Предметы используемые в качестве оружия при нанесении телесных повреждений

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. N 45 г. Москва

Предметы используемые в качестве оружия при нанесении телесных повреждений

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1.

В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.

Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

3.

При квалификации действий лица по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ.

При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ, судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ).

Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).

6. В случае если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу).

7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий.

В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).

8.

Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

10.

К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

11.

Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.

Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ).

13.

С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ.

При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.

15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам.

При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах.

В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ.

16.

Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Председатель Верховного Суда Российской ФедерацииВ. ЛебедевСекретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации

В. Демидов

Источник: https://rg.ru/2007/11/21/sud-dok.html

— Верховный Суд Республики Беларусь

Предметы используемые в качестве оружия при нанесении телесных повреждений

  Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь

24 марта 2005 г. № 1

Обсудив практику рассмотрения уголовных дел о хулиганстве, в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства Пленум Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Обратить внимание судов, что хулиганство является одним из наиболее опасных и распространенных преступлений против общественного порядка и общественной нравственности, нередко способствующих совершению более тяжких преступлений.

В ходе судебного разбирательства уголовного дела о хулиганстве необходимо обеспечивать всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств по каждому эпизоду обвинения и в отношении каждого обвиняемого, выяснение мотивов преступления, наличия умысла лица на нарушение общественного порядка, данных о личности и других обстоятельств, от которых зависят установление вины, квалификация преступления, назначение наказания.

2. Судам надлежит учитывать, что хулиганством, влекущим ответственность по ч.1 ст.

339 УК, признаются такие умышленные действия, которые не только грубо нарушают общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу, но и сопровождаются применением насилия или угрозой его применения либо уничтожением или повреждением чужого имущества, либо отличаются по своему содержанию исключительным цинизмом.

При этом следует иметь в виду, что применение насилия или угроза его применения либо уничтожение или повреждение чужого имущества, а равно действия, отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом, могут как сопровождать деяния, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, так и выступать в качестве самостоятельной формы грубого нарушения общественного порядка и проявления явного неуважения к обществу.

3. Грубое нарушение общественного порядка может выражаться в совершении таких действий, которые повлекли срыв массового мероприятия, временное прекращение нормальной деятельности учреждения, предприятия, общественного транспорта и т.п.

, а также причинение вреда здоровью, законным правам и интересам человека. Эти деяния могут проявляться в длительном и упорно не прекращающемся нарушении общественного спокойствия, уничтожении или повреждении имущества, избиении потерпевших.

Явное неуважение к обществу характеризуется заведомым пренебрежением виновным общепринятыми нормами поведения в обществе, активным противопоставлением своей личности интересам общества или отдельных лиц, в том числе и в таких местах, которые не принято считать общественными, например лес, пустырь, поскольку соблюдение общественного порядка направлено на обеспечение спокойствия не только больших групп граждан, но и каждого члена общества в отдельности.

4. Судам следует иметь в виду, что субъективная сторона хулиганства выражается в виде умысла на грубое нарушение общественного порядка с мотивом явного неуважения к обществу.

На это, в частности, может указывать совершение виновным без какого-либо повода или же с использованием незначительного повода со стороны потерпевшего действий, свидетельствующих о стремлении проявить свое неуважение к обществу и продемонстрировать пренебрежение к общепринятым правилам общежития, правам иных лиц, показать свое физическое превосходство, способность к бесчинству, о желании унизить и подавить другого человека, надругаться над его интересами или интересами общества.

5. Разъяснить судам, что применение насилия при хулиганстве означает физическое воздействие на потерпевшего в любой форме — нанесение побоев, причинение телесных повреждений, ограничение свободы передвижения путем связывания, удержания и т.п.

Угроза применения насилия — это выраженное словесно или в форме определенных жестов намерение применить физическое насилие при наличии у виновного реальной возможности выполнить угрозу.

6. Уничтожение или повреждение чужого имущества при совершении хулиганских действий может выражаться в приведении его в состояние полной или частичной непригодности либо к утрате имуществом потребительских свойств.

7. Судам следует учитывать, что исключительный цинизм в составе хулиганства — это проявление в действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, крайне презрительного отношения к основным нравственным ценностям общества.

Исключительным цинизмом, в частности, может быть признано проявление бесстыдства, издевательства над больными, престарелыми, лицами, находящимися в беспомощном состоянии, совершение хулиганских действий в условиях общественного или стихийного бедствия, надругательство над обычаями, традициями и т.п.

8. Разъяснить судам, что по признаку повторности (ч.2 ст.

339 УК) квалифицируются действия виновного, ранее совершившего уголовно наказуемое хулиганство, независимо от осуждения его за предыдущее преступление, за исключением случаев, когда ко дню совершения нового деяния у виновного была снята или погашена судимость либо истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущее преступление.

В равной степени не образует признака повторности при хулиганстве совершение обвиняемым ранее преступления против человека из хулиганских побуждений (п.7 ч.2 ст.147 УК, п.13 ч.2 ст.139 УК).

9. Судам надлежит иметь в виду, что хулиганство признается совершенным группой лиц, если в его совершении принимали участие несколько лиц в качестве соисполнителей.

Как соисполнительство квалифицируется согласованное и объединенное единым умыслом выполнение участниками группы различных хулиганских действий, которые в своей совокупности образуют все признаки объективной стороны данного состава преступления.

10. Обратить внимание судов, что под сопротивлением лицу, пресекающему хулиганские действия, понимаются активные действия виновного, направленные на физическое воспрепятствование лицу, пресекающему хулиганство.

Под пресечением хулиганских действий понимаются законные активные действия любого лица (за исключением потерпевшего), направленные на прекращение хулиганства, включая применение силы.

Просьба прекратить совершение хулиганства сама по себе не может рассматриваться как пресечение.

11. Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватывается составом хулиганства лишь в случаях, когда в результате примененного при этом насилия совершается еще и другое, более тяжкое преступление.

Оказание сопротивления после прекращения хулиганских действий, например, при задержании виновного, а равно сопротивление, оказанное при пресечении мелкого хулиганства, не может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака, предусмотренного ч.2 ст.339 УК. Такие действия подлежат самостоятельной юридической оценке.

12. Хулиганством, сопряженным с причинением менее тяжкого телесного повреждения, следует признавать хулиганские действия виновного, повлекшие умышленное причинение таких повреждений. Дополнительной квалификации по ст.149 УК не требуется.

В случае совершения хулиганства группой лиц этот квалифицирующий признак может быть вменен лишь тем участникам хулиганства, умыслом которых охватывалось причинение указанных телесных повреждений.

13. Для квалификации содеянного по ч.3 ст.339 УК по признаку применения оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, необходимо наличие в действиях виновного умысла на причинение вреда с его помощью.

Под применением оружия следует понимать использование или попытку использования его поражающих свойств в соответствии с конструктивным предназначением. При этом к оружию относятся все его виды, которые названы в Законе Республики Беларусь от 13 ноября 2001 года «Об оружии».

К другим предметам, используемым в качестве оружия, следует относить предметы, поражающие свойства которых умышленно использовались виновным способом, представляющим опасность для окружающих.

14. Под угрозой применения оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать реально выраженное намерение применить их, вызвавшее обоснованное опасение потерпевшего за жизнь или здоровье.

В то же время не образует особо злостного хулиганства угроза заведомо непригодным оружием, имитацией оружия (демонстрация муляжей, игрушек в форме оружия), поскольку юридическая квалификация преступления в подобных случаях зависит не только от восприятия потерпевшими ситуации, созданной обвиняемым, но и от субъективного отношения к этим действиям виновного и объективной возможности достичь конкретного результата.

Если при совершении насильственных хулиганских действий используются не поражающие конструктивные свойства оружия (например, нанесение ударов рукояткой пистолета), содеянное может оцениваться как применение других предметов, используемых в качестве оружия, при наличии достаточных для этого оснований.

15. В случаях, когда лицо в разное время совершило два или более преступления, ответственность за которые предусмотрена различными частями ст.339 УК, каждое преступление квалифицируется самостоятельно.

Если же одновременно совершается несколько хулиганских действий, охватываемых единым умыслом, имеющих различные квалифицирующие признаки, содеянное необходимо рассматривать как одно преступление. Оно подлежит квалификации по той части ст.339 УК, которая устанавливает ответственность за наиболее тяжкий вид хулиганства из числа совершенных.

16. Судам необходимо отграничивать хулиганство от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий.

Так, причинение легких и менее тяжких телесных повреждений, умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершение иных действий, внешне сходных с хулиганством, если они имели место в семье, в жилище, в отношении родственников, знакомых и были вызваны личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п.

, не могут быть квалифицированы как хулиганство, при условии, что они не были сопряжены с заведомым для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражением явного неуважения к обществу.

17. Разъяснить, что убийство, а также умышленное причинение тяжкого телесного повреждения из хулиганских побуждений дополнительной квалификации по ст.339 УК не требуют. Если же, помимо названных деяний, виновным совершены иные действия, обладающие признаками уголовно наказуемого хулиганства, ответственность за содеянное должна наступать по совокупности преступлений.

18. Хулиганство, сопряженное с уничтожением или повреждением имущества общеопасным способом либо в крупном или особо крупном размере, подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.339 и 218 УК.

19. Обратить внимание судов на недопустимость расширительного толкования понятия уголовно наказуемого хулиганства с тем, чтобы исключить случаи привлечения к уголовной ответственности виновных в мелком хулиганстве и других правонарушениях, влекущих административную ответственность.

20. Судам надлежит строго соблюдать принцип индивидуализации при назначении наказания лицам, виновным в хулиганстве. Не допускать назначения необоснованно мягких мер наказания организаторам и активным участникам групповых хулиганских действий, лицам, совершившим особо злостное хулиганство.

Учитывая, что одной из основных причин совершения хулиганства является пьянство, в каждом случае совершения преступления в состоянии опьянения судам необходимо обсуждать вопрос о признании этого обстоятельства отягчающим ответственность.

21. При установлении в ходе судебного разбирательства причин и условий совершения хулиганства судам следует путем вынесения частных определений доводить о них до сведения соответствующих исполнительных и распорядительных органов, государственных и иных организаций в целях принятия мер по предупреждению хулиганских проявлений.

22. Областным, Минскому городскому, Белорусскому военному судам своевременно устранять допущенные судами ошибки в применении законодательства при рассмотрении уголовных дел о хулиганстве, регулярно обобщать судебную практику по делам данной категории, результаты обобщений использовать для повышения качества работы судов.

Председатель

Верховного Суда

Республики Беларусь                                   В.О.Сукало

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Республики Беларусь                                   И.Н.Минец

Источник: http://court.gov.by/ru/jurisprudence/post_plen/criminal/vspup/b2f810ff88bc1743.html

Спорные вопросы квалификации преступлений, совершенных с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия

Предметы используемые в качестве оружия при нанесении телесных повреждений

(Векленко В., Зайцева Е.) («Уголовное право», 2009, N 2)

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ОРУЖИЯ ИЛИ ПРЕДМЕТОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В КАЧЕСТВЕ ОРУЖИЯ

В. ВЕКЛЕНКО, Е. ЗАЙЦЕВА

Векленко Василий, доктор юридических наук, профессор.

Зайцева Екатерина, адъюнкт кафедры уголовного права Омской академии МВД России.

В Особенной части Уголовного кодекса РФ закреплены следующие квалифицирующие признаки преступлений, совершенных с применением оружия: «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» (ст. ст. 126, 127, 162, 206, 211, 213, 227, 313), «с применением оружия» (ст. ст. 333 — 335), «с применением огнестрельного оружия» (ст. ст.

205, 212), «с применением оружия или специальных средств» (ст. 286). Несмотря на то что по форме выражения и содержанию данные признаки близки, их толкование и практическое применение далеки от единообразия. Необходимо отметить, что все составы преступлений, в которых присутствует применение оружия либо предметов, используемых в его качестве, сопряжены с насилием.

Более того, применение оружия, на наш взгляд, можно рассматривать в качестве квалифицированного вида насилия, опасного для жизни или здоровья, по признаку применения орудий. Использование оружия при совершении преступления приводит к более тяжким последствиям, позволяя довести преступление до конца, несмотря на сопротивление жертвы.

С его помощью преступник подтверждает свою решимость и возможность привести угрозу в исполнение. Анализ диспозиций указанных статей позволяет заключить, что у законодателя не сложилось единого мнения в отношении содержания данных квалифицирующих признаков и их отличий. Так, например, в ст. ст.

162, 227, 286, 333 — 335 УК применение насилия, опасного для жизни или здоровья, а также угроза применения такого насилия включены в основной состав, предусмотренный частью первой соответствующей статьи, а применение оружия отнесено к составу с отягчающими обстоятельствами. В свою очередь, в ст. ст. 126, 127, 206, 211 УК данные квалифицирующие признаки указаны в рамках одной части статьи.

При этом в ст. ст. 127 и 206 УК не рассматривается угроза применения насилия, а только непосредственное его применение, так же как и применение оружия. В ст. 313 УК применение насилия, опасного для жизни или здоровья, а также угроза применения такого насилия приравниваются к применению оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Это служит основой для неоднозначной квалификации преступлений при разграничении данных признаков. Наряду с проблемой определения круга предметов, которые следует относить к разряду используемых в качестве оружия , наиболее сложным является вопрос о содержании терминов «применение» и «угроза применения» оружия. В теории уголовного права по этому поводу нет единого мнения .

Существующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не разрешают в полной мере сложившихся проблем. Кроме того, в уголовном законе наряду с термином «применение оружия» присутствует термин «использование оружия», что, в свою очередь, только усиливает существующие разногласия. ——————————— См., напр.: Романков А.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, как квалифицирующий признак разбоя // Уголовное право. 2002. N 1. С. 41 — 45. См.: Бойцов А. И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 645 — 660; Байзакова Г. М. Применение оружия как квалифицирующий признак насильственных преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 5 — 6.

Рассматривая отягчающее обстоятельство «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия», предусмотренное в статьях Особенной части УК в качестве частного проявления п. «к» ч. 1 ст.

63 УК, можно сделать вывод, что законодатель употребляет термины «использование» и «применение» как синонимы.

Однако такое решение не соответствует нормативным актам, регулирующим различные законные и противозаконные действия с оружием, в которых принципиально разведены эти понятия.

Так, в Федеральном законе «Об оружии» «использование» упомянуто в числе действий, входящих в понятие оборота оружия. Понятие «применение», в свою очередь, раскрыто в ст. 24 этого Закона, где речь идет о причинении вреда здоровью или о лишении жизни. ——————————— Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» // СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

В ст. ст. 20.12, 20.13 КоАП, в ст. ст. 12, 15 Федерального закона «О милиции» , а также в специальной литературе, посвященной этим проблемам, детально раскрываются данные понятия и аргументируется их различие.

Так, под использованием огнестрельного оружия понимают действия, не причинившие фактического вреда человеку и без намерения причинить, например, стрельбу по колесам автомашины, по замкам и другим запирающим устройствам, в опасное животное и т. п.

, а под применением — производство поражающего человека выстрела , непосредственное использование его по своему назначению, т. е. для поражения живой или иной цели, подачи сигналов . ——————————— Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 503. См.: Каплунов А. И., Милюков С.

Ф. Применение и использование огнестрельного оружия. СПб., 2003. С. 33. Моляров А. Н., Опарин В. Н. Административная ответственность за нарушение правил оборота гражданского и служебного оружия: Монография. Омск, 2007. С. 15.

Рассмотрев различные подходы к определению данных терминов, мы пришли к выводу, что использование оружия включает в себя как непосредственное применение оружия по назначению, т. е.

для поражения цели (причинения вреда человеку), так и иные действия, в том числе осуществление угрозы насилием (при его демонстрации), подачу предупредительных сигналов, а также разрушение преград и т. п.

Таким образом, можно заключить, что использование оружия, являясь обстоятельством, отягчающим наказание в рамках Общей части УК, по содержанию шире, чем признак применения оружия в Особенной части УК. Применение оружия предполагает его использование для поражения живой или иной цели. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 ноября 2007 г.

N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», под применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия . ——————————— Постановление Пленума ВС РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» // БВС РФ. 2008. N 1.

Ранее в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1991 г.

N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» разъяснялось, что под применением или попыткой применения оружия или иных предметов понимаются случаи, «когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения или в процессе хулиганства создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан .

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» относительно применения оружия и предметов, используемых в его качестве, лишь оговаривается, что если лицо только демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т. п.

, не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия . ——————————— Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» // БВС РФ. 1992. N 3. Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // БВС РФ. 2003. N 2.

Анализ научной литературы и судебной практики по применению ст. ст. 126, 162, 213 УК выявил следующие основные направления при вменении признака «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». С одной стороны, в его содержание включается угроза их применения .

Так, судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда установила, что суд первой инстанции необоснованно исключил из обвинения Д. квалифицирующий признак «совершение преступления с применением предмета, используемого в качестве оружия» и переквалифицировал действия осужденного с ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 УК.

При этом суд первой инстанции сослался на то, что в момент демонстрации ножа подсудимый не высказывал каких-либо угроз К. и не пытался данным ножом причинить потерпевшему телесные повреждения. Вместе с тем, как установлено судом, Д. напал на К.

, приставил к его телу нож, чем создал реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего, и открыто, из корыстных побуждений, похитил принадлежащий К. мобильный телефон. При этом Д., угрожая потерпевшему ножом, рассчитывал, что последний воспримет его как оружие, применение которого опасно для жизни и здоровья . ——————————— См., напр.: Сердюк Л.

Уголовно-правовая оценка рэкета и его отличие от смежных составов // Уголовное право. 2003. N 3. С. 60; Романков А. Указ. соч. С. 42. Кассационное определение по делу N 22-4065-04 // Архив Архангельского областного суда // http://www. arhcourt. ru.

В некоторых случаях, несмотря на имеющееся разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, признается применением оружия или предметов, используемых в его качестве, использование негодного оружия (имитации), если потерпевший воспринимал этот предмет как настоящее оружие, а угрозу как реальную.

Так, Центральный районный суд г. Омска обосновал, что признак «применение предметов, используемых в качестве оружия» нашел свое подтверждение, поскольку С. демонстрировал, а иногда подставлял к потерпевшим предмет (макет пистолета), воспринимаемый ими как пистолет. При этом С.

осознавал, что именно в качестве оружия этот предмет будет восприниматься потерпевшим . В литературе также высказываются мнения о необходимости подобной оценки деяния, поскольку потерпевший считает, что посягательство совершается с применением оружия .

Однако с этой квалификацией нельзя согласиться, поскольку объективно макет не мог использоваться в качестве оружия, за которое оно выдавалось потерпевшим, и он не применялся для нанесения вреда иным способом. ——————————— Уголовное дело N 1-101-03. Архив Центрального районного суда г. Омска. См.: Казакова В.

А. Уголовно-правовые аспекты предупреждения вооруженной преступности // Уголовное право. 2003. N 2. С. 37.

Такую позицию, в частности, заняла судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда, исключив из квалификации действий осужденного совершение разбоя с применением оружия, поскольку К. во время нападения на С.

, высказывая намерение ее убить, приставлял к виску потерпевшей игрушечный пистолет.

Так как игрушечный пистолет является не оружием, а имитацией оружия, его применение в качестве огнестрельного оружия было невозможно и осужденный, понимая это, не намеревался использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, а лишь выдавал его за действительное оружие, стремясь напугать потерпевшую и сломить ее сопротивление . Такие действия нельзя признать применением оружия. ——————————— Кассационное определение по делу N 22-968-05 // Архив Архангельского областного суда // http://www. arhcourt. ru.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» разъясняет, что применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т. п. дает основание для квалификации содеянного по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК. Мнение о том, что применение оружия, не приведенного в состояние боевой готовности, и применение в процессе совершения хулиганских действий неисправного оружия должно образовывать состав хулиганства, обосновывают в том числе тем, что лица, присутствующие при совершении хулиганства, воспринимают эти предметы как оружие без знания о его указанных свойствах. Таким образом в ходе подобных действий выражается угроза применения насилия, которая является конструктивным элементом объективной стороны хулиганства, что дает основания для квалификации деяния как хулиганства, совершенного с применением предметов, используемых в качестве оружия . ——————————— См.: Григорян К. В. Некоторые проблемы оптимизации практики применения уголовно-правовых норм об ответственности за хулиганство // Российский следователь. 2008. N 3. С. 16 — 17.

Мы считаем, что в данном случае отсутствует объективная сторона применения как оружия, так и предметов, используемых в его качестве, и необходимо говорить об угрозе применения насилия.

В случае же использования предметов, похожих на оружие, но непригодных к причинению вреда, имеется лишь субъективная оценка этих предметов другими лицами и предположение об их свойствах.

И хотя при этом действиями виновного нарушается общественный порядок, но оснований к оценке данных предметов как оружия или предметов, используемых в качестве оружия, нет, поскольку в данном случае нет оружия как предмета, предназначенного для поражения живой или иной цели, как нет и иного предмета, используемого в таком качестве.

Следующая точка зрения на содержание рассматриваемого квалифицирующего признака заключается в том, что применение или попытка применения оружия или иных предметов должны повлечь причинение вреда личности, здоровью граждан .

В связи с этим отмечено: «Если виновный не использовал и не пытался использовать нож в качестве колюще-режущего оружия, то его действия не могут квалифицироваться… как совершенные с применением ножа» . ——————————— См., напр.: Васецов А. Закон «Об оружии» и квалификация преступлений, совершаемых с применением оружия // Российская юстиция. 1995. N 2. С. 36. Даньшин И. Н. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. Харьков, 1971. С. 99.

Источник: http://center-bereg.ru/m2331.html

Юрист Воеводин
Добавить комментарий