Предметом служебного подлога ст 292 УК РФ являются официальные документы

Служебный подлог (ст. 292 УК РФ)

Предметом служебного подлога ст 292 УК РФ являются официальные документы

Непосредственный объект — нормальная деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в части обеспечения достоверного официального документооборота. В ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 27.07.

2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» указано, что в федеральных органах исполнительной власти документирование информации осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Правила делонроизводства и документооборота, установленные иными государственными органами, органами местного самоуправления в пределах их компетенции, должны соответствовать требованиям, установленным Правительством РФ в части делопроизводства и документооборота для федеральных органов исполнительной власти.

Предмет — официальные документы. Понятие документа содержится в Федеральном законе от 29.12.

1994 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов»: документ — материальный носитель с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи (фонограммы), изображения или их сочетания, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях общественного использования и хранения.

В этом же Законе содержится и легальная дефиниция официальных документов, под которыми понимаются документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер. В соответствии с ч. 4 сг.

11 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» электронное сообщение, подписанное электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи, признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе. Таким образом, предметом служебного подлога могут выступать и электронные документы.

Б. В.

Волженкин дает следующее определение официального документа, которое можно считать оптимальным, — «это документированная информация, зафиксированная на любом материальном носителе, выдаваемая (исходящая) государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, органами управления и должностными лицами Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований РФ, а равно документированная информация, выдаваемая частными лицами, коммерческими и иными организациями, находящаяся в ведении (делопроизводстве) государственных или муниципальных органов и учреждений, для удостоверения фактов, имеющих юридическое значение»[1].

Исходя из этого определения в качестве предмета служебного подлога можно выделить два вида официальных документов: 1) исходящие от органов государственной власти, местного самоуправления и государственных (муниципальных) учреждений; 2) исходящие от иных лиц (граждан или организаций), но находящиеся в делопроизводстве органов государственной власти, местного самоуправления и государственных (муниципальных) учреждений.

Необходимыми признаками официального документа являются также наличие определенной формы и реквизитов (бланк, штамп, печать, входящий или исходящий номер, дата, наименование должности и подпись надлежащего должностного лица).

Объективная сторона определяется как служебный подлог.

Служебный подлог — это внесение должностным лицом, а также государственным или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 292.1 УК РФ).

На основании законодательного определения выделяются две разновидности служебного подлога: 1) содержательный (интеллектуальный) подлог — внесение в официальные документы заведомо ложных сведений;

2) технический подлог — внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание (подделки, подчистки, вытравливание подлинного текста, изменение реквизитов документа и т.п.).

Основной состав служебного подлога сконструирован по типу формального. Преступление окончено с момента фальсификации документа. Последующие действия с поддельным документом находятся за пределами состава и при наличии признаков иных преступлений квалифицируются по совокупности преступлений (например, с хищениями).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что он подделывает официальный документ, и желает этого.

Обязательным признаком субъективной стороны являются определенные мотивы — корыстная или иная личная заинтересованность.

Если совершение служебного подлога было обусловлено получением взятки, требуется дополнительная квалификация но совокупности с ч. 3 ст. 290 УК РФ.

Субъект специальный — должностные лица органов государственной власти, местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждений, а также государственные и муниципальные служащие.

Если аналогичные действия совершает технический работник органов государственной власти, местного самоуправления или служащий государственного (муниципального) учреждения, содеянное при наличии иных необходимых признаков может быть квалифицировано по ст. 327 УК РФ как подделка документов.

Квалифицированный состав служебного подлога (ч. 2 ст.

292 УК РФ) сконструирован как материальный, обязательным признаком которого является наступление общественно опасных последствий, по своему содержанию аналогичных последствиям основного состава злоупотребления полномочиями или их превышения (в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства).

Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации

(ст. 292.1 УК РФ)

Непосредственный объект

Источник: https://studme.org/171936/pravo/sluzhebnyy_podlog

Официальный документ как предмет служебного подлога

Предметом служебного подлога ст 292 УК РФ являются официальные документы

АННОТАЦИЯ

Повышенная общественная опасность служебного подлога заключается в том, что данное преступление посягает не только на нормальную деятельность государственного и муниципального аппаратов управления, но также на права и законные интересы граждан или организаций, охраняемые законом интересы общества или государства, жизнь и здоровье человека. В результате совершения служебного подлога может быть нарушено не только нормальное функционирование указанных институтов, но и облегчено совершение других, более опасных, преступлений, таких, как злоупотребление должностными полномочиями, различных форм хищений и др.

Исследования данной проблемы в судебной практике свидетельствуют о том, что норма, предусматривающая ответственность за служебный подлог, применяется не всегда правильно. Особенно остро данная проблема встает при выявлении признаков официального документа  как предмета преступления.

По результатам мониторинга правоприменения можно сделать вывод о том, что суды общей юрисдикции не выаботали единого подхода к данной проблеме.

Вышесказанным и обусловлена актуальность настоящей статьи.

Официальный документ как предмет служебного подлога

В связи с тем, что понятие официального документа законодателем не определено ни в уголовном кодексе, в частности в статье 292, ни в других правовых актах, на практике часто возникают вопросы толкования данного термина.

Не редки случаи, когда выдвигаются утверждения о том, что такое «молчание» закона следует расценивать как неопределенность уголовно-правового запрета. Дабы опровергнуть это мнение, рассмотрим Определение Конституционного Суда об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 327 УК. [4].

В своей жалобе гражданин оспаривает конституционность указанной статьи, которая устанавливает ответственность за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей. По мнению заявителя, ч. 1 ст.

327 УК, указывающая в качестве предмета преступления поддельные официальные документы, противоречит Конституции, поскольку содержащаяся в ней неопределенность влечет ее произвольное толкование в правоприменительной практике.

  Разрешая спор, суд приходит к выводу о том, что этим самым «молчанием» законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного.

Таким образом, точка зрения о том, что законодатель допустил пробел в правовом регулировании несостоятельна и необоснована. Исходя из того, что признание официального документа в каждом конкретном деле происходит по внутреннему убеждению суда, необходимо провести анализ судебной практики по данной проблеме.

Для начала нужно выяснить, как понимает предмет служебного подлога высший судебный орган Российской Федерации.

В Постановлении Пленума Верховного Суда о судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях он разъясняет судам, что предметом преступления является такой документ, который удостоверяет факты, влекущие юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей. [5]. Из этого следует, что официальный документ не сводится к форме, а связывается, в первую очередь, с его содержанием, с тем, что документ предоставляет права или освобождает от обязанностей, т.е. с установлением юридически значимых фактов, имеющих непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного дела. Такая трактовка помогает более узко смотреть на предмет преступления, позволяет отграничить официальный документ от иных документов, не влекущих юридических последствий. Из вышесказанного следует, что автор, анализируя практику правоприменения по данной проблеме, исходит из аналогичного понимания официального документа.

 По данной категории дел прослеживается, в целом, единообразное применение норм закона о служебном подлоге. В частности, судебная коллегия по уголовным делам Брянского областного суда рассмотрела кассационную жалобу на приговор Унечского районного суда Брянской области, которым Л. осуждена по ч. 1 ст. 292 УК. [2].

В кассационной жалобе защитник заявляет о том, что листок временной нетрудоспособности не может быть признан официальным документом, т.к. он только предоставляет права, а не освобождает от обязанности.

Однако, судебная коллегия приходит к выводу о том, что выводы суда первой инстанции о доказанности вины Л. являются обоснованными, соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, а доводы защитника о том, что листок временной нетрудоспособности не является официальным документом, не соответствуют УК РФ.

С выводами суда кассационной инстанции следует согласиться.

Если толковать понятие официального документа в свете постановления Верховного Суда, то листок временной нетрудоспособности, безусловно, следует признавать предметом преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ.

Очевидно, что такой листок удостоверяет факт болезни, который влечет юридические последствия в виде освобождения от обязанности осуществлять трудовые функции.

Следует отметить, что применение норм о служебном подлоге не всегда носит единообразный характер. Иногда один и тот же официальный документ один суд признает предметом служебного подлога, а другой суд – нет.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан рассмотрела кассационное представление государственного обвинителя на приговор Белорецкого городского суда, которым А. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления. [3]. А.

было предъявлено обвинение в том, что он, уничтожив первоначальную пересчетную ведомость, составил заведомо ложную ведомость пересчета и обмера пней, затем внес несоответствующие действительности заведомо ложные сведения в протокол о лесонарушении.

Не согласившись с данным приговором, в кассационной жалобе государственный обвинитель утверждает о незаконности приговора, говоря о том, что доводы суда о том, что протокол о лесонарушении не является официальным документом, являются несостоятельными, поскольку предметом преступления является официальный документ – письменный или иной документ, исходящий от государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, управленческих структур Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, предоставляющий определенные права, возлагающий обязанности или освобождающий от них либо удостоверяющий юридически значимые факты или события. То есть официальный документ – это документ, который порождает определенные юридические последствия. Официальный документ должен иметь необходимые реквизиты (номер, дату, печать и другие реквизиты в зависимости от характера самого документа) и быть подписанным уполномоченным на это должностным лицом.

Обсудив доводы кассационного представления, возражения, судебная коллегия находит приговор в отношении А. подлежащим отмене, мотивируя это тем, что протокол, составленный А.

, имеет все необходимые реквизиты, в том числе номер, дату составления, лицо, составившее протокол, подпись, печать, размер причиненного ущерба, вид лесонарушения, лицо, совершившее лесонарушение и т.д. Данный протокол удостоверяет юридическое значимое событие – факт незаконной рубки лесных насаждений и порождает юридические последствия для З.

в виде привлечения к уголовной ответственности. При наличии таких данных, вывод суда нижестоящей инстанции об отсутствии в действиях А. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст.292 УК  – незаконен.

Рассмотрим еще один показательный пример, доказывающий неоднородность правоприменительной практики в указанной области.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя на приговор Шумерлинского районного суда Чувашской Республики, которым Н. признана невиновной по обвинению по ст.292 ч.1 УК РФ. [1].

Установлено, что Н. издала ложный приказ о приеме на работу Ф. При этом Н., определенно знала, что Ф. не будет выполнять трудовые функции, она составила табеля учета рабочего времени учащихся, упомянув в них о работе Ф. В связи с этим на основании указанных подлжных документов Центром занятости населения в пользу Ф. были начислены деньги.

В обоснование оправдательного приговора суд признал, что табель учета рабочего времени не является официальным документом, поскольку не удостоверяет определенные факты и события, не имеет юридического значения, не соответствует по форме и реквизитам, в частности, не содержит штампа, входящего и исходящего номера, табель является учетным документом, подтверждающим время работы того или иного работника.

Суд же вышестоящей инстанции не согласился с такими аргументами, мотивируя несогласие следующим: по смыслу закона официальным документом признается письменный акт, удостоверяющий событие или факт, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия. Следовательно, по рассмотренному делу составленный Н. табель учета рабочего времени удостоверил факт работы учеников, в том числе и Ф., в школе и предоставил последнему право на получение материальной поддержки.

Между тем, выявлены такие судебные решения, с доводами которых нельзя согласиться. Так, приговором Красноселькупского районного суда Ямало-Ненецкого Автономного Округа А. была осуждена по ч. 1 ст.

292 УК. [7].Она обвиняется в том, что совершила служебный подлог акта о наложении ареста на имущество и акта изъятия арестованного имущества при совершении исполнительных действий в отношении должника.

Однако, при разрешении вопроса о том, являются ли указанные акты официальными документами, следует учитывать то, что официальный документ, в любом случае, должен удостоверять юридические факты, предоставлять определённые права, освобождать от обязанностей либо устанавливать ответственность.

Вместе с тем, акты о наложении ареста и изъятии арестованного имущества являются лишь следствием реализации вынесенного постановления в порядке исполнительного производства о наложении ареста имущества должника, что и было сделано А.

При таких обстоятельствах, содержащиеся в актах о наложении ареста и изъятия арестованного имущества сведения, сами по себе не влекут каких-либо юридических последствий, а значит, суд неверно вынес обвинительный приговор.

Таким образом, в данной работе была исследована существующая в правоприменительной практике проблема квалификации служебного подлога в связи с выявлением признаков, присущих предмету указанного преступления — официальному документу.

Были рассмотрены акты высших судебных органов РФ: Определение Конституционного Суда РФ и Постановление Пленума Верховного Суда РФ.

Первый  пришел к выводу о том, что законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного.

Вместе с тем, Верховный Суд выявил основные признаки, присущие официальному документу: 1) удостоверение фактов, влекущих юридические последствия в виде предоставления или лишения прав 2) возложение или освобождение от обязанностей 3) изменение объема прав и обязанностей.

Также были исследованы акты судов общей юрисдикции. Выявлено, что судебная практика не всегда однородна в применении норм о служебном подлоге. Иногда один и тот же официальный документ один суд признает предметом служебного подлога, а другой суд – нет.

В связи с этим нужно отметить, что, несмотря на существующие позиции высших судебных инстанций, в которых содержатся решения главных вопросов, суды нередко сталкиваются с проблемами в квалификации официального документа как предмета служебного подлога, а значит указанная проблематика нуждается в дальнейшем ее исследовании. Вместе с тем, такие официальные документы как листки временной нетрудоспособности, медицинские книжки, экзаменационные ведомости, зачетные книжки, справки о заработной плате, протоколы комиссий по осуществлению закупок, свидетельства о регистрации автомобиля суды признают предметом подлога единообразно.

Список литературы:

1. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики от 16 сентября 2010 г. [Электронный ресурс]. – URL: http://sudact.ru/regular/doc/Bhg9vySuzobI/ (Дата обращения 16.05.2016)

Источник: https://sibac.info/studconf/social/xliv/58170

Критерии оценки официального документа как предмета служебного подлога

Предметом служебного подлога ст 292 УК РФ являются официальные документы

Можно выделить следующие признаки официального документа: 1) он должен быть материальным носителем информации; 2) изложен, как правило, в письменном виде; 3) должен иметь соответствующие реквизиты, форму, установленные нормативно-правовыми актами; 4) должен быть составлен государственными и муниципальными органами и учреждениями, органами местного самоуправления, их должностными лицами и служащими, и даже, по мнению некоторых учёных, коммерческими и иными организациями, частными лицами; 5) эти органы и учреждения, должностные лица, должны быть компетентными для составления таких документов; 6) такие документы должны устанавливать, фиксировать факты и события, которые имеют юридическое значение, т.е. могут повлечь определённые юридические последствия для участников установленного или зафиксированного события или факта.

Гребенкин Ф.Б.

У сотрудников правоохранительных органов Кировской области иногда возникают вопросы об отнесении того или иного документа к официальным как к предмету преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ (Служебный подлог), с позиции уголовного права.

Следует отметить, что поставленные вопросы представляют определенную сложность для правоприменителя, о чём, например, может свидетельствовать обращение с подобным вопросом прокурора для дачи заключения об отнесении к официальным документам Журнала учета информации (ЖУИ) в органах внутренних дел к П.С. Яни [5, с. 142-144].

Для ответа на эти вопросы необходимо проанализировать дефиниции официального документа, которые дали ведущие специалисты в области уголовного права РФ в учебной и научной литературе.

По мнению Б.М.

Леонтьева, «Официальным документом следует считать письменный или иной формы акт, исходящий от государственного или муниципального органа, учреждения, организации или предприятия, предназначенный удостоверить события или факты, которые порождают для использующих их лиц определённые юридические последствия, например, паспорт, удостоверение личности, трудовая книжка» [3, с. 99].

Б.В.

Волженкин полагал, что «Официальный документ в качестве служебного подлога можно определить как документированную информацию, зафиксированную на любом материальном носителе, выдаваемую (исходящую) государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, органами управления и должностными лицами Вооруженных Сил РФ, других войск и войсковых вооруженных формирований, в равно документированную информацию, выдаваемую частными лицами, коммерческими и иными организациями, находящуюся в ведении  (делопроизводстве) государственных и муниципальных органов и учреждений, для удостоверения фактом и событий, имеющих юридическое значение.

В связи с этим официальные документы порождают для использующих их лиц определённые юридические последствия.

Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты в зависимости от характера документа и его материального носителя и быть подписаны соответствующим должностным лицом либо снабжены электронной цифровой подписью, если речь идёт о документе, хранимом, обрабатываемом и передаваемом с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем» [1, с. 234].

А.Э. Жалинский под ними понимал в узком смысле слова документы, исходящие из органов власти различных ветвей, в которых работают лица, могущие быть субъектами данного преступления (ст. 292 УК РФ).

В широком смысле слова официальными являются  и различного рода документы, в том числе документы первичного учета, исходящие из организаций, занимающихся предпринимательской деятельностью. Официальными являются только те документы, которые исходят из соответствующих публичных органов и имеют надлежащее правовое оформление, т.е.

реквизиты, подписи, заверяющие, утверждающие, отметка о внесении в реестры и другие, соответствующие правилам документооборота признаки [2, с. 910-911].

Т.Б. Басова пишет, что «нормативного определения понятия «документ» в уголовном законодательстве нет. Федеральный закон РФ от 25 января 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» в ст.

2 давал следующее определение документа: «документированная информация (документ) – зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать». Однако подобное определение не снимало неясности при применении уголовного закона.

Действующий Федеральный закон РФ от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и защите информации» определения документа не содержит».

Анализируя уголовно-правовую литературу, она выделила основные признаки официального документа, отметив, что,  определяя этот материальный объект, исследователи используют различные термины: «предмет», «акт», «форма».

Но определение документа через указанные понятия не учитывает современных условий развития общества. По ее мнению, определяя понятие документа, названного в ст.

292 УК РФ, и характеризуя его материальность, более точным будет употребление словосочетания «материальный носитель информации»…

В качестве другого признака официального документа Т.Б. Басова называет его письменность.

«Документ – письменный акт установленной или общепринятой формы, составленный определенными или компетентными учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами, а также гражданами для изложения сведений о фактах или удостоверения фактов, имеющих юридическое значение, или для подтверждения прав и обязанностей».

С учётом внедрения в сферу документирования средств электронно-вычислительной техники, Т.Б. Басовой указан третий признак официального документа как предмета служебного подлога то, что он представляет собой зафиксированный в специфической форме материальный носитель информации.

Исходя из многочисленных определений понятия документа, дающихся в юридической литературе, Т.Б. Басова указывает на его основное свойство (признак) – его способность служить доказательством, подтверждением каких-либо событий, фактов. При этом, как она отмечает,  документ должен отвечать требованию удостоверять такие события и факты.

В качестве другого важного признака документа она называет  источник его происхождения. Как известно, по источнику происхождения документы в теории уголовного права подразделяются на два вида: официальные и частные, т.е.

документы классифицируются по субъекту, от которого они исходят. Официальными являются документы, исходящие от государственной организации либо от должностных лиц. Частными же признаются документы, исходящие от частных лиц.

На основании этого Т.Б. Басова считает необходимым отметить такой обязательный признак документов рассматриваемого вида, как компетентность органа, учреждения и их должностных лиц.

«В соответствии с этим требованием документ должен исходить от органа, должностного лица, имеющего полномочия по их подготовке, выдаче либо удостоверения, а содержащиеся в них факты, сведения, права – вытекать из этих правомочий».

Обобщая сказанное, под официальным документом она понимает  зафиксированный в специфической форме материальный носитель информации, подготовленный компетентными государственными органами, органами местного самоуправления, государственными (муниципальными) учреждениями и их должностными лицами, удостоверяющий об обстоятельствах  либо фактах, имеющих юридическое значение. Предметом служебного подлога могут быть официальные документы, а также частные документы, удостоверенные компетентными государственными органами, органами местного самоуправления, государственными (муниципальными) учреждениями и их должностными лицами [4, с. 179-181].

Аналогично вышеперечисленным точкам зрения учёных в качестве обязательного признака официальной информации, носителем которой является официальный документ А.И. Рарог, Л.А. Букалерова, П.С. Яни  называют содержание в такой информации сведений о фактах, имеющих юридическое значение [5, с. 143].

На перечисленные признаки неоднократно обращалось внимание и в судебной практике.

Так, по делу Макарова официальными документами были признаны экзаменационные ведомости, листы, зачётные книжки студентов, на основании которых принимаются решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге – о допуске к дипломной работе; по делу Бирюкова  — протоколы следственных действий. По многим уголовным делам, рассмотренным судами г.

Кирова, таковыми признавались листы временной нетрудоспособности, выдаваемые врачами в медицинских учреждениях. И не были признаны официальными документами выставленные следователем С. карточки формы № 2-2000 и № 1.1-99 в процессе расследования уголовного дела, как не устанавливающие каких-либо юридических фактов и не влекущие правовые последствия.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» к числу официальных следует относить все процессуальные документы [5, с.142-143].

Источник: https://advokatsidorov.ru/predmet-sluzhebnogo-podloga.html

Служебный подлог

Предметом служебного подлога ст 292 УК РФ являются официальные документы

Юриспруденция
Раздел: Экономика, Право

Служебный подлог (ст. 292 УК). Управленческая деятельность нередко связана с оформлением и выдачей различного рода письменных актов, порождающих определенные юридические последствия.

Такого рода письменные акты, называемые официальными документами, являются предметом служебного подлога.

Закон определяет служебный подлог как внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Именно таким путем субъект совершает посягательство на нормальную деятельность публичного аппарата управления, являющуюся объектом данного преступления.

Официальные документы — письменные акты, выдаваемые (исходящие) государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, органами управления и должностными лицами Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ для удостоверения фактов или событий, имеющих юридическое значение. В связи с этим официальные документы порождают для использующих их лиц определенные юридические последствия. Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты в зависимости от характера документа (штамп и печать организации, номер, дата изготовления) и быть подписаны соответствующим должностным лицом.

Сами по себе документы, исходящие от частных лиц, различных коммерческих и некоммерческих организаций, не относящихся к государственным или муниципальным органам и учреждениям (расписки, обязательства, справки, договоры и т. п.), официальным документом применительно к предмету посягательства, предусмотренного ст.

292 УК, на наш взгляд, не являются, поскольку служебный подлог — это посягательство на нормальную деятельность государственного или муниципального аппарата управления.

Однако, если вышеназванные документы оказываются в ведении государственных или муниципальных структур, они приобретают характер официальных и способны стать предметом подделки по ст. 292 УК.

Информация, содержащаяся в автоматизированных информационных системах, не является официальным документом Искажение (модификация) компьютерной информации влечет ответственность по ст. 272 УК.

Документ, полученный из автоматизированной информационной системы, приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (ст.

5 Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»)*.

* СЗ РФ. 1996. № 8. Ст. 609.

Объективная сторона служебного подлога может быть выполнена одним из двух действий, указанных непосредственно в тексте закона: 1) внесение заведомо ложных сведений в официальные документы; 2) внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание.

Таким образом, подлог может быть материальным — внесение различных изменений в действительный документ и интеллектуальным — составление ложного по содержанию, но подлинного по форме документа.

Состав подлога формальный и преступление признается оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, повлекло ли это деяние какие-либо последствия, был ли использован данный подложный документ.

Внесение заведомо ложных сведений в официальные документы — это запись не соответствующей действительности информации в подлинный документ, который при этом сохраняет все признаки и реквизиты настоящего.

Это деяние может представлять и изготовление полностью поддельного как по форме, так и по содержанию документа.

К данной разновидности подлога относится также пометка документа другим числом, не соответствующим фактической дате составления или выдачи документа, подделка подписи другого должностного лица и т. п.

Внесение в официальный документ исправлений, искажающих его действительное содержание, может быть совершено путем подчистки, дописки и иными способами. Подчистка заключается в уничтожении различными способами прежних записей или реквизитов в подлинном документе с возможной заменой их ложными.

Обязательным условием признания содеянного именно служебным подлогом является совершение соответствующих действий по отношению к официальным документам должностным лицом или служащим в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей (в рамках или с превышением служебной компетенции). Если субъект, в принципе являющийся должностным лицом или служащим, подделывает неофициальный документ или не использует при подделке те возможности, которыми он обладает в силу своего служебного положения, состава служебного подлога нет. В соответствующих случаях эти действия могут быть квалифицированы по ст. 327 УК как подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, совершенная частным лицом как преступление против порядка управления.

В отличие от большинства составов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления субъектом служебного подлога может быть не только должностное лицо, но и любой государственный служащий и служащий органа местного самоуправления, не выполняющий в государственных или муниципальных органах организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Следовательно, государственная должность — это должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией РФ.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определил муниципального служащего как лицо, осуществляющее службу на должностях в органах местного самоуправления.

Субъективная сторона служебного подлога характеризуется прямым умыслом.

Виновный достоверно знает, что он вносит в официальные документы ложные сведения, и столь же сознательно совершает иные действия, составляющие сущность подлога.

При этом он должен руководствоваться корыстными или иными личными побуждениями. Наличие какого-либо другого мотива при совершении действий, предусмотренных ст. 292 УК, исключает ответственность за служебный подлог.

Цель фальсификации должностным лицом или служащим официальных документов закон не оговаривает. Однако в тех случаях, когда подлог совершается с целью последующего использования ложных документов для совершения другого тяжкого или особо тяжкого преступления, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности как служебный подлог и приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Использование должностным лицом или служащим изготовленных им заведомо фиктивных документов при совершении хищения чужого имущества путем мошенничества, присвоения, или растраты надлежит квалифицировать по совокупности как хищение и служебный подлог*.

* См. п. 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти пли служебных полномочий, халатности, должностном подлоге» // БВС СССР. 1990. №.3.

Точно так же по совокупности преступлений квалифицируются действия должностного лица или служащего, который использует подделанный им официальный документ для совершения или сокрытия любого другого преступления. Подлог не требует самостоятельной квалификации лишь тогда, когда он является конструктивным признаком другого преступления (например, контрабанды).

Если служебный подлог учиняется с целью оказания содействия другому лицу в совершении преступления, виновный привлекается к ответственности по ст. 292 УК и за пособничество совершению другого преступления.

Так, если должностное лицо, государственный или муниципальный 'служащий совершает подлог и выдает подложный документ, понимая, что этот документ будет использоваться для совершения хищения чужого имущества, виновный будет отвечать и за подлог, и за соучастие в хищении.

Закон считает служебный подлог преступлением небольшой тяжести.

К содержанию  Уголовное право России

Уголовное право   Уголовное право. Вопросы и ответы   

Всеобщая история государства и права. Том 1   Всеобщая история государства и права. Том 2

Уголовное право — отрасль публичного права, регулирующая отношения …

Уголовное право — отрасль публичного права, регулирующая отношения, связанные с преступностью и наказуемостью деяний. Как всякая отрасль права уголовное … www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/131.htm

Сословный характер феодального уголовного права. Уголовное право

Уголовное право. Понятие преступления в памятниках права определялось по-разному. В одном случае оно рассматривалось как нарушение норм права — «выступ» из … www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/100.htm

Виды преступлений. Уголовное право.

Уголовное право. В казахском обычном праве особенно много норм было посвящено наказаниям за преступные деяния. При этом своеобразие хозяйственной жизни, … bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/151.htm

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Уголовное право

Уголовное право. В начале XX в. в России действовало несколько крупных уголовных кодексов: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г., … bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/189.htm

Развитие уголовного права. Развитие феодализма. Уголовное право.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, … bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/73.htm

Уголовное право. Развивается и система государственных …

Уголовное право. В XVIII в. уголовное право сделало значительный шаг вперед. Это объяснялось как обострением классовых противоречий, … bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/161.htm

Основной принцип феодального права. Разработка норм уголовного

Уголовное право. Разработке норм уголовного права Уложение Василия Лупу уделяло больше всего внимания (в нем содержалось более 1000 статей, относящихся к … bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/125.htm

Предмет уголовного права. Основание уголовной ответственности …

Весьма радикальному пересмотру подверглись общие положения об уголовной ответственности, которые вобрали в себя новеллы, внесенные в уголовное право Франции … bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/127.htm

Источник: http://www.bibliotekar.ru/ugolovnoe-pravo-3-2/25.htm

Анализ судебной практики применения статьи 292 УК РФ (Служебный подлог)

Предметом служебного подлога ст 292 УК РФ являются официальные документы

В статье 292 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 Уголовного кодекса). Ответственность по части второй указанной статьи наступает за те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 292 УК РФ, является умышленными в силу указания на мотив – корыстную или иную личную заинтересованность. По категории тяжести деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ, отнесено законодателем к преступлению небольшой тяжести, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УК РФ, – к преступлениям средней тяжести.

Криминологическая характеристика.

В результате исследования 68 решений судов в 28 субъектах Российской Федерации (г. Москва, г.

Санкт-Петербург, Саратовская область, Ростовская область, Свердловская область, Челябинская область, Оренбургская область, Новосибирская область, Самарская область, Ярославская область, Иркутская область, Тульская область, Тюменская область, Орловская область, Сахалинская область, Волгоградская область, Ленинградская область, Пермский край, Краснодарский край, Красноярский край, Приморский край, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Удмуртская Республика, Чеченская Республика, Республика Мордовия) c 2015 по 2018 г. были получены следующие результаты.

Были выделены 4 основные сферы, в которых наиболее часто совершаются данные преступления:

  • •        охрана правопорядка, в том числе расследование преступлений и привлечение к административной ответственности, — 18 дел (26,5 %);
  • •        исполнение наказаний — 3 дела (4,4 %);
  • •        образовательная деятельность (высшее и средне-профессиональное образование) —  16 дел (23,5 %);
  • •        медицинская деятельность —  15 дел (22 %).

 В зависимости от квалификации преступлений по разным частям ст. 292 УК РФ дела распределились следующим образом: по ч. 1 ст. 292 УК РФ было квалифицировано 48 преступлений, что составило  70,6 %, по ч. 2 ст. 292 УК РФ – 20 преступлений, что составило 29,4 %. Среди всех проанализированных решений квалификация содеянного только по ст.

292 УК РФ имела место в 20 случаях (29,4 %), по совокупности – в 48 случаях (70,6 %), в том числе по совокупности с иными преступлениями против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285, 286, 290, 291.2, 293 УК РФ) — 36, с посягательствами на собственность (ст. 159, 159.

2, 160 УК РФ) — 10, с посягательствами на интересы правосудия (ст. 303, 305 УК РФ) – 4.

Предметом служебного подлога наиболее часто выступали процессуальные документы, издаваемые в рамках осуществления производства по уголовным делам — 7 случаев (10,3 %),  процессуальные документы по делам об административных правонарушениях —  8 случаев (11,8 %), листки временной нетрудоспособности, карты учета диспансеризации и акты медицинского освидетельствования – 15 случаев (22 %), зачетные книжки, экзаменационные листы, зачетно-экзаменационные ведомости – 16 случаев (23,5 %).

Выявлено три наиболее распространенных способа осуществления служебного подлога: изготовление поддельного документа (с использованием официальных бланков) — 26 приговоров (38,2 %), внесение заведомо ложных сведений, имеющих юридическое значение, в документ — 33 приговора (48,5 %), подписание документа, содержащего сведения, не соответствующие действительности, с фиксацией юридически значимых фактов — 9 приговоров (13,2 %).

Характеристика лиц, совершающих преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ (ряд анализируемых приговоров вынесен в отношении 2 лиц).

Квалификация преступления

Характеристика должностного лица

Итого

Представитель власти

Лицо, выполняющее организационно-распорядительные и/или административно-хозяйственные функции

Ч. 1 ст. 292 УК РФ

13

38

51

Ч. 2  ст. 292 УК РФ

11

10

21

Итого:

24

48

72

Распределение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ, по сферам деятельности.

Сфера деятельности

Осужденные

количество

% от общего числа

Охрана правопорядка, в том числе:

— следователи, дознаватели,

— инспекторы ДПС,

— иные сотрудники полиции

— судьи

20

5

9

5

1

27,8

Исполнение наказаний

3

4,2

Образовательная деятельность

16

22,2

Медицинская деятельность

15

20,8

Иная

18

25

Следует подчеркнуть, что в рамках исследованной практики все лица, привлеченные к ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являлись лицами, не имеющими судимости.

Заслуживает внимания наказание, которое было назначено указанным лицам. В большинстве случаев за совершение преступления, предусмотренного ст.

292 УК РФ, назначаются наказания, не связанные с изоляцией от общества —  штраф, обязательные работы, исправительные работы.

Лишение свободы назначается в подавляющем большинстве случаев только по совокупности преступлений, при этом из 12 приговоров к лишению свободы в 8 случаях наказание было назначено условно.

В 5 случаях лица были освобождены от ответственности с уплатой судебного штрафа (6,9 %). В 3 случаях дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в одном – в связи с деятельным раскаянием. Еще в одном случае уголовное дело было прекращено на основании п. 1 ч. 6, п.

7 ч. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Выявлен один случай оправдания по ст. 292 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Распределение осужденных по ст. 292 УК РФ по видам назначенного наказания.

Квалификация преступления

Всего осужденных

Назначенное наказание

Штраф

Обязательные работы

Исправительные работы

Лишение свободы

реальное

условное

Ч. 1 ст. 292 УК РФ

41

27

3

11

Ч. 2 ст. 292 УК РФ

19

7

4

8

Итого

60

34

3

11

4

8

Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности за преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ,  было назначено по только 10 приговорам (14,7 %).

Проблемы уголовно-правовой квалификации.

  1. Определение предмета преступления.

Трудности определения предмета преступления — официального документа —  по ст. 292 УК РФ обусловлены тем, что понятие «официальный документ» в УК РФ не раскрывается.

На уровне международных и национальных нормативно-правовых актов существует несколько норм, содержащих дефиницию официального документа[1], однако эти определения даются для целей соответствующего нормативно-правового регулирования, в связи с чем не могут быть механически применены для решения уголовно-правовых задач.

Источник: http://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/osnovy-pravovoj-sistemy/item/442-analiz-sudebnoj-praktiki-primeneniya-stati-292-uk-rf-sluzhebnyj-podlog

Юрист Воеводин
Добавить комментарий