Основания отказа в возбуждении уголовного дела по ст 119 УК РФ

Скр отказал в возбуждении уголовного дела в связи с угрозами ирине бирюковой

Основания отказа в возбуждении уголовного дела по ст 119 УК РФ

Как стало известно «АГ», СУ СКР по Ярославской области отказалось возбуждать уголовное дело по сообщению об угрозах убийством или причинением тяжкого вреда здоровью адвокату АП Московской области, сотрудничающей с фондом «Общественный вердикт», Ирине Бирюковой.

В постановлении, датированном 27 февраля (имеется в распоряжении «АГ»), отмечается, что 23 июля 2018 г. в первом отделе по расследованию особо важных дел СУ СКР по сообщениям из СМИ был зарегистрирован материал проверки о совершении неустановленными лицами действий в отношении адвоката, содержащих признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Так, на момент начала проведения проверки было установлено, что 23 июля 2018 г.

на сайте электронного издания «Новая газета» была размещена информация о поступивших в отношении адвоката угрозах от лиц, указанных ею как сотрудники УФСИН России по Ярославской области, в связи с ее профессиональной деятельностью и фактом публикации видеозаписи избиения 18 сотрудниками ФКУ ИК-1 УФСИН России по Ярославской области ее доверителя Евгения Макарова в июне 2017 г. Ранее «АГ» писала о том, что адвоката не допускают на свидание с ним.

По фактам неправомерного обращения с заключенным СУ СКР по Ярославской области 20 июля 2018 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК.

Адвокат обратилась в ФПА и СК за защитойАдвокат Ирина Бирюкова опасается мести со стороны сотрудников ярославской колонии после публикации в СМИ видеозаписи избиения ими ее доверителя

Напомним, что 2 июля того же года в Федеральную палату адвокатов РФ поступило обращение адвоката с просьбой оказать содействие в решении вопроса о предоставлении госзащиты ей и ее дочери в связи с угрозами личной расправы со стороны сотрудников колонии.

Аналогичное обращение было направлено ею в АП Московской области. Ирина Бирюкова тогда пояснила «АГ», что об угрозах мести ей стало известно из собственных источников в колонии, в связи с чем она с семьей была вынуждена временно покинуть территорию России.

В письме в ФПА адвокат также указала, что содержание видео является источником доказательств вины большого числа должностных лиц, а также руководства пенитенциарного учреждения: «Учитывая их возможности, связи в правоохранительных органах, а также то, что каждый может предпринимать те или иные действия в отношении процессуального противника, развитие ситуации может быть непредсказуемым».

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области Вадим Логинов тогда сообщил, что адвокатская палата находит ситуацию чрезвычайной и примет необходимые меры для защиты прав и законных интересов Ирины Бирюковой. Федеральная палата адвокатов в свою очередь направила обращение в МВД России, которое было передано в областной Следственный комитет.

6 сентября 2018 г.

постановлением следователя по особо важным делам второго следственного отдела управления по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК РФ в применении к Ирине Бирюковой мер госзащиты было отказано. Как отмечалось в постановлении, по результатам проведенной УФСБ России по Ярославской области проверки данных, свидетельствующих о наличии реальной угрозы безопасности адвоката и членов ее семьи, не получено.

Ирине Бирюковой предоставлена госзащитаАдвокат предполагает, что органам предварительного следствия или ФСБ, проводившим дополнительную проверку по ее жалобе, стала известна информация, достаточная для принятия положительного решения о госзащите

Адвокат обжаловала отказ и бездействие председателя СКР Александра Бастрыкина в Генпрокуратуру, и 13 ноября госзащита была ей предоставлена.

Ирина Бирюкова тогда предположила, что органам предварительного следствия или ФСБ, проводившим дополнительную проверку по указанным в жалобе на отказ в предоставлении госзащиты доводам, стала известна дополнительная информация, достаточная для того, чтобы принять положительное решение.

19 декабря по результатам основной и дополнительной проверок в связи с отсутствием достаточных данных для возбуждения уголовного дела и истечением срока для проведения проверочных мероприятий было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.

Однако 28 января 2019 г. данное постановление было отменено в связи с необходимостью приобщения к материалам проверки заключения лингвистической экспертизы, назначенной для решения вопроса о наличии либо отсутствии угроз в высказываниях, на которые указала адвокат.

Согласно экспертному заключению ответить на вопрос о наличии признаков вербальной агрессии в форме угрозы в выражениях «мы будем мстить», «мы этого так не оставим», «вы пожалеете, что появилось это видео» и «вам всем конец», не представляется возможным, «поскольку указанная речевая ситуация представлена опосредованно (фразы высказаны опосредованно третьими лицами)».

В ряде иных фраз, содержащих оскорбительные высказывания в адрес адвоката, эксперты также не обнаружили признаков вербальной агрессии в форме угрозы.

Со ссылкой на ч. 1 ст. 119 УК в постановлении отмечается, что преступлением признается угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться этой угрозы.

«Вместе с тем, при проведении как проверочных мероприятий, таких как осмотры, опросы и истребование информации и документов, так и оперативно-розыскных мероприятий до настоящего времени не установлены достоверные факты высказывания кем-либо из сотрудников УФСИН России по Ярославской области каких-либо угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в адрес Бирюковой И.А., – сообщается в документе. – Таким образом, до настоящего времени не установлено событие преступления, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ».

Помимо этого указано, что в действиях самого адвоката отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 306 «Заведомо ложный донос» УК, так как информацию о высказываниях сотрудниками колонии угроз она получила лишь в устной форме и со слов третьих лиц, которые не были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

В связи с этим, отмечается в постановлении, адвокат в силу объективных обстоятельств не обладала всей полнотой информации и по причине широкого общественного резонанса, вызванного публикацией указанной видеозаписи, «могла добросовестно заблуждаться относительно наличия либо отсутствия факта самого события преступления».

В комментарии «АГ» Ирина Бирюкова назвала постановление об отказе в возбуждении уголовного дела довольно странным. «Еще более странно, что его не направляли почти 7 месяцев», – подчеркнула она. При этом, добавила адвокат, о вынесении постановления об отказе в декабре 2018 г. и его последующей отмене она также ничего не знала, поскольку соответствующие документы ей не направлялись.

Ирина Бирюкова также выразила несогласие с выводами лингвистической экспертизы, сообщив, что намерена обжаловать постановление, как только ознакомится с материалами проверки.

«Считаю постановление незаконным, особенно с учетом того, что СКР, предоставив мне госзащиту, нашел для этого основания – т.е. посчитав, что мне и моей дочери действительно угрожает опасность. А областное управление таких оснований, получается, не нашло.

Как, собственно, не находило ранее оснований для возбуждения уголовных дел по пыткам заключенных», – резюмировала она.

Расследуя дело о пытках в колонии, СК обнаружил факт тайной «прослушки» общения адвоката с доверителямиПри этом следствие самостоятельно не возбудило дело о превышении сотрудниками ИК полномочий – с соответствующим заявлением о преступлении обратилась сама адвокат, узнав о «прослушке» через несколько месяцев после СК

Председатель Комиссии АПМО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов полагает, что проверка была проведена тщательно силами оперсостава МВД и ФСБ по региону.

«Изучены доводы заявителя, проанализированы все обстоятельства, проведена лингвистическая экспертиза, – отметил он.

– Комиссия АПМО контактировала со следователем, который вынес постановление, оказывая поддержку адвокату Бирюковой».

Вадим Логинов согласился с результатом лингвистической экспертизы в части отсутствия признаков вербальной агрессии в полученных адвокатом оскорбительных сообщениях в сети .

«Те угрозы жизни и здоровью адвоката и членам ее семьи, о которых Ирине Бирюковой сообщал ее конфиденциальный источник в колонии, если и были, не могут являться поводом к возбуждению уголовного дела по причине нераскрытия данного источника: адвокат отказалась раскрыть личность информатора, – пояснил он. – При таких обстоятельствах нахожу постановление следователя законным и обоснованным».

В то же время, подчеркнул Вадим Логинов, вызывают массу вопросов следующие обстоятельства. «В частности, материал проверки № 30пр-2018 был зарегистрирован в СУ СКР по Ярославской области 23 июля 2018 г. По результатам проверки 19 декабря того же года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Данный отказ отменен руководством СУ СКР 28 января 2019 г. Окончательное постановление об отказе датировано 27 февраля. Вероятно, проверка была тщательной, поскольку указанные сроки выходят за разумные рамки.

Однако Ирину Бирюкову с постановлением ознакомили спустя более полугода, что однозначно свидетельствует о нарушении ее прав и свобод», – отметил он.

Какими мотивами руководствовался следователь, добавил Вадим Логинов, непонятно, но в данном случае он грубо нарушил требования УПК. «При этом, как указано в постановлении, коммуникация с Ириной Бирюковой осуществлялась следователем как по телефону, так и посредством электронной почты», – резюмировал он.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/skr-otkazal-v-vozbuzhdenii-ugolovnogo-dela-v-svyazi-s-ugrozami-irine-biryukovoy/

Как отказать 119 ук рф

Основания отказа в возбуждении уголовного дела по ст 119 УК РФ

— Коммерческое право — Как отказать 119 ук рф

Такая расписка, является доказательством возмещения ущерба причиненного преступными действиями подозреваемого ( подсудимого), что является обстоятельством смягчающим его вину и влияет на строгость наказания. Кроме того, расписка является доказательством заглаживания вреда.

4. Виновный признал свою вину в совершении преступления и раскаивается в содеянном.

Если мировой судья прекращает уголовное дело за примирением, виновный считается не судимым и никакое наказание ему не назначается.

Виновный в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ может быть освобожден от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, в соответствии со ст.76.2 УК РФ. Для освобождения от уголовной ответственности по ч.1 ст.119 УК РФ так же необходимо наличие ряда условий:

1.

Сам себе адвокат

Это вам посоветует наш адвокат защитник в уголовном судопроизводстве.

Алгоритм Ваших действий прост:

  1. Вы приносите второй стороне конфликта публичные извинения.
  2. Заверяете, что слова или действия не несли реальный характер.
  3. Договариваетесь о возможной компенсации морального ущерба.
  4. Заглаживаете свою вину реальными выплатами или действиями, направленных на примирение с потерпевшей стороной.

Таким способом реально решить проблему в досудебном порядке.

Если вопрос стоит, что вы ничего такого не делали, и вторая сторона реализует мотив мести либо давления в ваш адрес, то дело становится намного сложнее.

Однако, КС в своих определениях дал следующие разъяснения.

Часть 1 статьи 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.

Важно

Дела этой категории отнесены к подсудности мировых судей.

Прекращение уголовного дела по ч.1 ст.119 УК РФ за примирением

Нередко, такое преступление граждане совершают в отношении своих близких и друзей, в основном в состоянии опьянения. С горяча либо опасаясь за свою жизнь и здоровье, потерпевшие вызывают полицию. Сотрудники берут у очевидцев, виновного и потерпевшего объяснения и материал первичной проверки передают в отдел дознания.

Дознаватель усмотрев из этих материалов состав преступления- угроза убийством, возбуждает уголовное дело. В последствии потерпевший примирившись с виновным обращается к дознавателю с просьбой прекратить уголовное дело, так как состоялось примирение и он не желает привлекать никого к уголовной ответственности. Но здесь потерпевшего и виновного ждет разочарование.

Угроза убийством

Внимание

УК РФ, через три месяца уголовное дел было прекращено мировым судьей. Может ли данный факт стать препятствием гражданину работать водителем школьного автобуса. Данная информация отражена в справке о наличии (отсутствии) судимости (необходима при приеме на работу); в строке имеются (не имеются) сведения о судимости (в том числе имевшейся ранее) не имеются.

Спасибо.

Муж меня избил и была угроза жизни уголовное дело возбуждено по ст 116 статья 119 часть 1 он все признал есть доказательства. Мы на стадии развода но реально садить его я не хочу. Можно ли примириться или как быть дальше.

Грозит ли ему срок.

Отказной 119 ук рф

У нас что, действительно народ массово выражает желание убить друг друга, но при этом постоянно добровольно отказывается от своего намерения? Здесь что-то не так…Давайте вернемся к правоприменительной практике.

                        угроза убийством

УГРОЗА УБИЙСТВОМ ИЛИ ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИНЯТИЕМ РЕШЕНИЯ О ВОЗБУЖДЕНИИ ИЛИ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Как задокументировать расхождения пояснений соседа с видеозаписью и показаниями свидетеля? Денис

Подскажите пожалуйста, как мне отменить такое постановление? Что именно надо опротестовывать — отсутствие события преступления или состава преступления? Как задокументировать расхождения пояснений соседа с видеозаписью и показаниями свидетеля?

ВАЖНО! Закон не содержит твердой суммы, признаваемой незначительной. ВАЖНО! Правило об истечении срока давности не действует, если речь идет о преступлениях террористической направленности или деяниях против мира и безопасности человечества.

Достаточно два-три протокола допроса: потерпевшего, и парочки косвенных свидетелей, ну и самого подозреваемого, показания которого суд все равно не возьмет во внимание, так как он без всяких сомнений пытается избежать уголовной ответственности.

Итак, побитая мужем супруга пишет заявление о причинении ей побоев, в результате которых она испытала физическую боль. «Снимает побои», а заключение судмедэксперта приобщается к материалам дела.

Далее допрашивается сестра, соседка и до полной совокупности какая-нибудь коллега по работе потерпевшей о том, что негодяй-муж систематически избивал свою жену, потому что очень сильно ее любит и ревнует к каждому столбу.

Эти свидетели (сестры, соседки и лучшие подруги) поясняют дознавателю со слов потерпевшей о том, что такого-то числа, в такое-то время, зверюга муж избил свою суженую до полусмерти. Конечно же, они видели под ее глазом синяк.

Рубрики

Преступления средней тяжести — умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, превышает три года лишения свободы. (ч. 2 и ч. 3 ст. 15 УК РФ). на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

Источник: https://german-barber.ru/kak-otkazat-119-uk-rf

Замкнутый круг?

Основания отказа в возбуждении уголовного дела по ст 119 УК РФ

Тяжеловато приходится в сегодняшних судах.

Уголовное дело по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством — в последнее время возбуждаются очень часто).

После ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, в протоколе ознакомления сторона защиты ходатайствовала о проведении предварительного слушания, так как имелись основания для заявления двух ходатайств в суде.

29 августа 2019 года началось предварительное заседание, я заявляю одно из ходатайств «о признании постановления о возбуждении уголовного дела незаконным».

Если говорить кратко, одним из оснований было следующее: в момент доследственной проверки органы дознания составили рапорт на имя начальника ОВД об присоединении двух заявлений: первое за № 3855 КУСП – о телесных повреждениях (супруги); второе за № 3856 КУСП – о угрозе убийством (супруга).

Однако, в деле не имеется никакого решения руководителя, в том числе, и резолюции на самом рапорте о присоединении. Далее, сотрудник полиции два раза ходатайствует о продлении срока проверки сообщения о преступлении в соответствии со ст.

144-145 УПК РФ до 10 и 30 суток по заявлению за № 3855 (телесные повреждения), а про заявление № 3856, где и говорится о том, что якобы высказывалась угроза, по все видимости, забывает (мы помним, что они не присоединены). В дальнейшем по заявлению за № 3855 было принято решении о направлении в суд по 6.1.1 КоАП РФ (побои).

Между тем, в постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 119 УК РФ указывается: «поводом послужило заявление за № 3855». Таким образом, заявление № 3856, которое и должно было стать поводом для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 119 УК РФ – выпало.

Итак, после заявления ходатайства суд спрашивает государственного обвинителя: «Вам необходимо время для подготовки?».

Государственный обвинитель, с завидной уверенностью, вздохнув воздуха из зала судебного заседания отвечает: «Нет ваша честь, для такого рода ходатайств мне не надо времени для подготовки.

Я прошу отказать в удовлетворении данного ходатайства, так как вопросы о незаконности возбуждения уголовного дела должны были разрешаться в рамках жалобы, поданной в порядке ст.

125 УПК РФ, а при рассмотрении уголовного дела по существу такие ходатайства не подлежат рассмотрению», — и с такой же завидной уверенностью, ни сказав ни слова по выявленным нарушениям, сел на свое место.

Кто ему сказал, что вопрос о незаконности возбуждения уголовного дела нельзя поднимать в суде при рассмотрении уголовного дела по существу? Где он это прочитал? Может у него свой УПК?

Иной раз поражаешься как некоторые должностные лица создают свое, личное, прецедентное право.

Он даже не задумался о том, что я не мог обжаловать в порядке ст. 125 УПК РФ в ходе дознания (и зачем мне это делать, чтобы раскрыть карты) потому что узнал о нарушениях после выполнения требований ст. 217 УПК РФ (пока подашь жалобу, пока назначать заседание дело будет в суде уже).

А вот, лучше бы он почитал п. 9 ППВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 г.

Москва «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»: «Если будет установлено, что уголовное дело, по которому поступила жалоба, направлено в суд для рассмотрения по существу либо по делу постановлен приговор или иное окончательное решение, судья принимает к производству и рассматривает лишь жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц, затрагивающие права и законные интересы заявителей, не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному делу… В остальных случаях судья, в зависимости от того, на какой стадии находится производство по жалобе, выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению или о прекращении производства по жалобе в связи с тем, что предварительное расследование по уголовному делу окончено и уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу. Одновременно с этим заявителю разъясняется, что вопросы о признании незаконными или необоснованными решений и действий (бездействия) должностных лиц на стадии досудебного производства он вправе поставить перед судом в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, а также при рассмотрении дела судом апелляционной или кассационной инстанций».

Самое интересное другое, почему я и назвал свою статью таким образом.

Ранее, по другому уголовному делу, я обжаловал постановление о возбуждении уголовного дела на стадии следствия в порядке ст. 125 УПК РФ (были основания, которые, я знал, следствию трудно будет уже дополнить).

В суде представитель прокуратуры (того же самого территориального органа) естественно возражал и говорил примерно следующее: «Прошу в удовлетворении отказать, так как все те доводы, на которые ссылается защитник как на основание для признания постановления о возбуждения уголовного дела незаконным, должны быть оценены при рассмотрении уголовного дела по существу».

Как это называется? Это такие шутки или что? Замкнутый круг какой-то…

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/09/10/zamknutyj_krug

Юрист Воеводин
Добавить комментарий