Покушение на убийство с целью скрыть другое преступление

Покушение на убийство: теория и практика

Покушение на убийство с целью скрыть другое преступление

Ахъядов Э. С. Покушение на убийство: теория и практика // Молодой ученый. — 2016. — №10. — С. 949-950. — URL https://moluch.ru/archive/114/29478/ (дата обращения: 08.11.2019).



При покушении на преступление происходит непосредственное посягательство субъекта на охраняемые уголовным законом общественные отношения, то есть они ставятся под прямую угрозу причинения вреда, желаемого виновным лицом.

Опасность наступления намеченных им вредных последствий либо полное завершение планируемого им противоправного деяния становятся реальными. Однако преступление остаётся незавершённым по независящим от данного лица обстоятельствам.

Как и приготовление к преступлению, покушение на преступление характеризуется объективными и субъективными признаками, составляющими в своей совокупности состав этой стадии неоконченного преступления.

Эти признаки позволяют отличать покушение на преступление, с одной стороны, от приготовления к преступлению, с другой, от оконченного преступления.

Если приготовление к преступлению создает лишь условия для совершения задуманного преступления, то покушение на преступление создает реальную опасность причинения вреда объекту посягательства.

В связи с этим объективная сторона покушения на преступление характеризуется следующими моментами:

  1. Субъект оказывает непосредственное воздействие на объект совершаемого преступления. Преступник выстрелил, но промахнулся. Это означает, что в момент выстрела (пусть в конечном счете и неточного) жизнь потерпевшего подвергалась непосредственной и реальной опасности.
  2. Лицо совершает действие (бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления. Это означает, что оно начинает или продолжает выполнение объективной стороны задуманного преступления.

Незавершенность деяния при покушении и является главным признаком, отличающим его от оконченного преступления. Определение этой незавершенности зависит от специфики объективной стороны совершаемого преступления.

Допустим, преступник с целью убийства нанес потерпевшему ножевое ранение в грудь, но причинил лишь вред здоровью средней тяжести.

В этом случае ответственность наступает не за причинение соответствующего вреда здоровью, а именно за покушение на убийство.

В данном случае субъективную завершённость действий виновного следует отличать от фактической незавершённости преступного деяния (отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат).

Примером может служить следующее уголовное дело.

По приговору Московского городского суда от 2 марта 1998 года Пашковский Олег Михайлович осуждён по ч. 3 ст. 30, п. п. «б», «и», «к», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ установил: согласно приговору суда Пашковский признан виновным в совершении покушения на убийство неоднократно, из хулиганских побуждений, с целью скрыть другое преступление, в связи с выполнением лицом общественного долга.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: несовершеннолетний Пашковский, не имея должного контроля и воспитания со стороны родителей и правоохранительных органов, употреблял спиртные напитки, вёл антиобщественный образ жизни.

14 сентября 1997 года Пашковский, после употребления спиртных напитков, имея при себе нож с выкидным лезвием, вместе со своим приятелем Поповым гулял по г. Зеленограду.

Примерно в 1 час ночи 15 сентября 1997 года, около корпуса 209, на детской площадке, подошёл к ранее незнакомым военнослужащим Мотягину и Сморкалову, находившимся в увольнении и из хулиганских побуждений, с целью лишения жизни, нанёс Мотягину удары ножом: один в область живота, два удара в грудь и один в ногу.

Однако Пашковский довести свой преступный умысел до конца не смог, поскольку ему помешал Сморкалов, который, выполняя общественный долг, оттолкнул осужденного от потерпевшего.

С целью сокрытия совершённого преступления, имея умысел на лишение жизни Сморкалова, Пашковский нанёс Сморкалову удары ножом: один в область живота и два удара в грудь.

Опасаясь задержания, Пашковский стал убегать с места преступления, полагая, что Сморкалову причинены смертельные ранения. Однако, будучи тяжело раненым, потерпевший Сморкалов догнал Пашковского, но задержать не смог, так как Пашковский нанёс ему удар ножом в ногу.

В то же время, испугавшись оказанного сопротивления со стороны потерпевшего, Пашковский с места преступления был вынужден скрыться.

Проверяя материалы уголовного дела, Президиум решил, что вывод суда о виновности Пашковского в совершении указанного в приговоре преступления установлена в судебном заседании исследованным и проведенными в приговоре доказательствами, которым даны надлежащие анализ и оценка. Судом ошибочно квалифицированы преступные действия Пашковского по ст. 30 ч.

3, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По смыслу закона квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ совершённого виновным убийства лица в связи с выполнением им общественного долга, исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель и мотив убийства.

Судом установлено, что покушение на убийство потерпевшего Сморкалова было совершено Пашковским в связи с тем, что Сморкалов, выполняя свой гражданский долг, стал пресекать хулиганские действия Пашковского.

Поэтому в соответствии с требованиями закона нельзя одновременно квалифицировать указанное покушение на убийство и по ст. 30 ч. 3 и по ст. 105 ч. 2 п. «к» УК РФ, в связи, с чем осуждение Пашковского по указанному пункту подлежит исключению. Квалификация преступных действий Пашковского по ст.

ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «б», «и», «н», УК РФ соответствует требованиям закона.

Субъективная сторона покушения на преступление характеризуется умышленной виной. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что покушение на преступление возможно лишь с прямым умыслом.

Пленум разъяснил, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т. е.

когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

Литература:

  1. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому уголовному праву. — М.: Проспект, 2013 г.

Источник: https://moluch.ru/archive/114/29478/

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ)

Покушение на убийство с целью скрыть другое преступление

В п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ объединены сразу несколько квалифицирующих признаков.

Уголовный закон говорит об убийстве, совершаемом преступником для сокрытия или облегчения совершения любого преступления, при этом не важно, достигло ли преступление указанной цели или нет, и могло ли оно этой цели достигнуть.

Целью такого убийства является сокрыть или облегчить совершение другого преступления самим преступником либо другими лицами, например, соучастниками.

По п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицировано содеянное Т., который был осужден за покушение на убийство С. с целью сокрытия ранее совершенного преступления. Как указал Верховный Суд РФ, Т. вдвоем с С. совершили убийство Н.

, после чего скрылись на машине потерпевшего. Через некоторое время Т., находясь в машине, совершил покушение на убийство соучастника С., нанеся ему рубленые раны топором.

Верховный Суд РФ квалифицировал содеянное как совершенное с целью сокрытия ранее совершенного убийства

(определение Верховного Суда РФ от 11 мая 2005 г. № 50-о05—10 — документ опубликован не был)1.

Когда преступник, причиняя смерть, имеет цель облегчить совершение другого преступления, совершение им задуманного преступления влияния на квалификацию убийства по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не оказывает.

Так, потерпевший неоднократно высказывал виновным нежелание передачи им права на реализацию принадлежащего ему жилого помещения и сообщил им о том, что намерен обратиться в правоохранительные органы, тем самым сорвать преступные планы этих лиц, направленные на хищение его имущества путем обмана.

Узнав об этом, подсудимые для доведения своего преступного умысла, направленного на хищение чужого имущества, до конца, понимая, что потерпевший является для этого препятствием, с целью облегчить его совершение, совершили его убийство.

После совершения убийства подсудимые приняли решение переоформить право собственности на квартиру потерпевшего на иное лицо в целях ее дальнейшей продажи и получения денежных средств. Верховный Суд РФ квалифицировал действия виновных по п. «ж» и «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору, с целью облегчить совершение другого преступления (определение Верховного Суда РФ от 7 июня 2012 г. № 58-012—24 — документ опубликован не был)[1] [2].

Так как в диспозиции данной нормы содержится указание на специальную цель, такое убийство совершается только с прямым умыслом. В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г.

№ 1 сформулировано правило, в соответствии с которым если виновный совершил убийство по любому мотиву или с любой целью и одновременно для того, чтобы скрыть совершенное преступление или облегчить его совершение, квалификация по данному пункту исключается.

Следовательно, если убийство совершено, например, при разбойном нападении и одновременно для того, чтобы скрыть содеянное, правильная квалификация будет по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (и ст. 162 УК РФ). Дополнительной квалификации по п. «к» не требуется.

П., В. и Д. в целях разбойного нападения, через незапертые двери проникли в дом А. и напали на него, после чего избили потерпевшего, нанеся ему удары кулаками по лицу и телу, причинив множественные побои и ссадины. А. попросил нападавших отпустить его в поселок, где он сможет взять деньги и передать им. Д. высказал опасение, что А.

может выдать их органам милиции, предложил П. и В. убить потерпевшего, с чем те согласились. Виновные взятым в доме А. ножом, действуя с особой жестокостью в целях умышленного убийства нанесли А. удары в разные части тела. Убедившись, что А. мертв, ушли с места происшествия, похитив из его дома имущество, которое обратили в свою собственность.

Как подчеркнул Верховный Суд РФ, суд правильно признал, что убийство потерпевшего было сопряжено с разбоем. Одновременно суд без достаточных оснований квалифицировал их действия по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По смыслу закона, квалификация по п. «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства.

При таких обстоятельствах следует исключить осуждение виновных по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (определение Верховного Суда РФ от 13. 07. 2001 г. № 91-Д-3 — документ опубликован не был)1.

Напротив, суды, установив в качестве основного мотива убийства специальную цель — скрыть другое преступление, исключают из обвинения квалифицирующие признаки убийства, содержащие иные мотив или цель.

Так, X. признан виновным в убийстве Д., сопряженном с бандитизмом, по найму, с целью скрыть другое преступление. Верховный Суд РФ изменил приговор и исключил осуждение X. по квалифицирующему признаку совершения преступления по найму, так как суд установил, что Д.

оказался случайным свидетелем покушения X. на убийство Б. С целью скрыть это преступление X. убил Д. Таким образом, квалификация действий X., совершенных в отношении Д., по признаку совершения убийства по найму является излишней (определение Верховного Суда от 13 октября 2011г.

№ 5-о 11—228 — документ опубликован не был)[1] [1].

Приведенное правило для квалификации убийств неправильно трактовать, как исключающее возможность наличия у виновного в убийстве нескольких мотивов или целей одновременно.

Психологическая наука допускает возможность разнообразной мотивации преступного поведения, выделяя при этом основные и сопутствующие мотивы. При квалификации убийств по п. «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ представляется необходимым разграничивать мотивы и цели как главные (основные) и неглавные (второстепенные).

Верховный Суд Российской Федерации, разрешая спорные вопросы квалификации убийств, как правило, выявляет основные мотив или цель, исключая одновременно из обвинений квалифицирующие признаки с неосновными мотивами, играющие лишь вспомогательную роль в реализации ранее подготовленного преступного намерения.

Как указал Президиум Верховного Суда РФ, по смыслу закона умышленное причинение смерти другому человеку необходимо квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ в случаях, когда квалифицирующий признак убийства — с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение — является основным мотивом убийства. К. же совершил убийство Б. и покушение на убийство И. с целью завладеть имуществом, т.е. из корыстных побуждений.

Поэтому его осуждение по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из судебных решений (постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 июня 2004 г. № 388П04)[5].

В практике встречаются сложные для квалификации следственные ситуации, когда преступное деяние является единым, однако каждому из двух или более потерпевших смерть причиняется по разным мотивам либо с разными целями. В теории такие преступления принято называть сложными (двухобъектными или многообъектными) единичными преступлениями.

С одной стороны, в соответствии с правилами квалификации совершение виновным убийства по какому-либо мотиву или с какой-либо целью исключает возможность квалификации этого же убийства по какому-либо пункту, помимо вмененного, предусматривающему иные мотив или цель убийства. С другой стороны, в соответствии с положениями с. 1 ст.

17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ вне зависимости от различной мотивации на каждое убийство.

В литературе отражен подобный случай из практики и даны рекомендации по квалификации убийств в подобных сложных следственных ситуациях.

Е. и О. решили добыть спиртное. Зная, что на окраине села живет пенсионер К., они пошли к нему. По дороге они договорились, что если К. не даст им самогона в долг, то они убьют его и завладеют всем самогоном. Войдя в дом К., Е. и О. потребовали у потерпевшего дать им в долг самогона, но тот отказался.

Тогда виновные в целях убийства стали избивать пенсионера руками, а затем и коромыслом. В процессе избиения из кухни вышла сожительница К., о существовании которой преступники не знали. Е. произнес слово «убрать», и они вместе с О. стали избивать женщину. Далее, когда стонал К.

, они продолжали избивать его, когда шевелилась женщина, они переходили к ее избиению. В результате пенсионер и его сожительница были убиты, самогон преступники забрали и ушли. Из их показаний на предварительном следствии и суде следовало, что К.

они убили, чтобы завладеть самогоном, а женщину, чтобы не сообщила о преступлении, то есть с целью скрыть другое преступление[6].

В данном случае невозможно разграничить роль каждого преступника в причинении смерти каждой из жертв, а также отделить разные мотив и цель одно от другого в рамках единого преступления.

Поэтому, несмотря на то, что разные мотив и цель хотя и направлены отдельно на убийство каждого из потерпевших, они должны быть распространены на это сложное единичное преступление в целом. Таким образом, Е. и О.

должно быть предъявлено обвинение в совершении единого преступления, предусмотренного пп. «а», «ж», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, может быть совершено в процессе совершения этих преступлений либо как частный случай убийства с целью облегчить или сокрыть их совершение.

Практике известны также случаи таких убийств из мести за оказанное насильнику сопротивление. В редких случаях такое убийство отождествляется с проявлением садистских наклонностей преступника. Во всех случаях действия виновного должны квалифицироваться по ст. 131 или 132 и по п. «к» ч. 2 ст.

105 УК РФ, при этом квалифицирующий признак «с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» совместно с признаком «сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера» не вменяется.

Это следует из разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данного им в п. 13 постановления от 27 января 1999 г.

, в соответствии с которым «под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений».

Так как совершаются два самостоятельных преступления, убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, квалифицируется по совокупности с соответствующими частями ст. 131 или ст. 132 УК РФ. При этом причинение смерти, совершенное во время изнасилования и после его завершения, не рассматривается в качестве квалифицированного состава изнасилования.

Н. и П. пришли в квартиру Ч., где совершили в ее отношении насильственные действия сексуального характера. После этого оба виновных с целью скрыть совершенные в отношении потерпевшей преступные действия, нанесли ей удары руками, сдавили горло и несколько раз ударили ножом в грудь, причинив смерть.

Президиум Верховного Суда РФ указал, что согласно закону под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Умышленные действия, направленные на причинение физического вреда здоровью потерпевшей и ее убийства, Н.

продолжил и после совершения насильственных действий сексуального характера, т.е. совершил убийство, сопряженное с насильственными действиями сексуального характера. Таким образом, при совершении убийства в процессе насильственных действий сексуального характера содеянное Н. квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст.

132 УК РФ (постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 октября 2006 г. № 516-П06 — документ опубликован не был)1.

Источник: https://studref.com/363172/pravo/ubiystvo_tselyu_skryt_drugoe_prestuplenie_oblegchit_sovershenie_ravno_sopryazhennoe_iznasilovaniem_

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п.

Покушение на убийство с целью скрыть другое преступление

Норма, предусмотренная п. «к» ч. 2 ст. 105, содержит четыре разновидности убийства:

  • 1) убийство с целью скрыть другое преступление;
  • 2) убийство с целью облегчить совершение преступления;
  • 3) убийство, сопряженное с изнасилованием;
  • 4) убийство, сопряженное с насильственными действиями сексуального характера.

Перечисленные деяния различаются по цели совершения.Убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление, ориентирует правоприменителя прежде всего на установление конкретной цели его совершения.

Цель скрыть другое преступление означает, что другое деяние уже было совершено, при этом для уголовной ответственности по рассматриваемому пункту безразлично, окончено преступление, которое виновный пытается скрыть, или оно прервано на стадии приготовления или покушения.

В уголовном законе речь идет о сокрытии события преступления. В связи с этим следует различать убийство с целью сокрытия участников другого преступления (1) и с целью сокрытия самого события (2).

Если сокрытие участников другого преступления являлось необходимым звеном, средством для сокрытия события, тогда деяние должно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105.

По если убийство совершено исключительно с целью сокрытия одного из участников другого преступления, не преследуя цели сокрытия события, тогда деяние оценивается по признакам ч. 1 ст. 105.

В практике возможны сложности при квалификации убийства с целью скрыть не событие в целом, а лишь его квалифицирующие признаки. Так, убийство используется как средство сокрытия квалифицирующего признака вымогательства, совершенного в целях получения имущества в особо крупном размере (ч. 3 ст. 163 УК РФ).

Поскольку части статей УК РФ, устанавливающие повышенную ответственность за квалифицированные виды преступных посягательств, описывают конкретные составы преступлений, то сокрытие посредством убийства другого преступления с дополнительными признаками, характеризующими его как более общественно опасное, следует квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105.

В данном случае скрывается событие преступления, которое можно назвать событием квалифицированного преступления.

Потерпевшим может быть любой человек, который осведомлен о событии преступления и его нюансах и способен разоблачить преступников. При этом вовсе не обязательно, чтобы потерпевший делал какие-либо попытки к разоблачению. Достаточно его знания о совершенном преступлении.

Убийство, совершенное с целью облегчить совершение другого преступления, предполагает умышленное лишение жизни лица, способного тем или иным образом помешать совершению намечаемого преступного деяния.

Для квалификации этой разновидности убийства важным обстоятельством является установление цели, что позволяет отграничивать квалифицированное убийство от простого.

В связи с тем, что цель является определяющим свойством рассматриваемой разновидности убийства, ее установление достаточно для квалификации деяния по п. «к» ч. 2 ст.

105 даже в том случае, если потерпевший не мог реально помешать совершению планируемого преступления, и у виновного существовало лишь предположение на сей счет.

Убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, может выступать одним из звеньев планируемого преступного деяния.

Например, группа лиц для совершения хищения предметов, имеющих особую ценность (ст.

164 УК РФ), распределила роли, согласно которым один пособник должен был убить охранника с целью облегчения совершения планируемого преступления, а другой – возможного свидетеля деяния. В этом случае ответственность должна наступать по п. «ж» ч. 2 ст.

105 для всех соучастников, с указанием соответствующей их роли и ссылкой на ст. 33 УК РФ, по совокупности с преступлением, которое было совершено в соответствии с групповым планом.

Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, может быть рассмотрено как частный случай сокрытия другого преступления, но может выступать и в качестве самостоятельного состава.

Как частный случай убийства с целью скрыть другое преступление рассматриваемые разновидности умышленного лишения жизни оцениваются тогда, когда убийство совершается из боязни разоблачения за совершенное преступление.

Если же убийство, сопряженное с изнасилованием или с насильственными действиями сексуального характера преследовало цель преодоления сопротивления потерпевшего лица или мести за оказанное сопротивление, тогда деяние предстает в качестве самостоятельного состава преступления.

Убийство, сопряженное с изнасилованием или с насильственными действиями сексуального характера, может быть совершено как в процессе совершения соответствующих действий, так и после их совершения.

При этом время, прошедшее после совершения сексуальных актов, не играет роли для квалификации данной разновидности убийства. Оно будет оценено по правилам п. «к» ч. 2 ст.

105, если находится в причинной связи с насильственными действиями сексуального характера.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.

105 УК РФ)» рассматриваемую разновидность убийства предлагается квалифицировать по совокупности с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

Думается, что такая рекомендация неточна, учитывая доводы, которые были приведены относительно п. «в», «з» ч. 2 ст. 105 со ссылкой на ст. 17 УК РФ.

Источник: https://studme.org/98516/pravo/ubiystvo_tselyu_skryt_drugoe_prestuplenie_oblegchit_sovershenie_ravno_sopryazhennoe_iznasilovaniem_nasi

Юрист Воеводин
Добавить комментарий