Примеры практики судебные решения и приговоры по статье 105 УК РФ

Заказчик получил 20 лет строгого режима

Примеры практики судебные решения и приговоры по статье 105 УК РФ

Свободные места были только в клетке

Тесный коридор на четвертом этаже столичного суда в последний день процесса над убийцами лидера партии «Либеральная Россия» превратился в душный непроходимый тупик у дверей небольшого судебного зала.

Журналисты, адвокаты, присяжные заседатели, зажатые операторами с видеокамерами, почти два часа ждали начала судебного заседания.

За это время коллеги переделились друг с другом всеми последними судебными новостями и даже узнали, что одна из присяжных заседательниц за время исполнения новых обязанностей успела потерять основную работу.

Когда наконец-то открылись двери в зал заседания, толпа жаждущих услышать приговор ринулась вперед, не замечая милиционеров и судебных приставов. На скамейках и стульях вошедшим мест не хватило, но приставы всем разрешили остаться, что в общем-то бывает не так часто.

В клетке уже находились трое из шести обвиняемых. Дрозд и Пальков, признанные присяжными невиновными и отпущенные из-под стражи неделю назад, тихо сидели на деревянном диванчике в первом ряду.

За металлическими прутьями, закрываясь полиэтиленовыми папочками от фотокорреспондентов и видеооператоров, сжались Винник, Киселев и Кулачинский.

Кстати, вчера впервые с начала процесса по этому громкому делу в зал заседания допустили снимающих корреспондентов; до этого присутствовали только пишущие и художник от телекомпании НТВ.

Главного фигуранта этого процесса — Михаила Коданева — в клетке не было. По залу прошел шумок недоумения.

Адвокат Коданева Генри Резник на вопрос корреспондента «РГ» о местонахождении его подзащитного пожал плечами и через паузу ответил: «Почему его нет здесь — не знаю». Как потом стало известно, Коданев болен, поэтому на процесс не поехал.

Другой адвокат, Сергей Денисов, пояснил, что судья имеет право как перенести заседание, так и зачитать приговор без обвиняемого. А с приговором Коданев может ознакомиться и в тюрьме.

Так и случилось. Судья Любовь Николенко сразу приступила к чтению приговора.

Тюрьмы много не бывает

Этот процесс в какой-то мере можно назвать классическим. Громкое преступление было раскрыто в короткий срок, на скамье подсудимых оказались все участники — от заказчика до рядового исполнителя.

Что же решил суд? Он установил, что сопредседатель партии «Либеральная Россия» — из числа сторонников Бориса Березовского — Михаил Коданев был заказчиком этого убийства. Присяжные заседатели на вопрос, виновен ли Коданев, ответили утвердительно.

А судья решила, сколько за такое полагается. Коданев по вердикту суда приговорен к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Суд признал его виновным по статье 277 УК РФ (убийство политического деятеля) и по статье 105 (умышленное убийство).

Непосредственный исполнитель убийства Александр Кулачинский приговорен к такому же сроку — 20 годам лишения свободы строгого режима. Александр Винник признан судом виновным в том, что получил деньги от Коданева и нашел людей, которые и организовали убийство. По решению суда, Винник будет отбывать наказание в колонии строгого режима 10 лет.

Организатор убийства Игорь Киселев, который получил деньги за убийство депутата, будет отбывать наказание 11 лет в колонии строгого режима.

Прокурор Дмитрий Шохин просил у суда для главных фигурантов пожизненного заключения, тем не менее он считает этот приговор справедливым.

А вот Генри Резник уверен, что наказание чрезмерно суровое. И еще адвокат не согласен с квалификацией преступления его подзащитному Коданеву. По его мнению, «судья связана обвинительным вердиктом присяжных и не разделила позицию защиты по ряду эпизодов обвинения».

Не согласен с приговором и адвокат Александра Винника — Виктор Клевцов. Он тоже считает приговор чрезмерно суровым. Дело в том, что Винник действительно раскаялся и активно помогал следствию. Собственно, он и был главным аргументом обвинения. Даже присяжные решили, что он достоин снисхождения.

Прецедент

Впервые в российской судебной практике был вынесен приговор по 277-й статье Уголовного кодекса. Она формулируется так:»посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность».

По этой статье самые суровые сроки — 12 до 20 лет, или смертная казнь, или пожизненное лишение свободы. Причем в скобках после перечисления сроков написано — «террористический акт». Такая статья предъявлялась в качестве обвинения неоднократно. Первый пример, который приходит в голову, — глава компании «Миком» Михаил Живило, которого обвиняли в покушении на кемеровского губернатора.

Живило так и не предстал перед судом. Но вот приговор по этой статье еще не выносили.

А вообще-то эта статья находится в компетенции органов безопасности.

Источник: https://rg.ru/2004/03/31/ushenkov.html

Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за март 2014 г. :: Прокуратура Красноярского края

Примеры практики судебные решения и приговоры по статье 105 УК РФ

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

март

г. Красноярск

2014 год

Результаты рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 150 УК РФ

Во исполнение п. 2.2 постановления координационного совещания руководителей правоохранительных органов Красноярского края от 21.10.2013 № 8 уголовно-судебным управлением проанализирована практика рассмотрения судами уголовных дел о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений (ст. 150 УК РФ).

Проведенный анализ показал, что в 2012 году судами края по ст. 150 УК РФ рассмотрено 23 уголовных дела в отношении 23 лиц, в 2013 году 38 дел в отношении 40 лиц.

По результатам рассмотрения уголовных дел в 2012 году судами постановлено 18 обвинительных приговоров в отношении 18 лиц, из которых 11 лиц признано виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1   ст. 150 УК РФ, 7 лиц – в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4        ст. 150 УК РФ.

В 2013 году обвинительные приговоры по анализируемому составу преступления вынесены в отношении 34 лиц по 33 делам. Из них 20 лиц осуждены по ч. 1 ст. 150 УК РФ, 13 лиц по ч. 4 ст. 150 УК РФ и 1 лицо по ч. 2   ст. 150 УК РФ.

Анализ показал, что имеют место случаи осуждения по ст. 150 УК РФ родителей, вовлекающих в совершение преступлений своих несовершеннолетних детей. Так в 2012 году осуждено 5 родителей, в 2013 году — 8.

Приговором Лесосибирского городского суда от 21.11.2013 К. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ с применением положений ч. 3     ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ к 5 годам 3 месяцам и 15 дням лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из приговора, К. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, а также, достигнув восемнадцатилетнего возраста и являясь отцом несовершеннолетней дочери, вовлек своего ребенка в совершение тяжкого преступления путем обещаний.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения и имея умысел, направленный на хищение имущества, принадлежащего потерпевшей, К. предложил своей дочери, 2002 года рождения, совершить хищение имущества из квартиры потерпевшей, пообещав ей за участие в данном преступлении денежные средства, вызвав тем самым у несовершеннолетней желание совершить тяжкое преступление.

Реализуя задуманное, К. совместно со своей дочерью около 01 часа ночи 31.08.2013 подошел к окну квартиры потерпевшей, где, воспользовавшись тем, что за его действиями никто не наблюдает, принесенным с собой ножом выставил из окна квартиры стекло и через образовавшийся проём в окне совместно с дочерью незаконно проник в квартиру.

Находясь в квартире, осуждённый совместно со своей дочерью совершил хищение имущества на общую сумму 26 038 руб., после чего с места преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Признавая К. виновным в совершении преступления, предусмотренного   ч. 4 ст. 150 УК РФ, суд установил, что именно осуждённый предложил своей одиннадцатилетней дочери совершить совместно с ним тяжкое преступление, пообещав ей за участие вознаграждение в виде части денежных средств, вырученных от реализации похищенного.

Большая часть уголовных дел по анализируемому составу преступлений рассмотрены судами в общем порядке уголовного судопроизводства. Так, из общего количества рассмотренных судом уголовных дел в порядке особого производства в 2012 году рассмотрено только 4 дела в отношении 4 лиц, в 2013 году 7 дел в отношении 7 лиц.

Основной мерой наказания, назначаемой осуждённым за совершение указанных преступлений, является лишение свободы условно. В 2012 году лишение свободы с применением положений ст. 73 УК РФ назначено 11 лицам, в 2013 году – 21 лицу.

Реальное лишение свободы в 2012 году назначалось только 7 лицам, 5 из которых были осуждены по ч. 4 ст. 150 УК РФ, а именно за вовлечение несовершеннолетних в совершение тяжких или особо тяжких преступлений. В 2013 году данное наказание назначено 13 лицам, из которых 9 лиц признаны виновными по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Назначение лишения свободы с реальным отбытием наказания в исправительных учреждениях, в основном, связано с признанием осуждённого, наряду со ст.

150 УК РФ, виновным в совершении иных тяжких преступлений, а также наличием в его действиях отягчающих обстоятельств, в частности рецидива преступлений, что как следствие влечёт за собой применение судом правил назначения наказании по совокупности преступлений и приговоров.

Проведённый анализ также показал, что дополнительные виды наказания, предусмотренные санкциями ст. 150 УК РФ, такие как лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью по ч. 2 ст.

150 УК РФ и ограничение свободы на определённый срок по ч. 4 ст. 150 УК РФ, в анализируемые периоды судом не назначались.

При этом, как следует из приговоров, государственные обвинители со своей стороны не ориентировали суды на применение указанной меры наказания.

В 2013 году в отношении 3 осуждённых судом была применена ст. 64 УК РФ – назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. В 2012 году данная норма по указанному составу преступлений не применялась.

В связи с деятельным раскаянием в 2012 году судами прекращено 1 уголовное дело в отношении 1 лица, в 2013 году – 2 дела в отношении 2 лиц, все по ч. 1 ст. 150 УК РФ.

По иным нереабилитирующим основаниям уголовные дела в отношении лиц, обвиняемых органами следствия в совершении преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ, не прекращались.

При этом проведённый анализ показал, что основной проблемой при рассмотрении уголовных дел указанной категории явилось обоснованность предъявленного обвинения взрослым лицам, совершившим преступления совместно с несовершеннолетними.

Так, в 2012 году судами края по 4 делам оправдано 4 лица, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ. В 2013 году судами по 3 уголовным делам оправдано 4 лица. В свою очередь указанные лица признаны виновными в совершении иных преступлений, инкриминируемых им органами предварительного расследования.

Так, приговором Минусинского городского суда от 15.01.2013 С. оправдан за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 150 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Источник: http://www.krasproc.ru/law/express/11616-ekspress-byulleten-prokuratury-krasnoyarskogo-kraya-o-sudebnoi-praktike~

Справка по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против личности, совершенных в том числе и с применением оружия, за период 2014 год — первое полугодие 2015 года

Примеры практики судебные решения и приговоры по статье 105 УК РФ

08 октября 2015 года, 16:34  |  Аналитика

В соответствии с планом работы Пензенского областного суда проанализирована практика рассмотрения судами области в 2014 году – первом полугодии 2015 года уголовных дел о насильственных преступлениях против личности (раздел 7 Уголовного кодекса РФ), совершенных в том числе и с применением оружия (п. «з» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 112, п. «в» ч. 2 ст. 115, п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

Целью настоящего обобщения является изучение и анализ складывающейся практики рассмотрения судами уголовных дел изучаемой категории, отражение ее наиболее характерных моментов, анализ недостатков деятельности судов, внесение предложений по их устранению, совершенствование правоприменительной практики, анализ апелляционной, кассационной и надзорной практики областного суда.

2. Проблемы рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против жизни и здоровья, их квалификация со смежными составами преступлений

В Конституции РФ провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач Уголовного Кодекса РФ является охрана личности от преступных посягательств. Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны.

Нормативной основой для правильного разрешения дел названной категории являются положения ст. 2, 17, 20 Конституции РФ, ст. 1, 2 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года, положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ.

Использованию судами подлежат также разъяснения высших судебных органов, в том числе

постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 № 1,

постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» от 27 сентября 2012 № 19,

постановление Пленума Верховного суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21,

постановление Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре».

К числу нормативных актов, регламентирующих порядок получения заключений судебно-медицинских экспертов, относятся:

постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 № 194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 года № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.

2008 №194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», медицинские критерии являются медицинской характеристикой квалифицирующих признаков, которые используются для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, при производстве судебно-медицинской экспертизы в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве на основании определения суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Медицинские критерии используются для оценки повреждений, обнаруженных при судебно-медицинском обследовании живого лица, исследовании трупа и его частей, а также при производстве судебно-медицинских экспертиз по материалам дела и медицинским документам.

Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями врачом — судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе (далее — эксперт), привлеченным для производства экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2.1 Преступления против жизни

Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе.

Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь -важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость».

Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Уголовный кодекс не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство.

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

Из вышесказанного следует, что умысел бывает двух видов: прямой и косвенный, каждому из которых присущи свои интеллектуальные и волевые моменты.

Интеллектуальных моментов два: первый — осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) на момент совершения деяния, второй — предвидение общественно опасных последствий.

При прямом умысле — возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, при косвенном — только возможность.

Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним. При этой характеристике интеллектуальные моменты обоих видов умысла во многом похожи, хотя, даже при внешней схожести, степень предвидения общественно опасных последствий различна, к тому же у них не совпадают волевые моменты.

Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствии, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая как он полагает может воспрепятствовать их наступлению.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти.

Источник: http://www.oblsud.penza.ru/item/a/1080/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий