Использую контрафактную продукцию что мне за это будет

Способы выявления контрафактной продукции и борьбы с ней

Использую контрафактную продукцию что мне за это будет

Покупать настоящую фирменную вещь

уже нет смысла, потому что в душном

и набитом вагоне метро 

поддельный «Бреге» смотрится лучше настоящего

«Лонжин».

(Шен Бекасов. Банковская тайна)

Вводная цитата в моей статье подобрана не случайно, поскольку многие люди в погоне за одеждой, часами, модными девайсами стремятся получить товары известных брендов, которые зачастую не доступны человеку со средним заработком, в связи с их высокой стоимостью.

А ведь так хотелось бы иметь в своем гардеробе одежду от известного итальянского дизайнера, телефон производства одной фруктовой американской компании или часы с надписью «made in Switzerland».

Однако за низкой или относительно низкой ценой товара под известным брендом, как правило, скрывается подделка.

Тема настоящей статьи выбрана мной с той целью, чтобы вкратце рассказать о способах выявления контрафактной продукции и методах борьбы с контрафактом, применяемых правообладателями.

Вероятней всего термин «контрафакт» является словом, заимствованным из английского языка (от «counterfeit» – подделка, фальшивка), однако существует мнение, что корни данного термина ведут к французскому языку и, что образован он от «contrefaçon», что также обозначает подделку.

Так и есть, изначально контрафактом называли именно поддельную продукцию, но постепенно данный термин приобрел неотъемлемую на данный момент особенность, что такая подделка обязательно должна сопровождаться нарушением интеллектуальных прав.

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.

2006  № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» было указано, что: контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

С принятием четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации
(далее – ГК РФ) в качестве контрафактных признаются материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, которые приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство (пункт 4 статьи 1252 ГК РФ).

Кроме того, контрафактными являются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (пункт 1 статьи 1515 ГК РФ).

Стоит отметить, что если говорить о контрафактном товаре, на котором незаконно размещен товарный знак, то во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя (параллельный импорт).

На параллельном импорте в этой статье я отдельно останавливаться не буду, потому что этот вопрос, по моему мнению, лежит больше в плоскости политической, чем в правовой. Основной акцент я хотел бы поставить на выявлении на рынке поддельной продукции, которая не имеет и никогда не имела никакого отношения к правообладателю.

Проблема контрафакта в наше время стоит очень остро, поскольку она затрагивает не только интересы правообладателей, но и негативно сказывается на потребителях.

Производители и продавцы оригинального товара несут убытки, в связи с тем, что на рынке появляются дельцы, которые продают поддельную продукцию, используя известность и репутацию раскрученного бренда или, не вкладывая средств на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, производят и продают товар, в котором использован чужой патент или объект авторского права.

Для потребителей, которые стремятся сэкономить, приобретая дешевый, заведомо поддельный товар, самое незначительное разочарование – это быстрый выход из строя такой покупки, приход в негодность из-за низкого качества изделия, но имеются случаи и с более печальным исходом, если речь идет о контрафактной алкогольной продукции.

Крупные холдинги, международные корпорации, обладающие известностью в мире, стремятся вести бой с продавцами и производителями контрафакта, поскольку цифры, которые сопровождают ведение деятельности по продаже контрафакта, поражают.

Так, Федеральная таможенная служба в 2017 году предотвратила ущерб от ввоза контрафактной продукции к чемпионату мира по футболу 2018 года на 4,5 млрд. рублей.

В 2018 году в Европейском Союзе доля контрафакта возросла с 6% до 8%. Убытки от контрафакта по странам составили: Франция – 6,8 млрд евро, Великобритания – 9,2 млрд евро, Германия – 8,3 млрд евро.

Большая часть всей контрафактной продукции в мире, по данным экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, производится в Китае, Турции, Сингапуре, Таиланде и Индии.

Если перейти из теоретической в практическую плоскость рассмотрения темы настоящей статьи, то я хотел бы дать несколько советов потребителям, а вернее предложить обращать внимание перед покупкой на несколько критериев, которые позволят отличить оригинальный товар от контрафактного, а именно:

— цена оригинальной продукции гораздо всегда выше контрафактной, порой в разы. Швейцарские часы не будут стоить 100 $, какие бы акции и скидки не были озвучены продавцом;

— низкое качество продукции (следы клея, неровные швы, разная длина штанин, несоответствие размеров одежды международным стандартам);

— использование известных товарных знаков или обозначений, сходных до степени смешения с ними (iFON, D&B, HIKE и пр.). При этом довольно часто встречается несоблюдение пропорций обозначений, наносимых на товар, относительно оригинальных обозначений. Встречаются случаи, когда на один товар наносят сразу несколько товарных знаков, принадлежащих разным правообладателям;

— покупателей должно настораживать наличие «брендовых» товаров в ларьках и на рынках, на неизвестных сайтах или группах в социальных сетях, не имеющих отношения к правообладателю.

Указанные выше критерии также применяются и правообладателями при выявлении контрафактной продукции.

Вместе с тем правообладатели, стараясь оградить себя от возможных подделок, принимают превентивные меры для защиты своего товара от подделок, используют и иные инструменты и способы, которые впоследствии применяются для того, чтобы в огромной массе продаваемых товаров отсеять свой товар от подделки и привлечь нарушителя к ответу.

Для того, чтобы обезопасить себя от подделки своей продукции или постараться минимизировать объемы этих подделок правообладатели пытаются привнести оформление товара нечто такое, что затруднительно воспроизвести.

Как правило это выражается в том, что в упаковку товара, в полиграфическое исполнение этикеток, технологию производства вводят элементы защиты, к которым относятся защитные голограммы, водяные знаки, микронадписи, не подлежащие оптическому копированию, скрытые изображения, видимые только с помощью специальных приборов; использование индивидуальных номеров, по которым можно отследить партию товара, страну его назначения, и иные.

Указанные инструменты позволяют правообладателям разделять товар на «свой» / «чужой» и облегчают доказывание факта нарушения в суде.

Вместе с тем, прежде чем начать разделять и идти в суд, для начала необходимо выявить местонахождение контрафактного товара, это можно сделать при помощи следующих инструментов:

  • Мониторинг сети Интернет на предмет выявления фактов предложения к продаже товаров, обладающих признаками контрафактности, в том числе при помощи специального программного обеспечения;
  • Анализ товаров в предприятиях торговли, в том числе с привлечением правоохранительных органов, частных детективов;
  •  Включение товарного знака, наименования мест происхождения товаров, объекта авторского права (например, дизайна упаковки товара) в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (далее – ТРОИС).

При этом, включив свои объекты интеллектуальной собственности в ТРОИС, правообладатель приобретает ряд  инструментов по борьбе с нарушителями, он может:

  • направлять в таможенный орган письменные запреты на ввоз товара;
  • через суд инициировать принятие предварительных обеспечительных мер в виде наложения ареста на контрафактный товар;
  • посредством таможенных органов привлекать нарушителя к ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ (в том случае если не параллельный импорт);
  • материалы, собранные таможенным органом в ходе административного производства можно использовать в качестве доказательств при подаче иска к нарушителю об уничтожении контрафактного товара и взыскании компенсации.

В качестве основных, хорошо изученных и, достаточно предсказуемо работающих способов борьбы с контрафактом, можно назвать следующие:

Таможенный орган. Результат – привлечение к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на граждан от 5 000 до 10 000 рублей;
  • на должностных лиц от 10 000 до 50 000 рублей
  • на юридических лиц от 50 000 до 200 000 рублей

Возможно применение меры ответственности в виде конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения.

            Полиция. Результат – привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 14.10 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на граждан в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 10 000 рублей;
  • на должностных лиц в размере трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 50 000 рублей;
  • на юридических лиц в размере пятикратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 100 000 рублей.

Возможно привлечение к уголовной ответственности на основании статьи 180 УК РФ, при условии, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб (свыше 250 000 рублей).

Антимонопольный орган. Результат – Получение решения антимонопольного органа, предписывающего прекратить нарушение. Привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 14.33 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на должностных лиц – 20 000 рублей либо дисквалификация на срок до трех лет;
  • на юридических лиц — от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

Суд. Привлечение к гражданско-правовой ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требований. Результатом рассмотрения судом искового заявления в том числе, но не ограничиваясь может быть решение, предписывающее:

— выплатить компенсацию за нарушение исключительного права. При этом способы расчета компенсации могут варьироваться в зависимости от того, в защиту какого объекта интеллектуальной собственности обратился правообладатель.

— прекратить действия, нарушающие право или создающие угрозу его нарушения. Такое решение принимается в отношении лица, совершающего такие действия или осуществляющего необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия,

— изъять из оборота и уничтожить без какой бы то ни было компенсации  материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, в том случае если изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение таких материальных носителей приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство.

Как вы видите способы выявления и методы борьбы с контрафактной продукцией достаточно различные. Выбор того или иного инструмента в борьбе с нарушителями  зависит от различных факторов, таких как вид и особенности товара, способ его ввода в гражданский оборот, уловки и ухищрения нарушителей и иные факторы.

Вместе с тем умелое владение всеми перечисленными способами, перечень которых, конечно, не является исчерпывающим ввиду развития средств защиты, позволит вести эффективную борьбу с контрафактом и его распространителями.

Источник: https://zuykov.com/ru/about/articles/2019/05/16/sposoby-vyyavleniya-kontrafaktnoj-produkcii-i-borb/

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/5/16/sposoby_vyyavleniya_kontrafaktnoj_produkcii_i_borby_s_nej

Полный бренд

Использую контрафактную продукцию что мне за это будет
Чтобы отличить подделку от качественной продукции, надо внимательно вчитываться в этикетки и обращать внимание на детали. ТАСС

Об этом говорили на последнем заседании Высшего Госсовета Союзного государства в июне. Как борются с подделками, рассказала генеральный директор Международной ассоциации «Антиконтрафакт» Светлана Квасова.

НЕ ТОМОЗИ, «СНУКЕРСНИ»

— Многие думают, что контрафакт и фальсификат — слова-синонимы. Но это не так. Объясните, чем же они отличаются?

— Вот возьмем батончик сникерс. Это зарегистрированная торговая марка. Если я буду выпускать его без согласия правообладателя, то это контрафакт. Он может быть такой же вкусный, с тем же составом, как и оригинал, но я его делаю без разрешения тех, кто его придумал. Получается, я украла рецептуру, раскрученный бренд и пользуюсь этим бесплатно. Даже если я его назову «Снукерс», все равно занимаюсь производством контрафактной продукции. Но если я выпускаю сгущенку под своим брендом, на банке у меня написано молоко, но я подменила его на пальмовое масло, сэкономила на сахаре, то это уже фальсификат. Такая сгущенка может быть безопасной, но она все равно изготовлена с нарушением закона, и с этим нужно бороться.

— Чего в России больше — контрафакта или фальсификата?

— Смотря в какой группе товаров. Если проверим женские сумки, понятно, что там будет больше контрафакта. Чтобы они быстрее продавались и дороже стоили, на них пишут названия известных брендов. В пищевике чаще всего мы говорим о фальсификате.

— Президент Ассоциации «Антиконтрафакт» Асламбек Аслаханов как-то сказал: «Нет более лживой статистики, чем статистика по контрафакту». Согласны?

— На сто процентов. Это болевая точка нашей работы. Врага нужно знать в лицо и не только по фамилии, но и его вес, рост и все остальное. Данные по подделкам снимаются по-разному. Например, есть официальная статистика Минздрава: контрафакт в России — 0,02 процента.

— Речь идет о лекарствах?

— О фармпрепаратах. Вы спросите, откуда берется такая цифра? Приходит проверка в аптеку, а у нас по закону за сутки их должны предупредить. Любой провизор может убрать с полок сомнительный товар. Поэтому госорганами контрафакт практически не выявляется. Зато когда мы разговариваем с экспертами, они называют другие цифры.

САМЫЙ ГУМАННЫЙ СУД

— Сейчас разрабатывается система маркировки фармпрепаратов. Что это будет?

— Она учтет всю продукцию, которая продается в аптеках. Мы будем видеть, сколько таблеток приходит из-за границы, сколько сделали наши производители, где и через кого продали.

— Все-все лекарства?

— Абсолютно все. Каждый блистер (пластиковая упаковка) должен быть с радиометкой.

— Хотят сделать, как с алкоголем?

— Именно. Система ЕГАИС показала хорошие результаты. Но она нуждается в доработке, потому что большая доля спиртного продается нелегально. Вот в Беларуси нет в продаже подделок. Магазины боятся брать левый товар, настолько там жесткая система. Тебя сразу закроют.

— Российское законодательство мягче?

— Намного. Мы считаем, что ответственность должна быть гораздо жестче. Но, конечно, не за посадки. Лучше наказывать людей рублем, пусть платят в казну и платят очень много. Тогда они десять раз подумают, стоит ли им заниматься этим.

— А может, все-таки, как в Китае — давать максимальные сроки?

— В Китае немного иначе. У них введена обязательная маркировка продукции, но это относится только к тем товарам, которые производятся на госпредприятиях. Для коммерческих специальная марка необязательна. Мы разговаривали с китайскими чиновниками и спросили, почему в Россию попадают некачественные товары из Поднебесной. Они ответили: «Ваши фирмы у нас их заказывают». Есть женская кофточка, она стоит пять долларов. Россияне хотят купить ее за пятьдесят центов. Идут не на госпредприятие Китая, где делают качественные вещи, а на коммерческий заводик, который тут же рядом, за углом. Там по тем же лекалам, но из другого материала шьют похожие кофточки, которые стоят не пять долларов, а пятьдесят центов. Ответ из поднебесной был такой: «Работайте со своим бизнесом». Второй момент. Один из китайских чиновников нас спросил: «Сколько человек в России расстреляли за контрафакт?» На этом наш разговор закончился. Там лишают жизни за производство подделок на госпредприятиях. На частных — нет.
Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ: — Автоматизированная система мониторинга движения лекарственных препаратов на основе их маркировки позволит нам своевременно определять недоброкачественную продукцию, фальсификаты и контрафакты, выводить их с рынка и, самое главное, проводить профилактику повторных вбросов. Это когда перепродают дорогостоящие лекарства, которые выпустили для льготников и которые закупаются на государственные деньги.
Чудеса из пробирки

Технологии позволяют изготавливать подделки в домашних условиях.

— Ваша ассоциация учредила форум «Антиконтрафакт». Он идет поочередно во всех государствах евразийского экономического союза. — Первый саммит состоялся в Москве по поручению Президента России. Следующий — в Беларуси. Здесь уже помимо Минпромторга России подключилась Евразийская экономическая комиссия. Там белорусы и россияне выступили с инициативой ввести понятие «нелегальный оборот промышленной продукции», чтобы расширить полномочия проверяющих. Это позволит не только найти злого дядю, который штампует подделки, но и поддержать законопо-слушных товаропроизводителей — это тоже один из вариантов борьбы.

— Российско-белорусские предприятия тоже в этом нуждаются?

— Конечно, если мы дадим компаниям преференции, то сразу поставим в худшие условия производителей контрафакта. Никто на рынок не пойдет покупать плохую обувь, если знает, что в фирменном магазине белорусские туфли стоят дороже на самую малость.

— Но конкурировать с мошенниками практически невозможно?

— У них огромное преимущество. На одном из форумов наши эксперты, доктора наук, решили приготовить соки.  В перерыве они надели колпаки, фартуки, встали за барную стойку. Перед ними стояли кувшины с водой и какие-то бутылочки. Начали принимать заказы. На глазах у изумленной публики капали несколько капель в кувшины, размешивали и разливали по стаканам. Я попробовала. На вкус это такой же пакетированный сок, который продается в магазинах. Было даже ощущение, что в нем плавает мякоть. Дальше они дали экономический расклад, сколько стоит литр сока. Себестоимость такого — шестьдесят копеек. Это был фурор. Вот, пожалуйста, фальсификат, который сделали прямо на глазах у людей, собравшихся, чтобы поговорить о том, как бороться с этой заразой.

— Теперь сладкие напитки не покупаете?

— Стала гораздо избирательнее. Не хочется рассказывать об этом веселые истории. Но подделывают и высокотехнологичную продукцию, которую используют, например, в поездах и самолетах. В прошлом году силовики нашли целый склад таких «левых» подшипников в Москве.

БЕЛОРУССКИЕ ПРЫСМАКI C НЕВСКИМ ПРИВКУСОМ

Производители эксплуатируют раскрученный имидж Синеокой.

КОТЛЕТЫ ИЗ ДОВЕРИЯ

Встретил знакомого по пути в магазин. — Котлет набрал — белорусских и пельменей — совсем недорого, — похвалился он. — Беги, пока все не разобрали. В супермаркете долго выискивать прысмакi из республики не приходится. Вот они. Красный орнамент Полесья на коробке, на обложке румяные котлеты. И надпись: «Белорусские сочные». Надо брать. Уже дома решил посмотреть, а кто же делает такую красоту. И чуть не упал под стол — на упаковке написано, что котлеты крутят в Санкт-Петербурге. Может, какой-то белорус организовал производство. Или совместное предприятие. Ищу в поисковике. На нужной страничке целая палитра белорусских товаров: вареники, сырники, пельмени. И тут же описание. Цитирую с официального сайта (орфография сохранена): «В создании марки «Белорусские» лежит идея доверия потребителей-россиян к мясным продуктам из Белоруссии. Многие считают, и не безосновательно, что белорусские товары изготовлены под государственным контролем, с оптимальным соотношением «цена-качество», из экологически чистого сырья. Мы создали серию продуктов, которые вобрали все лучшее из перечисленных качеств».

Вот как! Так это только маркетинговый ход. Или? Набираем приемную гендиректора компании «Петрохолод. Пищевые технологии» Николая Джавахишвили.

— Нет, это не совместное предприятие.  И сам я не из Беларуси, — отвечает он. — Такое название наши специалисты придумали. Знаете, как оно появилось? Мы несколько лет удачно торговали пельменями и полуфабрикатами в Беларуси. А потом неожиданно пошел вирус африканской чумы свиней в Ленинградской области, и поставки нам обрезали. И кто-то предложил: «А давайте сделаем полуфабрикаты по белорусским стандартам». Запустили линию, а название маркетологи придумали.

НАЗВАНИЕ — НИЧТО, ЦЕНА — ВСЕ

На вопрос, как относятся жители Синеокой к таким пельменям, Николай Джавахишвили отвечает, что за все время не получил ни одного замечания. — Если бы мне кто-то прислал хоть одну маленькую претензию или написал из правительства Беларуси, что это для них оскорбительно, то мы сразу бы прекратили. Но мы делаем достойные продукты, и я бы так сказал: белорусы, мы вас не подведем. Джавахишвили жалуется на конкуренцию и объясняет, что сегодня потребитель больше смотрит на цены, а не на бренды. — Хоть что напиши на упаковке, покупателю — главное, чтобы подешевле, — объясняет предприниматель. Пожурив ритейл, Джавахишвили пригласил белорусов к сотрудничеству: — Мы готовы работать с любым предприятием. Всех примем, выслушаем, угостим. Рынок перенасыщен. Мы должны друг друга поддерживать, нам тяжело. Только объединившись, мы сделаем хороший бизнес.

РЫНОЧНОЕ ЯВЛЕНИЕ

После нашего разговора попытался оценить, как же назвать это рыночное явление. С одной стороны, хочется сказать, просто расчет на невнимательных покупателей. Но, с другой стороны, голландскому сыру уже двести лет. Правовую сторону нам разъяснили в самой Беларуси.

— В формате СНГ у нас есть соглашение «о мерах по пресечению использования ложных товарных знаков и географических указаний, — рассказал «СВ» патентный поверенный компании «Белбрендконсалт» Валентин Рачковский.

 — То есть, если слова «Беларусь», «белорусские» эксплуатируются производителем, не имеющим отношения к нашей стране или не находящемся в ее пределах, то это — нарушение закона.

Заинтересованные лица могут обратиться в антимонопольные органы с заявлением о недобросовестной конкуренции.

Мексиканский тушкан не пройдет

В каждой шубе, которая продается в магазине, спрятана радиометка.

Этот эксперимент уже идет в странах Евразийского экономического союза. Еще на производстве любой тулупчик, полушубок или норковая шапка помечается специальным чипом. Сразу скажем, на цене одежды это сильно не отразилось. В среднем стоимость метки примерно двадцать рублей. Зато подпольные мастерские рвут волосы на голове, а не мех на шубах. За год Роспотребнадзор РФ уже обнаружил подделок на 350 миллионов рублей. Часто под видом стриженой норки покупателям пытались впарить бобра или кролика. В июле Президент России продлил соглашение о реализации проекта по маркировке товаров из натурального меха в странах Евразийского экономического союза до 2018 года. Покупая шубу, обязательно убедитесь, что на ней устьевым чип. Олег Рукавицы/ kpmedia.ru
Владимир АФОНСКИЙ, заместитель председателя Комиссии Парламентского Собрания по информполитике: — Обязательный «меховой» контроль введен прошлым летом. Потенциальным владельцам шуб теперь легко распознать подделку. Не секрет, что раньше подпольные цеха массово выдавали свою продукцию на рынок под видом дорогих брендов. И официально найти их производителя и предъявить ему претензии было невозможно. Чипированная шуба для потребителя — это возможность убедиться в том, что он приобретает качественный, легальный товар, а не хлам, который через месяц рассыпется. Теперь информацию о происхождении любого манто можно узнать не отходя от кассы, если загрузить на мобильный телефон приложение. Это уже уберегло многих женщин от разочарований, ведь нелегально сделанная шуба чаще всего и качества ужасного.
Александр СУББОТИН, главный ветеринарный врач Беларуси: — По нашим данным, рынки стран Таможенного союза заполнены подделками под известные белорусские бренды. Особенно страдают наши производители молочной продукции: масла, сыров, сгущенного молока. Зафиксированы контрафакты и сухой молочной продукции.
Копыта, уши и хвосты

Член Совета Республики, Председатель агрокомбината «Снов» Николай РАДОМАН рассказал «СВ», как сам боролся
с контрафактом. — Несколько лет назад пошли жалобы на нашу тушенку. Я долго поверить не мог. А потом привезли мне банки из Москвы. Я на них смотрю, похожи, но не мое. Но если глаз не наметан — не определишь, что подделка. Вскрыли. Мать моя! Одни желтые жилы да хвосты. Собака есть не будет. А это ставили на полку, цену снижали процентов на 25 и людей кормили. Репутацию нам подпортили здорово. Спрос на мои консервы сразу упал.

— И как бороться? Не в милицию же заявление писать?

— Куда мы только не отправляли жалобы. Писал бумаги в наши Министерства иностранных дел и внутренних дел, в полицию. Никого не нашли. Тогда я взял и сменил дизайн банки. Поговорил с дилерами в России, дал им документы. Вроде пока все прекратилось.

— Жульничали в России?

— Скорее всего, потому что у нас в Беларуси такое невозможно.

— Сколько должна стоить настоящая тушенка?

— Мы продаем по 90 рублей, плюс НДС — 9 рублей, добавим транспортные расходы, оптовики себе рублик зажмут, сетевики сорок-пятьдесят процентов наварят. На полках Москвы наша тушенка должна не меньше 185 рублей продаваться. Доля незаконного оборота в разных сферах российской экономики достигает до сорока процентов. Именно столько контрафактных товаров среди стройматериалов и алкоголя. Одежду и обувь подделывают не намного реже — каждая третья вещь на рынке и на полках бутиков — из подпольного цеха. Чуть меньше шансов нарваться на суррогат в продуктовых магазинах. Но и там каждая десятая палка колбасы или консервная банка может оказаться не тем, что на ней написано.

По статистике, в одном из восьми магазинов в РФ торгуют контрафактными сигаретами. В результате их доля на рынке выросла до 4,4 процента.

Ключевые слова: контрафактфальсификатэкономикаобщество

Версия для печати Добавить в закладки Постоянная ссылка

Источник: https://www.souzveche.ru/articles/economy/38506/

Ответственность за производство контрафактной продукции будет ужесточена

Использую контрафактную продукцию что мне за это будет

Подделки являются угрозой национальной безопасности России, составляя от 15 до 17 процентов всех товаров, поступающих на отечественный рынок. Обострить ситуацию может и вступление нашей страны в ВТО.

Однако справиться с потоком контрафактной продукции вполне реально. По крайней мере в этом уверены эксперты, собравшиеся на конференции «Цивилизованный рынок без подделок и контрафакта: реальность или утопия».

Зампред организационного комитета Форума «Антиконтрафакт-2012», который пройдет в Москве с 22 по 24 октября 2012 года, Асламбек Аслаханов посетовал, что сегодня нередки сообщения о причинении вреда жизни и здоровью людей в результате использования контрафактной продукции. «На этом наживают огромные криминальные капиталы. Поэтому стране необходима «дорожная карта» борьбы с контрафактом», — уверен он.

Сферы проникновения контрафакта действительно очень широки, и практически нет ни одного товара, который бы так или иначе или не подделывали бы или нельзя было подделать, заявил начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России Денис Сугробов.

Та же ситуация, например, и в Израиле. Глава Торгово-экономического представительства посольства Государства Израиль в РФ Эдуард Штейнбук сообщил, что подделки заполонили почти все сегменты рынка — от контрафактных игрушек до интеллектуальной собственности.

Его поддержал и представитель министерства общественной безопасности и полиции Государства Израиль в странах СНГ и Балтии Давид Грунин. «Сегодня в связи с развитием компьютерных технологий в полный рост встает другая проблема — рынок контрафакта из физического присутствия перешел в виртуальную плоскость.

Но и в этой сфере есть положительные тенденции борьбы», — говорит он.

Причем главными ее участниками, по словам Грунина, являются представители фирм потерпевших, которые больше всего заинтересованы в том, чтобы их продукцию не подделывали. И эта борьба дает результаты.

«Мы уже чувствуем позитивный эффект на базе тех уголовных дел, которые возбуждены за последние 3-4 года.

Раньше можно было зайти на любой рынок и увидеть любую контрафактную продукцию, сейчас такого уже нет», — резюмировал эксперт.

В отечественной текстильной и легкой промышленности ситуация хуже. Доля подделок доходит до 30 процентов. Не очень сильно отстают парфюмерия, косметика, обувь, продукты питания — в этих областях встречается от 15 до 30 процентов контрафакта.

Очень широка и структура производств, из которых поддел ки выходят в свет, просветил Сугробов. «Есть предприятия, которые производят грубые подделки под известные бренды. Есть те, которые с высокой точностью их копируют. А есть другие, которые нелегально используют товарные знаки», — рассказал он.

При этом существует 4 основных вида «серой» продукции, проинформировал эксперт. К первому относится оригинальный продукт, ввезенный в страну фирмой, которая не имеет прав на реализацию товара этой марки.

Второй — контрафактная продукция, выпущенная с нарушением всех правил производства.

Третий — товары, имитирующие известные бренды, а четвертый — продукция, состав которой не соответствует тому, что заявлено на упаковке.

Широкая палитра контрафакт ной продукции приводит к тому, что она приносит серьезный ущерб экономике России. Хотя его непросто посчитать, сетуют эксперты. Например, независимые исследования называют цифру до 3 миллиардов долларов в год.

Если считать по установленным в результате завершенных уголовных дел суммам материального ущерба, то ситуация несколько иная, но цифры также немаленькие. Так, за 2011 год изъято имущества и наложен арест на 1 миллиард 315 миллионов рублей.

А материальный ущерб экономике составил 861 миллион рублей.

В Израиле, по оценкам экспертов, экономический ущерб ежегодно исчисляется в сотнях миллионах долларов.

За этот год ситуация немного исправилась в лучшую сторону, однако точной итоговой статистики пока нет. Однако бороться с контрафактом можно.

За последние полтора десятка лет мир перешел к глобальному сосуществованию, и международное сотрудничество в борьбе с контрафактом будет только укрепляться.

Для МВД вопрос международного сотрудничества в этой сфере стоит очень остро, подчеркнул Денис Сугробов. «За последние 8 лет мы стали намного ближе взаимодействовать с аналогичными органами в других странах.

Налажен обмен информацией, доступ к массивам данных. Ежеквартально проводятся совещания рабочих групп, а обмен информацией с другими странами осуществляется по линии Интерпола и Европола», — конкретизировал он.

В то же время вступление России в ВТО может помимо плюсов, которые связаны с объединением усилий по борьбе с подделками, принести и определенные сложности.

Возможно некоторое увеличение объемов поступления подделок в страну, так как будут постепенно сниматься административные барьеры, связанные с поступлением товаров из-за рубежа. «Нам нужно будет грамотно гармонизировать наше законодательство, чтобы подвести его к требованиям ВТО.

Пока же такого не будет, криминально настроенные граждане будут этим пользоваться», — предостерег Сугробов. Однако, по его мнению, серьезных проблем и увеличения потока контрафакта на порядок не будет.

В то же время необходимо активизировать борьбу с этим злом, ужесточая ответственность за изготовление и распространение поддельной продукции, которая может нанести вред жизни и здоровью людей.

«Мы сейчас сталкиваемся с серьезными проблемами, в частности, когда уголовное дело возбуждается только при достижении ущерба в сумме не менее полутора миллионов рублей. А такой объем, реализованный единоразово, очень сложно выявить.

Желательно понизить порог ущерба хотя бы вполовину, и подобные поправки в законодательство сейчас готовятся», — резюмировал Денис Сугробов.

Источник: https://rg.ru/2012/10/16/poddelka.html

Компьютерное зрение для поиска контрафакта в интернете — опыт Brand Monitor | Rusbase

Использую контрафактную продукцию что мне за это будет

Владимир: Сегодня мы поговорим про контрафакт в интернете и про то, как с ним бороться. У меня в гостях Юрий Вопилов, генеральный директор компании BrandMonitor.

Где обитает контрафакт

О каком контрафакте сейчас идёт речь: о поддельных телефонах, мясорубках или еще о чем-то? С чем вы боретесь?

Юрий: Мы боремся с любой нелегальной продукцией или любой нелегальной торговлей преимущественно в интернете. Это контрафактная продукция всех категорий товаров — от косметики, духов, очков, часов до крупных промышленных насосных станций.

Вы не занимаетесь вопросом нарушения авторских прав? Именно с «живым» товаром работаете?

Да. Борьба с контентом — немного другая история, требует других технологий, других подходов.

Наверное, основное различие между борьбой с нарушением авторского права и «живым» товаром — торговцам продуктов необходимо выходить в офлайн, у них всё гораздо более уязвимо, с точки зрения пресечения их деятельности.

Вы всегда можете сделать сайт, который будет устойчивым, зарегистрировать его в китайском регистраторе, и никто ничего с ним не сделает.

Мне казалось, что контрафактная продукция уже ушла в прошлое. Насколько серьёзная эта проблема в России?

Это достаточно сложная проблема, про неё очень редко говорят.

Практически никто из производителей не хочет привлекать внимание к наличию контрафактной продукции по его бренду, потому что возникает недобрососвестная конкуренция, можно паразитировать на этой информации.

Но, по разным оценкам, в среднем 10% всех товаров, которые продаются в мире, — это контрафактная продукция. Самая большая категория — FMCG, всё то, что мы едим, пьём, втираем в себя; здесь доля контрафактной продукции доходит до 40-50%. Это страшно.

Вы занимаетесь и продуктами FMCG? Здесь, наверное, алкоголь первое место занимает.

Они гораздо в меньшей степени представлены в интернете. Продажа алкоголя — да, есть, но в целом — продажи FMCG через интернет достаточно малы.

Духи — это продукт FMCG?

Здесь я не специалист, но духи в интернете продаются очень активно, контрафакта очень много. Основная проблема в интернете — вы контактируете с товаром в последнюю очередь, выбираете товар и принимаете решение о покупке на основании картинок, официальных изображений, названия сайта — чего угодно, но не товара.

Как тогда понять, что это контрафакт? Ведь действительно можно использовать картинки официальные на сайте, а потом получаем с курьером товар, который не соответствует заказанному.

Да, это основная проблема. Нет сложности найти все точки продаж: в социальных сетях, на маркетплейсах, просто в выдаче поисковых систем, форумы ещё живы (но они обычно предназначены для продажи запрещённой продукции, редко — контрафакта). Пользователи не ищут контрафакт; они могут искать нелегальный контент, но они никогда не ищут целенаправленно ненастоящую продукцию.

Как бороться с контрафактом 

Как автоматизировать для производителей поиск тех плохих парней, которые продают нелегальную продукцию?

По сути — вы строите собственную поисковую систему, которая должна проиндексировать все крупные интернет-магазины, все точки продаж, социальные сети — даже иногда телеграм-каналы, через которые все больше и больше продаж (в основном — контрафакта). Технологии достаточно просты. С одной стороны, это технологии для индексирования…

Это тот самый «паучок», который ходит по всем сайтам и смотрит, где продаются твои товары?

Да. Сначала он смотрит — где и что продаётся. Затем нужно определить — действительно ли на этой странице продаётся какой-то конкретный бренд. Вот здесь уже очень хорошо помогают технологии компьютерного зрения.

Потому что не всегда сайты используют официальные изображения, которые можно сравнить на уровне дубликатов, иногда приходится лезть внутрь изображения и пытаться найти там логотип, например, и сравнивать форму.

Насколько люди осознают, что покупают контрафакт, по вашему ощущению?

Интересный вопрос. Недавно мы провели небольшое исследование: посмотрели, насколько часто люди ищут контрафакт. Конкретно в категории сумок (целенаправленный поиск реплик, копий) получилось примерно 40%. Но в то же время духи контрафактные не ищет никто — менее 1% запросов связано с копией.

Это как раз к вопросу — быть или казаться… Но фактически вы разработали свою поисковую систему, которая кроулит, ходит по сайтам, собирает информацию, делает какие-то отчёты?

Да, это первая часть — обнаружить все точки продаж, определить товарные знаки и т.д. Вторая часть системы сосредоточена на работе с конкретным магазином. Каждая точка продаж требует небольшого расследования — что же кроется за этим интернет-магазином. Даже если вам присылают документы, они не всегда настоящие, не всегда имеют отношение к торговле, связанной с этим сайтом.

Как это в мире и как у нас?

Много ли у вас России конкурентов по автоматизированному поиску контрафактной продукции?

Борьба с контрафактом в интернете — горячая тема, поэтому появляются компании, которые хотят этим заниматься. Но путь по созданию этих технологий достаточно долгий.

Мы, например, занимаемся этим 8 лет, и всё ещё разрабатываем нашу поисковую систему, у нас планов, наверное, ещё вперёд на 8 лет.

Технологии меняются, модель продаж меняется, продвижение товаров меняется — это бесконечная работа, которая требует времени и идей.

Получается, что вы в России — своего рода пионеры по автоматизированному поиску контрафакта?

Да, можно так сказать.

А в мире как обстоят дела? Есть ли успешные примеры? 

Наверное, вместе с появлением торговли в интернете зародилась работа по пресечению нарушений, связанных с торговлей.

Существуют компании, которые делают аналогичный объём работ, но только по всему миру одновременно. Это такие глобальные провайдеры услуг по защите бренда.

Они сталкиваются с определёнными реалиями на территории России, Китая, Польши и Бразилии: есть несколько регионов, которые требуют локальных специалистов.

Найти нарушителя — на этом ваша работа заканчивается? Вы просто предоставляете отчёт? Например, вы нашли магазин, который, скорее всего, продаёт контрафактную продукцию. Что дальше происходит?

Наша основная задача — не в том, чтобы найти. Это просто. Точек продаж, которые торгуют определённым брендом, не так много, примерно — до 1000. В принципе, это делается даже руками, для этого не нужны никакие технологии.

Основная задача — это то, что происходит после того, как мы это нашли? Небольшие расследования вокруг каждого сайта — их тоже нужно автоматизировать, потому что вы разговариваете с регистраторами доменных имён, с хостингами, поисковыми системами, социальными сетями.

Выходит, что почти на каждый сайт — 3-5 точек коммуникации, которые повторяются, их надо контролировать, не упустить ни одной, а если сайтов — 1000 и брендов сотни, то получаются миллионы коммуникаций.

Успешным кейсом будет то, что вы закроете ту или иную точку продаж, она прекратит продавать контрафакт?

Да, цель именно в этом, если разговор именно про контрафактную продукцию, а не котрабанду.

А контрабанда — это то, что нелегально ввезено в Россию?

Да, то, что называют серым импортом, параллельным импортом. На самом деле как такового параллельного легального импорта, когда люди ввозят товары с уплатой всех пошлин, практически не происходит. Это происходит в чемоданах, пилотами гражданских самолетов.

Сервисы «для контрабанды»

С одной стороны, хорошо, что Instagram развивается, очень много магазинов. Большое количество стюардесс и других людей, наверное, пытаются на этом что-то заработать.

Но есть и сервисы специальные, которые помогают купить в американском магазине товар и переслать в Россию частным образом, например.

Насколько такие сервисы, которые организуют переправку товара из-за рубежа в Россию, являются головной болью для ваших клиентов?

Такая торговля называется кросс-бордер и на данный момент она легальна (и хорошо). Ограничивать пользователей, если они покупают товары для себя, было бы не очень разумно. В основном правообладатели не просят нас отслеживать такие покупки, поскольку те ориентированы на частных лиц.

Проблему основную составляют именно магазины, которые торгуют такой техникой и делают заказы для последующей перепродажи. При этом неавторизованные интернет-магазины зачастую добирают себе дополнительную маржинальность за счёт якобы параллельного импорта, якобы оригинальных новых (к примеру) телефонов — которые могут быть восстановленными, «утопленниками».

Бывает даже так, что в корпус от флагманского смартфона вставляется «начинка» от предыдущей модели, и это всё продаётся под видом новой техники.

Буквально вчера вечером смотрел ролик известного гаджет-блоггера, где он показал несуществующий iPhone 7S. Очень качественно сделано, со стеклянной панелькой сзади, как у восьмерки.

Вы говорили про технологию компьютерного зрения — что это такое, какую роль у вас в системе она выполняет?

Поскольку вся продукция продвигается с использованием товарных знаков и официальных изображений, так или иначе вам нужно какую-то картинку разместить, как-то сказать пользователю, что продукт вот такой.

Анализировать содержимое сайта только через текст, несмотря на то, что текстовые технологии гораздо более развитые, простые и требуют меньше ресурсов, не так эффективно — мы не видим форму, логотип, товарные знаки.

Компьютерное зрение мы используем в основном для того, чтобы «поймать» логотипы, которые могут быть внутри изображения, фотографии, пусть даже сделанной на iPhone (это часто случается, когда люди размещают контрафактную продукцию на товарных агрегаторах).

Компьютерное зрение даёт гораздо больше информации, гораздо больше возможностей, несмотря на то, что серверов под это требуется много. Это один из фильтров, который позволяет выбрать именно те страницы сайта, где продаётся продукция.

Что чаще всего подделывают

Какие категории товаров, брендов чаще всего сталкиваются с проблемой контрафакта?

Исторически самая большая доля контрафакта всегда была в спортивной одежде, обуви, потому что производить ее гораздо проще. Заводы, которые шьют одежду, появились и развивались гораздо быстрее, чем заводы электроники, это требует меньше процессов и контроля за этими процессами. Произвести очень похожий качественный смартфон гораздо сложнее, чем пошить поло.

Кроме того, подделывают всё то, где технология производства скрыта внутри. Это могут быть часы, где основная ценность в механизме, который сотни лет разрабатывался швейцарцами.

А кто больше всего из брендов беспокоится? Кажется, должны беспокоиться те, кто теряет больше денег.

Почти все производители стараются защищать своего покупателя и историю использования продукта.

Даже у меня была история, когда мне подарили мои любимые кроссовки, я год в них ходил и думал, что испортился производитель.

Когда мы начали работать и получили инструкцию, как отличать контрафакт, я понял, что ходил год в контрафакте. Было непонятно, что я носил контрафакт, но ощущение от использования — так себе.

Страдают финансово в основном те бренды, стоимость оригинальной продукции которых не так заметно отличается от предложения контрафактной продукции.

Это заблуждение, что luxury-бренды больше всего борются с контрафактом? Масс-маркет в первых рядах?

Масс-маркет страдает в первую очередь от того, что пользователи ошибаются, делая выбор в пользу контрафактных сайтов. Luxury-брендыявляются, наверное, пионерами борьбы с контрафактной продукцией наравне с рынком FMCG. Даже если человек понимает, что он покупает контрафакт, то когда он идет по улице — на него могут смотреть как на владельца оригинальной сумки, например.

Какой тренд сейчас по контрафакту — его становится больше или меньше? Понятно, что в Китае жужжат станки, но, с другой стороны, появляются сервисы, которые борются c подделками.

К сожалению, надеяться на то, что контрафакт будет сходить на нет, не приходится. Объёмы, наоборот, растут, потому что технологии производства упрощаются. Гораздо проще стало иметь свой маленький «свечной» заводик, который производит смартфоны. Но пользователи сами начинают лучше отличать оригинальную продукцию от не оригинальной. Возрастает и узнавамость брендов.

Есть истории, когда специально покупаются домены «с опечаткой»: например, люди могут ошибаться, печатая yandex – и переходить на yambex, и такого трафика много. А в контрафакте различных смешных написаний ещё много осталось (например, не Adidas, а Abibas)?

Это всё пока ещё есть, но очень сильно сходит на нет. Заменяется новыми брендами, которые продаются под видом luxury — копируют дизайн, например, берут известные очки и повторяют форму, но нигде не пишут название бренда. В принципе, нарушения на товарный знак не происходит, но происходит нарушение в отношении дизайна.

С этим сложнее бороться, сложнее отслеживать, обеспечивать защиту, потому что не все производители регистрируют дизайн. Это не всегда оказывается нарушением их прав.

Я знаю нескольких российских производителей, которые занимаются одеждой — они едут в Италию, смотрят шоу известных дизайнеров, понимают, какие тренды будут в следующем сезоне, и делают очень-очень похожие вещи. Как с этим быть?

Я думаю, что вдохновляться конкурентами и анализировать рынок — это очень правильная история. Главное, чтобы борьба и защита интеллектуальных прав не превратилась в недобросовестную конкуренцию.

Права правообладателя защищаются в первую очередь для того, чтобы помогать покупателям, защищать их интересы, а интересы покупателя в том, чтобы рынок развивался, аналогичные товары становились всё дешевле, совершенствовалось производство и т. д. Не вижу ничего плохого в том, что компании вдохновляются работой друг друга.

Материалы по теме:

Alibaba поможет Samsung, Louis Vuitton и другим брендам искать подделки

Shutterstock.

Источник: https://rb.ru/story/brandmonitor/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий