Конституционное право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом

Гарантии реализации конституционного права на обжалование в уголовном судопроизводстве

Конституционное право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом

Институт обжалования решений и действий (бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления и должностных лиц — один из старейших. Его возникновение восходит к Великой хартии вольностей (1215 г.

). Восемь веков истории существования данного института — бесспорное доказательство значимости и эффективности. В наши дни функционирование данного механизма восстановления нарушенных прав регламентировано Конституцией РФ.

В силу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46 Конституции РФ).

Если будут исчерпаны все средства внутригосударственной правовой защиты, то согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый в соответствии с международными договорами РФ вправе обратить по вопросам защиты прав, свобод и интересов в соответствующие межгосударственные органы.

Согласно ст. 19 УПК право на обжалование процессуальных действий и решений имеет ранг принципа уголовного судопроизводства.

По общему правилу действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом. Каждый осужденный имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном гл. 43-45,48 и 49 УПК'.

В настоящее время в Российской Федерации сложилась устойчивая система органов государственной власти, наделенных компетенцией по разрешению жалоб и заявлений как физических, так и юридических лиц.

Применительно к действующему законодательству (ст. 123 УПК) на досудебных стадиях уголовного процесса осуществляются три основных вида деятельности по обеспечению законности и обоснованности процессуальных решений и действий (бездействия): ведомственный контроль, прокурорский надзор и судебный контроль.

Данные самостоятельные виды процессуальной деятельности имеют как некоторые общие, так и частные, специфические для каждого вида в отдельности, характеристики. Общее в механизме обеспечения законности в стадии предварительного расследования проявляется в том, что в нем одновременно задействованы три субъекта: 1) руководитель следственного органа (ст.

39 УПК) или начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК), 2) прокурор (ст. 37 УПК) и 3) суд (ст. 29 УПК).

Согласно УПК руководитель следственного органа и начальник подразделения дознания осуществляют свои контрольные функции непосредственно и непрерывно.

В уголовном процессе они не только контролеры, но и его активные участники, поскольку наделены не только правом дачи обязательных для подчиненных им следователей, дознавателей указаний, но могут лично выполнять следственные действия в том объеме, который считают необходимым (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК).

В целях оперативного восстановления нарушенных прав участников процесса руководитель следственного органа уполномочен разрешать отводы, заявленные следователю (п. 5 ч. 1 ст. 39 УПК), отстранять его от производства расследования (п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК), а также отменять любые незаконные или необоснованные постановления следователя (п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК).

Руководитель вышестоящего следственно органа вправе также отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования (п. 2.1 ч. 1 ст. 39 УПК).

Начальник подразделения дознания уполномочен:

  • — изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю (п. 2 ч. 1 ст. 40.1 УПК);
  • — отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства дознания (п. 3 ч. 1 ст. 40.1 УПК);
  • — вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 40.1 УПК).

Уникальной формой ведомственного контроля является институт «следователя-криминалиста» (п. 40.1 ст. 5 УПК). Следователь-криминалист — это своего рода синтез «уполномоченного», «комиссара», руководителя следственного органа и следователя — «играющий тренер».

Следователь-криминалист — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать в производстве отдельных следственных действий и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству.

Учреждение института следователя-криминалиста обусловлено необходимостью оказания практической помощи на местах следователям, которые не обладают навыками производства предварительного расследования по отдельным категориям уголовных дел.

Практика свидетельствует, что эффективно организованный ведомственный контроль позволяет практически не только быстро и полно восстанавливать нарушенные права участников процесса, но и практически полностью исключить нарушения законодательства лицами, осуществляющими предварительное расследование.

В соответствии с УПК прокурор осуществляет надзор за всеми видами предварительного расследования.

Более того, он наделен исключительными правами в стадии возбуждения уголовного дела и на этапе утверждения обвинительного заключения (обвинительного акта), поскольку именно от него зависит решение вопросов о законности возбуждения уголовного дела и о качестве проведенного предварительного расследования.

При этом современный законодатель дифференцирует полномочия прокурора в зависимости от вида предварительного расследования.

За ходом предварительного следствия прокурор надзирает как бы со стороны, ибо законодатель даже ограничил его право на ознакомление с материалами уголовного дела (ч. 2.1 ст. 37 УПК).

В то же время, при проведении дознания за прокурором закреплены не только надзорные, но и организационные функции.

Ограничение организационных функций прокурора при осуществлении им надзора за органами предварительного расследования обусловило появление такого акта прокурорского реагирования, как требование устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 36 УПК).

Анализ эволюции процессуального законодательства, регламентирующего надзорные полномочия прокурора, показывает, что в последние годы (2007-2010) законодатель сосредоточился на поиске баланса между ведомственным контролем и прокурорским надзором. Оптимизация данного баланса позволит резко повысить эффективность защиты прав и законных интересов участников процесса в стадии предварительного расследования преступлений.

Сказанное означает, что решения и действия (бездействие) лиц, осуществляющих предварительное расследование, могут быть обжалованы соответствующим руководителям следственных органов, начальникам подразделений дознания. Решения и действия (бездействие) прокуроров могут быть обжалованы вышестоящим прокурорам.

Решения, действия (бездействие) всех без исключения должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, а равно прокуроров могут быть обжалованы в суд.

Судебные решения в свою очередь могут быть обжалованы в суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, они могут быть пересмотрены ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Значительный объем судебно-контрольных производств обусловил дальнейшее развитие такого процессуального понятия, как «судебное решение» (п. 53.1 ст. 5 УПК).

Под таковым понимается фактически любое судебное постановление суда. Ввиду сложной иерархичности структуры судебных решений в законе предусмотрена их дифференциация на «итоговые» (п. 53.2 ст.

5 УПК) и «промежуточные» (п. 53.3 ст. 5 УПК).

Поскольку вопрос о делении судебных решений на «итоговые» и «промежуточные» законодателем обозначен лишь контурно, стройной доктрины такого деления в российской процессуалистике пока нет, Пленум Верховного Суда РФ постановил следующее.

Под итоговым судебным решением, вынесенным при производстве по уголовному делу в суде уровня субъекта РФ (соответствующем военном суде) в качестве суда первой инстанции, следует понимать (п. 53.1 ст. 5 УПК):

  • 1) приговор, определение, постановление суда, которыми уголовное дело разрешается по существу, либо
  • 2) определение, постановление суда, вынесением которых завершается производство по уголовному делу в отношении конкретного лица.

К числу таких судебных решений относятся: оправдательный и обвинительный приговоры, определение, постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным УПК, определение, постановление о применении или об отказе в применении принудительных мер медицинского характера и другие судебные решения.

Все иные определения и постановления, вынесенные при производстве по уголовному делу в суде уровня субъекта РФ (соответствующем военном суде) в качестве суда первой инстанции, включая и производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, которыми уголовное дело не разрешается по существу и не завершается производство по уголовному делу, являются промежуточными судебными решениями (п. 53.2 ст. 5 УПК).

Положения гл. 45.1 УПК в период с 1 мая 2011 г. по 31 декабря 2012 г.

применяются исключительно в части пересмотра в апелляционном порядке не вступивших в законную силу промежуточных судебных решений верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, вынесенных начиная с 1 мая 2011 г.

при производстве по уголовному делу в качестве суда первой инстанции и подлежащих самостоятельному обжалованию до вынесения итогового судебного решения по уголовному делу, а также при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора. Функции апелляционных инстанций в данном случае выполняют судебные коллегии по уголовным делам этих же судов.

Не вступившие в законную силу промежуточные судебные решения мировых судей, районных судов, гарнизонных военных судов, Верховного Суда РФ, подлежащие самостоятельному обжалованию до вынесения итогового судебного решения по уголовному делу, а также не вступившие в законную силу итоговые судебные решения всех судов, вынесенные в период с 1 мая 2011 г. по 31 декабря 2012 г., обжалуются и пересматриваются в порядке, установленном гл. 43-45 УПК.

Положение ст.

123 Конституции РФ в ее конституционно-правовом истолковании не допускает отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Подробно механизм обжалования процессуальных решений регламентирован в гл. 16 УПК «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство».

Источник: https://studme.org/175306079702/pravo/garantii_realizatsii_konstitutsionnogo_prava_obzhalovanie_ugolovnom_sudoproizvodstve

Международно-правовые стандарты и реализация права на апелляцию по уголовным делам в российском уголовном процессе: доктринально-правовая оценка соответствия

Конституционное право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом

(Шугуров М. В.) («Международное уголовное право и международная юстиция», 2009, N 3)

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ СТАНДАРТЫ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА НА АПЕЛЛЯЦИЮ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ДОКТРИНАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА СООТВЕТСТВИЯ

М. В. ШУГУРОВ

Шугуров М. В., профессор Саратовской государственной академии права, доктор философских наук.

Статья посвящена исследованию порядка апелляции по уголовным делам как основного способа обжалования судебных решений. Предложено распространить процедуру апелляции на все судебные решения, принимаемые судом первой инстанции. Проведено сравнительное исследование российской апелляции и международно-правовых стандартов данной деятельности.

Право на апелляцию по уголовным делам (right of appeal in criminal matters), включающее в себя право на обжалование и пересмотр приговора и наказания в вышестоящей судебной инстанции, является одним из важнейших международно признанных прав человека в области уголовного судопроизводства и имеет непреходящую правовую ценность.

Данное право непосредственно связано с правом на судебную защиту и конкретизирует его. Одновременно право на апелляцию в сфере уголовного судопроизводства представляет собой самостоятельный международно-правовой стандарт, т. е. обязательство государств неукоснительно признавать и обеспечивать данное право.

Ввиду различных социально-экономических условий и политико-правовых культур законодательная и судебная имплементация данного международно-правового стандарта в каждой стране имеет свои особенности.

В связи с сосредоточением внимания международного правозащитного сообщества на вопросах совершенствования контрольно-имплементационных механизмов в целях полного и эффективного осуществления заявленных в качестве высших ценностей прав и свобод человека практическую и теоретическую значимость приобретают вопросы соответствия международным стандартам тех законодательных и судебных мер, которые государства предпринимают для обеспечения международно признанных прав и свобод человека. Принимаемые меры следует рассматривать как ценности-средства, осуществляемые для достижения ценностей-целей и подлежащие не только объективному рассмотрению, но и правовой оценке. В современном российском уголовном процессе право на пересмотр приговора реализуется в рамках системы пересмотра и проверки судебных решений, охватываемой апелляционным, кассационным, надзорным производством и производством по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство предусматривает право каждого осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом, в порядке, установленном главами 43 — 45, 48 и 49 УПК (ч. 2 ст. 19 УПК). Определяется, что действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящим Кодексом (ч. 1 ст. 19 УПК РФ). Наибольшая эффективность в реализации указанного права характерна для обычного производства в суде второй инстанции, что соответствует позициям Европейского суда по правам человека, не признающего надзорную инстанцию средством эффективной правовой защиты перед официальными властями и не распространяющего на нее принцип «двух инстанций». Поэтому собственно право на апелляцию представляет собой право на пересмотр приговора и осуждения именно во второй инстанции. Российское уголовно-процессуальное законодательство, исходя из международно-правовых стандартов и положений Конституции РФ (ч. 3 ст. 50), гарантирует право на апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу (ч. 1 ст. 354). В российской правовой системе назначение апелляционной уголовно-правовой формы обжалования судебных решений, не вступивших в законную силу, заключается в выявлении и исправлении фактических и правовых ошибок, допущенных в суде первой инстанции. Целью кассационного производства является формирование единообразной практики применения закона. Для реализации указанных задач первая форма обладает следующими характеристиками: с точки зрения компетенции суд наделяется правом по изменению, отмене обжалуемого решения в любой его части по основаниям незаконности, необоснованности, несправедливости, а также по оставлению его в силе. Помимо этого апелляционная инстанция правомочна выносить новый приговор. Вторая форма обжалования — кассация — основывается на том, что суд компетентен изменять, отменять, оставлять в силе обжалуемое решение в части формального соблюдения уголовного и уголовно-процессуального закона. Инструментарием выступает порядок разбирательства уголовного дела, не содержащий непосредственного исследования доказательств. Обе уголовно-процессуальные формы являются ординарными. В целом апелляционное и кассационное производства выполняют важные функции пересмотра и проверки судебных решений, вынесенных судами нижестоящей инстанции, что является дополнительной гарантией права на судебную защиту и важнейшей гарантией осуществления прав участников судопроизводства против совершения ошибок. Термин «апелляция» в переводе с латинского языка буквально означает «вызывать в суд», «обращаться к высшему суду». В настоящее время апелляция является одной из форм обжалования судебных решений в уголовном, гражданском и арбитражном процессе и является важным средством в руках вышестоящих судов для исправления ошибок в деятельности нижестоящих судов. Принесение апелляционной жалобы влечет за собой пересмотр установления фактических обстоятельств дела и правовых вопросов вышестоящим судом, который либо утверждает обжалованное судебное решение, либо отменяет его и постановляет новое решение. Сущность апелляции заключается в пересмотре вышестоящим судом существа решения нижестоящего суда с новой проверкой ранее рассмотренных и вновь представленных доказательств. В уголовном судопроизводстве апелляция понимается как жалоба, как форма обжалования и как стадия уголовного процесса. Утвержденное в российском уголовном процессе апелляционное производство отнесено к производству во второй инстанции, а не к производству у мирового судьи, что подчеркивает его самостоятельное значение. Это привнесло новые моменты в само производство в суде второй инстанции. Вместе с тем высказывается точка зрения о том, что апелляционная инстанция, введенная в российское уголовное судопроизводство одновременно с институтом мировых судей, не может существовать в отрыве от последнего и является связующим звеном между мировыми судами и судами общей юрисдикции . Полагаем, что с этим выводом следует согласиться. Суды второй инстанции — апелляционный и кассационный — являются федеральными, тогда как мировой суд, который рассматривает ряд уголовных дел по первой инстанции, является судом субъектов Российской Федерации. ——————————— См.: Динер А. А., Мартыняхин Л. Ф., Сенин Н. Н. Апелляционное производство в российском уголовном процессе: Научно-практическое пособие. М., 2003. С. 14.

Если обратиться в историко-правовом аспекте к устройству судебной системы в Российской империи, то второй инстанцией, пересматривавшей в апелляционном порядке не вступившие в законную силу и в кассационном порядке вступившие в законную силу решения мировых судей, выступал мировой съезд . Изолированность мирового суда от судов общих судебных установлений не была абсолютной.

Кассационный департамент Правительствующего сената являлся кассационной инстанцией по отношению к решениям мировых съездов. Апелляционное производство, известное правовой системе дореволюционной России, по-разному оценивалось в юридической среде. Ряд авторов (М. Духовский, Н. Розин, К. Постовский, А.

Фон-Резон) полагали, что апелляционное производство связано с недоверием к судам первой инстанции и колеблет авторитет суда. Одновременно с этим, например, М. Духовский предлагал рассмотрение уголовного дела в первой инстанции профессиональными судьями. Широкое распространение имела и теория осуществления рассмотрения всех уголовных дел судом присяжных (И. Фойницкий). ——————————— См.

: Шутило О. В. Мировая юстиция в России (вторая половина XIX — начало XX в). Саратов, 2009. С. 87 — 90.

Определенное недоверие к апелляционному рассмотрению уголовных дел присуще и современным исследователям. Например, С. Ширинский полагает, что апелляция приводит к снижению ответственности судов первой инстанции . С другой стороны, нельзя не замечать и того обстоятельства, что апелляционная проверка призвана содействовать повышению ответственности судов первой инстанции.

Как справедливо отмечает Н. В. Сидорова, «возможно, апелляция в большей мере, чем иные формы обжалования, оказывает влияние на доверие к суду первой инстанции. Однако она имеет одно преимущество, не свойственное другим формам, — возможность исправить любую ошибку, допущенную в суде первой инстанции» . Без апелляционного производства ошибки в приговорах не могли бы быть устранены.

Учреждение и обеспечение эффективности данного производства является задачей любой судебной системы. Вкратце отметим, что советские процессуалисты преимущественно выступали против апелляции, усматривая в ней элементы буржуазной судебной системы (Н. Калашникова, А. Ривлин). Действительно, апелляция была несовместима с доктриной «народного суда».

В современном российском уголовном судопроизводстве апелляция полностью отвечает требованию устранения судебной ошибки. Во многом этому способствует введение непосредственного исследования как новых, так и имеющихся в деле доказательств. ——————————— См.: Ширинский С. Нужен ли нам апелляционный суд? // Российская юстиция. 1996. N 6. С. 63. Сидорова Н. В.

Апелляция в системе производств в суде второй инстанции в уголовном процессе России. Томск, 2006. С. 16.

Апелляция как стадия уголовного процесса имеет корни не только в традициях национальных судебных систем, но и со второй половины XX в. в международно-правовых стандартах, содержащихся в международных соглашениях по правам человека. Это обстоятельство призвано подчеркнуть ту роль, которую в национальных судебных и в целом в правовых системах имеют общепризнанные права человека.

Всеобщая Декларация прав человека провозглашает, что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением требований справедливости независимым и беспристрастным судом (ст. 10).

В последующих международных актах по правам человека было осуществлено развитие данного права. В частности, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. в ч. 5 ст. 14 закрепляет право каждого осужденного за какое-либо преступление на пересмотр осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией согласно закону.

Такое же право закреплено и в региональных международных актах по правам человека, например в Конвенции Содружества Независимых Государств о правах человека и основных свободах 1995 г. Причем по сравнению с другими международно-правовыми актами по правам человека здесь предусматривается широкий характер содержания данного права.

Оно включает в себя также право осужденного просить о помиловании или смягчении наказания (п. 2 ст. 7 Конвенции СНГ о правах человека 1995 г.). Следует согласиться с тем, что «право на помилование или смягчение наказания значительно усиливает гарантии права человека на справедливое судебное разбирательство, а поэтому должно быть учтено в выводимом стандарте» .

——————————— Егоров С. Е. Права человека в уголовном процессе: международные стандарты и российское законодательство. М., 2006. С. 179.

Источник: http://center-bereg.ru/o3441.html

Конституционное право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом: понятие и значение

Конституционное право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом

Учитываяособую опасность осуждения невиновногоили назначения ему несправедливогонаказания, в ч. 3 ст. 50 Конституциизаписано: «Каждый осужденный запреступление имеет право на пересмотрприговора вышестоящим судом в порядке,установленном фед. законом». Согласноэтой норме + ч. 1 ст. 46 «Каждому гарантируетсясудебная защита его прав и свобод», ст.

19 УПК РФ «Право на обжалованиепроцессуальных действий и решений»заинтересованные лица имеют возможностьдобиваться исправления допущенныхсудами ошибок, получить право нарассмотрение их дел как минимум 2-мясудебными инстанциями, посколькуправосудие по самой совей сути признаетсятаковым лишь при условии, если оноотвечает требованиям справедливостии обеспечивает эффективное восстановлениев правах.

Однимиз процессуальных средств суд. защитыявл. возможность исправления судебныхошибок путем пересмотра приговоров,определений и постановлений. УПКпредусматривает пересмотр не вступившихв зак. силу решений суда в апел. и кассац.порядке, вступивших в законную силу -в порядке надзора.

Для возбуждениянадзорного пр-ва требуется вынесениесудом соответствующего решения, самиже надзорные жалобы и представления неявляются достаточным поводом к возбуждениюпр-ва в суде надзорной инстанции (ч.3 ст.406 УПК).

По этой причине Европейский Судпо правам человека исходит из того, чторассмотрение дела судом второй инстанциии вступление суд.

решения в законнуюсилу означает исчерпание внутригосударственныхсредств правовой защиты в РФ, а пересмотрдела в порядке надзора не считаетсядоступным и эффективным (п. 1 ст. 35Европейской конвенции о защите правчеловека и основных свобод).

Апелляционноеи кассационное пр-ва (т.е. 2-я инстанция)«рассматриваютсяв качестве эффективных средств правовойзащиты, т.к. у сторон есть право самимначать процедуру обжалования решения,которое не зависит от усмотренияпубличных властей» (Решение Европ. Судапо правам человека).

Правона обжалование суд. решений естьреализация конституционного права наобжалование в суд решений и действий(бездействий) органов гос. власти идолжностных лиц (ч. 2 ст. 46 Конст. РФ).

Порядок проверки законности иобоснованности приговора, определенияили постановления суда должен бытьтаким, чтобы вышестоящий суд не вторгалсяв прерогативы суда первой инстанции,не нарушал принципа независимости судейи подчинения их только закону и в то жевремя обеспечивал права и интересы всехучастников процесса.

Виды проверки судебных решений, не вступивших в законную силу, в уголовном судопроизводстве: история и современность

Кобычным порядкам обжалования относятсяапелляционное, кассационное обжалованиеприговора и частное обжалование. Апел.и касс.

обжалование рассчитано напроверку не вступившего в законную силуприговора или иного решения, вынесенногопо существу дела, а частное обжалование– на проверку определений суда илипостановлений судьи по отдельнымправовым вопросам, в т.ч. вынесенных походу суд. разбирательства еще до окончаниярассмотрения дела.

ПослеОктябрьской революции Декретом «О суде»№ 1 апелляция была упразднена, единственнымспособом пересмотра приговоров былаустановлена кассация.

Завесь период советского законодательствакассационное пр-во претерпевало различныеизменения, в результате чего явиласьновая форма приговоров, не вступившихв законную силу, соединяющая в себеэлементы и апелляции, и кассации ссохранением названия «кассационноепр-во».

Кассационноепр-во сформировалось в УПК РСФСР с ярковыраженным публичным приоритетом и сограниченными возможностями использованияпри рассмотрении дела в кассационномпорядке состязательности и равноправиясторон.

Обоснованностьприговора вышестоящие суды проверялитолько по письменным материалам дела,не исследуя непосредственно док-ва.Обычно рассмотрение жалобы происходилобез участия осужденного или оправданного.

Вызов в заседание осужденного, наход.под стражей, зависел от усмотрения судаи на практике встречался крайне редко.

Суд был вправе прийти к новым выводамо доказанности/недоказанности обвинения,чем суд 1-й инстанции, и в результатеотменить/изменить приговор.

Суд,проверяя обоснованность приговора пожалобе осужденного, имел право вревизионном порядке отменить приговори направить дело для нового расследования,и обвинение могло быть изменено на болеетяжкое, чем по первому пр-ву. Этоограничивало свободу обжалования.

Этоткассационный порядок не мог быть сохраненприменительно к введенному в РФ в 1993 г.

суду присяжных, где вопросы существадела решаются в вердикте присяжных,которые не мотивируют свой вердикт и,тем самым, исключают для вышестоящегосуда возможность оценкиобоснованности/необоснованностивердикта присяжных заседателей.

Дополнительно был введен особый порядоккасс. пр-ва для приговоров суда присяжных(проверка только процессуальной формы+ правильность применения норм УК).

ВУПК предусмотрено апелл. обжалованиеприговоров мирового судьи и касс. – длявсех остальных судов.

Источник: https://studfiles.net/preview/6706191/page:89/

Право на пересмотр приговора

Конституционное право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом

Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом, а также на просьбу о помиловании или смягчении наказания. Пересмотр приговора — необходимая гарантия против судебных ошибок, порядок его осуществления регулируется Уголовно-процессуальным кодексом.

Помилование — освобождение от наказания или замена его другим, более мягким наказанием. Осужденный вправе просить об этом, а право осуществлять помилование принадлежит Президенту РФ. Поэтому отказ в просьбе о помиловании не может быть обжалован.

В соответствии со ст. 51 Конституции РФ человека нельзя принуждать к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

От него нельзя также требовать свидетельств против супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Уголовно-процессуальный кодекс включает в их число родителей, детей, родных братьев и сестер, усыновителей и усыновленных, дедушек, бабушек, внуков, супруга, супругу.

Следовательно, человек вправе отказываться от дачи показаний, если эти показания уличают его и его близких родственников в совершении преступления, т. е. могут быть использованы против его интересов.

Закон может устанавливать и иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания, такие случаи указаны в Уголовно-процессуальном кодексе.

Права потерпевших от преступлений и злоупотребления властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ).

Так, закон (Уголовно-процессуальный кодекс) охраняет права потерпевших от преступления, предоставляет им определенные процессуальные права (они имеют право участвовать в судебном разбирательстве, знакомиться со всеми материалами дела и др.). Ряд уголовных дел (клевета, оскорбление и т. п.

) подлежит возбуждению только по жалобе потерпевшего, от потерпевшего зависит и прекращение этих дел в случае примирения с обвиняемым. Но некоторые дела, начинаясь по жалобе потерпевшего (изнасилование, нарушение авторских прав и проч.

), не могут быть прекращены по его желанию вследствие их повышенной общественной опасности.

Лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, имеет право потребовать возмещения этого ущерба. Соответствующий гражданский иск рассматривается вместе с уголовным делом.

Но права потерпевшего гарантируются Конституцией также в отношении «злоупотребления властью», что означает возможность судебного обжалования действий должностного лица, которые, даже не являясь преступлением, нарушают закон. К тому же каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53).

Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (в редакции от 7 февраля 2017 г.

) установлена система мер государственной защиты потерпевших, свидетелей, экспертов, частных обвинителей, законных представителей и других лиц, включающая меры безопасности и социальной защиты, а также с соблюдением конфиденциальности сведений о защищаемом лице.

Основанием применения мер безопасности являются данные о наличии реальной угрозы безопасности защищаемого лица, уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве. В соответствии с названным Законом постановлением Правительства РФ (в редакции от 10 сентября 2016 г.

) утверждены Правила применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Финансовое и материально-техническое обеспечение мер безопасности осуществляется за счет средств Государственной программы обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Динамичность жизни порождает потребность в изменении законов. Они могут меняться в сторону усиления или, наоборот, ослабления ответственности за какие-то деяния.

Но это порождает опасность того, что человека, совершившего правонарушение, спустя некоторое время привлекут к ответственности по закону, который не действовал в момент совершения правонарушения. Чтобы этого не происходило, Конституция РФ (ст.

54) закрепляет общеизвестную в демократическом праве гарантию: закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Если же принимается закон, отменяющий или смягчающий ответственность, то в соответствии с принципом гуманизма сила нового закона как раз признается. Конституционная гарантия в этом случае устанавливает: если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон. Эти правила действия закона имеют силу для всех отраслей права.

Источник: https://studref.com/316673/pravo/pravo_peresmotr_prigovora

Юрист Воеводин
Добавить комментарий