Явка с повинной без участия адвоката недопустимое доказательство

Явка с повинной как доказательство и ее новые перспективы

Явка с повинной без участия адвоката недопустимое доказательство

27 декабря 2016 г.

В Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна быть учтена новая ситуация

Верховный Суд РФ поставил долгожданную точку в длительном споре о нуллификации явки с повинной как доказательства в ее нынешнем виде. Тем самым увенчались успехом усилия ФПА РФ и адвокатов, которые следовало бы учесть в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Месяц назад оперативные сотрудники страны, читающие юридические новости, с прискорбием отметили п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре»: « В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видно, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника даже тогда, когда лицо желает от него отказаться. Данное положение создало серьезные трудности для недобросовестных должностных лиц в реализации их намерений использовать явки с повинной как доказательство обвинения. Но такую достойную уважения  позицию Верховный Суд РФ занимал не всегда.

Так, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. № 310п00пр по делу Слюсаренко, Али-Заде и др.: «Суд ошибочно исключил из разбирательства явку с повинной в связи с неразъяснением ст. 51 Конституции РФ».

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 3. С. 16–17).

В соответствии с Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп: « В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».

(СПС «КонсультантПлюс»). Таким образом, согласно сложившейся практике Верховный Суд РФ и нижестоящие суды ранее полагали, что при получении явки с повинной разъяснять право не свидетельствовать против себя самого и право на приглашение защитника не требуется, поскольку по смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной есть добровольное сообщение лица о совершенном преступлении, а присутствие адвоката при ее написании не является обязательным. Эта позиция включала зеленый свет для массового получения оперативными сотрудниками такого доказательства, как явка с повинной. Подписантам явок на всю оставшуюся жизнь  запомнилось, как их принудительно доставляли в правоохранительный орган, а потом обрушивали всю мощь оперативного непроцессуального убеждения и принуждения. После чего многие были готовы делать любые признания. А поскольку в распоряжении оперативных сотрудников иных процессуальных средств фиксации показаний не было, они оформляли эти признания как явку с повинной, стимулируя задержанных тем, что их позитивное поведение будет обязательно учтено на суде. Внешне получалось, что гражданин, движимый угрызениями совести, пришел в правоохранительный орган и добровольно рассказал о совершенном им  преступлении. Судьи верили в эту красивую историю даже тогда, когда подсудимые отказывались от написанных явок с повинной, объясняя их невыносимыми пытками. В пытки же наши судьи  верили крайне редко, а явки с повинной как доказательства принимали достаточно часто и охотно. Такое происходило до тех пор, пока  на помощь не пришел Европейский суд по правам человека.

В своем Постановлении от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v.

Russia, жалоба № 72250/01) ЕСПЧ указал, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления явки с повинной, добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что  согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого, содержавшие разъяснения ст. 51 Конституции РФ, не были приняты Европейским судом (см. п. 128 ).

При этом Европейский суд указал: «Что касается утверждения властей Российской Федерации о том, что присутствие защитника при получении признательных показаний не являлось обязательным согласно национальному законодательству, Европейский суд напоминает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 16 июля 1971 г. по делу “Рингейзен против Австрииˮ (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, № 13)» (см. п. 139).

В дополнение к этому Европейский суд подчеркнул, что помощь адвоката на ранней стадии является частью процессуальных гарантий, которым придается особое значение при рассмотрении вопроса о том, умалялась ли в данной процедуре сущность привилегии не свидетельствовать против себя (Постановление Европейского суда (вынесено Большой Палатой) от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии», Постановление Европейского суда от 2 августа 2005 г. по делу «Колу против Турции»). В связи с этим использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление Европейского суда от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

Имея в виду приведенную правовую позицию, ФПА РФ в отзыве на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами России уголовного наказания» в ноябре 2015 г.

указывала: «Если лицо отрицает факт добровольности заявления о явке с повинной, суду следует проверять доводы подсудимого об обстоятельствах, при которых было сделано заявление о явке с повинной, в том числе о соблюдении права лица на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником, в случае если ее написанию предшествовало фактическое задержание лица сотрудниками правоохранительного органа».

Отрадно, что спустя год, хотя бы и в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – «О судебном приговоре», важное для тысяч российских граждан положение получило свое отражение. В качестве окончательного закрепления отстаиваемой позиции Европейский суд 3 ноября 2016 г. коммуницировал ряд сходных жалоб (в том числе и по моей жалобе «Лозовский против России»)  и уведомил об этом  Правительство РФ. В данных жалобах приводились аналогичные доводы о том, что явки с повинной, которые впоследствии были положены в основу обвинительных приговоров, были написаны в отсутствие защитников и при обстоятельствах, позволяющих сомневаться в их добровольном характере. В связи с тем, что сложилась новая процессуальная ситуация, где легитимизация явок с повинной возможна только при участии адвокатов, требуется учет этого обстоятельства в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Представляется, что в Стандарте следует прописать в минимальном виде алгоритм действий адвоката-защитника в том случае, если доставленное  в правоохранительный орган или задержанное лицо изъявит желание написать явку с повинной, дабы обеспечить реализацию предусмотренных процессуальных прав и исключить предварительное принуждение.

Если данную важную сферу процессуальных правоотношений оставить без внимания, то наши оппоненты при попустительстве некоторых наших коллег легко найдут противоправный обходной маршрут и сведут на нет благие устремления  Европейского суда и Верховного Суда РФ.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/yavka-s-povinnoy-kak-dokazatelstvo-i-ee-novye-perspektivy/

Явка с повинной – только с адвокатом или под видеозапись

Явка с повинной без участия адвоката недопустимое доказательство

23 января в Госдуму внесен законопроект № 631546-7, которым предлагается внести в уголовно-процессуальное законодательство поправки, устанавливающие новый порядок заявления о явке с повинной.

законопроекта

Поправки дополняют ст. 142 УПК новой ч. 3, согласно которой заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника, а в его отсутствие процесс принятия такого документа подлежит обязательной видеофиксации.

Явка с повинной, полученная в нарушение вышеуказанных требований, будет считаться недопустимым доказательством исходя из п. 2.2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

В этой связи начало участия адвоката в уголовном деле будет определяться также моментом заявления лица о явке с повинной в соответствии с новым порядком.

Как следует из пояснительной записки, сейчас УПК РФ четко не регламентирует порядок получения первоначальных признательных показаний, оформляемых в форме заявления или протокола о явке с повинной, а также не требует обязательного присутствия адвоката при этом. Такой порядок входит в конфликт с иммунитетом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, так как лицо, добровольно сообщившее о совершении преступления, умышленно отказывается от своего права не свидетельствовать против себя самого.

Авторы законопроекта с сожалением отметили, что при нарушении принципа добровольности, которое нередко встречается на практике, лицо не имеет возможности защитить свои процессуальные и конституционные права. Такое положение дел часто ставит необходимость получения признательных показаний от подозреваемого в совершении преступления выше системы правосудия.

ЕСПЧ: Любые показания, добытые под принуждением, недопустимыЕвропейский Суд присудил двум заявителям 50 тыс. евро за незаконное лишение свободы и принуждение к даче показаний

«В результате имеют место случаи составления непосредственно сотрудниками органов предварительного следствия заявления или протокола о явке с повинной, подписываемого впоследствии лицом в результате оказанного психологического давления или использования процессуальной неосведомленности лица.

С целью скорейшего раскрытия деяния лицо может умышленно вводиться в заблуждение сотрудниками правоохранительных органов, которые обещают снисхождение в наказании.

При этом невозможно осуществить контроль за действиями сотрудников правоохранительных органов и обеспечить соблюдение конституционных прав граждан», – отмечено в пояснительной записке.

Присутствие адвоката – процессуальная гарантия от произвола

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай полностью поддержал авторов законопроекта как в части того, что на практике встречаются случаи, когда явка с повинной в действительности таковой не является, так и способа, предлагаемого ими для решения данной насущной проблемы.

«Представители правоохранительной системы, вне всяких сомнений, приложат все возможные усилия, чтобы данный законопроект не стал частью УПК как минимум по двум причинам», – отметил он.

В качестве первой причины адвокат сослался на массовые случаи, перечисленные в пояснительной записке к законопроекту, когда явка с повинной таковой не является.

«Тексты “явок” заранее подготавливаются работниками следствия различными методами, приемами и способами, как законными, так и незаконными, а граждане принуждаются к их подписанию, порой даже не читая содержания документа», – пояснил адвокат.

По мнению Юлия Тая, следствие также будет приводить весьма резонные доводы о том, что даже когда явка с повинной будет являться истинной волей гражданина (не под давлением), адвокаты будут отговаривать таких граждан от ее дачи, что снизит скорость и качество расследования.

«При этом необходимо отметить креативность предложенной авторами альтернативы, когда в случае отсутствия адвоката в любом случае должна применяться видеозапись», – отметил эксперт.

Он полагает, что это, безусловно, не защитит в полном объеме интересы заявителей, но как минимум будет препятствовать оформлению заявлений о явке с повинной с очевидными пороками воли и давления со стороны следственных органов.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвал законопроект очень важным и полезным, так как он позволяет решить застарелую проблему придания доказательственной силы явкам с повинной, нередко получаемым от подозреваемых с использованием недозволенных средств. «Обязательное участие адвоката при написании явки с повинной станет процессуальной гарантией от произвола следственно-оперативных сотрудников, а отсутствие защитника приведет к недопустимости соответствующего протокола», – пояснил он.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Дмитрий Данилов поддержал законопроект, отметив, что участие защитника при явке с повинной является важнейшей гарантией обеспечения прав лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

Он заметил, что утверждение о том, что ст.

142 УПК не предполагает присутствия адвоката при явке с повинной, можно встретить не только в постановлениях судов первой инстанции, но и в решениях Конституционного Суда РФ, что говорит о недостатках действующего правового регулирования.

«С другой стороны, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном приговоре от 29 ноября 2016 г. № 55 предложен один из путей решения этого вопроса.

Пленум разъяснил, что если явка с повинной является доказательством по уголовному делу, то суду надлежит проверить, разъяснялись ли “явившемуся” его права не свидетельствовать против себя и пользоваться услугами адвоката.

При этом на практике встречались случаи, когда суды признавали явку с повинной недопустимым доказательством, если такие права не разъяснялись», – пояснил эксперт.

В то же время Дмитрий Данилов отметил, что указанные ситуации скорее являются исключениями из правил, а не нормой. Обычно лицо, никогда не сталкивавшееся с особенностями уголовного права и процесса, полностью доверяет сотрудникам правоохранительных органов, не читая свои права и подписывая протокол явки с повинной.

«Уже в суде, осознав все последствия своей явки, обвиняемый использует все возможности, чтобы признать ее недопустимым доказательством.

К сожалению, при решении такого ходатайства допрашиваемые сотрудники поясняют, что явка получена законным способом, подсудимому все права разъяснялись, о чем свидетельствует его подпись, а суд, в свою очередь, приходит к выводу о допустимости явки с повинной», – указал юрист.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн согласился, что законопроект направлен на то, чтобы обеспечить лицо, намеревавшееся обратиться с явкой с повинной, процессуальной гарантией в виде участия защитника в соответствующей процедуре: «Такое лицо получит возможность проконсультироваться с адвокатом, выяснить все интересующие его вопросы, осознать последствия такого обращения, перепроверить информацию, которую ему сообщили третьи лица, и т.д.».

По мнению адвоката, участие защитника снизит количество случаев оказания незаконного воздействия на такое лицо, появится возможность оперативного реагирования на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов (проведение освидетельствования, обращение с заявлением о преступлении и т.д.).

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов отметил, что актуальность законопроекта обусловлена распространенной судебной практикой использования в качестве изобличающего обвиняемого (подсудимого) доказательства сделанного им заявления о явке с повинной при отсутствии гарантий добровольности таких заявлений. 

ЕСПЧ: Явка с повинной в отсутствие адвоката – нарушение Европейской конвенцииЕвропейский Суд признал несовершенство российского уголовно-процессуального закона, не предусматривающего присутствие адвоката при явке подозреваемого с повинной

«Отсутствие в УПК РФ нормы об обязательном участии защитника (адвоката) при приеме заявления о явке с повинной и специальной нормы, регламентирующей условия допустимости таких заявлений при использовании их в качестве средства доказывания, создает почву для злоупотреблений со стороны следственных органов путем принуждения подозреваемых к даче самоизобличающих сведений», – пояснил эксперт. По его словам, даже после вступления в дело защитника негативный эффект от изначального признательного заявления негативно влияет на результаты последующих следственных действий и итоги судебного разбирательства, что неоднократно признавал в своих постановлениях ЕСПЧ (например, Постановление по делу «Фефилов» против России» от 17 июля 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

Артем Осипов полагает, что использование таких заявлений в доказывании вопреки позиции обвиняемого должно создавать основание для признания всего судебного разбирательства несправедливым.

«Концептуально можно полностью поддержать предлагаемый законопроект ввиду нереалистичности идеи тотального запрета на использование рассматриваемых заявлений в качестве доказательств по уголовному делу, – отметил эксперт.

– Вместе с тем нельзя не отметить несколько слабых мест законопроекта, которые могут ослабить его прагматический потенциал».

запись – не альтернатива присутствию адвоката

В качестве упомянутых недостатков Артем Осипов перечислил отсутствие предложения о внесении изменений, касающихся правового статуса лица, явившегося с повинной, в чисто техническую по своему значению ст. 142 УПК РФ.

«Следовало бы нормативно закрепить признаваемые судебной практикой права данной категории субъектов на использование помощи защитника; на отказ от сообщения сведений против самого себя; на обжалование незаконных действий и решений лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Кроме того, на следователя (дознавателя) следовало бы нормативно возложить обязанность разъяснения лицу правовых последствий принятия от него заявления о явке с повинной, в том числе в случае последующего отказа от такого заявления».

Еще один недостаток законопроекта, по мнению эксперта, связан с отсутствием в нем перечня условий для замены защитника видеозаписью хода принятия заявления о явке с повинной: «Отсутствие такого уточнения создает неограниченные пределы усмотрения для следователей в подмене участия защитника применением видеозаписи, которая может вестись очень избирательно и не может заменить правовые советы адвоката». Артем Осипов отметил, что разработчикам законопроекта следовало бы уточнить, что замена защитника средствами видеозаписи возможна лишь в исключительных случаях, которые должны быть указаны в отдельном мотивированном решении лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Нвер Гаспарян также считает, что предложение о возможности явки с повинной в отсутствие защитника, но с применением видеозаписи – крайне неудачно. «Во-первых, обеспечить участие защитника сегодня несложно: повсюду действует порядок вызова адвоката по назначению.

Во-вторых, видеозапись никаким образом не спасает от того, что могло произойти до того, как она стала производиться. Ведь можно запугать гражданина, заставив его наговорить на камеру то, чего он не совершал», – отметил советник ФПА.

Он также сослался на практику ЕСПЧ, который в ряде своих постановлений высказывался о необходимости обеспечить право на защиту при написании явки с повинной, а видеозапись эту проблему не устраняет.

Аналогичную позицию против этого положения проекта высказал и Дмитрий Данилов. «Несмотря на благие цели этого предложения, оно не сможет искоренить все злоупотребления, допускаемые органами предварительного расследования.

Ведь нельзя исключить, что такая видеозапись может быть сделана после использования недозволительных методов, чтобы склонить лицо к явке с повинной и даче изобличающих его показаний.

Здесь нужно выяснить, с какого момента авторы законопроекта предлагают начать вести эту видеозапись», – отметил он.

Также Дмитрий Данилов с сожалением отметил, что полностью нивелировать возможность оказания незаконного воздействия с принятием этого закона не получится.

Евгений Рубинштейн добавил, что, как показывает практика, такое незаконное воздействие оказывается оперативными сотрудниками до посещения следователя лицом, заявляющим о явке с повинной.

«“Общение” оперативных сотрудников с ним происходит в отсутствие адвоката. Поэтому предлагаемая видеозапись процедуры явки с повинной в отсутствие защитника не окажет позитивного воздействия на правоприменение.

Наоборот, это исключение может стать правилом и перечеркнуть все благие начинания законодателя», – отметил адвокат.

По его мнению, если лицо добровольно желает сообщить правоохранительным органам о совершенном им преступлении, предлагаемые нововведения не усложнят явку с повинной.

«Такому лицу не обязательно заключать соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом, чтобы прийти в правоохранительные органы и сообщить о совершении им преступления.

Защитник ему будет назначен в порядке ст. 51 УПК РФ», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/yavka-s-povinnoy-tolko-s-advokatom-ili-pod-videozapis/

Явка с повинной – поправки в статьи УК РФ

Явка с повинной без участия адвоката недопустимое доказательство

Явка с повинной, согласно ст.142 УПК РФ, — это добровольное сообщение лицом о совершенном им преступлении. Согласно п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, явка с повинной отнесена к смягчающим наказание обстоятельствам. Кроме того, согласно ч. 1 ст.

62 УК РФ явка с повинной является одним из двух смягчающих наказание обстоятельств, при наличии которых в отсутствие отягчающих наказание обстоятельств назначенное наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее сурового наказания, предусмотренного соответствующей статьёй УК РФ; так, например, если гражданин сознался в совершении экономического преступления – уклонении от уплаты налогов с организации – максимум, что ему грозит – 16 месяцев лишения свободы (вместо максимальных 2 лет, предусмотренных ч.1 ст.199 УК РФ).

В конце января 2019 года в Госдуму РФ поступил законопроект № 631546-7, вносящий ряд изменений в институт явки с повинной. Самые важные нововведения заключаются в следующем:

  1. Теперь сделать явку с повинной граждане смогут лишь в присутствии защитника. Адвокат сможет разъяснить физлицу последствия таких действий, проконсультировать относительно прав и обязанностей, проконтролировать соблюдение сотрудниками правоохранительных органов прав гражданина и т.д. Кроме того, участие адвоката исключит случаи, когда явка с повинной будет делаться посредством давления, угроз, насилия со стороны правоохранителей.
  2. Явка с повинной по УК РФ может быть сделана и в отсутствие адвоката, но если весь процесс фиксируется при помощи видеосъемки.

Если явка с повинной будет осуществлена без адвоката или без видеозаписи, то заявление или протокол будут признаны недопустимыми доказательством и не будут использоваться при расследовании уголовного дела.

Изначальная цель поправок – обеспечить лицо, осуществляющее явку с повинной, гарантированной помощью адвоката и исключить случаи оформления явки с повинной под принуждением, в результате применения сотрудниками правоохранительных органов физического насилия или угроз.

Сами авторы законопроекта в своей пояснительной записке указали, что на практике распространены ситуации составления заявления или протокола о явке с повинной самими представителями правоохранительных органов. В дальнейшем такие документы (под действием насилия или по причине правовой неосведомлённости) подписываются гражданами, якобы сделавшими явку с повинной.

Доказать факт противоправного поведения правоохранителей и аннулировать такую явку фактически очень сложно.

Есть ли минусы у законопроекта о явке с повинной?

Необходимость обеспечения участия адвоката в процессе осуществления явки с повинной назрела уже давно.

Об этом говорили не только отечественные специалисты, но даже ЕСПЧ, утверждая, что суды не должны опираться на явку с повинной, оформленную без участия адвоката.

Поэтому, с одной стороны, поправки в статьи о явке с повинной воспринимаются позитивно. Однако инициатива имеет и спорный момент, который связан с видеофиксацией процесса явки с повинной.

В чем же его недостатки?

  1. Не исключены ситуации, когда правоохранители, решившие заранее «поработать» с гражданином противоправными способами, заставят физлицо давать нужные им показания после включения видеокамеры. Внешне все будет выглядеть вполне законно, но на деле не будет никаких официальных данных о том, как вели себя следователи и дознаватели до того, как была включена видеозапись. И доказать обратное будет очень сложно.
  2. Правоохранители будут стремиться использовать видеозапись как можно чаще, даже в тех случаях, когда есть возможность пригласить адвоката. Однако видеокамера, в отличие от адвоката, защитить права гражданина, дать ему разъяснения и рекомендации, не сможет. Получается, что граждане, дающие показания на видеокамеру и субъекты, делающие явку с повинной в присутствии адвоката, находятся априори в разных условиях.

Отсюда следует, что даже после принятия всех поправок, правовое положение лица, решившего признаться в совершении преступлении, не улучшится.

Провокации со стороны правоохранительных органов все равно возможны, поэтому рекомендуется пользоваться помощью опытного уголовного адвоката, причем не государственного, а частного.

Так называемые «карманные» адвокаты, назначенные следователем, дознавателем или судьей, могут находиться в сговоре с правоохранительными органами, поэтому реальной помощи от них может не поступить.

Так, помощь адвоката будет заключаться в следующем:

  1. Расскажет, что представляет собой явка с повинной, какие последствия она несет и чего ожидать гражданину после ее осуществления, объяснит, если необходимость в явке с повинной в данном конкретном случае
  2. Поможет подготовить заявление о явке с повинной.
  3. Проконтролирует всю процедуру, уделив внимание соблюдению правоохранителями прав доверителя.
  4. Окажет дальнейшую необходимую поддержку.

Если явка с повинной была сфабрикована, специалист добьется удовлетворения ходатайства об исключении явки с повинной из доказательств по делу.

Для этого будет осуществлен сбор необходимых доказательств, например, справок из медицинских учреждений, свидетельствующих о физическом насилии.

Также при незаконных действиях следователя (дознавателя) возможна подача жалобы вышестоящему должностному лицу, прокурору или в суд. Если жалоба будет признана обоснованной, явка с повинной будет исключена из уголовного дела.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/yavka-s-povinnoy-gryadut-novye-pravila.html

Особенности принятия явки с повинной у несовершеннолетних

Явка с повинной без участия адвоката недопустимое доказательство

О.Л.Кузьмина, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Явка с повинной, право несовершеннолетнего на защиту, участие законного представителя несовершеннолетнего, участие педагога и психолога.

В статье рассматриваются вопросы, связанные с принятием заявления о явке с повинной у несовершеннолетнего в свете требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ.

Исследуются проблемы обеспечения прав и свобод несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства при оформлении явки с повинной. Делается вывод о том, что при явке с повинной несовершеннолетнему должна быть обеспечена помощь защитника.

Предлагаются меры по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, касающиеся рассматриваемой проблематики.

Вопросы обеспечения прав и свобод несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве, в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела, исследуются многими учеными [1-3].

Ряд проблем в данной области обусловлен неоднозначным пониманием института явки с повинной в уголовном судопроизводстве, которая является не только поводом для возбуждения уголовного дела, но и доказательством со стороны обвинения.

Исследуя судебную практику по данному вопросу, следует отметить, что до принятия Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. № 55 «О Судебном приговоре» суды рассматривали явку с повинной в качестве доказательства, руководствуясь следующими положениями:

1) при составлении заявления о явке с повинной присутствие адвоката для защиты прав заявителя законом не предусмотрено;

2) заявление о явке с повинной не является показаниями подозреваемого или обвиняемого, и, соответственно, отказ от данных, указанных в заявление о явке с повинной, не влечет за собой признания доказательства недопустимым на основании п. 1. ч. 2 ст. 75 УПК РФ [4-7] .

Суды, оценивая явку с повинной в качестве доказательства, относили ее к «иным документам», в связи с чем ее допустимость рассматривалась в зависимости от соблюдения требований ст. 142 УПК РФ. Признаки допустимости доказательств, указанные в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, на явку с повинной не распространялись.

Вместе с тем сторона защиты при рассмотрении уголовного дела в суде, как правило, заявляла ходатайства об исключении из числа доказательств явки с повинной, поскольку она была получена без участия адвоката и не подтверждалась в судебном заседании.

Основанием заявления таких ходатайств служила позиция Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) по поводу явки с повинной, которая заключалась в том, что нормы Конституции, обеспечивающие предоставление квалифицированной юридической помощи и право не свидетельствовать против себя самого действуют с момента подачи заявление о явке с повинной.

При этом процессуальный статус лица, обратившегося с явкой с повинной, как неоднократно подчеркивал КС РФ, значения не имеет [8, 9].

В Определении от 14 октября 2004 г. № 326-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Подгузова Василия Романовича на нарушение его конституционных прав статьями 63, 142 и 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» КС РФ отметил, что ст.

142 УПК РФ раскрывает понятие явки с повинной как повода для возбуждения уголовного дела и не касается регламентации порядка и условий использования ее судом в качестве доказательства. При этом предусмотренный УПК РФ (включая его ст. 75) порядок доказывания по уголовным делам распространяется и на явку с повинной.

В Определении от 29 сентября 2015 г. № 2270-О КС РФ вновь подчеркнул, что ст.

142 УПК РФ, устанавливая понятие явки с повинной, не содержит положений, на основе которых ограничивались бы свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, лица, делающего заявление о явке с повинной, а потому не предполагает присутствия при этом адвоката, однако и не исключает права лица сделать такое сообщение в присутствии адвоката.

В связи с неоднозначностью подходов высших судебных инстанций к решению вопроса об обеспечении прав лица при обращении с заявлением о явке с повинной последовал ряд обращений граждан России в Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ). Так, в 2015 году этим судом рассматривалось дело «Турбылев против России».

Заявитель указал, что до подачи заявления о явке с повинной он не был уведомлен о его праве на юридическую помощь.

ЕСПЧ признал нарушение норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и подчеркнул, что отсутствие в УПК РФ указания о праве на доступ к адвокату при подаче заявления о явке с повинной ограничивает право заявителя как фактического подозреваемого на юридическую помощь [10].

С учетом практики ЕСПЧ Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 ноября 2016 г. № 55 «О Судебном приговоре» указал, что в тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке ст.

144 УПК РФ подсудимый обращался с заявлением о явке с повинной и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него заявления о явке с повинной права, предусмотренные ч. 1.1 ст.

144 УПК РФ, а именно право не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия и решения органов предварительного расследования, а также была ли обеспечена возможность осуществления этих прав [11, 12].

Полагаем, что уголовное судопроизводство с участием несовершеннолетних должно осущест
вляться в соответствии с международными стандартами и учитывать практику ЕСПЧ [13, 14]. В связи с этим, а также с учетом положений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г.

NN 55 «О Судебном приговоре» несовершеннолетнему при явке с повинной должна быть обеспечена помощь защитника. Следует отметить, что отметка о разъяснении права на участие защитника может делаться в протоколе явки с повинной, но в действительности данное право может не разъясняться несовершеннолетнему. Таким образом, как представляется, необходимо закрепить в ст.

142 УПК РФ обязательное участие адвоката при даче явки с повинной несовершеннолетним.

Отсутствие законного представителя при оформлении явки с повинной, на наш взгляд, не может быть признано нарушением норм УПК РФ, влекущим признание явки с повинной несовершеннолетнего недопустимым доказательством. Так, в соответствии со ст.

426 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого может участвовать в допросе, но его обязательного присутствия в данном случае не требуется.

Законного представителя следует заблаговременно и надлежащим образом известить о времени и месте проведения допроса, но неявка законного представителя, уведомленного в установленном порядке, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации права на непосредственное участие в проведении допроса.

Полагаем, что аналогичные нормы должны быть установлены и для ситуации, связанной с оформлением явки с повинной. Следует принять меры к обеспечению участия законного представителя при оформлении явки с повинной, но требовать его обязательного участия при этом необходимости нет.

В случаях, когда уведомить законного представителя о том, что несовершеннолетний обратился с заявлением о явке с повинной, не представляется возможным или законные представители не могут участвовать при оформлении явки с повинной, на наш взгляд, следует уведомлять органы опеки и попечительства.

Таким образом, законный представитель должен незамедлительно уведомляться о том, что несовершеннолетний обратился в правоохранительные органы с явкой с повинной.

Участие законных представителей несовершеннолетних в уголовном деле с того момента, как им стало известно об этом, полностью соответствует п. 7.

1 Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»), в соответствии с которым право на присутствие родителей или опекуна должно быть гарантировано несовершеннолетнему на всех этапах уголовного судопроизводства.

Полагаем, что следует закрепить в ст. 426 УПК РФ положение о том, что законный представитель несовершеннолетнего может участвовать в уголовном процессе с момента явки с повинной, фактического задержания в случаях, предусмотренных ст.ст.

91 и 92 УПК РФ, с момента объявления постановления о назначении судебной экспертизы, а также с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы несовершеннолетнего [15, 16].

Что касается участия педагога или психолога при оформлении явки с повинной, то оно, как представляется, желательно, но не обязательно. Участие педагога или психолога на стадии возбуждения уголовного дела должно быть обеспеченно при получении объяснений у несовершеннолетнего [17].

Таким образом, проведенное нами исследование позволяет сформулировать следующие выводы:

1) с учетом положений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. № 55 «О Судебном приговоре» при явке с повинной несовершеннолетнему должна быть обеспечена помощь защитника, в связи с чем необходимо закрепить в ст. 142 УПК РФ положение об обязательном участии адвоката при даче явки с повинной несовершеннолетним;

2) следует закрепить в ст.

426 УПК РФ положение о том, что законный представитель несовершеннолетнего может участвовать в уголовном процессе с момента явки с повинной, с момента объявления постановления о назначении судебной экспертизы, а также с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы несовершеннолетнего, на стадии возбуждения уголовного дела, а также с момента фактического задержания несовершеннолетнего в случаях, предусмотренных ст.ст. 91 и 92 УПК РФ.

Библиографический список:

Источник: https://zakoniros.ru/?p=32629

Явка без видеопротокола

Явка с повинной без участия адвоката недопустимое доказательство

В конце января на рассмотрение в Госдуму поступил проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс. Документ предполагает изменение порядка оформления явки с повинной. Депутаты ратуют за то, чтобы заявление было оформлено только в присутствии адвоката.

Если же по каким-то причинам пригласить защитника не получается, то явку можно оформить, сделав видеозапись признания. В случае нарушения этих требований, протокол, фиксирующий явку с повинной, следует признать недопустимым доказательством при рассмотрении уголовного дела.

Основанием для появления законопроекта стала ситуация, когда, по мнению депутатов, правоохранители «с целью скорейшего раскрытия преступления» вводят людей в заблуждение, обещая «скостить» срок, если гражданин добровольно признается в злодеянии.

«При этом невозможно осуществить контроль за действиями сотрудников правоохранительных органов и обеспечить соблюдение конституционных прав граждан», — подчёркивают авторы документа.

Участие же адвоката в деле уже на начальной стадии следствия поможет исключить такие ситуации.

Явка с повинной — это добровольное сообщение лица о совершённом им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде. УПК указывает, в каком случае признавать протокол явки с повинной: только в тех ситуациях, когда человек добровольно сообщил о преступлении.

Если гражданина задержали по подозрению в преступлении, о котором ранее сообщили свидетели или потерпевшие, и «доброволец» был осведомлён об этом, то заявление не может расцениваться как явка с повинной. Запоздалое признание суд зачтёт как свидетельство изобличения подельников.

На практике у добровольного признания есть две стороны медали. Явку просто выбивают, когда у следствия недостаточно фактов, чтобы предъявить обвинение. И тому немало примеров. Уголовное дело по обвинению в принуждении к даче показаний и фальсификации доказательств в начале нулевых рассматривалось в постоянной сессии Челябинского областного суда.

Обвиняемые — восемь сотрудников милиции одного из районов, расположенных в юго-восточной части региона. Вместо того чтобы искать виновных в краже скота и добывать доказательства, милиционеры заявлялись домой к честным людям, требовали написать явку с повинной, признаться в краже. К несговорчивым применяли пытки, используя противогаз.

Порой избивали так, что люди становились инвалидами.

Есть и другой случай явки с повинной: доказательств вины достаточно и без признательных показаний, но в уголовном деле есть добровольное признание.

Защитник просит учесть явку как обстоятельство, смягчающее наказание.

Прокурор, возражая, указывает, что явку человек написал после задержания  по подозрению в совершении преступления и предъявления доказательств вины. В таком случае суд не учитывает добровольное признание.

Во время процессов подсудимые нередко обвиняют правоохранителей в силовых методах добывания доказательств.

Но если дело обстоит именно так, то у гражданина есть возможность ходатайствовать об исключении явки с повинной из доказательств по делу. В ходатайстве невиновный должен описать угрозы, физическое воздействие, указать, что обвинение строится лишь на его явке с повинной.

Однако предложение прокурора официально отменить явку подсудимые, как правило, не принимают. Причина — снижение сроков наказания. При наличии явки он не может превышать двух третей от максимального размера наказания. Необходимое условие — отсутствие отягчающих обстоятельств.

К слову сказать, есть и иной случай явки с повинной. Документ был оформлен в присутствии адвоката, но на заключительном этапе следствия и во время судебного процесса человек отказался от своих слов. Дело рассматривал Орджоникидзевский районный суд в начале нулевых.

Пятидесятилетний бездомный по фамилии Касьян, обитающий на левобережном кладбище, настоял на приезде оперативной группы, указал на труп и признался в преступлении. Предъявил орудие убийства, обосновал мотив — Касьян расправился с бомжом, который якобы собирал поминальные сладости на его территории. В кабинете следователя Касьян написал явку с повинной.

Но затем стал обвинять оперативных сотрудников в «выбивании» показаний. Когда обвинение не подтвердилось, признался, что оговорил себя, чтобы в камере СИЗО спастись от лютой стужи. Бездомный не предполагал, что УК не делает скидок на асоциальный образ жизни жертвы. Узнав, что ему грозит не менее десяти лет лишения свободы, Касьян «пошёл в отказ».

При вынесении срока наказания суд учёл оформленную по всем правилам явку с повинной,  приговорив его к десяти годам лишения свободы.

Чтобы исключить как необоснованное обвинение правоохранителей, так и факты силовых методов воздействия по отношению к подозреваемым, необходимо узаконить участие защитника во время процедуры добровольного признания вины.

Об этом и радеют депутаты, но с оговоркой: если не удалось найти адвоката, можно сделать видеозапись признания.

С такой позицией не согласились представители Федеральной палаты адвокатов России, считая, что эту оговорку следует исключить.

По мнению экспертов, видеозапись не гарантирует, что явка была добровольной. Мол, никто не помешает правоохранителям надавить на человека, а потом нажать кнопку видеозаписи.

Предлагаемые нормы призваны, с одной стороны, защитить задержанных по подозрению в преступлении: бессмысленно будет, образно говоря, выкручивать руки, требуя подписаться под явкой, поскольку без подписи адвоката её оспорит суд.

С другой стороны, защитник не позволит правоохранителям вести себя вне рамок закона. Если же гражданин искренне хочет признаться, адвокат поможет грамотно оформить документ. Что же касается наличия представителей адвокатского корпуса, то в Магнитогорске их более чем достаточно.

Нет своего — не проблема, защитник будет предоставлен государством.

Источник: http://magmetall.ru/contribution/26057.htm

Юрист Воеводин
Добавить комментарий