норм, не дифференцирующих решения о прекращении уголовного дела в части обвинения (подозрения) конкретного лица и о прекращении уголовного преследования, чем дифференцирующих их. В результате целесообразно уравнивание этих понятий в плане правовых последствий для гражданина. 4) Основания, исключающие производство по уголовному делу, действуют не только для прекращения уголовного дела, но и для отказа в возбуждении уголовного дела, продолжая при этом быть основаниями прекращения уголовного преследования. В этом смысле их можно рассматривать применительно к новой ст. 125.1 УПК РФ как дающие право на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по правилам этой статьи. Прекращение уголовного дела влечет за собой прекращение уголовного преследования, но не наоборот. Прекращение уголовного преследования не обязательно должно влечь за собой, а в некоторых случаях просто не может влечь за собой прекращения уголовного дела. 5) Действующие в уголовном процессе правила прекращения уголовного преследования в связи с возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, не предполагают отказа от существующей специфики производства по уголовным дела о налоговых преступлениях на последующих после возбуждения уголовного дела стадиях уголовного судопроизводства. 6). Представляется возможным для выяснения позиции относительно возможности прекращения уголовного дела допускать соответствующего близкого родственника как самостоятельного участника уголовного процесса. В связи с этим необходимо закрепить на законодательном уровне особенности производства по уголовному делу и направления его в суд при наличии возражения близкого родственника относительно прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Целесообразно предусмотреть обязанность следователя (дознавателя) назначить в таких случаях защитника в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, уведомить близкого родственника умершего подозреваемого (обвиняемого) об окончании расследования, ознакомить его с материалами уголовного дела, выполнить иные процессуальные действия, предусмотренные ст. 215 УПК РФ, а после утверждения обвинительного заключения прокурором вручить его копию. При этом в справке, прилагаемой к обвинительному заключению, необходимо указать дату смерти обвиняемого и отразить факт отсутствия согласия близкого родственника умершего на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию. Внесение указанных изменений в УПК РФ позволит восполнить имеющиеся пробелы с учетом позиции Конституционного Суда РФ. 7). Разграничение оснований прекращения уголовного дела (преследования) на реабилитирующие и нереабилитирующие, с точки зрения характера принимаемых в связи с их установлением решений, позволит конкретизировать перечень участников уголовного судопроизводства, указанных в ст. 133 УПК РФ, выделив в отдельные группы реабилитированных лиц и иных лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного им в ходе уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу.

Список литературы

Источник: http://www.work5.ru/gotovye-raboty/101719

Основные проблемы определения сущности прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Саранск

11 ноября 2016г.

Сущность уголовного преследования, как процессуальной деятельности стороны обвинения, направленной на изобличение конкретного подозреваемого, обвиняемого, совершившего преступление, заключается в сборе доказательств, подтверждающих вину подозреваемого или обвиняемого, допросе свидетелей, производстве обыска, выемки, избрание меры пресечения, производство иных следственных действий.

Уголовное преследование, делится на виды в зависимости от характера преступления, а также степени тяжести. Оно может осуществляться: 1) в частном порядке;

2) в частно-публичном порядке; 3) в публичном порядке. 

Уголовное преследование, по смыслу уголовно-процессуального закона, производится по-разному в связи с необходимостью максимально учесть интересы самого потерпевшего, поскольку зачастую он может быть не заинтересован в возбуждении дела, особенно когда преступником является близкий родственник.

На практике нередки случаи, когда потерпевшие «в сердцах» пишут заявление в отношении своих родственников, желая привлечь их по статьям, относящимся к делам частно-публичного обвинения, а на следующий день пытаются забрать заявление обратно, примирившись с обидчиком, однако это уже невозможно, так как дело возбуждено и прекращению не подлежит [4].

Одной из наиболее актуальных проблем уголовного процесса в настоящее время является обеспечение прав его участников. На это указывают положения ст.

6 УПК РФ (назначение уголовного судопроизводства), которые в императивной форме требуют защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения [2].

Нормы, предусматривающие освобождение от уголовной ответственности посредством прекращения уголовных дел, достаточно широко известны отечественному законодательству.

Их трактовка, может привести к выводу о том, что человек, совершивший преступление, получает освобождение от уголовной ответственности и наказания только в особых случаях. Такие ситуации предусмотрены УК РФ [3]. Освобождение от уголовной ответственности получает только лицо, против которого собраны неопровержимые доказательства.

Например, в их качестве могут быть свидетельские показания и вещественные улики, всё это должно быть представлено суду и рассмотрено. Только после того, как лицо будет признано совершившим преступление, оно может получить освобождение от уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности означает, что в отношении совершившего преступление не выносят обвинительный приговор. Человек не осуждается и не является преступником, ему не назначают наказание. Однако освобождение не означает отсутствия преступления или невиновность лица. Отрицательная оценка и порицание государством остаются.

Лицо подвергается гражданско-правовой ответственности, обязано оплатить судебные издержки, также возможно административное взыскание. Таким образом, государство не закрывает глаза на виновность, а лишь смягчает наказание, так как находит это целесообразным [6].

Прекращение уголовных дел представляет собой самостоятельный институт уголовно-процессуального права, который предусматривает одну из форм окончания предварительного расследования, позволяющую оградить невиновных от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, либо допускает упрощение правосудия в отношении лиц, обоснованно подвергнутых уголовному преследованию.

На основе общетеоретических положений построения иерархической системы права можно сделать вывод о том, что отдельные основания прекращения уголовных дел, предусмотренные ст. 25 УПК РФ (прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон), ст.

28 УПК РФ (прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием), ст. 427 УПК РФ (прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия), не образуют правовых институтов.

Поэтому в юридической литературе их следует рассматривать в качестве самостоятельных оснований прекращения уголовных дел, наряду с другими, закрепленными в гл. 4 УПК РФ.

Прекращение уголовного дела допускается как в досудебных стадиях производства по уголовному дела, так и в судебных.

Прекращение уголовного дела по любому из нереабилитирующих оснований возможно только в случае, когда материалами дела полностью подтверждается факт совершения преступления обвиняемым или подсудимым.

При прекращении дела по нереабилитирующему основанию дознаватель, следова- тель, прокурор, судья должны быть полностью быть уверены в виновности лица. Прекра- щение уголовного дела в этом случае не влечет за собой возникновения права на реабилитацию.

Отождествление понятий «реабилитация» и «признание лица невиновным» либо когда признание лица невиновным рассматривается, как основание возникновение права на реабилитацию приводит к мнению, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию и отсутствие права на реабилитацию означает признание обвиняемого (подсудимого) виновным в совершении преступления.

Все это позволяет одним ученым-процессуалистам утверждать, что постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию обвиняемый (подсудимый) признается виновным в совершении преступления, а другим говорить о противоречии принципу презумпции невиновности института прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям [5].

В качестве основной проблемы института прекращения уголовного дела и уголовного преследования, выделяется тот факт, что основания такого прекращения в ряде случаев входят в противоречие с конституционным принципом, устанавливающим в России презумпцию невиновности (п.1. ст. Конституции РФ) [1]. В развитие этого принципа, статьей 14 УПК РФ, презумпция невиновности причислена к числу наиболее важных принципов уголовного процесса.

Однако в статьях 24-28.1. УПК РФ, которые регламентируют основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования, отсылки к данному принципу фактически нет.

Более того, в соответствии с выводом, который, в частности, содержится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14.07.

2011 № 16-П, «взаимосвязанные положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации, признаны «не соответствующими Конституции Российской Федерации» [7].

В действующем УПК РФ правовая регламентация института уголовного преследования основывается на двойственной правовой природе уголовного преследования, а именно, как процессуальной деятельности в отношении конкретного лица; как производства по уголовному делу в целом.

Вместе с тем, у одного явления может быть только одна сущность или правовая природа.

На наш взгляд, эти и другие проблемы института прекращения уголовного дела и уголовного преследования – прямое следствие особенностей его исторического развития.

К примеру, в СССР, презумпция невиновности долгое время отрицалась как теоретиками, так и практиками.

Будучи закреплённой лишь в Конституции 1977 года, презумпция невиновности, использовалась на практике, в качестве принципа уголовного судопроизводства в ограниченном виде и весьма формально. Это, безусловно, оказало свое влияние и на современную практику.

Список литературы

1.      Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным анием 12 декабря 1993 года [Текст] // Российская газета. – 25.12.1993. — № 237.

Источник: http://izron.ru/articles/problemy-sovremennoy-yuridicheskoy-nauki-aktualnye-voprosy-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdu/sektsiya-7-ugolovnyy-protsess-kriminalistika-operativno-rozysknaya-deyatelnost-spetsialnost-12-00-09/osnovnye-problemy-opredeleniya-sushchnosti-prekrashcheniya-ugolovnogo-dela-i-ugolovnogo-presledovani/

§ 2. Сущность оснований прекращения уголовного дела и прекращения уголовного преследования

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Для правильного понимания сущности оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования, на наш взгляд, следует исходить из классификации их на реабилитирующие и нереабилитирующие.

Отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК) – это реабилитирующее основание в следственной практике встречается довольно редко.

Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию может быть обусловлено либо недостаточно квалифицированной проверкой сообщения о преступлении, проведенной на этапе возбуждения уголовного дела, либо выявлением во время расследования заведомо ложного доноса.

Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК), также является реабилитирующим основанием и означает, что деяние имело место, однако за его совершение лицо не подлежит уголовной ответственности.

Обычно, отсутствие состава преступления имеет место в следующих ситуациях:

деяние имело место, но оно малозначительное, не представляющее общественной опасности, то есть не причиняет вреда и не создает угрозы причинения вреда личности, обществу или государству (ч. 2 ст. 14 УК). Примером может служить умышленное уничтожение имущества, не представляющего какой-либо ценности;

лицо, замышлявшее противоправное деяние, добровольно отказалось от доведения преступления до конца. При этом фактически совершенное деяние не содержит состава иного преступления (ст. 31 УК);

имело место общественно полезное, а не опасное деяние, например, необходимая оборона, крайняя необходимость или причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст.ст.37-39 УК);

лицо совершило заранее не обещанное укрывательство преступления, не являющегося особо тяжким, либо являющегося таковым, но совершенного его супругом или близким родственником (ст. 316 УК).

Согласно ст. ст.

40, 42 УК, не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием), а равно лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда должны нести лица, принуждавшие к совершению преступления или отдавшие незаконный приказ или распоряжение.

В случае установления в ходе расследования непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование в отношении данного лица подлежит прекращению. В данной ситуации расследование продолжается для установления и привлечения к ответственности виновных (ч. 4 ст. 24 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по указанным основаниям обязывает лицо, производящее расследование, разъяснить подозреваемому, обвиняемому порядок восстановления его нарушенных прав и принять меры к возмещению ущерба.

Истечение срока давности – нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела. Уголовное дело подлежит обязательному прекращению, если истекли сроки давности, закрепленные в ст.78 УК РФ. Согласно указанной норме лицо освобождается от уголовной ответственности, если истекло:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

На стадии предварительного расследования названное основание не подлежит применению, если за совершение инкриминируемого преступления возможно назначение наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы. Более того, к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. ст. 353, 356, 357 и 358 УК РФ, сроки давности не применяются.

При вынесении постановления о прекращении дела по п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ следователь должен учитывать, что сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

Течение сроков давности считается приостановленным в период уклонения лица, совершившего преступление, от следствия или суда. Течение сроков давности в этом случае возобновляется с момента его задержания или явки с повинной.

Смерть подозреваемого или обвиняемого во время производства расследования (п. 4 ч. 2 ст. 24 УПК РФ) также является нереабилитирующим основанием для прекращения уголовного дела.

При этом необходимо учитывать, что для принятия решения о прекращении уголовного дела по данному основанию причастность указанных участников уголовного процесса к совершению преступления должна быть установлена.

В случае необходимости, по требованию родственников умершего, расследование может быть продолжено, в целях его реабилитации.

Если в ходе расследования будет установлено, что в его действиях отсутствует состав преступления, то уголовное дело прекращается в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом (ч. 2 ст. 24 УПК РФ). Однако, в данном случае лицо, в отношении которого производилось уголовное преследование, не имеет право на реабилитацию.

При расследовании по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести, следователь на основании заявления потерпевшего или его законного представителя с согласия руководителя следственного органа вправе прекратить уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, если он примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред. Основанием для принятия решения о прекращении уголовного дела является письменное заявление потерпевшего или его законного представителя о примирении с подозреваемым или обвиняемым.

Кроме того, для прекращения уголовного дела по данному основанию необходимо доказать не только факт примирения с потерпевшим, но и то, что обвиняемый загладил причиненный последнему вред.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ подлежит прекращению уголовное преследование вследствие акта об амнистии. Согласно ст. 84 УК РФ, амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Собрания РФ в отношении индивидуально не определенного круга лиц.

Применение акта амнистии возможно только в отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении конкретного, отмеченного соответственно в акте об амнистии преступлении. Практике известны случаи, когда самим актом об амнистии предусматривалась возможность прекращения уголовных дел, по которым лицо, совершившее преступление, правоохранительным органам неизвестно.

Если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела по данному основанию, то производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет, а за ряд преступлений, предусмотренных в ч. 2 ст. 20 УК РФ с четырнадцати лет.

По мнению законодателя лица, достигшие четырнадцатилетнего возраста, осознают противоправность своих действий и подлежат уголовной ответственности за совершение отдельных видов тяжких и особо тяжких преступлений. Поэтому следователь в процессе расследования обязан установить возраст лица, совершившего преступление.

Для определения возраста несовершеннолетнего в первую очередь исследуются его личные документы: свидетельство о рождении, паспорт.

При отсутствии у несовершеннолетнего свидетельства о рождении, паспорта или иных документов, подтверждающих его возраст, назначается судебно-медицинская экспертиза.

Уголовное дело подлежит обязательному прекращению в соответствии с ч. 3 ст. 27 УПК РФ в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста уголовной ответственности предусмотренного ст.

20 УК РФ, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела является и деятельное раскаяние (ст. 28 УПК РФ). Процессуальным основанием для принятия такого решения следователем является установление обстоятельств, предусмотренных ст. 75 УК РФ, совокупность которых позволяет освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности.

Согласно ч . 1 ст.

75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно, после совершения преступления, добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Так же в соответствии с ч. 2 ст. 75 УК РФ может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий предусмотренных в ч.

1 той же статьи, в случаях специально предусмотренных в соответствующих статьях особенной части уголовного законодательства. В частности, данные обстоятельства указаны в примечаниях к статьям 126, п. «а» ч. 2 ст.

127¹, 205, 205¹, 206, 208, 210, 222, 223, 228 УК РФ.

На предварительном следствии обязательным условием прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием является согласие руководителя следственного органа.

До прекращения уголовного преследования, лицу должны быть разъяснены основания для прекращения и его право возражать против данного решения. Если это лицо, возражает против прекращения уголовного преследования по основаниям, предусмотренным в ч. 1 ст. 28 УПК РФ, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Законом предусмотрен институт прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если будет признано, что исправление последнего может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 1 ст. 427 УПК).

Процессуальным основанием принятия такого решения следователем, может быть установление обстоятельств, предусмотренных в ст. 61 УК РФ:

совершение преступления впервые вследствие случайного стечения обстоятельств;

совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;

совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной или иной зависимости;

совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;

противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления и иные обстоятельства, совокупность которых позволяет освободить несовершеннолетнего, совершившего преступление, от уголовной ответственности и наказания.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Решение о прекращении уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия принимается следователем с согласия руководителя следственного органа.

При установлении совершения запрещенного уголовным законом деяния лицом, в состоянии невменяемости, в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда, следователь принимает решение о прекращении уголовного дела в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ.

Невменяемость лица совершившего инкриминируемое деяние, а также его опасность для общества определяется в ходе проведения судебно-психиатрической экспертизы. Если по заключению данной экспертизы в отношении подозреваемого или обвиняемого не рекомендованы принудительные меры медицинского характера, то в данном случае уголовное дело подлежит прекращению.

К содержанию

338

No votes yet.

Please wait…

Источник: https://zakoniros.ru/?p=1060

Юрист Воеводин
Добавить комментарий