Постановление верховного суда РФ при причинении вреда здоровью

Прокурор разъясняет | Сайт прокуратуры Хабаровского края

Постановление верховного суда РФ при причинении вреда здоровью

Дорожно-транспортные происшествия на дороге в настоящее время, к сожалению, не редкость. От них страдает не только транспортные средства, но и люди.

Часто, в дорожно-транспортных происшествиях получают вред здоровью не только участники дорожно-транспортных происшествий, но и родственники потерпевшего.

Вместе с тем, Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) определяются основания и размер компенсации гражданину морального вреда, в частности причиненного вредом здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия.

Так, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1082 ГК РФ удовлетворяя требования о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела, может обязать лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре или возместить причиненные убытки.

Необходимо учитывать, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, в частности использованием транспортных средств, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности. Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, регламентированных требованиями ГК РФ.

Согласно ст.ст.

151,1101 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Судом учитываются степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

По мимо взыскания компенсации морального вреда, потерпевший в дорожно-транспортном происшествии, получивший вред здоровью, также имеет право на возмещение утраченного заработка и расходов на лечение.

Так, статьей 1085 ГК РФ установлено, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, и другое, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда от 26.01.

2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» указано, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных потерпевшему нравственных или физических страданий, степени вины причинителя вреда в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимание обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных и физических страданий оценивается судом в соответствии со статьями 150, 151 ГК РФ, п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20.12.

1994 №10 с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Гражданам также необходимо знать, что в соответствии со статьей 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Судами общей юрисдикции рассматриваются споры указанной категории и в большинстве случаев требования потерпевших в дорожно- транспортном происшествии, получивших вред здоровью признаются обоснованными, в связи, с чем удовлетворяются.

Также, судами при рассмотрении споров указанной категории обращается внимание на наличие заключения медицинской экспертизы, подтверждающей наличие и объем причиненного вреда здоровью потерпевшему, а также на данные, подтверждающие виновность причинителя указанного вреда, которыми могут являться вступившие в законную силу судебные постановления, свидетельствующие о наличии виновных действий в дорожно-транспортном происшествии.

Разъясняет прокуратура Кировского района г.Хабаровска

Источник: http://www.prokurorhbr.ru/prokuror_full/15935

Справка по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против личности, совершенных в том числе и с применением оружия, за период 2014 год — первое полугодие 2015 года

Постановление верховного суда РФ при причинении вреда здоровью

08 октября 2015 года, 16:34  |  Аналитика

В соответствии с планом работы Пензенского областного суда проанализирована практика рассмотрения судами области в 2014 году – первом полугодии 2015 года уголовных дел о насильственных преступлениях против личности (раздел 7 Уголовного кодекса РФ), совершенных в том числе и с применением оружия (п. «з» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 112, п. «в» ч. 2 ст. 115, п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

Целью настоящего обобщения является изучение и анализ складывающейся практики рассмотрения судами уголовных дел изучаемой категории, отражение ее наиболее характерных моментов, анализ недостатков деятельности судов, внесение предложений по их устранению, совершенствование правоприменительной практики, анализ апелляционной, кассационной и надзорной практики областного суда.

2. Проблемы рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против жизни и здоровья, их квалификация со смежными составами преступлений

В Конституции РФ провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач Уголовного Кодекса РФ является охрана личности от преступных посягательств. Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны.

Нормативной основой для правильного разрешения дел названной категории являются положения ст. 2, 17, 20 Конституции РФ, ст. 1, 2 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года, положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ.

Использованию судами подлежат также разъяснения высших судебных органов, в том числе

постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 № 1,

постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» от 27 сентября 2012 № 19,

постановление Пленума Верховного суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21,

постановление Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре».

К числу нормативных актов, регламентирующих порядок получения заключений судебно-медицинских экспертов, относятся:

постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 № 194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 года № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.

2008 №194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», медицинские критерии являются медицинской характеристикой квалифицирующих признаков, которые используются для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, при производстве судебно-медицинской экспертизы в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве на основании определения суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Медицинские критерии используются для оценки повреждений, обнаруженных при судебно-медицинском обследовании живого лица, исследовании трупа и его частей, а также при производстве судебно-медицинских экспертиз по материалам дела и медицинским документам.

Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями врачом — судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе (далее — эксперт), привлеченным для производства экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2.1 Преступления против жизни

Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе.

Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь -важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость».

Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Уголовный кодекс не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство.

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

Из вышесказанного следует, что умысел бывает двух видов: прямой и косвенный, каждому из которых присущи свои интеллектуальные и волевые моменты.

Интеллектуальных моментов два: первый — осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) на момент совершения деяния, второй — предвидение общественно опасных последствий.

При прямом умысле — возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, при косвенном — только возможность.

Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним. При этой характеристике интеллектуальные моменты обоих видов умысла во многом похожи, хотя, даже при внешней схожести, степень предвидения общественно опасных последствий различна, к тому же у них не совпадают волевые моменты.

Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствии, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая как он полагает может воспрепятствовать их наступлению.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти.

Источник: http://www.oblsud.penza.ru/item/a/1080/

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 01.11.2018 N АПЛ18-465

Постановление верховного суда РФ при причинении вреда здоровью

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 ноября 2018 г. N АПЛ18-465

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зайцева В.Ю.,

членов коллегии Горшкова В.В., Ксенофонтовой Н.А.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Н. о признании частично недействующим пункта 40 приложения к Правилам расчета суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 15 ноября 2012 г. N 1164,

по апелляционной жалобе Н. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2018 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца В., поддержавшей апелляционную жалобу, представителя Правительства Российской Федерации Ш.

, возражавшего против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф.

, полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Правительства Российской Федерации от 15 ноября 2012 г. N 1164 утверждены Правила расчета суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего (далее — Правила), официально опубликованные в Собрании законодательства Российской Федерации 19 ноября 2012 г., N 47, ст. 6512, «Российской газете» 21 ноября 2012 г., N 268.

В приложении к Правилам установлены нормативы для определения суммы страхового возмещения (страховой выплаты) при причинении вреда здоровью потерпевшего, а также для определения суммы компенсации в счет возмещения вреда, причиненного здоровью потерпевшего, исходя из характера и степени повреждения здоровья (далее — Нормативы).

Пункт 40 Нормативов определяет размер страховой выплаты (процентов) для повреждений, представляющих собой ранения, разрыв мягких тканей волосистой части головы, туловища, конечностей, повлекших образование вследствие таких повреждений рубцов общей площадью: а) от 3 кв. см до 10 кв. см включительно — 5 процентов; б) свыше 10 кв. см до 20 кв. см включительно — 10 процентов; в) свыше 20 кв. см до 50 кв. см включительно — 25 процентов, г) свыше 50 кв. см — 50 процентов.

Н.

обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просила признать пункт 40 приложения к Правилам не действующим в части исключения случаев образования рубцов при оперативном лечении полученных травм из перечня тех, которые подлежат компенсации в соответствии с Нормативами, ссылаясь на его противоречие пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 4 Федерального закона от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном» (далее — Федеральный закон от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ). В заявлении указано, что применение Нормативов в оспариваемой части препятствует возмещению вреда в случаях образования рубцов при оперативном лечении полученных травм. Нарушение своих прав Н. усматривает в том, что при применении судами Нормативов при рассмотрении дела по ее иску к страховой компании о взыскании страховой выплаты ей было отказано в получении страхового возмещения в полном (заявленном ею) объеме.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2018 г. в удовлетворении административного искового заявления Н. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец, не соглашаясь с таким решением, просит его отменить, как постановленное с нарушением норм материального права, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования.

Считает, что оспариваемое положение Нормативов не обеспечивает возмещение вреда пассажирам, у которых имеются рубцы вследствие оперативного лечения травм, полученных при перевозке, и не создает единых условий возмещения вреда, что, по ее мнению, противоречит статье 4 Федерального закона от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ.

В отзыве на апелляционную жалобу Министерство финансов Российской Федерации, представляющее интересы Правительства Российской Федерации, находит ее доводы несостоятельными и не влекущими отмену обжалуемого решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

В статье 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г.

N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» закреплено, что Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации (части 1, 2).

Отношения, возникающие в связи с осуществлением обязательного страхования гражданской ответственности перевозчика за причинение при перевозках пассажиров вреда их жизни, здоровью, имуществу, регулируются Федеральным законом от 14 июня 2012 г.

N 67-ФЗ, определяющим правовые, экономические и организационные основы этого вида обязательного страхования, а также устанавливающим порядок возмещения вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров, причиненного при их перевозках метрополитеном.

В силу пункта 2 части 1 статьи 16 названного федерального закона величина вреда, подлежащего возмещению страховщиком в случае причинения вреда здоровью потерпевшего, равна сумме, рассчитанной исходя из страховой суммы, указанной по соответствующему риску в договоре обязательного страхования на одного потерпевшего, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации в соответствии с нормативами в зависимости от характера и степени повреждения здоровья потерпевшего, пока не доказано, что вред причинен в большем размере.

С учетом приведенных законоположений суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что Правила утверждены Правительством Российской Федерации в пределах имеющихся полномочий и во исполнение требований закона. Установленные федеральным законодателем требования к форме нормативного правового акта, порядку его принятия, опубликования и введения в действие соблюдены.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда (пункт 1).

Согласно статье 4 Федерального закона от 14 июня 2012 г.

N 67-ФЗ обязательное страхование вводится в целях обеспечения возмещения вреда, причиненного при перевозках жизни, здоровью, имуществу пассажиров независимо от вида транспорта и вида перевозок, создания единых условий возмещения причиненного вреда, а также установления процедуры получения выгодоприобретателями возмещения вреда (часть 1).

Основными принципами обязательного страхования являются: 1) гарантированность возмещения вреда, причиненного при перевозках жизни, здоровью, имуществу пассажиров, за счет выплаты страхового возмещения или осуществления компенсационной выплаты в пределах, установленных данным федеральным законом; 2) защита посредством обязательного страхования имущественных интересов перевозчика в случае возникновения его гражданской ответственности за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров; 3) определение размера причиненного вреда и порядка его возмещения независимо от вида транспорта и вида перевозок (часть 2).

Пунктом 40 Нормативов определен размер страховой выплаты (процентов) применительно к повреждениям, представляющим собой ранения, разрыв мягких тканей волосистой части головы, туловища, конечностей, повлекшим образование вследствие таких повреждений рубцов. По его смыслу, рубцы являются следствием полученных потерпевшим повреждений здоровья и не связаны с последующими действиями медицинских работников при проведении ими лечения гражданина.

Разрешая дело, суд правильно исходил из того, что отношения, касающиеся оказания медицинской помощи, под действие Федерального закона от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ, во исполнение требований которого утверждены Правила, не подпадают.

В соответствии с подпунктом 5 статьи 32.9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон РФ N 4015-1) медицинское страхование является одним из самостоятельных видов страхования в Российской Федерации.

Исходя из содержания пункта 3 статьи 4 Закона РФ N 4015-1, медицинское страхование — это страхование имущественных интересов граждан, связанных с оказанием им медицинских услуг, которое отлично от страхования гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров.

Сопоставив содержание пункта 40 Нормативов с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 4 Федерального закона от 12 июня 2012 г.

N 67-ФЗ, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения административного иска, поскольку оспариваемая норма не содержит противоречий названным законодательным положениям, в том числе целям и принципам обязательного страхования гражданской ответственности перевозчика.

Установив, что отсутствуют правовые нормы большей юридической силы, которым бы противоречили Нормативы в оспариваемой части, суд, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, правомерно отказал в удовлетворении заявления о признании оспариваемой нормы частично недействующей.

При изучении доводов апелляционной жалобы усматривается их тождественность доводам, заявленным в суде первой инстанции, которым, вопреки утверждению административного истца, в обжалуемом судебном акте дана надлежащая правовая оценка.

Ссылка Н.

в обоснование незаконности решения суда первой инстанции на положения Нормативов, касающиеся определения суммы страховой выплаты при получении пассажиром ожогов, не свидетельствует о неправильном применении судом первой инстанции норм материального права. Указанные виды телесных повреждений помещены в разные разделы Нормативов, как носящие неодинаковый характер и имеющие различную природу возникновения, в целях дифференцированного определения размеров страхового возмещения.

Как уже отмечалось, нормативных правовых актов большей юридической силы, которым бы противоречил пункт 40 Нормативов, не имеется.

Несогласие Н. с размером взысканной в ее пользу с перевозчика суммы страхового возмещения за причинение вреда здоровью основанием для признания пункта 40 Нормативов недействующим не является. В силу статьи 18 Федерального закона от 14 июня 2012 г.

N 67-ФЗ выгодоприобретатель, которому по договору обязательного страхования возмещена часть причиненного вреда, вправе требовать от перевозчика, ответственного за причиненный вред, возмещения вреда сверх полученного выгодоприобретателем страхового возмещения, за исключением случая, предусмотренного частью 3 статьи 17 указанного федерального закона.

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права; предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьями 308 — 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Н. — без удовлетворения.

Председательствующий
В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Члены коллегии В.В.ГОРШКОВ

Н.

А.КСЕНОФОНТОВА

Источник: https://bazanpa.ru/verkhovnyi-sud-rf-opredelenie-napl18-465-ot01112018-h4224159/

Возмещение вреда при ДТП — Разъяснения прокуратуры. Официальный портал Администрации города Омска

Постановление верховного суда РФ при причинении вреда здоровью

Общеправовой принцип вины при возложении имущественной ответственности, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, имеет прочно сформировавшуюся практику. Но гражданское законодательство знает случаи, когда возмещение ущерба происходит вне зависимости от вины.

Это актуально для автомобилистов и иных владельцев источника повышенной опасности.

Гражданский кодекс содержит нормы, с помощью которых можно обязать возместить ущерб лицо, невиновное в причинении вреда, и отвечает на вопрос, можно ли самому избежать участи без вины виновного.

Разъясняя применение ст. 1079 ГК РФ, Пленум Верховного Суда РФ также указал, что вред, причиненный источником повышенной опасности, подлежит возмещению вне зависимости от вины. Возложение ответственности без вины предусмотрено ст.

1100 ГК РФ, согласно которой причиненный моральный ущерб возмещается вне зависимости от вины причинителя, если это произошло при использовании источника повышенной опасности. По этим правилам взыскивают и расходы, понесенные лицом для восстановления здоровья, компенсацию утери кормильца, утраченного заработка.

Параллельно понятию невиновности существует еще понятие форс-мажора, то есть непреодолимой силы, возникшей внезапно и непредсказуемо.

В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.

2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» указывается, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего (п. 1 ст.

1079 ГК РФ). Однако в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Таким образом, форс-мажор и невиновность приобретают одинаковое последствие — снижение размера ответственности в случае причинения вреда жизни и здоровью и могут стать основаниями освобождения от нее в случае причинения материального вреда. В соответствии с п. 1 ст.

1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. В случае с автомобилем действует правило ст. 1079 ГК РФ.

В силу данной статьи вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

По смыслу ст.

1079 ГК РФ, источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Критерий сформулирован в общем виде, в силу чего перечень источников не исчерпывающий. Главное, чтобы вред явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств.

Следовательно, причинителем вреда (виновником) должно быть признано то лицо, между действиями или бездействием которого и наступлением вреда будет доказана причинно-следственная связь.

Этот вывод важен при определении наступления солидарной ответственности, а также для решения вопроса о размере ответственности.

Так, в силу ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Для того, чтобы снизить размер взыскиваемого материального ущерба или даже исключить его, а также для снижения суммы морального вреда (полностью освободить нельзя), предполагаемому причинителю по смыслу ст.

1079 и 1083 ГК РФ нужно доказать наличие грубой неосторожности или умысла потерпевшего. Факт грубой неосторожности устанавливается судом исходя из обстоятельств, например, наличия состава правонарушения с его стороны, ставшего причиной возникновения ущерба.

Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата.

Так, признается, что допущение истцом нарушений Правил дорожного движения, повлекших ДТП на равных с действиями ответчика, является его грубой неосторожностью и основанием для снижения размера ответственности.

Оценить размер морального ущерба сложно.

Вообще, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Такое определение дается в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Применительно к теме моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Однако в любом случае суд обязан принять во внимание степень причиненного вреда, субъективные характеристики самого потерпевшего.

Старший помощник прокурора Ленинского административного округа г. Омска младший советник юстиции М.А. Хрестолюбова 

Источник: http://www.admomsk.ru/web/guest/progress/legalculture/prosecutors/-/asset_publisher/Q1Kp/content/657219

Юрист Воеводин
Добавить комментарий