Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе федерального закона

Статья 25 Конституции РФ

Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе федерального закона

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Комментарий к Статье 25 Конституции РФ

1. Право на неприкосновенность жилища относится к личным правам и свободам, призванным обеспечить охрану жизни, свободы, достоинства человека как личности и других прав, связанных с его частной жизнью. Оно обеспечивается тем, что никто не имеет права без законного основания войти в жилище, а также оставаться в нем против воли проживающих в нем лиц*(252).

«Под неприкосновенностью жилища, — пишет П.Ю.

Тюрин, — необходимо понимать особое состояние личного, индивидуального и недоступного посторонним места, призванного обеспечить, охранять и гарантировать комфортное проживание, протекание естественно-необходимых процессов, целостность и сохранность информации о частной, интимной стороне жизни лица, его личные и семейные тайны на данной закрытой территории (жилище), а также гарантию от нежелательного их (тайн) поиска и распространения различными незаконными способами и приемами как со стороны любых физических лиц, так и государства, его органов и институтов.

Конституционное право на неприкосновенность жилища — это установленные в Конституции РФ и нормах международного права социальные правомочия человека и гражданина по обеспечению безопасного и комфортного проживания, предусматривающие свободное волеизъявление лица при принятии решения о допуске посторонних в свое жилище (пространственно ограниченное помещение)»*(253). Объем нормативного содержания данного права, от которого в свою очередь зависит его социальная ценность, предопределяется тем, насколько широко истолковываются ключевые для нормы конституционно-правовые понятия «никто» и «жилище».

Обычно комментируемую норму рассматривают как регулирующую отношения между должностными лицами государственных органов и гражданами в целях обеспечения свободы от незаконных обысков. Конкретные гарантии вытекающей из этого сегмента конституционной нормы ст. 25 права граждан содержатся в УПК, Законе о милиции, Законе об ОРД и других нормативных правовых актах.

Однако главное социальное благо, которое охраняется с помощью положений ст. 25, — это обособление гражданина, его уединение, выражаемое в связи понятий «жилище» и «проживание». Жилище приобретает особый статус неприкосновенности только в случае проживания в нем гражданина.

Наиболее распространенной трактовкой того, что из себя представляет проживание, является то, что это место для сна и отдыха, в связи с чем одним из признаков жилища оказывается наличие в жилище кровати. Однако возможна и иная интерпретация понятия «проживание» — как охватывающего всю жизнедеятельность человека — и сон, и отдых, и приготовление пищи, и труд.

Но поскольку в качестве охраняемого социального блага при такой трактовке выступает состояние уединения человека, то в таком случае конституционная норма обязывает не только должностных лиц государства, но и частных лиц воздерживаться от нарушения неприкосновенности жилища.

Соответственно, одно частное лицо может обжаловать в суде нарушение своего конституционного права на неприкосновенность жилища действиями другого частного лица. В таком случае основное право ст. 25 опосредует взаимоотношения между частными лицами, создавая прямой горизонтальный эффект.

То есть данное право не только выступает в качестве защитного средства от действий государственной власти, но и закладывает основные принципы организации социальной жизни*(254). В связи с этим нельзя исключать возможность действия комментируемой нормы в таких частно-правовых отношениях, как отношения между, к примеру, арендодателем жилья и арендатором.

Вопрос о том, что следует понимать под жилищем, рассматривался Конституционным Судом в Определении от 12.05.

2005 N 166-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котовой Светланы Евгеньевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 10 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»*(255).

По мнению заявительницы, отсутствие в перечне объектов недвижимости, признаваемых жилищем в п. 10 ст.

5 УПК РФ, расположенных на территории индивидуального домовладения нежилых помещений, конструктивно обособленных от жилого дома, но используемых для обеспечения жизнедеятельности проживающих в нем лиц, обусловило допустимость производства в таких помещениях ее домовладения обыска без судебного решения и повлекло нарушение ее прав, гарантированных ст. 25 и ч. 2 ст. 55 Конституции.

Конституционный Суд пришел к выводу, что в УПК определен судебный порядок получения разрешения на производство конкретных следственных действий в жилище — осмотра, обыска, выемки и др. (ст.

165) — и установлено, что к понятию «жилище» относятся индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5).

По смыслу названной нормы, условием отнесения нежилых помещений и строений, не входящих в жилой фонд, к жилищу является факт их использования для временного проживания. Сама по себе данная норма направлена на обеспечение реализации ст.

25 Конституции в сфере уголовно-процессуального законодательства, не исключает гарантии неприкосновенности в отношении хозяйственных построек, находящихся на территории индивидуального домовладения, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы.

Следует отметить, что УК в примечании к ст. 139 содержит практически аналогичное понятие жилища с той лишь разницей, что в УПК используется словосочетание «используемое для… проживания», а в УК — «предназначенное… для проживания».

Жилищный кодекс понятия «жилище» не содержит, в нем есть понятия «жилое помещение» и «жилой фонд», которые не идентичны понятию «жилище».

Источник: http://constrf.ru/razdel-1/glava-2/st-25-krf

Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе

Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе федерального закона

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Неприкосновенность жилища — конституционное право человека

Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе федерального закона

Гулиницкая Т. Н. Неприкосновенность жилища — конституционное право человека // Молодой ученый. — 2017. — №46. — С. 196-198. — URL https://moluch.ru/archive/180/46426/ (дата обращения: 08.11.2019).



Построение правового государства предполагает наличие фундаментальной и стабильной системы законодательства, которая должна способствовать обеспечению защиты прав и законных интересов человека и гражданина.

При этом недопустимо противопоставление интересов общества, интересам отдельной личности, даже если это оправдано мотивами государственной необходимости.

Несмотря на постоянное совершенствование и реформирование уголовного законодательства, одной из актуальных проблем современной России остается соблюдение и реализация гарантий, прав и законных интересов лица — участников уголовно-процессуальных отношений, закрепленных в Конституции РФ. Таковым является принцип неприкосновенности жилища.

12 декабря 1993 года была принята Конституция Российской Федерации, которая провозгласила, что высшей ценностью является человек, его права и свободы.

При этом Конституция Российской Федерации установила, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Существенно, что права и свободы человека и гражданина должны признаваться и гарантироваться не только в соответствии с Основным законом России, но и согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Поэтому отражение в российской Конституции названных положений, с одной стороны, служит подтверждением вхождения нашей страны в сообщество цивилизованных государств, а с другой стороны, призвано стимулировать законотворчество по обеспечению прав и свобод человека и гражданина, в том числе такого, как право на неприкосновенность жилища.

В важнейших международно-правовых актах — Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Конвенции Совета Европы «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г.

, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Международный пакт о социально-экономических правах 1966 г., а также Конвенции Содружества Независимых Государств о правах человека 1995 г.

— право на неприкосновенность жилища выделено особо.

Вступление Российской Федерации в Совет Европы налагает дополнительные обязательства по соблюдению европейских конвенций о защите личных прав и свобод граждан, включая право на неприкосновенность жилища.

Общепризнанно, что само по себе провозглашение идеи о приоритете прав человека мало что значит без надежного обеспечения, правовыми средствами. Методы различных отраслей права, в том числе уголовного права используются для защиты прав, свобод и законных интересов личности.

В полной мере это относится и к такому личному естественному праву человека, каковым является право на неприкосновенность жилища, относящееся по своему содержанию к социально-экономическим правам, гарантирующим гражданину независимость и свободу. Данное право, как известно, закреплено в ст.

25 Конституции РФ, провозглашающей, что «никто не имеет права без законного основания войти в жилище против воли проживающих в нем лиц».

С учетом конституционного положения о неприкосновенности жилища в уголовном законодательстве за нарушение неприкосновенности жилища граждан предусматривается ответственность по ст. 139 УК РФ.

Непосредственным объектом состава ст. 139 УК РФ являются общественные отношения, охраняющие конституционное право граждан на неприкосновенность жилища. Данное право закреплено в ст. 25 Конституции РФ: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Право на неприкосновенность жилища является важным правом человека и гражданина. Оно предполагает такое состояние жизнедеятельности человека, при котором в определенное пространство его личной жизни никто не имеет права проникать.

Неприкосновенность жилища предполагает такое жизненное пространство, которое исключает нежелательное присутствие в нем посторонних лиц. Объективная сторона преступления состоит в незаконном проникновении в жилище.

Незаконность проникновения предполагает следующие условия: 1) проникновение производится вопреки воле лиц, проживающих в жилище; 2) случай проникновения не предусмотрен федеральным законом; 3) проникновение производится при отсутствии судебного решения.

Право на неприкосновенность в жилище ограничено рядом федеральных законов. Например, право на проникновение в жилище предоставляют ст. 12, 165, 182, 183 УПК РФ, ст. 38, 39 УК РФ, ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», ст.

8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», ст. 25 Федерального закона от 22 августа 1995 г. № 151-ФЗ «Об аварийно- спасательных службах и статусе спасателя», ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах».

Под проникновением в жилище следует понимать вторжение в него. Оно может совершаться как тайно, так и открыто, с преодолением препятствий или сопротивлением людей, так и беспрепятственно. Проникновение возможно и без вхождения в него. Например, проникновение может осуществляться с помощью различных приспособлений.

Преступление считается оконченным с момента незаконного проникновения в жилище. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что проникает в жилище незаконно, нарушает конституционное право граждан и желает этого. Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В ч. 2 ст.

139 предусмотрен квалифицирующий признак — нарушение неприкосновенности жилища, совершенное с применением насилия или угрозы его применения. Понятие насилия закон не конкретизирует. Такой прием часто используется при конструировании составов. В таких случаях вопрос о совокупности преступлений решается на основе сопоставления тяжести преступлений.

Сопоставление показывает, что в содержание квалифицирующего признака включаются умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побои и иные насильственные действия (ст. 116 УК РФ).

Если насилие сопровождалось причинением умышленного вреда здоровью средней тяжести или тяжкого вреда здоровью или убийства, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений. Под угрозой применения насилия следует понимать психическое воздействие, свидетельствующее о реальном намерении нанести побои, телесные повреждения, убить.

Дополнительным объектом данного квалифицирующего признака являются общественные отношения, охраняющие неприкосновенность личности, ее здоровье и личную свободу. В ч. 3 ст. 139 предусмотрен особо квалифицирующий признак — совершение описанного в законе деяния лицом с использованием своего служебного положения.

Данный признак предполагает наличие специального субъекта-служащего. Можно выделить следующие случаи использования лицом своего служебного положения: 1. Проникновение в жилище совершается лицом, которое не имеет на то полномочия. 2. Проникновение в жилище совершается хотя и лицом, которое имеет на то полномочия, но без законных к тому оснований.

В примечании к ст. 139 дается понятие жилища. Понятие является универсальным и распространяется на другие статьи закона, где оно употребляется.

Согласно примечанию под жилищем «понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания».

Для раскрытия содержания права на неприкосновенность жилища принципиальное значение имеет правильное понимание термина «неприкосновенность». В буквальном смысле он означает «нельзя трогать, или охраняемый в целости от всякого посягательства, от кого-нибудь, в нетронутом виде, защищенный от всяких посягательств, от кого-либо».

Именно этот смысл лежит и в основе понятия «неприкосновенность жилища». «Конституционный термин «неприкосновенность» (личности, жилища), — пишет Ф. М. Рудинский, — наполнен глубоким гуманистическим содержанием и выражает недопустимость неправомерного ущемления личного права человека».

В этом смысле неприкосновенность жилища есть определенное социальное благо. Оно заключается в наличии условий для уединения, пребывания в кругу семьи и близких людей, восстановления физических и духовных сил и т. д.

Сущность неприкосновенности жилища в конечном счете заключается в свободе человека от любого незаконного, необоснованного проникновения в обитаемое жилое помещение, которое он постоянно или временно на законных основаниях занимает.

С учетом того, что неприкосновенность жилища выступает конкретной формой индивидуальной свободы личности, можно утверждать, что это право относится к личным конституционным правам и свободам и обеспечивает индивидуальную личную свободу.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/180/46426/

Право на неприкосновенность жилища конституция рф статья

Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе федерального закона

Последняя редакция Статьи 25 Конституции РФ гласит:

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Комментарий к Ст. 25 КРФ

Неприкосновенность жилища представляет собой одну из основных гарантий предусмотренного частью 1 ст. 23 Конституции права на неприкосновенность частной жизни. Именно такое значение может быть придано этому правовому институту, исходя из положений п. 1 ст.

17 Международного пакта о гражданских и политических правах, указывающих на необходимость обеспечения неприкосновенности жилища в одном ряду с обеспечением невмешательства в личную и семейную жизнь человека, с защитой его чести и репутации, с охраной тайны его корреспонденции.

Таким образом, трактовка используемого в комментируемой статье понятия «жилище» в значительной мере определяется содержанием именно означенного круга правоотношений. В этой связи нельзя не заметить, что термин «жилище» в ст. 25 и 40 Конституции используется для обозначения понятий хотя и совпадающих в значительной своей части, но все же не тождественных.

В законодательстве дефиниция понятия «жилище» отсутствует, при том что в отдельных законодательных актах раскрываются такие понятия, как «жилое помещение», «жилищный фонд», «место жительства». О жилище же как объекте незаконного вторжения, пожалуй, наиболее полно было сказано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 11 от 5 сентября 1986 г.

«О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности», с изм. от 30 ноября 1990 г. (БВС СССР. 1986. N 6; Ведомости СССР. 1991. N 2), которое, несмотря на происшедшие после его принятия изменения в законодательстве о преступлениях против собственности, не утратило своего значения.

Как указывалось в этом Постановлении, под жилищем следует понимать помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания либо пребывания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или в общежитии, дача, садовый домик, туристская палатка и т.п.

), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балкон, веранда, кладовая и т.п.).

Оценка режима того или иного помещения как жилища не меняется от того, что оно одновременно используется его собственником или нанимателем в качестве рабочего кабинета (офиса) либо производственного помещения (например, для занятия частной юридической либо зубоврачебной практикой).

Именно такая позиция была высказана Европейским судом по правам человека, констатировавшим в Постановлении от 16 декабря 1992 г. по делу «Нимитц против Германии», что профессиональной деятельностью можно заниматься в жилище, тогда как в служебных помещениях можно заниматься деятельностью, не связанной по своей сути с выполнением профессиональных функций. Исходя из этой правовой позиции, ЕСПЧ в названном Постановлении признал нарушающим право на неприкосновенность жилища проникновение в офисное помещение, занимаемое адвокатом*(2).

Столь же расширительное толкование понятия «жилище» («жилое помещение») как объект посягательства на его неприкосновенность и тем самым как объект посягательства на тайну частной жизни было дано и в ряде других решений ЕСПЧ, в которых жилищем признавались цыганские кибитки, принадлежащие собственнику производственные, включая складские, помещения и т.д.

Устанавливаемые комментируемой статьей гарантии неприкосновенности распространяются как на само жилище, так и на все предметы и документы, находящиеся внутри него, а также на всю информацию, которая в этом помещении хранится или передается.

Конституция, гарантируя неприкосновенность жилища, устанавливает вместе с тем запрет на проникновение в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, из чего можно сделать вывод, что нарушение неприкосновенности жилища может быть связано не только с проникновением в него, но и с иными действиями государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан (например, с поджогом жилого дома). При этом как те, так и другие действия не могут расцениваться как нарушение конституционного права на неприкосновенность жилища, если они направлены на обеспечение реализации прав и законных интересов граждан, являющихся собственниками данного жилого помещения, либо зарегистрированных в нем, либо принудительно вселенных в это помещение по решению суда.

Проникновение в жилище означает открытое или тайное вторжение в него с целью проживания или в иных целях лиц, которые по закону не вправе находиться в нем помимо воли проживающих лиц.

Это вторжение может выражаться как в физическом вхождении постороннего в жилище (или в отказе покинуть его), так и в забрасывании в жилое помещение различных предметов, установлении в нем технических средств, позволяющих вести прослушивание ведущихся там разговоров или визуальное наблюдение за происходящими событиями, и т.д.

Нарушение неприкосновенности жилища будет иметь место и в тех случаях, когда с помощью современных технических приспособлений, установленных за пределами жилища, ведется наблюдение за тем, что происходит внутри него.

Нарушение неприкосновенности жилища в зависимости от его характера и порожденных последствий может влечь для виновных в этом лиц наступление дисциплинарной, административной или даже уголовной ответственности. В частности, согласно ст. 139 УК, незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, подлежит наказанию вплоть до трех лет лишения свободы.

Вместе с тем действующее законодательство предусматривает ряд ситуаций, в которых проникновение в жилище помимо воли проживающих там лиц признается правомерным.

Во-первых, правомерно проникновение в жилище, предпринятое в целях предотвращения или устранения стихийно возникшей опасности для проживающих там людей или для иных граждан (прежде всего соседей). Необходимость в таком проникновении может возникать при пожарах, наводнениях, утечке газа, повреждениях электропроводки или водоснабжающих коммуникаций и т.п.

и в правовом отношении основывается прежде всего на общих законодательных положениях о причинении вреда в состоянии крайней необходимости (в частности, ст. 39 УК, ст. 2.7 КоАП, ст. 1067 ГК). Наряду с этим в ряде законодательных актов содержится специальная регламентация ситуаций, связанных с вынужденным проникновением в чужое жилище.

В частности, пункт 18 ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (Ведомости РФ. 1991. N 16. ст.

503) предоставляет милиции право беспрепятственно входить в жилые и иные помещения для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках, угрозе совершения преступления.

Проникновение в жилище работников технических служб для устранения различных неполадок, представляющих опасность для жилого помещения или других граждан, как правило, должно осуществляться в присутствии должностных лиц соответствующих жилищных органов или собственника жилого помещения. Однако понятно, что, скажем, при пожаре или затоплении соблюдение таких требований может оказаться крайне затруднительным, если вообще реальным.

Во-вторых, закон признает допустимым принудительное проникновение в жилище в целях выявления, пресечения, раскрытия преступления или для обнаружения лица, скрывающегося от следствия и суда. Так, согласно п. 18 и 24 ст.

11 Закона «О милиции» сотрудники милиции вправе беспрепятственно входить в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление; они могут осматривать места хранения огнестрельного оружия, боеприпасов к нему. Право беспрепятственно входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения в случае, если имеются достаточные данные полагать, что там совершено или совершается преступление, а также в случае преследования лиц, подозреваемых в совершении преступлений, если промедление может поставить под угрозу жизнь и здоровье граждан, предоставлено и органам федеральной службы безопасности (п. «з» ч. 1 ст. 13 ФЗ от 3 апреля 1995 г. «О федеральной службе безопасности»//СЗ РФ. 1995. N 15. ст. 1269; в ред. от 27 июля 2006 г.).

Ограничение конституционного права на неприкосновенность жилища допускается, согласно ч. 2 ст. 8 ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (СЗ РФ. 1995. N 33. ст.

3349), при проведении на основании судебного решения оперативно-розыскных мероприятий в связи с информацией о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности Российской Федерации. Причем в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных об угрозе безопасности Российской Федерации соответствующие оперативно-разыскные мероприятия могут быть проведены и на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-разыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-разыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность принудительного проникновения в жилище для выполнения целого ряда следственных и иных процессуальных действий: осмотра места происшествия или помещения, обыска, выемки, наложения ареста на имущество (ст. 115, 176, 182, 183 УПК).

Такие действия будут укладываться в конституционно установленные рамки лишь при условии, что осуществляются они в строгом соответствии с установленными в законе основаниями и порядком.

В частности, их проведение возможно только по возбужденному уголовному делу (кроме случаев осмотра жилища, являющегося местом совершения преступления) и лишь на основании судебного решения (п. 4, 5, 9 ч. 2 ст. 29 УПК).

В таком же порядке вхождение в жилище должно осуществляться и при необходимости производства в нем любых других следственных действий: допроса, опознания, следственного эксперимента и т.д., хотя прямо об этом в законе не говорится.

Но, как представляется, определяющим в этом вопросе должно быть не столько содержание того или иного следственного действия, сколько то, что это действие сопряжено с ограничением права на неприкосновенность жилища.

Источник: http://lawsexp.com/juridicheskie-sovety/pravo-na-neprikosnovennost-zhilishha-konstitucija.html

Статья 25 Конституции Российской Федерации

Неприкосновенность жилища может быть нарушена на основе федерального закона

Последняя редакция Статьи 25 Конституции РФ гласит:

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Юрист Воеводин
Добавить комментарий