Основания признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела

Кс пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

Основания признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором.

Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2018 г.

Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет.

В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2018 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2018 г.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению.

КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке.

КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки.

С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц.

В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще.

Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении.

После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

«Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела.

«Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат.

Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

Татьяна Москалькова вновь предложила отказаться от стадии возбуждения уголовного делаВ качестве альтернативы омбудсмен предлагает подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела.

В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь.

Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-poyasnil-poryadok-povtornykh-otkazov-v-vozbuzhdenii-ugolovnogo-dela-po-odnomu-soobshcheniyu-o-prestuplenii/

Обжалование в порядке статьи 125 упк рф

Основания признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела

В данной статье хотелось бы поделиться с читателями, которыми, как я надеюсь, являются не только практикующие по уголовным делам адвокаты, но и все, кто так или иначе интересуется уголовным процессом, своими мыслями о практическом применении при защите по уголовному делу механизмов обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ. Для начала напомню, о каком обжаловании идет речь в ст. 125 УПК РФ.

В соответствии с указанной нормой постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело. Таким образом, фактически речь идет о судебном контроле, который по жалобам заинтересованных лиц осуществляется за действиями представителей стороны обвинения на досудебном этапе уголовного судопроизводства. Идея, безусловно, благая, и я помню, с каким энтузиазмом представители стороны защиты изначально встретили предоставленную уголовно-процессуальным законом возможность обращаться с жалобами в суд на этапе предварительного расследования. В тот момент я работал следователем и хорошо запомнил, насколько тщательно мне приходилось готовиться к судебным заседаниям по рассмотрению подобных жалоб на принятые мною процессуальные решения, в письменных возражениях, а затем и в выступлениях в суде, опровергая каждый довод стороны защиты. В те достаточно далекие времена были нередки ситуации, когда суд по жалобе стороны защиты признавал незаконными постановление о возбуждении уголовного дела или постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Впрочем, практика и своеобразный подход, применяемый нашими судьями, весьма быстро все расставили по местам. Сейчас, как правило, на вопрос о том, обжалует ли коллега что-либо в порядке ст. 125 УПК РФ в суд, приходится слышать стандартный ответ: «Нет, конечно, все равно ведь суд “засилит” решение стороны обвинения». Связана такая практика рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ и с весьма неудачными, на мой взгляд, формулировками, которые использовал Пленум Верховного Суда в своем постановлении № 1 от 10.02.2009 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», и с, к сожалению, пресловутым обвинительным подходом, который царит всюду и повсеместно. В подавляющем большинстве случаев обжалование действий (бездействия) и решений должностных лиц заканчивается тем, что в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд отказывает, ссылаясь при этом на то, что решение принято уполномоченным на то лицом, в установленные законом сроки, а касаться вопросов доказанности или недоказанности вины суд на данной стадии уголовного судопроизводства не вправе, о чем прямо говорит вышеуказанное постановление Пленума Верховного Суда РФ. При этом в качестве аспектов доказанности или недоказанности вины наши судьи расценивают, например, доводы защитника о том, что уголовное дело возбуждено при отсутствии достаточных данных, указывающих на наличие признаков преступления. Как в таком случае быть с положениями ч. 2 ст. 140 УПК РФ, согласно которым возбуждение уголовного дела можно признать законным и обоснованным лишь при наличии вышеназванных достаточных данных, лично мне не понятно. По сути, в настоящее время судебный контроль сводится лишь к проверке того, входил ли в формальные полномочия конкретного следователя вопрос принятия обжалуемого решения (совершение действия или бездействия), а не к проверке существа и обоснованности данного решения. Но, согласитесь, достаточно сложно представить ситуацию, что процессуальное решение по уголовному делу примет не следователь, а, допустим, оперуполномоченный или сотрудник патрульно-постовой службы, то есть неуполномоченное лицо. Проблема осложняется еще и тем, что большинство следователей, руководителей следственных органов и прокуроров полагает, что, если решение уже признано законным при обжаловании в суде в порядке ст. 125 УПК РФ, то и какой-либо дальнейшей проверке его подвергать нет необходимости. Можно сколь угодно долго рассуждать о неправильности и явно обвинительном уклоне сложившейся правоприменительной практики, но мы работаем с той правовой системой, которая имеется, и возможности кардинально повлиять на глобальное изменение этой системы, по сути, не имеем. В этой связи адвокаты вынуждены подстраивать защитительную тактику, используемую при обжаловании действий и решений стороны обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ, под существующую правоприменительную практику, связанную с тенденцией повсеместных отказов в удовлетворении таких жалоб.


С учетом собственного опыта практического использования при осуществлении защиты жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ могу дать следующие рекомендации относительно такого использования:

1. Обжалование решений, имеющих принципиальное значение для дальнейшей процессуальной судьбы уголовного дела, таких, как возбуждение уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, отказ в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми значимых доказательств, осуществлять крайне избирательно и только в следующих случаях:

– крайняя необходимость ознакомления с доказательствами, которые может представить сторона обвинения в суд в обоснование своей позиции при обжаловании процессуального решения. При этом учитывать, что подобная необходимость ознакомления с документами стороны обвинения должна перевешивать в этом случае существующий риск отказа суда в удовлетворении жалобы стороны защиты и дальнейшего использования стороной обвинения полученного судебного решения как якобы свидетельства законности и обоснованности обжалуемых действий (бездействия). В идеале, при необходимости ознакомления с отсутствующими материалами я бы использовал тактику подачи жалобы, последующего ознакомления с представленными обвинением документами и добровольного отзыва жалобы; – наличие существенных нарушений процедурного характера принятия обжалуемого решения. Например, вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователем, не являющимся руководителем следственной группы, отсутствие в постановлении о возбуждении уголовного дела ссылок на пункт или часть статьи УК РФ, по которым возбуждено уголовное дело, возбуждение уголовного дела при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту и т.п. Но и в данном случае необходимо четко понимать, что ничто не мешает стороне обвинения представить суду при рассмотрении жалобы любые документы, свидетельствующие о законности своих действий, изготовленные «задним числом». В этой связи, рассматривая вопрос об обжаловании действий или решений стороны обвинения в порядке ст. 125 УПК РФ, при наличии существенных нарушений процедурного характера я бы рекомендовал еще и анализировать, сможет ли сторона обвинения на данном этапе производства по делу устранить допущенное нарушение, в том числе изготовив какие-то документы «задним числом». В случае наличия у стороны обвинения такой возможности рекомендую придержать имеющийся, казалось бы, убойный аргумент до иной стадии судебного производства, где нарушение уже никаким способом устранить не получится; – уверенность в том, что в данном конкретном случае судом будет принято решение в вашу пользу. Безусловно, я имею в виду уверенность, основанную не на каких-то непроцессуальных договоренностях с судом, а на знании правоприменительной практики в вашем регионе и в конкретном суде. С учетом моего опыта мне не очень верится в наличие в каких-то судах практики удовлетворения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ по каким-то конкретным основаниям, но вдруг вам повезет и вы, наконец, найдете суд, где существует не формальный, а реальный подход к осуществлению судебного контроля. Говорят же, что правоприменительная практика по уголовным делам достаточно сильно отличается от региона к региону.

2. Если же уверенности в итоговом результате или наличия тактической необходимости в обжаловании действий или решения стороны обвинения не имеется, я все равно не советую окончательно отказываться от практики использования при защите жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, периодически применяя данный тактический инструмент в следующих случаях:

– для обжалования так называемых промежуточных решений следователя, отказ в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на которые не принесет какого-либо вреда положению защиты, но при этом удовлетворение жалобы может существенно повлиять на расстановку процессуальных сил. Как правило, я в таких случаях использую обжалование промежуточных процессуальных решений об установлении или продлении сроков предварительного следствия. Отказ в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ не имеет для защиты какого-либо судьбоносного значения, а вот ее удовлетворение может принести хороший процессуальные бонус в виде признания незаконными всех принятых после незаконного продления срока предварительного следствия решений, а также недопустимости добытых доказательств. На практике, в результате успешного применения данного тактического приема (по уголовному делу о мошенничестве судом на основании моей жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ было признано незаконным решение руководителя следственного органа об установлении срока предварительного следствия), удалось добиться прекращения длившегося несколько лет уголовного дела, поскольку основные следственные и процессуальные действия по делу были проведены после указанного незаконного установления процессуального срока, и их результаты необходимо было признавать недопустимыми доказательствами. Удавалось также признать незаконным в порядке ст. 125 УПК РФ и постановление следователя о назначении судебной экспертизы по причине допущенных при вынесении данного постановления процедурного нарушения, что повлекло признание заключения эксперта недопустимым доказательством, назначение новой экспертизы, по результатам выводов которой уголовное преследование в отношении подзащитного было прекращено. Самое главное, при использовании данного тактического приема руководствоваться принципом: не навреди, то есть понимать, что отказ в удовлетворении жалобы не может привести к последствиям негативного характера для позиции защиты; – для затруднения работы следователя (дознавателя) при условии наличия конфликтных отношений, явных перегибов в его работе, необходимости затягивания процессуальных сроков. В целом, я не сторонник выстраивания подобных взаимоотношений со стороной обвинения, но иногда сами обстоятельства диктуют необходимость ответной реакции на соответствующее поведение или творимое беззаконие. В таких условиях веерное и методичное обжалование всех промежуточных решений следователя в порядке ст. 125 УПК РФ, безусловно, будет существенно затруднять работу представителя стороны обвинения, отвлекая его на подготовку и участие в судебных заседаниях. Вместе с тем не стоит и в этом случае пренебрегать вышеозвученным принципом: не навреди; – для получения возможности ознакомиться с дополнительными материалами дела, которые следователь может представить в суд в обоснование своей позиции о законности обжалуемого решения. Подробнее об использовании данного тактического приема я уже указал в настоящем тексте выше, когда рассуждал об обжаловании решений, имеющих существенное значение для судьбы уголовного дела.

Надеюсь, эти рекомендации хотя бы немного помогут вам при работе по уголовным делам, и вы, хотя бы иногда, сможете использовать обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ в качестве инструментария в своей защитительной тактике, а главное, такое обжалование принесет для вас положительный и весомый результат.

Стать автором

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/obzhalovanie-v-poryadke-stati-125-upk-rf/

Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела

Основания признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела

В Басманный районный суд г. Москвыг. Москва, ул. Каланчевская, д. 11от адвоката коллегииТрунова Игоря Леонидовича,(действующего в интересах подозреваемого – Криваша Николая Андроновича)Должностное лицо, чьи действия обжалуются: старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Россииполковник юстиции Степанов С.С.

ЖАЛОБА

(в порядке ст. 125 УПК РФ)

12.04.2017 старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации полковником юстиции Степановым С.С.

возбуждено уголовное дело № 11702007706000061 в отношении Маркелова Л.И. по ч. 6 ст. 290 УК РФ, в отношении депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл Криваша Н.А. по ч. 5 ст.

291 УК РФ, в отношении Кожановой Н.И. и неустановленных лиц по ч. 4 ст. 291.1УК РФ.

С принятым следователем решением о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 не согласен, считаю данное решение незаконным (необоснованным) и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Часть 2 данной статьи УПК РФ устанавливает, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

По настоящему уголовному делу достаточных оснований для его возбуждения у следователя не имелось.

Согласно ч. 1 ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 этой же статьи УПК РФ, суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с УПК РФ.

Часть 3 ст. 7 УПК РФ, предусматривает, что нарушение норм настоящего УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваша Н.А. не усматривается признаков преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ.

Так, денежные средства, Кривашом Н.А. лично или через посредников Маркелову Л.И. никогда не передавались.

Участие в программе по получению ООО «Птицефабрика «Акашевская» средств государственной поддержки по линии Министерств сельского хозяйства РФ и РМЭ, осуществлялось на общих основаниях, в строгом соответствии со всеми требованиями и в строгом соответствии всем критериям, предъявляемым к субъектам – получателям целевых средств государственной поддержки для сельскохозяйственных предприятий.Данные субсидии предназначались на погашение процентов по договорам займа между ОАО «Россельхозбанк» и ООО «Птицефабрика «Акашевская».

Кроме того, считаю, что в действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская», моего подзащитного – Криваша Н.А., отсутствуют необходимые признаки состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст.

291 УК РФ, а имеют место обычные хозяйственные гражданско-правовые отношения, между субъектами хозяйственной деятельности – ООО «Птицефабрика «Акашевская» и ООО «Тепличное» и по факту выявленных в ходе доследственной проверки фактических обстоятельств произошедшего, следователю, по основанию, предусмотренному п. 2 ч.

1 ст. 24 УПК РФ следовало принять по материалу проверки решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Более того, из пояснений сотрудников следственных органов неоднократно звучало, что основной целью обыска является поиск денежных средств и иных материальных ценностей, вне зависимости от их принадлежности Кривашу Н.А.

Обыск, который должен производиться с целью отыскания предметов и ценностей, которые могут иметь значение для дела, превратился в незаконное отобрание материальных средств у лиц, которые ни к Кривашу Н.А., ни к возбужденному в отношении Маркелова Л.И.

уголовного дела, никакого отношения не имеют.

Также необходимо отметить, что согласно фабуле обвинения, по версии следствия Криваш Н.А., якобы, передал Маркелову Л.И. денежные средства за общее покровительство путем приобретения бездокументарных акций ОАО «Тепличное». Денежные средства в размере 235 275 000 руб.

были зачислены на расчетный счет данного общества. Передача наличных денежных средств или иных материальных ценностей между фигурантами не предполагалась (об этом утверждает обвинение в постановлении о возбуждении уголовного дела и в постановлении о предъявлении Маркелову Л.И.

обвинения).

Данные обстоятельства свидетельствуют об очевидности незаконности и отсутствия каких-либо законных оснований для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, защита считает, что у следователя Степанова С.С. отсутствовали какие-либо правовые основания и достаточные данные для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела в отношении Криваша Н.А., следовательно, обжалуемое защитой Постановление незаконно.

Защита полагает, что возбуждение уголовного дела в отношении Криваша Н.А. и желание отыскать денежные средства, полученные Кривашем Н.А.

от гражданско-правовой сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская», чему свидетельствуют обыски, проведенные следственным органом в жилище лиц (бывшей жены и дочери, проживающей самостоятельной семьей с мужем и ребенком), является ничем иным, как рейдерским захватом со стороны правоохранительных органов с целью изъятия законно полученных от гражданско-правовой следки, заключенной с ООО «Агроактив».

При этом следует обратить внимание, что деньги, полученные от сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская» к сделке по приобретению акций ОАО «Тепличное», никакого отношения не имеют. Согласно предъявленному Маркелову Л.И.

обвинению и постановлению о возбуждении уголовного дела, Криваш Н.А. произвел расчет по договору о приобретении бездокументарных акций ОАО «Тепличное» до 25.02.2015 года.

Гражданско-правовая сделка никем не оспорена, не признана ничтожной, мнимой или недействительной.

Деньги, же вырученные Кривашем Н.А.

от продажи долей в уставном капитале общества ООО «Птицефабрика Акашевская», получены не ранее октября 2016 года, никакого отношения с договору по проибретению акций ОАО «Тепличное» не имеют, не могли быть предметом отыскания при производстве обысков в рамках уголовного дела №11702007706000061, что лишний раз подтверждает незаконность возбуждения уголовного дела.

Даже если бы в жилых помещениях, где производился обыск и были бы обнаружены деньги или иные материальные ценности, они не подлежали изъятию, поскольку они не имели никакого отношения к уголовному делу в рамках расследования которого проводились обыски.

Кроме того, мой подзащитный – подозреваемый по уголовному делу генеральный директор ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваш Николай Андронович, с 2014 года и вплоть до 2019 года является депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – Государственного Собрания Республики Марий Эл, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу, то есть в уголовно-правовом смысле, мой подзащитный – Криваш Н.А., является специальным субъектом.

Согласно п. 9 ч. 1 ст.

448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается: в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ.

Таким образом, лицом, в соответствии со ст. 448 УПК РФ наделенным по закону правом возбуждения уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., является руководитель Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Марий Эл.

Данные обстоятельства не были приняты во внимание следователем Степановым С.С. при принятии решения по материалу проверки и, в нарушении положений ст.ст. 144-145 УПК РФ, им незаконно (необоснованно) принято решение о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Признать постановление о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017, вынесенное старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ полковник юстиции Степанова С.С., незаконным (необоснованным).

2. Обязать руководителя следственного органа – Председателя Следственного комитета Российской Федерации генерала юстиции Бастрыкина А.И., отменить незаконное (необоснованное) постановление от 12.04.2017 о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 в отношении Криваша Николая Андроновича.

В ходе подготовки к рассмотрению настоящей жалобы, прошу суд истребовать из следственного органа – Следственного комитета РФ копию постановления о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017 (которой сторона защиты Криваша Н.А.

до настоящего времени не обладает), а также документы из материалов уголовного дела № 11702007706000061, обосновывающие как возбуждение уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А.

, так и обосновывающие возбуждение уголовного дела № 11702007706000061 должностным лицом из центрального аппарата Следственного комитета РФ.

Приложения: ордер адвоката на 1 л.

Адвокат

(действующий в защиту

интересов Криваша Н.А.)                                                                   И.Л. Трунов

Источник: http://www.trunov.com/press-centr/news/obzhalovanija_postanovlenija_o_vozbuzhdenii_ugolovnogo_dela/

Дело № 22К-908/2015

Основания признания незаконным постановления о возбуждении уголовного дела
определением судебной коллегии ВС РХ от , приговор Абаканского городского суда от , отменен, дело возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Основанием для возвращения послужили существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе при предъявлении обвинения, а также участие в производстве по делу лиц, подлежащих отводу.

Поэтому считает необоснованным вывод Абаканского городского суда РХ о том, что определением от , не принято решение о признании постановлений о привлечении в качестве обвиняемых незаконными.

Не согласен заявитель и с выводом суда о законности постановления о возбуждении уголовного дела, так как впоследствии у потерпевшего СА выявлено психическое расстройство, кроме того выяснено отсутствие у потерпевшего имущества на , рублей.

Так как именно заявление потерпевшего явилось основанием для возбуждения уголовного дела, отсутствие на момент возбуждения уголовного дела таких сведений у органа предварительного расследования свидетельствует о недостаточно полной и объективной организации работы по выявлению тех или иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела и не является обстоятельством для отказа признания постановления о возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным. Не согласен апеллянт и с мнением суда о том, что отсутствуют основания для признания незаконными постановлений о привлечении в качестве обвиняемого от , и от ,, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, законность протокола осмотра места происшествия поставлена под сомнение судом апелляционной инстанции в определении от ,. Кроме того, обращает внимание суда апелляционной инстанции, что в соответствие с ч. 3 ст. 164 УПК РФ, производство следственных действий в ночное время не допускается, а вышеуказанный осмотр места происшествия произведен именно в ночное время. Просит изменить постановление Абаканского городского суда от ,, признать постановления о возбуждении уголовного дела и о привлечении в качестве обвиняемого незаконными, обязать следственные органы принять решение о вынесении законного постановления о привлечении в качестве обвиняемого, либо прекратить производство по уголовному делу.

Суд апелляционной инстанции, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав мнения заявителя, прокурора, находит постановление суда законным и обоснованным.

Из смысла ст. 125 УПК РФ следует, что предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ являются уголовно-процессуальные решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора, руководителя следственного органа на досудебной стадии уголовного судопроизводства.

Суд вправе осуществлять по делам публичного, частно-публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел, который реализуется путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представленных органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были или могут быть нарушены.

При проверке законности и обоснованности решений и действий следователя, дознавателя, прокурора судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и собранных материалов относительно их полноты и содержания, сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, по квалификации деяния, поскольку эти вопросы разрешаются в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела по существу.

На основании ч. 1 ст. 144 УПК РФ следователь обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения.

С учетом этого и, принимая во внимание, что в силу ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

При рассмотрении доводов жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу.

Из представленных материалов следует, что ,Н обратился с заявлением о признании незаконным бездействия должностных лиц СУ УМВД РФ по , и прокурора , по уголовному делу ,, которые, по его мнению, выразились в незаконном возбуждении уголовного дела, незаконном предъявлении обвинения, а также не устранении допущенных нарушений уголовно-процессуального закона органом предварительного расследования и прокурором ,, которому в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено уголовное дело после отмены обвинительного приговора определением судебной коллегии ВС РХ от ,.

Действуя в соответствии с положениями закона, суд первой инстанции принял к производству и рассмотрел поданную в порядке ст.125 УПК РФ жалобу заявителя Н, в полном объеме исследовал представленные ему материалы, заслушал выступления сторон.

Отказывая в удовлетворении жалобы Н, суд первой инстанции правильно указал в постановлении на отсутствие бездействия должностных лиц СУ УМВД РФ по , и прокурора , по уголовному делу ,, доводы, изложенные в жалобе заявителя, были известны суду первой инстанции и мотивированно отклонены в постановлении. Оснований не согласиться с ними суд апелляционной инстанции не усматривает.

Суд апелляционной инстанции также соглашается с правильным выводом суда первой инстанции, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела у следователя имелись поводы и основания, предусмотренные ст.ст. 140, 143, 146 УПК РФ.

постановления о возбуждении уголовного дела соответствует требованиям ч. 2 ст. 146 УПК РФ, предъявляемым к процессуальному документу, в нем указано: когда, кем и где оно вынесено, в нем содержатся поводы и основания для возбуждения уголовного дела, оно подписано надлежащим лицом. О принятом решении уведомлены заинтересованные лица.

При чем, оценка достаточности собранных сведений для возбуждения уголовного дела принадлежит дознавателю, следователю, а также прокурору, который на момент вынесения оспариваемого постановления наделен правом возбуждения уголовных дел, то есть лицам, уполномоченным Законом принимать процессуальные решения по уголовному делу. Также суд апелляционной инстанции обращает внимание, что на стадии возбуждения уголовного дела достаточным является установление признаков преступления, а не всего комплекса обстоятельств, определяющих решение вопроса о наличии либо отсутствии состава преступления.

Таким образом, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции, что порядок возбуждения уголовного дела, установленный ст.ст. 144-146 УПК РФ, органами следствия не нарушен.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, несмотря на решение судебной коллегии ВС РХ от ,, признавшей постановления от , и от , незаконными, постановления не отменены. Согласно ст.

38 УПК РФ, следователь, осуществляющий производство по уголовному делу, является лицом процессуально-самостоятельным, независимым, вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствие с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

Суд первой инстанции обоснованно, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, не оценивал полученные в ходе предварительного расследования сведения относительно потерпевшего СЮ и его показания, поскольку суд не может входить в оценку законности получения доказательств при производстве предварительного следствия.

В связи с этим суд апелляционной инстанции отклоняет доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для предъявления обвинения постановлениями от , и от ,, а также о недопустимости протокола осмотра места происшествия и других доказательств, поскольку на досудебной стадии суд не вправе давать правовую оценку действиям подозреваемого, обвиняемого, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, в том числе: событие преступления, виновность лица в совершении преступления, мотивы преступления и другие обстоятельства, допустимость полученных доказательств, эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства.

Изложенное исключает на данной стадии оценку судом доводов жалобы о том, что инкриминированные Н действия не могут рассматриваться как незаконные. Вопрос о законности действий лица и наличии состава преступления в этих действиях решается в ходе предварительного расследования по делу путем собирания и оценки доказательств в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Кроме того, довод о бездействии прокурора , по не разрешению ходатайства Н о прекращении уголовного дела, также верно отклонен судом первой инстанции, как необоснованный, так как ст. 37 УПК РФ и иные нормы УПК РФ не наделяют прокурора при осуществлении уголовного преследования правом прекращения уголовного дела или уголовного преследования.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о несостоятельности доводов заявителя и отсутствии оснований для удовлетворения его жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, которые могли послужить основанием для отмены или изменения постановления, судом не допущено. Оснований для отмены вынесенного по делу судебного решения, в том числе с учетом доводов жалобы, суд апелляционной инстанции не находит, а потому апелляционная жалоба Н не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.19, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от ,, которым Н отказано в удовлетворении жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, на бездействие должностных лиц СУ УМВД России по , и прокурора , оставить без изменения, а апелляционную жалобу Н – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий

,

Источник: http://www.gcourts.ru/case/35066536

Юрист Воеводин
Добавить комментарий