Оправдательный приговор по мошенничеству в особо крупном размере

В апелляции устоял оправдательный приговор обвиняемых в мошенничестве, несмотря на явки с повинной

Оправдательный приговор по мошенничеству в особо крупном размере

15 июня судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда оставила в силе оправдательный приговор, вынесенный судом первой инстанции в отношении всех подсудимых по делу о госзакупках.

По версии СО УФСБ России по Ярославской области, предприниматели М., З. и сотрудник одного из государственных образовательных учреждений П. в 2013 г. и в январе 2014 г.

, действуя в составе группы лиц по предварительному сговору, похитили 23 млн руб. у Департамента образования Ярославской области (далее – Департамент).

Данным лицам вменялось мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Следствие утверждало, что обвиняемые З. и М., действуя от имени возглавляемого ими ООО «К.Н», умышленно завысили итоговую цену на цифровые лаборатории производства «Data Harvest» (Великобритания).

Обвиняемый П. якобы «умышленно скрыл» от своего руководства и не представил в Департамент коммерческое предложение ООО «В.» с более низкими розничными ценами на оборудование, чем предложили обвиняемые З.

и М.

Следствие посчитало, что если бы такая информация не была сокрыта, то государство сэкономило бы на приобретении оборудования 23 млн руб., то есть обвиняемые похитили бюджетные средства путем мошенничества. Якобы З. и М. в лице ООО «К.

Н», не являвшегося участником торгов, проводимых в 2013 г. Департаментом по закупке цифровых лабораторий и иного оборудования для нужд образовательных учреждений, ввели в заблуждение участника таких торгов ЗАО «Фирма К.

», признанного в итоге победителем этих торгов, путем сообщения недостоверных сведений о ценах на оборудование.

По мнению следствия, З. и М., действуя от имени ООО «К.Н», израсходовали только 10,5 млн руб. на приобретение цифровых лабораторий, а реализовали их по фиктивным сделкам ЗАО «Фирма К.» за 29,5 млн руб. В свою очередь ЗАО произвело самостоятельную наценку на оборудование в размере 65%–70% от своих затрат и заключило госконтракты, получив за них около 48,5 млн руб.

бюджетных средств. По словам защиты, следствие в составе материального ущерба вменило обвиняемым одновременно как сумму наценки, произведенной ООО «К.Н» при продаже цифровых лабораторий ЗАО «Фирма К.», так и сумму наценки, произведенной исключительно последним при продаже цифровых лабораторий в рамках госконтрактов.

Обвиняемым был предъявлен гражданский иск на сумму 22,8 млн руб.

Следствие также утверждало, что П. намеренно, исходя из собственных корыстных побуждений, корыстных интересов З. и М., подбирал именно дорогостоящую модель мобильного устройства сбора данных с набором датчиков, наиболее близкую по выбранным им техническим параметрам мобильному устройству сбора данных с набором датчиков производства компании «Data Harvest».

Также следствие опиралось на переписку и телефонные переговоры, из которых якобы следовало, что П. специально разработал техзадания под выгодные условия, заведомо исключив победу участников торгов с иным цифровым оборудованием.

На вышеуказанной версии следствия в итоге строилось гособвинение в суде, которое полагало, что все обстоятельства для признания вышеуказанных лиц виновными в преступлении нашли свое полное подтверждение.

Адвокаты АП Костромской области (Эдуард Лебедев и Павел Пашутин, защищавшие М., Алексей Гусаков и Алексей Клушин, защитники З.) приняли на себя защиту обвиняемых лишь на момент окончания предварительного расследования.

К этому времени следствие располагало явками с повинной М., З., полученными, по их словам, посредством давления. Защиту обвиняемого П.

в период всего расследования дела и в суде осуществлял адвокат АП Ярославской области Игорь Зайцев.

Районный суд г. Ярославля рассматривал объемное уголовное дело более года.

Суд оправдал предпринимателейПопытки обвинения искусственно криминализировать предпринимательскую деятельность не увенчались успехом

Как сообщили «АГ» адвокаты Алексей Гусаков, Алексей Клушин и Павел Пашутин, «защитой были представлены многочисленные доказательства, свидетельствующие в пользу подсудимых, а именно: показания свидетелей, заключения специалистов, вещественные доказательства, иные документы».

Защита отметила, что «суд занимал абсолютно беспристрастную позицию, не вмешиваясь в допрос сторонами свидетелей и в представление ими иных доказательств по делу, не чиня препятствий участникам уголовного судопроизводства реализовывать свои процессуальные права и обязанности. Судья проявила высший профессионализм и ответственный подход к рассматриваемому делу, несмотря на определенные трения, возникшие между судом и защитой на начальных стадиях процесса, когда защитники М. и З. даже были вынуждены дважды заявлять председательствующему отвод».

В весьма обширных прениях (есть в распоряжении «АГ») адвокаты привели более 30 развернутых выводов, направленных на опровержение версии стороны обвинения.

Так, в ходе судебного разбирательства защита смогла опровергнуть вывод следствия о том, что цифровые лаборатории «Data Harvest» якобы значительно дешевле аналогов иных производителей.

В суде сторона защиты подтвердила примерно одинаковую стоимость оборудования в России, указав, что для расчета ущерба в качестве так называемых действительных рыночных цен на цифровые лаборатории следствие необоснованно использовало некий прайс-лист ООО «В.», которое не намеревалось участвовать в вышеуказанных торгах и не имело такой реальной возможности.

ООО не являлось официальным дилером производителя и не располагало соответствующим товаром, ранее реализуя лишь единичные образцы продукции по ценам, значительно выше указанных в собственном прайс-листе, носившем исключительно информационный характер.

По мнению адвокатов, следствие проигнорировало тот факт, что ЗАО «Фирма К.

» действовало самостоятельно как участник торгов и в целях получения собственной наценки прибегло к помощи так называемых дружественных ему юрлиц, представивших коммерческие предложения с необходимой наценкой (не имевших при этом реальной возможности и намерений поставить вышеуказанное оборудование). В итоге вина целиком и полностью была возложена на их подзащитных, а работники ЗАО «Фирмы К.» были искусственно выведены следствием из числа обвиняемых по делу.

Также в ходе рассмотрения дела объективно не установлена заведомая разработка П. соответствующих технических требований под характеристики цифрового оборудования и не доказано, что обвиняемый П. намеренно подбирал дорогостоящую модель цифровых лабораторий, которую могли бы поставить М. и З.

Защите удалось убедить суд в том, что в указанный период времени подсудимые не могли вступить в сговор на хищение средств потерпевшего, так как в январе 2013 г. не было принято соответствующее постановление правительства области, не утверждены бюджет закупок, перечень и объем закупаемого цифрового оборудования.

Тогда даже не было известно, будут ли вообще закупаться цифровые лаборатории.

Адвокаты настаивали на отсутствии в действиях М., З. и П. признаков состава преступления по ч. 4 ст.

159 УК РФ, так как не подтвердилось наличие обмана либо злоупотребления доверием потерпевшего лица со стороны подсудимых.

Также не был доказан сам факт какого-либо противоправного и безвозмездного изъятия денежных средств подсудимыми у Департамента либо лишение потерпевшего какой-либо имущественной выгоды в будущем.

Необходимо отметить, что в материалах дела также имелись явки с повинной М. и З. и их признательные показания. По словам адвокатов, «суд согласился с защитой в том, что невозможно признать легитимными данные явки, при которых их текст фактически диктовался следователем, и при отказе написать явки, как подтвердил и сам следователь, он принял бы меры к задержанию М. и З.».

Суд первой инстанции 1 февраля 2018 г. вынес оправдательный приговор в отношении всех подсудимых за отсутствием в их действиях состава преступления: текст приговора составил 409 страниц.

Суд отметил, что планирование реализации цифровых лабораторий с любой наценкой никак не может свидетельствовать о наличии у подсудимых умысла, направленного на хищение бюджетных денежных средств, а лишь гарантирует возможность ведения финансово-хозяйственной деятельности и получение дохода в условиях рынка.

Суд также признал явки с повинной З. и М. недопустимыми доказательствами ввиду обстоятельств, при которых они были получены следствием. Вместе с тем при рассмотрении вопроса о недопустимости первоначальных показаний, данных подсудимыми на следствии, суд при постановлении приговора не признал их ненадлежащими доказательствами.

В приговоре суд отразил, что «совокупность исследованных по делу доказательств в полной мере опровергает признание вины подсудимыми в ходе предварительного следствия и позволяет суду критически отнестись к показаниям подсудимых, которые были даны первоначально, поскольку они вступают в противоречие с установленными судом фактическими обстоятельствами и не были подтверждены обвиняемыми в суде».

Как рассказали защитники, суд указал в приговоре, что доказательства, на которые ссылался гособвинитель, невозможно использовать в качестве подтверждения виновности подсудимых, поскольку они не только не подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств, но и вступают в явное противоречие с таковой.

Гособвинение подало апелляционное представление, а потерпевший – апелляционную жалобу на решение суда. Прокуратура указала на доказанность преступлений, противоречивую оценку судом одних и тех же доказательств и неверную оценку судом всех доказательств в совокупности.

Департамент в своей жалобе ссылался на то, что позиция суда была основана на предположениях и домыслах подсудимых; на право Департамента как госзаказчика использовать сведения из прайс-листа ООО «В.» при формировании начальной максимальной цены контракта согласно соответствующей практике в 2013 г.

; на то, что суд не назначил повторно или дополнительно бухгалтерскую или товароведческую экспертизу.

Выводы суда первой инстанции полностью поддержал Ярославский областной суд, оставив приговор в силе.

Суд отметил в своем апелляционном определении в частности то, что доказываемая стороной обвинения формулировка способа хищения «путем умышленного завышения стоимости поставляемого цифрового оборудования относительно его рыночной стоимости» не предусмотрена уголовным законом, сама по себе она не указывает на завладение имущества преступным путем. При этом апелляция отметила, что обвинение содержит недостоверные сведения и некорректные формулировки, которые и привели гособвинение к ошибочному выводу о факте хищения.

Защита резюмировала, что «все “титанические” усилия, предпринятые стороной обвинения, направленные на искусственную криминализацию предпринимательской деятельности М. и З., успехом не увенчались». По словам адвокатов, довольно часто встречаются уголовные дела, тем более в отношении предпринимателей, в обвинении которых содержатся недостоверные сведения и некорректные формулировки.

«Сложившийся в настоящее время формальный подход со стороны судов к рассмотрению соответствующих жалоб в порядке ст.

125 УПК РФ еще в период расследования, а также поголовное избрание судами жестких мер пресечения в отношении не сотрудничающих со следствием обвиняемых (подозреваемых) по экономическим преступлениям позволяют недобросовестным следователям (особенно в случаях, когда для подкрепления версии следствия недостаточно имеющихся доказательств) использовать заключение под стражу для оказания давления на неугодных “виновников торжества”», – пояснили адвокаты.

По их словам, возможность избрания либо неизбрания меры пресечения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых ставится в прямую зависимость от их согласия дать «некие признательные показания», которые зачастую являются самооговором, что имело место и в данном деле.

Редакция «АГ» связалась с Департаментом образования Ярославской области для дачи комментариев по делу, однако ведомство не смогло оперативно их предоставить.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/v-apellyatsii-ustoyal-opravdatelnyy-prigovor-obvinyaemykh-v-moshennichestve-nesmotrya-na-yavki-s-povinnoy/

Адвокат полностью оправдан

Оправдательный приговор по мошенничеству в особо крупном размере

12 сентября 2019 г. 16:31

Апелляция оставила оправдательный приговор адвокату без изменений

В пресс-службу ФПА РФ поступило апелляционное определение Ульяновского областного суда, которым оставлен без изменения оправдательный приговор в отношении адвоката АП Республики Марий Эл Исхака Набиуллина, обвинявшегося в покушении на мошенничество в особо крупном размере, покушении на хищение в крупном размере и фальсификации доказательств по гражданскому делу. Как сообщила президент АП Республики Марий Эл Ольга Полетило, Адвокатская палата на протяжении всего периода уголовного преследования поддерживала Набиуллина, оказывая ему необходимую консультативную и методическую помощь.

Обстоятельства дела

В 2015 г. в отношении Исхака Набиуллина было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество в особо крупном размере, покушении на хищение в крупном размере и фальсификации доказательств по гражданскому делу (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 303 УК РФ). В марте 2019 г. дело было передано в суд.

По версии следствия, в 2011 г. Набиуллин заключил договор об оказании юридической помощи сыну доверителя на досудебных стадиях производства в рамках уголовного дела по п. «а» ч. 2 ст. 131 и п. «а» ч. 2 ст.

132 УК РФ за денежное вознаграждение в размере 100 тыс. руб. При этом доверитель оплатил 90 тыс. руб. по квитанции в момент подписания договора, оставшиеся 10 тыс. руб.

были переданы адвокату на следующий день также в офисе адвокатского кабинета.

После чего адвокат якобы сообщил доверителю, что может решить вопрос об освобождении его сына от уголовной ответственности, признав его психически нездоровым (невменяемым) при проведении судебной психиатрической экспертизы в ГУЗ УОКПБ им. М.Н.

Карамзина, для чего ему требуется передать 750 тыс. руб. Деньги адвокату якобы были переданы без оформления платежных документов в присутствии знакомого доверителя. Адвокат также получил от доверителя денежные средства в сумме 10 тыс. руб.

за способствование переводу его сына в камеру СИЗО с улучшенными условиями.

Кроме того, Исхак Набиуллин якобы предложил доверителю отправить сына на дополнительную экспертизу в Центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. При этом он получил от доверителя 60 тыс. руб. для поездки в Москву с целью договориться с экспертами. Адвокат также запросил еще 3 млн руб. для решения вопроса о признании сына доверителя невменяемым, но получил отказ.

Приговором Ульяновского областного суда от 13 июля 2012 г. М.М. Гагарин был признан виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений. После чего отец осужденного решил забрать у Набиуллина деньги, заплаченные за экспертизу сына. В 2013 г. мужчина отправил жалобу в АП Республики Марий Эл на действия адвоката и обратился в суд с иском о взыскании с адвоката неосновательного обогащения.

В свою очередь Исхак Набиуллин подал иск о взыскании с доверителя 210 тыс. руб. В обоснование своих требований он предоставил якобы поддельные документы – соглашение и акт приема-передачи работ на указанную сумму. Исковые требования адвоката были удовлетворены частично, с доверителя взысканы 10 тыс. руб. Решением апелляционной инстанции в иске адвокату было полностью отказано.

Набиуллин также подал иск о взыскании с доверителя 750 тыс. руб., предоставив в суд якобы поддельные документы – дополнительное соглашение об оказании юридической помощи физическому лице к договору № 001086 от 29 августа 2011 г. на сумму 750 тыс. руб. и акт приема-сдачи работ от 29 декабря 2011 г.

на указанную сумму. Районный суд Ульяновской области удовлетворил требования адвоката, но апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении исковых требований. Таким образом, Исхак Набиуллин обвинялся и в фальсификации доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле.

Дисциплинарное производство в отношении адвоката

АП Республики Марий Эл в мае 2013 г. в отношении адвоката Набиуллина на основании жалобы доверителя М.М. Гагарина от 5 апреля 2013 г. было возбуждено дисциплинарное производство.

По эпизоду получения адвокатом Набиуллиным от М.М. Гагарина 200 тыс. руб. без оформления квитанции Совет палаты пришел к выводу о нарушении адвокатом п. 1, 6 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката. Однако производство было прекращено в связи с истечением сроков применения мер дисциплинарной ответственности.

Относительно жалобы, что М.М. Гагарин передал Набиуллину 10 тыс. руб. без оформления квитанции и что адвокат дополнительно запросил 3 млн руб.

для решения вопроса о признании сына доверителя невменяемым, дисциплинарное производство прекращено в связи с отсутствием в действиях Набиуллина нарушений норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и КПЭА.

В части содержащихся требований заявителя о получении адвокатом Набиуллиным 750 тыс. руб. и об оказании содействия М.М. Гагарину в вопросе возврата ему указанной суммы Совет АП Республики Марий Эл принял решение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в связи с отсутствием допустимого повода для его возбуждения.

Суд первой инстанции вынес оправдательный приговор

Оценив все обстоятельства дела, 1 июля 2019 г. Ленинский районный суд г. Ульяновска признал Исхака Набиуллина невиновным в совершении инкриминируемых ему преступлений в связи с непричастностью к их совершению (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

Суд посчитал, что выводы органов предварительного следствия о совершении Набиуллиным преступлений носят ничем не подтвержденный характер, что стороной обвинения суду представлены «доказательства, которые являются крайне противоречивыми и непоследовательными как сами по себе, так и при их сопоставлении с иными доказательствами субъективного характера и объективного свойства».

Апелляция оставила оправдательный приговор без изменений

В апелляционном определении суд указал, что «вопреки доводам апелляционных представления и жалоб оправдательный приговор соответствует требованиям ст.

305 УПК РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре». В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности И.Х. Набиуллина.

При этом судом проверены доводы стороны обвинения, и им дана надлежащая оценка».

По мнению апелляции, суд первой инстанции обоснованно не согласился с выводами следствия о виновности Набиуллина в связи с его непричастностью к совершению указанных преступлений. Таким образом, решение районного суда признано законным.

* * *

Президент АП Республики Марий Эл Ольга Полетило рассказала пресс-службе ФПА РФ, что оснований для привлечения Исхака Набиуллина к дисциплинарной ответственности палата не выявила. По вопросу получения адвокатом гонорара от доверителя АП оценку не давала.

«Мы поддерживали Исхака Набиуллина на протяжении всего периода уголовного преследования, оказывали ему необходимую консультативную и методическую помощь. Мы верили адвокату и рады, что суд подтвердил его невиновность», – заявила Ольга Олеговна.

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/advokat-polnostyu-opravdan-/

Оправдательный приговор по мошенничеству в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК РФ)

Оправдательный приговор по мошенничеству в особо крупном размере

Подзащитный адвоката Мещерякова Н.М. – Озер А.Б. (здесь и далее фамилии участников изменены по их просьбе — прим. авт). обвинялся в совершении пособничества в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере, имевшее место при освоении одной из федеральных целевых программ по обеспечению населения жильем.

Мошенничество в особо крупном размере, по мнению обвинения, было совершено при следующих обстоятельствах:

Одним из условий предоставления органами власти выплаты по федеральной целевой программе являлось наличие у претендента на участие в программе определенного количества собственных средств на строительства жилья. Не имея собственных средств на строительство жилья Клигер В.Г.

решил совершить хищение данной выплаты, путем предоставления в органы государственной и муниципальной власти несоответствующих действительности документов, подтверждающих выполнение собственными силами строительных работ на общую сумму 56480 рублей. С целью оказания содействия Клигер В.Г. обратился к Озер А.Б. (подзащитному адвоката Мещерякова Н.М.

) пояснив последнему, что для незаконного получения социальной выплаты за счет средств федерального, регионального и местного бюджетов, в общей сумме свыше 1 200 000 рублей, тому необходимо предоставить подложные документы — акт о приемке выполненных работ и справку о стоимости выполненных работ и затрат, в которых необходимо указать строительные работы по дому на сумму 56 480 рублей, которые в действительности не осуществлялись.

Озер А.Б., ранее заключивший договор подряда на строительство дома Клигер В.Г. в том числе за счет средств бюджетов различных уровней, изготовил вышеназванные акт и справку и внес туда несоответствующие действительности сведения о факте производства работ и их стоимости.

Впоследствии указанные подложные документы послужили доказательством, наличия у Клигер В.Г.

необходимого количества собственных средств для строительства дома, то есть одного из оснований выделения последнему социальной выплаты в сумме 1 212 120 рублей, которые он получил и распорядился ими, оплатив работы произведенные компанией Озер А.Б.

Суд первой инстанции, рассматривавший по существу дело, полностью согласился с доводами защиты об отсутствии в действиях подсудимых состава преступления.

При этом суд в приговоре указал, что анализ показаний Озер А.Б. и Клигер В.Г., допрошенных свидетелей обвинения и защиты, а также и другие материалы дела, не опровергают доводы лиц, привлекаемых к уголовной ответственности о законности их действий.

Оправдывая подсудимых, суд привел диспозицию статьи 159 УК РФ предусматривающей необходимость наличия корыстной цели противоправного безвозмездного изъятия и (или) обращения чужого имущества в свою пользу .

Отсутствие данного признака в действиях лица, обвиненного в совершении мошенничества в особо крупном размере , влечет вынесение оправдательного приговора.

Суд полностью согласился с доводами защиты, что одно лишь изготовление документа (акта и справки) с несоответствующими действительности сведениями, не может служить достаточным доказательством наличия умысла на приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием.

Подтверждением отсутствия умысла на совершение мошеннических действий и корыстной цели в действиях подсудимых, послужил факт признания органами власти семьи Клигер В.Г. нуждающейся в улучшении жилищных условий. Причем законность данного признания никем не оспаривалась, а само признание не было связано с предоставлением вышеуказанных несоответствующих действительности документов.

Именно данное обстоятельство (признание Клигер В.Г. нуждающимся в улучшении жилищных условий), а не факт изготовления и представления названных спорных документов, послужило основанием для признания семьи Клигер В.Г. субъектом федеральной целевой программы.

При этом помимо прочего судом было учтено, что спорные акт и справка с неверными сведениями были изготовлены и представлены уже после официального признания Клигер В.Г. и его семьи участниками названной целевой программы по субсидированию строительства жилья и выдачи ему соответствующего свидетельства, подтверждающего его право на получение социальной выплаты.

В этой связи позиция государственного обвинения что, передавая поддельные документы в органы власти, подсудимые понимали, что без акта и справки у Клигер В.Г. нет законных оснований на получение социальной выплаты в размере 1 221 120 рублей, не основана на материалах дела.

По результатам рассмотрения дела судом первой был вынесен оправдательный приговор, которым подзащитный адвоката Мещерякова Н.М. – Озер А.Б. был оправдан по предъявленному обвинению по ч.5 ст.3, ч.4 ст.159 УК РФ – пособничества в мошенничестве в особо крупном размере, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ – за отсутствием в его действиях состава преступления.

Оправдательный приговор был обжалован стороной обвинения.

По результатам рассмотрения дела в суде кассационной инстанции оправдательный приговор оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.

Приговор по мошенничеству в особо крупном размере (извлечения):

Источник: http://advokat-nm.ru/praktika/38-opravdatelnyj-prigovor-po-moshennichestvu-v-osobo-krupnom-razmere-chast-4-stati-159-uk-rf/

Уголовные дела в 2018 году против предпринимателей

Оправдательный приговор по мошенничеству в особо крупном размере

В 2018 году было вынесено множество судебных приговоров по уголовным делам, возбужденным против предпринимателей. Рассмотрим наиболее громкие и обсуждаемые из них по самым распространённым статьям – мошенничество, уклонение от уплаты налогов и преднамеренное банкротство.

Обвинительные приговоры по мошенничеству

  1. Статья: ч. 4 ст. 159 УК РФ.

  2. Суть дела: Андрей Баландин, гендиректор ЗАО «Барель», подписал в 2008 году с подразделением Роснедвижимости по Саратовской области контракт на выполнение работ по ремонту административного здания кадастровой палаты.

    С декабря 2008 по декабрь 2009 года Баландин предоставил заказчику акты выполненных работ, в которые были включены как реально выполненные, так и невыполненные работы. Заказчик произвел оплату несуществующих работ на сумму более 36 миллионов руб.

    Приговор: 6 лет колонии общего режима.

  3. Статьи: ч. 4 ст. 159 УК РФ и п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ.
  4. Суть дела: Дмитрий Исупов, гендиректор строительной фирмы «Евро-Строй», заключил договоры инвестирования долевого участия в строительстве с «Уралспецком» и челябинским предпринимателем.

    Последние передали Исупову более 10 миллионов руб в счет последующего предоставления им в собственность нежилых помещений. Исупов, в нарушение договоренности, перепродал указанные помещения третьим лицам, тем самым причинив ущерб инвесторам на сумму более 10 миллионов рублей.

    Аналогичным образом гендиректор поступил с дольщиками, вложившими в строительство более 32,3 миллионов руб.

    Приговор: 5 лет лишения свободы в колонии-поселении со штрафом в 80 тысяч руб.

Обвинительные приговоры
по уклонению от уплаты налогов

  1. Статьи: п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, ч. 2 ст. 199.2 УК РФ.

  2. Суть дела: бывший руководитель ЗАО «Инвестиционно-холдинговая компания «Татгазинвест» Рашит Сахапов в период с июля по октябрь 2016 года не закрепил в регистрах бухучета и налоговой декларации по НДС сделки с партнером на сумму более 842 миллионов руб.

    Помимо этого, предприниматель противозаконно заявил налоговые вычеты с тем же контрагентом на сумму более 29 миллионов руб. В результате компания не доплатила свыше 157 миллионов рублей НДС. Свою вину Сахапов не стал отрицать.

    Приговор: штраф в размере 1 миллиона руб.

  3. Статья: п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ.
  4. Суть дела: Юрий Давыдов, являясь гендиректором компании «ЛАНТА», занимающейся торговлей топлива, в период с 2010 по 2012 года отражал с бухгалтерском учете фиктивные сделки с контрагентами, в результате чего бюджет недосчитался более 130 миллионов руб.

    Приговор: 3 года и 6 месяцев лишения свободы в колонии общего режима.

Обвинительные приговоры
по преднамеренному банкротству

  1. Статья: ст.196 УК РФ.
  2. Суть дела: Антон Корячко, бывший гендиректор ООО «Брянский фанерный комбинат», для вывода активов перед предстоящим банкротством совершил заведомо невыгодные сделки по отчуждению имущества фирмы на сумму почти 300 миллионов руб. Предприятие утратило платежеспособность и не смогло выполнять свои обязательства перед контрагентами.

    Приговор: 2 года лишения свобода в колонии общего режима со штрафом в размере 150 тысяч руб.

  3. Статьи: ч.3 ст.30 УК РФ, ч. 4 ст. 159 УК РФ и ст. 196 УК РФ.
  4. Суть дела: Начальники ООО «Урал СТС» и ООО «СМИТ» решили незаконно завладеть средствами первой фирмы, для чего заключили контракты и акты на выполнение строительных и монтажных работ на нефтяной базе. ООО «СМИТ» через арбитражный суд взыскало с ООО «Урал СТС» несуществующий долг в размере 65 миллионов руб, что повлекло банкротство предприятия.

    Приговор: директор ООО «Урал СТС» получил 7 лет, а директор ООО «СМИТ» — 6,5 лет колонии.

Оправдательные судебные приговоры
по уголовным делам

Оправдательные приговоры судов РФ по уголовным делам крайне редко, но все же выносятся. Приведем некоторые из них.

  1. Статья: ч.4 ст.159 УК РФ.
  2. Суть дела: Игорь Соболев, бывший гендиректор ООО «Русдефенс», обвинялся в хищении имущества компании на сумму более 1,3 миллионов руб.

    Суд первой инстанции пришел к выводу, что в действиях Соболева отсутствует состав преступления, его вина в совершении деяния не зафиксирована, соответственно, к уголовной ответственности бизнесмена привлечь нельзя.

    На момент вынесения приговора предприниматель находился в СИЗО почти 2 года.

  3. Статья: ч.4 ст.159 УК РФ.
  4. Суть дела: Андрей Худяков, исполнительный директор ООО «СамараАзот», заключил с одной из самарских агрофирм договор на поставку удобрений на сумму почти 58 миллионов руб.

    Агрофирма сделала предоплату по заказу, но обещанных удобрений не получила вовремя ввиду того, что ООО «СамараАзот» из-за финансовых трудностей не успела приобрести сырье у другого завода.

    Из-за ареста счетов Худяков не смог выполнить обязательство.

    Приговор: суд первой инстанции приговорил Андрея Худякова к 5 годам и 5 месяцам заключения. В вышестоящей инстанции приговор был отменен в связи с отсутствием состава преступного деяния.

  5. Статья: ч.4 ст.159 УК РФ.
  6. Суть дела: Константин Вачевских, директор «Амурского кабельного завода», оформил в Сбербанке кредит на сумму более 500 миллионов руб. В качестве обеспечения по кредиту выступило имущество, принадлежащее заводу.

    Вачевских реализовал данное имущество третьим лицам, оставив, тем самым, кредит без обеспечения. Подсудимому удалось доказать, что деньги Сбербанка он не похищал, а потратил только на нужды завода.

    Судом установлено, что никаких противоправных действий Вачевских не совершал.

О чем говорят громкие уголовные дела
против предпринимателей?

Путем анализа вышеперечисленных приговоров по уголовным делам, вынесенных в отношении предпринимателей, можно сделать несколько выводов:

  1. Уголовные дела, особенно по сложным экономическим преступлениям, могут длиться не один год. За это время предприниматель рискует полностью утратить свой бизнес; даже если впоследствии гражданин будет оправдан, наладить деятельность приносящего прибыль предприятия не получится. Поэтому жизненно важно завершить уголовное дело еще на стадии предварительного расследования, до суда.
  2. В некоторых случаях, когда вина предпринимателя очевидна, значительно смягчить наказание или добиться освобождения от уголовной ответственности поможет возмещение ущерба. Если гендиректор обвиняется в уклонении от уплаты налогов, то уплата всех недоимок, пеней и штрафов освобождает его от уголовной ответственности полностью (ст. 199 УК РФ).
  3. Даже если уголовное дело было проиграно в первой инстанции, всегда есть шанс на то, что вышестоящие суды оправдают бизнесмена. Поэтому бороться нужно до тех пор, пока не будут использованы все возможности.
  4. Следует быть готовыми для доказывания в суде того факта, что вменённое преступление связано с осуществлением предпринимательской деятельности; в этом случае при вменении ст. 159 УК РФ (по ряду указанных в законе статей по преступлениям в сфере экономической деятельности вне такой связи) избрать в отношении предпринимателя меру пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста запрещено.

    На практике для того, чтобы обойти данное требование закона, органы следствия все чаще вменяют бизнесменам в дополнение к предпринимательским составам преступлений также иные, более тяжкие статьи, например, организация преступного сообщества, что позволяет заключить бизнесмена под стражу на максимальный срок.

    Самое прискорбное заключается в том, что в подобных случаях в качестве доказательств наличия преступного сообщества указываются признаки, свойственные предпринимательской деятельности, то есть организация, наличие руководства и рядовых сотрудников, филиалов и структурных подразделений. Последним нашумевшим делом, которое можно привести в качестве примера, это дело в отношении владельцев НМТП братьев Магомедовых.

  5. С самого первого дня, когда предпринимателю стало известно о том, что в отношении него проводится проверка (возбуждено уголовное дело), ему необходимо заручиться поддержкой уголовного адвоката, специализирующегося на оказании помощи предпринимателям. Не стоит надеяться, что вопрос разрешиться сам собой – такая пассивность может стоить бизнесмену лишения свободы!

И еще один совет для тех, кто пока не является субъектом уголовного процесса.

При осуществлении предпринимательской деятельности уделите внимание мерам защиты бизнеса путем разработки и принятия соответствующих локальных актов по отдельным вопросам, определения полномочий каждого сотрудника и т.д.

Эти и другие меры помогут снизить не только риски привлечения руководящих лиц фирмы к уголовной ответственности, но и риски рейдерских захватов.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/gromkie-ugolovnye-dela-2018-goda-protiv-predprinimateley.html

Юрист Воеводин
Добавить комментарий