Понятие и признаки соучастия в преступлении научная статья

Понятие соучастия в преступлении

Понятие и признаки соучастия в преступлении научная статья

Укрепление правопорядка

Н.И. Святенюк

Понятие соучастия в преступлении

Согласно ст. 32 Уголовного кодекса РФ, под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Вопрос о понятии соучастия до настоящего времени относится к числу дискуссионных.

из проблем — охватывает ли законодательное определение соучастия, все случаи совместной преступной деятельности, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, или оно касается только тех его форм, когда между соучастниками существует распределение ролей.

В отечественной теории уголовного права групповые проявления преступности рассматриваются преимущественно с позиций соучастия, а преступные группы признаются видовыми проявлениями соучастия.

Соучастие в преступлении является самостоятельным институтом уголовного права. Соучастие представляет собой один из видов преступного деяния субъекта. Сущностью соучастия является конкретное общественно опасное поведение человека, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Институт соучастия необходимо отличать от посягательств, совершенных групповым способом (группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой).

Идею о рассмотрении соучастия как самостоятельного уголовно-правового понятия отстаивал М. Д. Шаргородский.

Соучастие в преступлении, писал он, не усиливает и не ослабляет ответственности, и вообще оно «не является квалифицирующим или отягчающим обстоятельством»1. «Необ-

1 Шаргородский М. Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии // Правоведение. 1960. № 1. С. 85.

ходимость включения в уголовное законодательство РФ норм, регулирующих институт соучастия, определяется тем, что в объективной действительности значительное число преступлений совершается не одним, а несколькими лицами, и представляется необходимым разрешать вопрос о наказуемости деяний, которые не предусмотрены статьями Особенной части, но представляют общественную опасность в связи с тем, что деяние лица, непосредственно совершившего преступление, находится в причинной связи с этими виновными действиями и предусматривается как наказуемое статьями Общей и Особенной частей»2.

Соучастие, подчеркивает Б.А. Куринов, «это особая форма преступной деятельности, по существу только организаторов, подстрекателей и пособников»3.

Следует согласиться с И.П. Малаховым, что «соучастие в преступлении вовсе не тождественно групповому преступному посягательству, в какой бы форме оно ни проявлялось. Это разные явления, имеющие различное содержание и самостоятельное уголовно-правовое значение»4.

Подобную точку зрения по рассматриваемому вопросу отстаивают и другие специалисты. Так, Р.Д. Сабиров пишет, что «соучастие в преступлении» и «групповое преступление» в смысле группового способа совершения преступления понятия не тождественные. «Если соучастие в преступлении предполагает множественность субъектов, то групповое преступление — множествен-

2 Там же. С. 84.

3 Куринов Б. А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 149.

4 Малахов И. П. Соучастие и групповая организованная преступность // Правоведение. 1994. № 5-6. С. 125.

ность исполнителей»1.

Ф.Г. Бурчак среди всех случаев совместной преступной деятельности, которые он называет соучастием в широком смысле слова, предложил выделять соучастие как институт Общей части2, для которого установлен «специальный порядок уголовной ответственности»3. Представляется, что статью о соучастии, расположенную в Общей части УК РФ, по справедливому замечанию Ф.Г.

Бурчака, следует понимать так, как ее изложил законодатель, — как норму, призванную урегулировать ответственность соучастников преступления при распределении между ними ролей, т.е.

как институт Общей части уголовного права, и не пытаться втискивать в ее рамки те специальные постановления уголовного закона о совместной преступной деятельности, которые содержатся в Особенной части Уголовного кодекса РФ4.

Исходя из понимания соучастия как института Общей части уголовного права, к формам соучастия следует отнести организационную деятельность, подстрекательство и пособничество5. Действия эти преступны сами по себе и применимы к большинству составов Особенной части УК РФ.

Поскольку нормы Общей и Особенной частей находятся между собой в органическом единстве, представляют единую целостную систему, то такое законодательное конструирование уголовно-правового запрета организационной, подстрекательской и пособнической к преступлению деятельности и расположение норм института соучастия в Общей

1 Сабиров Р. Д. признака насилия в групповых посягательствах на собственность // Проблемы совершенствования законодательства по укреплению правопорядка и усиление борьбы с правонарушениями: Межвузов. сб. науч. тр. Свердловск, 1982. С. 121.

2 Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, правовые и криминологические проблемы. Киев, 1986. С. 100.

3 Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 550.

4 Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву. Киев, 1969. С. 34-38; Он же. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. С. 100.

5 Аналогичную позицию по этому вопросу занимает и И.П.

Малахов, который к возможным формам участия лица в

преступлении относит организационную деятельность, под-

стрекатекльство и пособничество, называя их форма-

ми соучастия (Малахов И.П. Указ. соч. С. 124).

части УК РФ вполне оправдано.

«Обобщение, — отмечал М.И. Ковалев, — великое достижение мысли и языка законодателя. Одним из сравнительно новых технических правил является обобщение и вынесение из Особенной части в Общую постановлений, которые касаются положений, применимых ко всем или к большинству составов Особенной части»6.

Таким образом, норма Общей части о соучастии представляет собой такую законодательную конструкцию, посредством которой однотипная для всех преступлений деятельность организаторов, подстрекателей и пособников не включается в качестве альтернативной в описание объективной стороны составов преступлений, предусмотренных в Особенной части Уголовного кодекса РФ, а регулируется в общем виде, образуя особую форму соучастия, соучастия в собственном смысле этого слова, связанного с распределением ролей между соучастниками7.

И.П. Малахов, например, в качестве форм взаимосвязанной преступной деятельности предложил рассматривать подстрекательство, пособничество и совиновниче-ство8. П.Ф. Тельнов по этому поводу отмечает, что эта идея не является новой.

В качестве примера он ссылается на уголовное право Германии9, в котором издавна формами соучастия считаются подстрекательство, пособничество и совиновничество10.

Доктрина уголовного права ряда государств при классификации совместной преступной деятельности на формы и виды в качестве основного критерия использует разделение ролей между соучастниками. Организация преступления, подстрекательство, пособничество не признаются большинством россий-

6 Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение для квалификации. Свердловск, 1977. С. 60.

7 Бурчак Ф.Г. Указ. соч. С. 125.

8 Малахов И. П. Соучастие в воинских преступлениях в свете общего учения о соучастии по советскому уголовному праву: Автореф. дисс. … к. ю. н. М., 1960. С. 8-15.

9 W. Sauer. Allgemeine Strafrechtslehre. Berlin, 1955. S. 220223; E. Mezger. Strafrecht, algem. Teil. München, 1957. S. 217220.

10 Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. С. 110.

ских специалистов как формы соучастия. Дискуссия о критериях подразделения соучастия на формы и виды среди отечественных ученых продолжается.

Понимание соучастия как института Общей части уголовного права нисколько не нивелирует положение ст. 8 Уголовного кодекса РФ о том, что единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом РФ. Соучастие не создает каких-либо особых оснований уголовной ответственности.

Состав преступления слагается не только из признаков, содержащихся в нормах Особенной части Уголовного кодекса РФ. Конструкция состава включает и признаки, зафиксированные в нормах Общей части1.

Согласно господствующему в теории мнению, действия каждого соучастника содержат свой состав преступления, характеризуемый в Особенной и в Общей частях Уголовного кодекса РФ2.

В силу этого становится очевидным, что «для соучастника, не являющегося исполнителем, основанием ответственности следует считать совершение деяния, содержащего как признаки состава преступления, в котором он принимал участие, так и признаки, вытекающие из соответствующей части ст.

33 УК РФ, где дано законодательное описание его функциональной роли. Именно поэтому деяние организатора, подстрекателя или пособника квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за конкретно совершенное преступление исполнителем, с применением ст. 33 УК РФ»3.

1 Пушкин А. В. Принципы акцессорной и самостоятельной ответственности соучастников преступления // Законность. 2001. № 3. С. 27.

2 Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. 2. С. 86-105; Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 70-109; Гельфер М. А. Состав преступления. М., 1960; Брайнин Я. М.

Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М., 1963. С. 29-85; Курляндский В. И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М., 1965. С. 80-102; Тельнов П. Ф. Указ. соч. С. 138-139; Бур-чак Ф. Г.

Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. С. 170.

3 Пушкин А. В. Указ. соч. С. 27.

В связи с этим, вызывает сомнение утверждение некоторых авторов о том, что соучастниками сам состав преступления не выполняется и основанием их ответственности является якобы преступное поведение исполнителя4. Подобные высказывания были подвергнуты обоснованной критике научной общественностью.

Ответственность соучастников, отмечает С.В. Бородин, не зависит от того, будет ли

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/ponyatie-souchastiya-v-prestuplenii

Проблема определения понятия и признаков соучастия в преступлении

Понятие и признаки соучастия в преступлении научная статья

Институту соучастия в преступлении в Уголовном кодексе РФ посвящена отдельная глава, тем самым, на наш взгляд, законодатель определил высокую роль данного института по борьбе с преступностью. А.А. Арутюнов утверждает, что «каждое шестое преступление совершается в соучастии». В данном статье мы определим понятие соучастия в преступлении и проанализируем каждый его признак.

В соответствии со ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Проанализируем это понятие с точки зрения доктрины и судебной практики.

В теории уголовного права принято выделять два объективных признака и два субъективных признака соучастия.

Первый объективный или количественный признак соучастия предполагает, что в совершении преступления участвуют два и более лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 1 — 2 ст.

20 УК), и признанные вменяемыми (ч. 1 ст. 21 УК).

В это правило не входит «посредственный исполнитель»: это лицо, которое использует для выполнения объективной стороны другое лицо, не подлежащее уголовной ответственности в силу своих причин (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Множественность субъектов преступления означает, что «во-первых, фактическую включенность в совершение одного и того же преступления двух и более участников. Во-вторых, этот признак означает, что каждый из участников должен быть субъектом преступления, то есть достичь возраста уголовной ответственности ко времени совершения преступления и быть вменяемым в момент его совершения».

Однако так утверждает доктрина, судебная практика идет по другому пути, то есть групповыми преступлениями, также признаются те преступления, совершенные двумя или более лицами, из которых только одно обладает всеми признаками общего субъекта.

Так, в Определении Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 35-о06-14 указано, «что позиция, согласно которой действия виновного нельзя считать совершенными группой лиц по предварительному сговору в связи с признанием второго лица невменяемым, на законе не основана.

Таким образом, квалифицирующие признаки «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» могут быть вменены и при отсутствии соучастия в точном смысле этого слова, если только один из участников в деянии привлечен к уголовной ответственности, а другие участники не подлежат ответственности в силу возраста или невменяемости».

Также исключением из первого объективного признака в доктрине исключают групповое исполнение преступления (ст. 35 УПК РФ).

В науке и на практике это понимается как совершение объективной стороны преступления группой лиц, из которых только одно лицо подлежит уголовной ответственности («годный субъект»), а все остальные лица в силу возрастных, психических или других лиц не подлежат уголовной ответственности.

Совместность действий соучастников — это второй качественный (объективный) признак соучастия, предполагающий «направленность действий на достижение общего для преступников результата, взаимообусловленность и взаимодополняемость действий».

Стоит согласиться с мнением Н.С. Таганцева: «Как в оркестре нельзя приписать одному лицу исполнение музыкального произведения, так и при соучастии невозможно выделить единственного причинителя общего результата».

В доктрине этот признак базируется на принципах взаимодополнения, взаимообусловливания и причинно-следственной связи преступной деятельности участников.

Первый принцип взаимообусловливания преступной деятельности друг друга имеет место тогда, «когда соучастники, разделяя функции, выполняют по частям или полностью объективную сторону преступления для достижения конкретной цели, как бы дополняя друг друга.

В случае если соучастники договорились о разделении функций между ними так, что каждый из них совершает только какую-то часть действий, образующих объективную сторону состава преступления, говорят о так называемом техническом распределении ролей между соучастниками, которые все вместе считаются исполнителями преступления (соисполнителями)».

Взаимообусловливание преступной деятельности говорит о том, что деяние каждого соучастника являются условием для деяния другого соучастника, и эти действия (бездействия) в совокупности образуют причину наступления преступного результата. Другими словами, этот принцип имеет место быть при юридическом распределении ролей организатора, пособника, исполнителя, подстрекателя.

Причинно-следственная связь в соучастии говорит о действиях круга лиц для достижения конкретного результат. Например, организатор и пособник создают необходимые условия для непосредственного исполнения объективной стороны исполнителем. Подобную точку зрения отмечает судебная практика.

Так, Пленум Верховного Суда РФ применительно к квалификации группового убийства дал следующие разъяснения: «Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица)».

Умышленность соучастия – это первый субъективный признак. Стоит отметить, что сюда не входит осведомленность о совершении преступления в соучастии с другими лицами.

Так, «пособник может не знать о действиях подстрекателя (и наоборот); не требуется взаимная осведомленность и в цепочке «исполнитель — подстрекатель (пособник)», т.е.

возможно «замаскированное» подстрекательство или пособничество, когда исполнитель, умышленно совершающий преступление, не осознает характера присоединяющейся деятельности подстрекателя (пособника), тогда как последний желает склонить исполнителя к совершению преступления или оказать ему содействие в его совершении. В сложных формах соучастия (организованная группа и преступное сообщество) его члены вообще могут не знать о друг друге, что не исключает соучастия».

Второй субъективный признак соучастия связан с первым субъективным признаком и говорит о том, что соучастие возможно только в умышленном преступлении, что предполагает охват умыслом соучастников всех основных обстоятельств преступления (время, место, способ, орудие и др.).

Соучастники должны четко осознавать общественную опасность собственных действий, а также действий исполнителя. При соучастии умыслом также охватывается осознание общественно опасных последствий деяния, совершаемые исполнителем, и причинно-следственная связь между деянием и последствиями. Также соучастниками должны осознаваться основные признаки, свойственные субъекту преступления.

Это мнение подтверждается судебной практикой: «квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества или коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере и др.

), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников соответствующих преступлений, если эти обстоятельства охватывались их умыслом».

В случае совершения группового неосторожного преступления, то даже при внешнем совместном совершении преступления ответственность каждого из сопричинителей будет отдельно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

Как нам представляется, высокая общественная опасность преступлений в соучастии характеризуется совместным умыслом всех участников преступления, что включает в себя разработку плана действий по достижению конкретного значимого результат (преступных последствий), распределение ролей между участниками, а в участие более сложных формах групповых преступлений, таких как организованная группа и преступное сообщество предполагает более детальное планирования действий участников преступления, сокрытие преступлений, наличие иерархии внутри группы, сильной материальной базы, связь с контролирующими органами, что способствует внешнему противодействию пресечения преступления и др. Все эти факторы дают участникам групповых преступлений больше возможностей причинить более тяжкие последствия, уйти от уголовной ответственности, по сравнению с преступниками-одиночками.

По этим причинам совершение преступления в соучастии в одной из ее форм (группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группы, преступного сообщества) являются квалифицирующими признаками, отягчающими вину лица.

Таким образом, нами было проанализировано понятие соучастия в преступлении через призму науки и судебной практики и выявлены несоответствия в понимании данного понятия, приводящие к нестабильности судебной практики и несправедливым приговорам.

Исходя из нашего исследования, полагаем, что для устранения проблемы несоответствия теории и практики в данном вопросе и привидения к стабильности уголовной юстиции необходимо статью 32 Уголовного кодекса РФ изложить в следующей редакции;

«1. Соучастием в преступлении признается совместное участие двух и более лиц, являющихся субъектами преступления, в совершении одного и того же умышленного преступления.

2. Соучастие является основанием уголовной ответственности лиц, совместно совершивших преступление».

В части первой этой редакции отражены основные признаки соучастия, а именно преступление признается совершенным в соучастии, если оно совершенно двумя или более лицами (признак множественности лиц), являющимися субъектами преступления.

Эта новелла исключает из определения соучастия такие формы преступлений как неосторожного сопричинения, посредственного причинения, группового посягательства при одном субъекте преступления, толпы как элемента обстановки при массовых беспорядках и т.д.

Также это понятие включает в себя признак совместного совершения преступления в соучастии, подробно рассмотренного в нашем исследовании.

Отражением роли тех лиц – соучастников преступления, которые непосредственно не совершали объективную сторону, является часть вторая предлагаемой нами статьи.

Данные нововведения отразят последние научные изыскания в проблеме определения понятия соучастия и его признаков и приведут судебную практику и доктрину к единому пониманию понятия соучастия в преступлении.

Список литературы:

1. Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении. М.: Статут, 2013. 408 с. // СПС «Консультат Плюс».

2. Шеслер А.В. Перспективы совершенствования уголовно-правовых норм о соучастии в преступлении // Lex russicа. 2015. N 6. С. 30 — 38. // СПС «Консультат Плюс».

Источник: http://nauka-rastudent.ru/42/4270/

Признаки соучастия в современном российском уголовном праве

Понятие и признаки соучастия в преступлении научная статья

Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право; уголовный процесс

УДК 343.237

Признаки соучастия в современном российском уголовном праве

Надежда Васильевна БЕЛОВА, доцент Воронежского государственного университета,

кандидат юридических наук

E-mail: anatbel@yandex.ru

Научная специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Аннотация. Статья рассматривает характерные признаки соучастия в современном уголовном праве России, уделяя особое внимание как субъективной, так и объективной стороне соучастия.

Ключевые слова: групповые преступления, соучастие в преступлении, организованная группа, преступное сообщество.

Annotation. The article examines the characteristics of complicity in contemporary Russian criminal law, focusing on both subjective and objective side of complicity.

Key words: group crimes, crime complicity, organized group, criminal community.

Рецензент — А.Р. Белкин, доктор юридических наук, профессор

Уголовный кодекс Российской Федерации дает весьма полное определение соучастия в преступлении, согласно которому «соучастием в преступлении признается умышленное, совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления».

Соучастие как специфический институт уголовного права, будучи особой формой совершения преступления, характеризуется рядом объективных и субъективный признаков: участие в преступлении двух или более лиц; совместность преступной деятельности этих лиц; совместность их умышленного участия в совершении умышленного преступления.

Рассматривая признаки соучастия, отметим, что наименьшим количеством виновных лиц при соучастии будет два лица, при этом оба вменяемые (ст. 21 УК РФ) и оба достигли возраста уголовной ответственности (ст. 20 УК РФ).

Не образует соучастия совместное совершение преступления двумя лицами, одно из которых является невменяемым или не достигшим возраста уголовной ответственности, поскольку такое лицо не может быть субъектом преступления1.

ЗАКОН И ПРАВО • 02-2014

В то же время в отечественной науке уголовного права бытовало мнение и о возможности существования преступной группы только при одном вменяемом лице.

Так, P.P. Галиакбаров отрывает понятие группы от понятия соучастия и считает, во-первых, что количественные рамки соучастия тесноваты для некоторых преступных групп, а, во-вторых, группа лиц будет и в случае, когда один из субъектов не достиг возраста уголовной ответственности2.

Приведенная точка зрения подверглась обоснованной критике, поскольку обязательные юридические признаки субъектов преступления и квалифицированных составов преступлений едины, что и отражено в ст.

19 УК РФ: «Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом».

Под лицами, названными во всех статьях Особенной части УК РФ, понимаются только вменяемые и достигшие минимального возраста, необходимого для уголовной ответственности, лица.

В статьях Особенной части Кодекса численность участников преступных групп не определяется ни в основных, ни в квалифицированных, ни в особо квалифицированных составах преступлений.

Объяснить это можно тем, что вопрос о количественном составе всех случаев соучастия, в том числе и преступной группы, разрешается одинаково в соответствии со ст.

32 УК РФ, подчеркивающей, что соучастие в преступлении образуется из деяний двух или более лиц.

Однако точка зрения, что наименьшее число виновных при соучастии — два лица, должна быть пересмотрена в свете положений УК РФ 1996 г. Даже отдельно взятая организованная группа должна состоять более чем из двух человек, поскольку это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Устойчивость предполагает намерение соучастников совершить несколько преступлений, техническую оснащенность членов группы, тщательную подготовку даже одного преступления, наличие в составе группы руководителя, заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы по подготовке и осуществлению преступного умысла. Но ни о каком руководителе организованной группы не может идти речь, если в ее состав входят только два субъекта. Поэтому количественный состав организованной группы предполагает наличие более чем двух лиц.

Явно более двух человек задействованы в таких видах организованной преступности, как:

■ организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ);

■ организация массовых беспорядков (ст. 212 УК РФ);

■ создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ);

■ вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ) и др.

Минимальное число участников в приведенных преступных посягательствах вытекает из самого характера этих видов преступлений и содержания объективной стороны названных составов.

Например, объективная сторона ст. 208 УК РФ под вооруженным формированием предполагает объединение, отряд, дружину или иную группу участников, количество которых далеко превышает два лица. Организация массовых беспорядков (ст.

212 УК РФ) предполагает насилие, погромы, поджоги и другие действия, совершаемые, как правило, значительными группами людей, толпами, но никак не двумя лицами, которые не могут представлять «массу».

Это относится и к другим приведенным групповым преступлениям.

В УК РФ имеются и иные составы групповых преступлений, при совершении которых минимальное количество участников группы должно быть больше, чем два человека. Это относится к составу пиратства (ст.

227 УК РФ), при котором нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом совершается с применением насилия либо с угрозой его применения. Подобное нападение никак не предполагает состав группы из двух человек, поскольку это будет им не под силу.

В совершении пиратства должна участвовать такая группа лиц, которая способна нейтрализовать экипаж судна, состоящий более чем из двух человек.

На основе сказанного можно сделать вполне обоснованный вывод, что фундаментальное положение института соучастия, его объективный признак об участии в групповом преступлении двух и более лиц применительно к задачам борьбы с названными видами преступлений требует переосмысления. По приведенным и другим видам преступлений наименьшим количеством виновных при соучастии будет не два, а значительно большее число лиц.

В связи этим с учетом практики применения ст. 210 УК РФ вполне целесообразно внести соответствующие изменения в ст. 32 УК РФ.

ЗАКОН И ПРАВО • 02-2014

Второй объективный признак соучастия — совместность деятельности соучастников.

Наличие двух и большего числа лиц предполагает присутствие такого объективного признака соучастия, как совместность действий лиц, участвовавших в совершении преступления.

Анализ юридической литературы, материалов постановлений Пленума ВС РФ, а также уголовного закона позволяет определить, что «совместность» как объективный признак соучастия в материальных составах заключается в следующем:

■ налицо органическая взаимозависимость соучастников, когда действия каждого являются необходимым условием для преступных действий других;

■ преступный результат действий каждого является общим;

■ действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим преступным результатом. Причинная связь между действиями каждого и наступившим преступным результатом выражается в том, что виновные лица во взаимосвязи совершают умышленное преступление и сообща добиваются преступного результата.

Следовательно, при совместной преступной деятельности усилия виновных объединяются, при этом каждый из них выполняет «свою долю» единого преступления, чем содействует осуществлению общего намерения соучастников.

Можно сказать, что объективную сторону преступления, совершаемого в соучастии, выполняет не только исполнитель (соисполнители), а система соучастия в целом. Выполнить данное преступление оказывается «под силу» только всей системе соучастия, но не одному отдельному исполнителю.

Это «плод» именно коллективной деятельности соучастников.

Наиболее четкое и емкое определение совместности дано Л.Д.

Гаухманом, указавшим, что совместность выражается в том, что преступление совершается взаимосвязанными и взаимообусловленными действиями (или бездействием) участников, они влекут единый для участников преступный результат и, наконец, между действиями каждого соучастника, с одной стороны, и общим преступным результатом — с другой, имеется причинная связь3.

Таким образом, при совместности деяния соучастники совершают одно и то же преступление и направляют свои усилия на достижение единого результата. А поскольку в общем резуль-

тате отражаются усилия не менее двух соучастников, то ставится вопрос о юридической однородности их деяний, об их направленности против единого объекта.

Большинство ученых отмечают, что совместные действия чаще всего одинаковы по объекту. Однако необходимо отметить, что наличие единого результата совместной преступной деятельности соучастников не означает внесение каждым из них равного вклада в его достижение. Устанавливается степень участия каждого из соучастников, которая и учитывается судом при индивидуализации наказания.

Одним из признаков соучастия, закрепленным в ст. 32 УК РФ, является умышленная деятельность соучастников.

Несмотря на имеющиеся в уголовно-правовой науке точки зрения о возможности наличия соучастия и в случае совершения несколькими лицами одного и того же неосторожного преступления4, большинство ученых-правоведов считают, что соучастие возможно лишь в случаях умышленного участия в совместном совершении только умышленного преступления. Поэтому в уголовном законе (ст. 32 УК РФ) подчеркивается, что для субъективной стороны соучастия обязателен умысел.

В силу ст. 25 УК РФ лицом, действующим умышленно, признается такое лицо, которое осознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит реальную возможность / неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает либо сознательно допускает наступление та

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/priznaki-souchastiya-v-sovremennom-rossiyskom-ugolovnom-prave

ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ, УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОУЧАСТИЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

Понятие и признаки соучастия в преступлении научная статья

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются особенности института соучастия в преступлении в уголовном законодательстве Российской Федерации. С позиции уголовного законодательства, теоретических положений и судебной практики рассмотрены признаки соучастия в преступном деянии, определено их значение в разрешении вопросов квалификации преступных деяний, совершенных в соучастии.

Ключевые слова: преступление; соучастие; соучастники; совместность; вина; объективные и субъективные признаки соучастия; причинная связь; преступный результат; общественная опасность.

Проблема соучастия в совершении преступных деяний выступает одной из актуальных правовых проблем правоприменительной практики и в целом уголовно-правовой науки. Распространенность групповых деяний подчеркивает значимость решения вопросов относительно правильной юридической оценки данных деяний.

Уголовно-правовой науке известны разные формы совместного участия нескольких лиц в преступной деятельности. Среди них наибольшую значимость имеет соучастие в преступлении, регулирую­щееся в главе 7 УК РФ [1, с. 25].

Соучастие в преступлении представляет собой умышленное совместное участие двух либо более лиц в совершении умышленного преступного деяния. В указанном понятии соучастия, предусмотренном в ст.

 32 УК РФ, зафиксированы основные его признаки, состоящие в объединении физических и интеллекту­альных стремлений нескольких лиц для совершения одного преступного деяния.

Признаки соучастия уточняют, индивиду­ализируют его правовую сущность, а также отгра­ничивают соучастие от иных форм совместной преступной деятельности.

Признаки соучастия подразделяются на объективные и субъектив­ные. К объективным отно­сится участие в преступлении двух или более лиц, а также совместность участия в преступлении. К субъективным относится совершение умыш­ленного преступления и умышленное участие в преступлении.

Участие в преступлении двух или более лиц как признак соуча­стия имеет количественную и качественную характеристики.

Его количественная характеристика заключается в том, что соучастие может быть лишь тогда, когда в совершении преступного деяния принимают участие как минимум два человека. Максимальная численность лиц, которые могут принимать участие в совершении преступного деяния, законодательством не устанавливается.

Качественная характеристика обозначает, что любой из соучастников должен иметь как минимум при­знаки общего субъекта преступного деяния, т. е. являться вменяемым лицом и достигшим возраста уголовной ответственности (ст. 20 УК РФ).

Поскольку соучастие в преступлении представляет собой «умышленное» совместное участие лиц именно «в преступлении» (а не в общественно опасном деянии), то соучастником может быть лишь субъект, в поведении которого при­сутствует умышленная вина.

Данным свой­ством, принимая во внимание нормы уголовного закона, об­ладает вменяемое физическое лицо, которое достигло установленного возраста.

Если преступное посягательство совершено несколькими лицами, но признаками общего субъекта деяния обладал лишь один из участников, а иные, по причине невменяемости либо недостижения определенного законом возраста не являлись субъектами преступного деяния, то данное преступление не может признаваться как совершенное в соучастии. Несмотря на групповой характер данного деяния, лицо, которое способно понести за него уголовную ответственность, должно отвечать как за преступное деяние, совершенное в одиночку [2, с. 66].

Соучастие представляет собой сопри­чинение несколькими лицами единого преступного результата, что обозначает, во-первых, что каждое из этих лиц имеет причастность к совершению преступного деяния.

Причастность соучастников может быть взаимодо­полняемой друг друга, когда соучастники или полностью, или по частям, распределяя функции, со­обща осуществляют объективную сторону преступного деяния и, следовательно, деяние каждого из соучастников дополняет деяние другого соу­частника, образовывая единое преступление. Когда между соучастниками имеется договоренность относительно разделения функций между ними таким образом, что каждым из них совершается лишь отдельная часть действий, составляющих объективную сторону преступления, говорят о техническом распределении ролей между ними, которые все вместе выступают как исполнители преступного деяния (соисполнители) [3, с. 67].

Во-вторых, деяние каждого из соучастников состоит в причинно-следственной связи с общественно опасным последствием совершенного преступного посягательства.

В уголовно-правовой науке существует мнение, что учение о соучастии не образует в уголовном праве особой теории причинной связи, а строится на общих критериях причинной связи как признаке преступного деяния [4, с. 68].

В то же время, причинная связь при соучастии характеризуется своей спецификой, имеющей большое значение.

Первая данная специфика состоит в том, что непосредствен­ной причиной наступления общественно опасного последствия выступает действие либо бездействие исполнителя. Другой её спецификой выступает то, что преступная деятельность соучастников, несмотря на разницу в степени их участия в преступном деянии рас­сматривается в качестве единой причины наступления общественно опасного последствия.

Таким образом, совместность преступления соучастников с объек­тивной стороны означает причинение единого преступного результата общими усилиями соучастников и включает в себя общность деяния соучастников, единый для всех соучастников преступный результат и причинную связь между ними.

Именно совместность деяния видо­изменяет общественную опасность посягательства в рамках конкретного состава преступления.

При оценке общественной опасности через призму совместности посягательства на охраняемые уголовным законом отно­шения четко проявляется то, что общественная опасность совместно совершаемого преступления заключается в причинении или создании угрозы причинения особого вреда общественным отношениям.

Уровень общественной опасности преступлений, совершенных совместно, в отличие от аналогичных, но совершенных единолично, безусловно, выше. Совместность показывает, как общественная опас­ность зависит от особенностей взаимосвязи между участниками деяния, которая отражает специфику объединенных усилий, посягающих на охраняемые интересы.

Под общностью вины соучастников необходимо понимать наличие внутренней (психической) связи между ними и совершаемым деянием, которая и определяет субъективные свойства совместности. Выход за пределы данной общности исключает постановку вопроса о совместности совершенного преступления [5, с. 69].

К основным характеристикам общей вины в соучастии можно отнести следующие: осознание общественно опасного (или предосу­дительного) характера собственных действий; осознание характера поведения других участников; осознание факта взаимодействия при подготовке или совершении преступления; предвидение наступления общего преступного результата; желание либо сознательное допущение его наступления.

Например, А. и В.

реализуя совместный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, действуя умышленно, из корыстных побуждений, совместно и согласованно, группой лиц по предвари­тельному сговору, согласно ранее распределенным ролям, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинения материального ущерба собственнику имущества и желая этого, подъехали на автомобиле к охраняемой территории автостоянки ИП «С.», где А. припарковал автомобиль.

Затем В., продолжая реализовывать совместный с А. умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, продолжая действовать умышленно, целенаправленно, совместно и согласованно с А.

, из корыстных побуждений, группой лиц по предварительному сговору, в соответствии со своей ролью, пролез под ограждением и незаконно проник на огороженную круглосуточно охраняемую сторожем, оборудованную видеонаблюдением территорию автостоянки ИП «С.», специально предназначенную для временного хранения материальных ценностей –автотранспортных средств. После этого В.

подошел к автомобилю марки «МАЗ» отсоединил от креплений и проводов два аккумулятора «BARS Silver 210 АЬ», принадлежащие Т., снял их с автомобиля и перенес к ограждению автостоянки.

В это время А., продолжая реализовывать совместный с В. умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, продолжая дей­ствовать умышленно, целенаправленно, совместно и согласованно с В.

, из корыстных побуждений, группой лиц по предварительному сговору, в соответствии со своей ролью, стоял возле ограждения автостоянки ИП «С.

» и наблюдал за окружающей обстановкой чтобы в случае появления посторонних лиц своевременно предупредить об этом В.

Таким образом, субъективная связь в совместном совершении преступления выступает в качестве того объединяющего фактора, который способствует образованию разнообразных форм совместного совершения преступления. Именно наличие субъективной связи между участниками посягательства и ее характер проявляют признаки, характе­ризующие множество участников посягательства как взаимосвязанную структуру.

Совместность умысла соучастников характеризуется особенностями интеллектуального и волевого моментов.

Особенности интеллектуального момента состоят в осознании каждым из соучастников взаимной обуслов­ленности деяний друг друга и в предвидении единого результата совместного деяния и осознании причинной связи между общностью деяния и единым результатом.

Особенности волевого момента состоят в совместности волевых усилий соучастников, которые воплощаются в наличии у них общей групповой цели, реализуемой в преступлении. Отсутствие совместного умысла означает отсутствие соучастия в преступлении.

Таким образом, субъективная связь между соучастниками, в общих чертах, представляет собой: а) индивидуальное осознание общественной опасности или предосудительности собственного деяния; б) осознание общественной опасности деяния других участников, а также факта их объединенной деятельности.

Исходя из вышеизложенного, следует сделать вывод, что уголовно-правовое значение соучастия в преступлении заключается в том, что институт соучастия устанавливает круг лиц, которые несут уголовную ответственность за совместно совершенное преступное деяние. Кроме того, институт соучастия в преступлении оказывает влияние на особен­ности квалификации действий соучастников преступного деяния, позволяет индивидуализировать ответственность каждого из соучастников.

Список литературы:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 1 апреля 2019 г.) // Собрание законодательства РФ от 17 июня 1996 г. N 25. ст. 2954.

Источник: https://sibac.info/conf/jurisprudence/xxi/138556

Юрист Воеводин
Добавить комментарий