Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

Поправки в УПК гарантируют достоверность показаний обвиняемых при сделках со следствием

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда
Министерство юстиции России подготовило проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, которые пропишут порядок допроса обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.

Речь о так называемой сделке со следствием. А предлагаемые поправки должны обеспечить правдивость показаний человека.

Нельзя позволить, чтобы обвиняемый добивался поблажек в наказании за счет выдумок и оговоров.

На проблему эксперты обратили внимание несколько лет назад. На практике, как рассказывают специалисты, зачастую показания обвиняемого, заключившего сделку со следствием, становятся одним из доказательств в отношении его подельников. Но где гарантия, что человек сказал правду? Все надо проверять.

Если окажется, что человек дал ложные показания, его сделка со следствием будет разорвана

Минувшим летом Конституционный суд России рассмотрел жалобу некоего гражданина Усенко. Он был осужден за торговлю наркотиками в крупном размере и в составе организованной группы. Двое других его «коллег» заключили сделки со следствием и дали показания. Их дела были выделены в отдельное производство.

На процессе гражданина Усенко они дали показания уже как свидетели. А сами были осуждены в особом порядке — по упрощенной процедуре.

Защита подсудимого обратила внимание, что указанные лица ходе судебного разбирательства уголовного дела Д.В.

Усенко были допрошены в качестве свидетелей без предупреждения о предусмотренной статьями 307 и 308 УК РФ ответственности за дачу заведомо ложных показаний или отказ от дачи показаний.

Конституционный суд России обязал законодателя внести в УПК РФ изменения, касающиеся участия обвиняемого, заключившего сделку со следствием, в судебном разбирательстве по основному делу. Проще говоря, прописать процедуру, как человек будет давать показания, чтобы достоверность его слов не вызывала сомнений.

«Постановление Конституционного суда затронуло очень острую проблему практики, которую можно сформулировать в следующих вопросах, — сказал «РГ» советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов.

— В качестве кого (в каком процессуальном статусе) и в каком порядке можно допрашивать в судебном заседании по основному уголовному делу лицо, обвиняемое в соучастии в том же преступлении, если в отношении него дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве? Необходимо ли предупреждать его об уголовной ответственности за отказ от дачи или дачу заведомо ложных показаний? Что гарантирует достоверность дачи им показаний, если этого предупреждения не будет?»

По его словам, эти вопросы возникли, собственно, потому, что основанием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве как раз является намерение обвиняемого изобличить своих соучастников в совершении преступлений, содействовать в розыске имущества, добытого в результате преступления, и т.д., и получить за это содействие меньшее наказание.

«Очевидно, что изобличение соучастников означает дачу показаний не только на следствии, но и в судебном разбирательстве, проводимом в отношении этих соучастников, — говорит Сергей Насонов. — Учитывая, что практика заключения досудебных соглашений носит не единичный характер (например, в 2015 году суды утвердили 4543 досудебных соглашения), эта проблема приобрела особое значение».

Конституционный суд РФ дал на поставленные вопросы четкие ответы.

Обвиняемый по выделенному делу, в случае допроса по основному делу в отношении соучастников, в «чистом виде» свидетелем являться не может, поскольку обвиняется в том же преступлении. Он не занимает процессуально «нейтральную» позицию.

Исход дела влияет на его правовое положение. Он же не может быть признан и подсудимым, т.к. дело рассматривается не в отношении него, а в отношении его соучастников.

Поэтому Конституционный суд РФ разъяснил, что такие лица должны допрашиваться по правилам допроса свидетеля, с определенными особенностями.

Эти изъятия состоят в том, что на допрашиваемого не распространяются требования статей УК РФ об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные УПК РФ правила о предупреждении допрашиваемых лиц о такой ответственности.

Гарантией дачи такими лицами достоверных показаний является возможность расторжения досудебного соглашения о сотрудничестве, в том числе в случае умышленного сообщения ложных сведений или умышленного сокрытия от судебного следствия каких-либо существенных сведений.

Подготовленный министерством юстиции законопроект приводит нормы УПК в соответствие с правовыми позициями, выраженными в постановлении Конституционного суда.

В предлагаемой к внесению в УПК РФ статье 275.1 устанавливается описанный выше порядок допроса таких обвиняемых: по правилам допроса свидетелей с указанными оговорками и предупреждением о расторжении соглашения о сотрудничестве в случае сообщения ложных сведений.

Иными словами, если обвиняемого поймают на лжи, его сделка со следствием будет расторгнута.

Источник: РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА

Источник: https://pravo163.ru/popravki-v-upk-garantiruyut-dostovernost-pokazanij-obvinyaemyx-pri-sdelkax-so-sledstviem/

Свидетельский иммунитет в уголовном процессе

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

А.И.Ротар, доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса социально-гуманитарного факультета СВГУ (г. Магадан)

Право не давать показания против себя и своих близких лиц имеет международно-правовое значение. В законе перечислены категории лиц, которые не могут давать показания, что связано с выполняемой ими функцией. С правом дачи показаний против себя самого тесно связано право лица на участие в иных следственных действиях.

Ключевые слова: уголовный процесс, права, показания, свидетель, адвокат.

Одним из видов правового иммунитета является свидетельский иммунитет, необходимость его введения определяется социальным назначением, поскольку он является средством обеспечения уважительного отношения к личности, охраной ее личной жизни и процессуальной значимости, а именно: расширение процессуальных прав свидетеля, совершенствование его правового статуса, предупреждение лжесвидетельства, укрепление нравственных основ уголовного судопроизводства.

В ст. 51 Конституции РФ получила закрепление юридическая формула свидетельского иммунитета: «Никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников» (ч. 1). В ч. 2 ст. 51 сказано также, что «федеральным законом могут устанавливаться случаи освобождении от обязанности давать свидетельские показания, кроме тех, которые предусмотрены частью 1 статьи 51».

Данный конституционный принцип базируется на международных нормах и, прежде всего, ст. 36 Декларации прав и свобод человека и гражданина 1948 г. [1]; положениях Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. [3], Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [2].

Согласно п. 40 ст. 5 УПК, свидетельский иммунитет – «право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом».

Как отмечает К.П. Федякин, реализация свидетельского иммунитета в уголовном процессе преследует несколько целей:

1) обеспечение права подозреваемого и обвиняемого на защиту;

2) сохранение внутрисемейных и родственных отношений;

3) обеспечение безопасности свидетелей в уголовном судопроизводстве.

Закрепленный в Конституции РФ свидетельский иммунитет (как субъективное право) для уголовного судопроизводства носит принципиальный характер, обладает всеми признаками, присущими принципам уголовного процесса, и логично дополняет собой их систему. Другими словами, свидетельский иммунитет может считаться принципом уголовного судопроизводства [25, с. 9].

Формирование положений свидетельского иммунитета было обусловлено созданием такого процессуального инструмента, который позволял бы освобождать от свидетельства лиц, не способных, по мнению законодателя, участвовать в рассмотрении уголовного дела в связи со своей пристрастностью или некомпетентностью.

Критерии, определяющие невозможность допроса лиц по возрастному, социальному, религиозному признаку, наличию брачно-семейных отношений между участниками уголовного процесса и другим признакам, были положены в основу не только допустимых или недопустимых доказательств, но и положений свидетельского иммунитета в современном уголовном процессе [15, с. 16].

Освобождая от обязанности свидетельствовать, норма ст. 51 Конституции РФ не исключает права указанных в ней лиц на дачу показаний. Но такие показания (против себя или близких родственников) могут быть даны только с соблюдением принципа добровольности. Любые формы принуждения здесь недопустимы.

Под свидетельским иммунитетом следует понимать систему норм уголовно-процессуального права, которые:

– позволяют отказаться от дачи показаний против себя, своего супруга, близких родственников и близких лиц лицу, вызванному для дачи показаний;

– позволяют подозреваемому, обвиняемому в совершении преступления отказаться от дачи показаний вообще;

– предусматривают обязанность должностных лиц разъяснять участникам уголовного судопроизводства права на свидетельский иммунитет;

– определяют порядок предоставления и процессуального оформления свидетельского иммунитета.

В толковании «права на молчание» как составной части права не давать показания против самого себя, Европейский суд по правам человека исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Европейский суд признает, что право не давать показания против самого себя не является абсолютным, он придает ему особое значение; право не свидетельствовать против самого себя является неотъемлемым аспектом права на защиту.

Право свидетельского иммунитета может быть реализовано заинтересованными участниками процесса в досудебных и судебных стадиях.

В стадии возбуждения уголовного дела лица не допрашиваются, а дают объяснения – в добровольном порядке, они не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ и за дачу заведомо ложных показаний.

При подаче заявления о возбуждении уголовного дела заявитель предупреждается об ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления.

Но показания все участники дают только после возбуждения уголовного дела, перед допросом свидетели и потерпевшие предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, им разъясняется право не давать показания согласно ст. 51 Конституции РФ. Таким образом, право на свидетельский иммунитет возникает с момента его разъяснения – после возбуждения уголовного дела и придания лицу соответствующего статуса.

В стадии предварительного расследования право свидетельского иммунитета распространяется в полной мере, как на подозреваемого/обвиняемого, так и на свидетеля/потерпевшего.

В стадии судебного разбирательства отказ от дачи показаний в связи с тем, что лицо воспользовалось правом свидетельского иммунитета, может иметь различные последствия, что зависит от того, допрашивалось ли это лицо ранее (в стадии предварительного расследования) либо дает показания впервые.

Если подсудимый (потерпевший, свидетель) по различным причинам не был допрошен ранее (находился в розыске, на лечении, не был известен, отказывался давать показания) и в судебном разбирательстве дает показания впервые, то воспользовавшись правом свидетельского иммунитета полностью или в какой-либо части, он не вносит конфликт в судебное следствие.

Но если ранее данным лицом были даны показания при соблюдении всех процессуальных правил их получения, то отказ от дачи показаний в судебном разбирательстве приводит к оглашению ранее данных показаний.

При этом судом исследуются и ранее данные показания и показания, данные в судебном разбирательстве, выясняются причины противоречий, по возможности они устраняются.

Свидетельский иммунитет бывает трех видов:

1) привилегия против самообвинения – право не давать показания против себя самого (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ);

2) родственный иммунитет – право не давать показания против супруга, супруги и своих близких родственников (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ);

3) служебный (профессиональный или функциональный) – право отказаться от дачи показаний или запрет допроса в иных случаях, предусмотренных УПК РФ (ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Первые два вида иммунитета являются относительными (преодолимыми), и лицо при желании может давать показания против самого себя или близкого лица, третий вид иммунитета считается абсолютным (непреодолимым), дача показаний запрещена.

Третий вид иммунитета делится на два подвида:

1) иммунитет, связанный с правом не давать показания в связи с выполнением уголовно-процессуальных обязанностей отдельными участниками уголовного судопроизводства (судья, присяжный заседатель, адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – п. 1 и 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ);

2) иммунитет, связанный с правом не давать показания в целях сохранения профессиональной тайны, не связанной с производством по уголовному делу (адвокат, священнослужитель, должностное лицо налогового органа и др. – п. 3-6 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Без права не свидетельствовать против себя самого любой участник производства по делу остается незащищенным в процессуальном смысле. Главное значение привилегии против самообвинения состоит в том, чтобы человек, против которого ведется уголовное преследование, не был лишен права на защиту путем формального придания ему статуса свидетеля.

Освобождение лица от обязанности давать показания, которые могут ухудшить его положение, т. е.

наделение его свидетельским иммунитетом, должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и означает, что это лицо не может обязываться к представлению имеющихся у него доказательств, подтверждающих обвинение в совершении преступления, но вправе защищаться любыми не запрещенными законом способами (Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2016 № 17-П [7]).

С правом дачи показаний против себя самого тесно связано право лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, на участие в иных следственных и иных процессуальных действиях, тем или иным образом, имеющим целью выявление его причастности к расследуемому преступному деянию.

Источник: https://zakoniros.ru/?p=32568

Разъяснения Конституционным Судом некоторых вопросов процессуального статуса обвиняемого по выделенному уголовному делу

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.07.2016 N 17-П проверены конституционность положений частей 2 и 8 статьи 56, части 2 статьи 278 и главы 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) в связи с жалобой гражданина Д.В. Усенко (далее — заявитель).

Заявитель был привлечен к уголовной ответственности за  незаконный сбыт и покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере и в составе организованной группы, включавшей также граждан К. и Н.

Указанные лица, уголовные дела в отношении которых были выделены в отдельное производство в связи с заключением ими досудебных соглашений о сотрудничестве, были в ходе судебного разбирательства уголовного дела заявителя допрошены в качестве свидетелей без предупреждения об ответственности по ст.

ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний или отказ от дачи показаний.

По мнению заявителя, оспариваемые им положения УПК РФ при допросе в качестве свидетеля лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, позволяют не предупреждать его об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний при производстве по уголовного делу в отношении соучастника совершенного им преступления и тем самым ограничивают гарантии презумпции невиновности лица, против которого даются эти показания, нарушают запрет на использование недопустимых доказательств и потому противоречат Конституции РФ, ее статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 2).

При  рассмотрении жалобы судом указано, что само по себе распространение правил допроса свидетеля на процедуру дачи показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, в судебном заседании по основному уголовному делу не превращает его — в системе действующего правового регулирования — в свидетеля в собственном смысле этого слова (как относящегося к иным, помимо сторон обвинения и защиты, участникам уголовного судопроизводства), поскольку такое лицо одновременно является по выделенному уголовному делу обвиняемым в совершении преступления, в котором в рамках основного уголовного дела обвиняются его возможные соучастники.

Дача показаний таким лицом в судебном заседании по основному уголовному делу вытекает не из процессуального статуса свидетеля, а из досудебного соглашения о сотрудничестве, заключенного им в качестве обвиняемого в преступлении, совершенном совместно с другими лицами, обвиняемыми по основному уголовному делу.

Следовательно, такое лицо при допросе в производстве по основному уголовному делу в отношении другого лица, с которым оно связано обвинением в совершении одного деяния, не является надлежащим субъектом преступлений, предусмотренных статьями 307 и 308 УК РФ.

Соответственно, не предполагается возможность привлечения его к уголовной ответственности на основании указанных статей, а значит, и необходимость предупреждения о таковой при его допросе в производстве по основному уголовному делу.

Само по себе непредупреждение обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, при его допросе в рамках производства по основному уголовному делу об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний не предопределяет оценку данных им показаний как недопустимых доказательств.

Иное означало бы, что такое лицо, на которое распространяются конституционные гарантии, установленные статьями 49 (часть 1) и 51 (часть 1) Конституции РФ, — во всяком случае при отсутствии его прямого отнесения законом к лицам, являющимся субъектами ответственности в соответствии со статьями 307 и 308 УК РФ, — юридически обязывается к прямому или косвенному изобличению себя самого против собственной воли под страхом уголовной ответственности. Между тем право каждого не свидетельствовать против себя самого, равно как и право обвиняемого быть свободным от принуждения к даче изобличающих его показаний и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана.

Таки образом, Конституционный Суд РФ признал взаимосвязанные положения частей 2 и 8 статьи 56, части 2 статьи 278 и главы 40.1 УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку данные положения предполагают, что:

— обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу в целях дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в соучастии в том же преступлении; такое лицо в силу особенностей своего правового положения в уголовном процессе не является подсудимым (обвиняемым) по основному уголовному делу и в то же время как обвиняемый по выделенному уголовному делу, в силу заключенного им досудебного соглашения о сотрудничестве связанный обязательством сообщать сведения, изобличающие других соучастников преступления, по своему процессуальному статусу не является свидетелем по основному уголовному делу;

— на обвиняемого по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, при его допросе в судебном заседании по основному уголовному делу в целях получения показаний в отношении других соучастников преступления не распространяются требования статей 307 и 308 УК РФ об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные УПК РФ правила о предупреждении допрашиваемых лиц о такой ответственности;

— обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, при его допросе в судебном заседании по основному уголовному делу предупреждается о предусмотренных главой 40.

1 УПК РФ последствиях нарушения при даче показаний обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, в том числе в случае умышленного сообщения ложных сведений или умышленного сокрытия от судебного следствия каких-либо существенных сведений.

Конституционно-правовой смысл взаимосвязанных положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40.1 УПК РФ, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Федеральному законодателю надлежит внести в УПК РФ соответствующие изменения, касающиеся участия обвиняемого по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, в судебном разбирательстве по основному делу в целях дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в том же преступлении в соучастии с ним.

Подробнее с документом можно ознакомиться на официальном интернет-портале правовой информации — http://publication.pravo.gov.ru либо на официальном сайте КонсультантПлюс — http://www.consultant.ru.

Источник: https://admtyumen.ru/ogv_ru/block/actuals/prokur_explain/more.htm?id=11381298@cmsArticle

Участнику сделки со следствием нельзя верить на слово, напомнил КС

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

Сделка со следствием не гарантирует ее участнику скорого освобождения, подчеркнул КС

С. Портер / Ведомости

Заключивший сделку со следствием преступник, дающий показания против своих подельников, не является свидетелем в полном смысле этого слова и обладает особым процессуальным статусом.

Об этом говорится в опубликованном в конце прошлой недели постановлении Конституционного суда о проверке норм Уголовно-процессуального кодекса, которые позволяют участникам сделки со следствием свидетельствовать против других участников преступления.

Такого участника процесса не нужно предупреждать об ответственности за дачу ложных показаний, поскольку ему грозит ответственность за нарушение условий сделки: досудебное соглашение о сотрудничестве может быть расторгнуто, а уже вынесенный приговор пересмотрен в худшую сторону.

Предупреждать о последствиях обвиняемого должен прокурор еще при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. При этом заведомо ложные обвинительные показания должны рассматриваться как нарушение не менее серьезное, нежели попытка выгородить бывших сообщников, подчеркивается в постановлении Конституционного суда.

Поводом для рассмотрения этого дела стала жалоба жителя Вологды Дмитрия Усенко, осужденного в 2014 г. за сбыт наркотиков в составе организованной преступной группы. Как следует из жалобы, на суде были оглашены и использованы в качестве доказательств показания подельников Усенко, заключивших сделку со следствием.

Эти показания были даны в ходе предварительного следствия, когда оба свидетеля допрашивались в качестве обвиняемых и подозреваемых. На суде они подтвердили свои показания.

По мнению заявителя, такая практика нарушает конституционный запрет на использование доказательств, полученных незаконным путем: выступившие в качестве свидетелей лица не предупреждались об ответственности за дачу ложных показаний или за отказ от дачи показаний и допрашивались без защитника.

Аксессуары для агитации

Участники массовых акций имеют право заклеивать рот скотчем, делать на лице рисунки и клеить на них стикеры с агитацией. А вот использование масок, балаклав или других предметов, скрывающих лица, нарушает закон, разъяснил Конституционный суд в ответе на жалобу самарских студентов.

Конституционный суд не увидел в нормах, регламентирующих «сделку со следствием», противоречий Основному закону страны.

«Дозволение обвиняемому добиться уменьшения объема обвинения или размера наказания в случае признания своей вины либо в обмен на плодотворное сотрудничество с органом следствия является общей чертой европейских систем уголовной юстиции», – отмечается в постановлении суда.

В пример судьи приводят решения Европейского суда по правам человека, в том числе по делу «Навальный против России» (дело «Кировлеса»).

Показания лица, заключившего сделку со следствием, не имеют заранее установленной силы и подлежат проверке по всем правилам уголовно-процессуального закона, разъясняет Конституционный суд.

Они не освобождают органы обвинения от обязанности доказывания виновности и иными средствами, а следовательно, не опровергают презумпцию невиновности обвиняемого по основному делу. Процедура допроса таких лиц должна обеспечивать право обвиняемого по основному делу на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него, настаивает суд. В постановлении отмечается, что законодателю следует уточнить порядок участия тех, кто заключил «сделку с правосудием», в процессах по делам их предполагаемых сообщников.

«По-моему, они просто запутались, пытаясь защитить существующий порядок», – комментирует рекомендации Конституционного суда адвокат Дмитрий Аграновский.

Он напоминает, что основная проблема заключается не в инструменте «сделки с правосудием», а в его национальной интерпретации, когда приговор участнику сделки выносится еще до того, как суд проверит его показания.

В реальности суды ничего не пытаются проверить, замечает адвокат, – даже если участник сделки полностью меняет на суде показания, тот обычно просто все сказанное «оценивает критически» и использует показания, полученные на допросе.

Именно это случилось на суде по делу его подзащитного, оппозиционера Сергея Удальцова, напоминает Аграновский: хотя главный свидетель обвинения на суде практически полностью отказался от своих показаний, этот факт просто проигнорировали, напоминает он, и уж, конечно, никто не стал пересматривать досудебное соглашение о сотрудничестве. Определяя порядок сделки со следствием, законодатель должен закладывать поправку на обвинительный уклон российских судов, считает адвокат.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/07/25/650388-uchastniku-sdelki-sledstviem

Обзор решений Конституционного Суда Российской Федерации — Прокуратура Еврейской автономной области

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

21.03.2019 опубликован обзор решений Конституционного Суда Российской Федерации (далее Конституционный Суд), принятых  в 2018 году,  по вопросам соответствия Конституции Российской Федерации отдельных норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовного кодекса Российской Федерации.

Так, Конституционный Суд признал не противоречащим  Конституции Российской Федерации:

— положения  ч. 1 ст. 81.1 и п. 3.1 ч. 2 ст.

82 УПК РФ, поскольку указанные в данных статьях  вещественные доказательства не должны изыматься у их собственников или владельцев, если обеспечение их сохранности и проведение с ними необходимых следственных действий, а равно предотвращение их использования для совершения преступлений не требуют с учетом их особенностей и иных обстоятельств конкретного дела такого изъятия; после проведения с ними необходимых следственных действий, потребовавших изъятия, они незамедлительно возвращаются собственнику или владельцу на ответственное хранение (постановление Конституционного суда  от 11.01.2018 № 1-П);

— положения ч. 1 и ч. 3 ст.

107 УПК РФ, так как они предполагают избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ, в том числе с ч. 1 ст.

56 УК РФ, в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 108 УК РФ исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2018 № 12-П);

— положение ч. 1 ст.

435 УПК РФ, указав, что в случае выявления факта психического заболевания лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, суд, принимая решение о его переводе в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, обязан установить срок, на который данное лицо помещается в названную медицинскую организацию, в том числе, календарную дату его истечения (постановление Конституционного Суда РФ от 24.05.2018 № 20-П);

— положения ч. 1 ст.10 УК РФ, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 239 и п. 1 ст.

254  УПК РФ, поскольку они предполагают, что суд, в производстве которого находится возбужденное по заявлению потерпевшего или его законного представителя уголовное дело частного обвинения, обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения данного дела в связи с принятием закона о декриминализации и только при наличии его согласия вправе прекратить уголовное дело. В случае, если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела в связи с принятием закона о декриминализации, суд обязан рассмотреть данное дело по существу в рамках процедуры производства по делам частного обвинения и, исследовав имеющиеся доказательства, либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело по указанному основанию (постановление Конституционного Суда РФ  от 15.10.2018 № 36-П);

— положения ч.ч. 1, 3, 4 ст.

35 УПК РФ, поскольку при наличии обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, к подсудности которого оно отнесено законом (в случае угрозы гарантиям объективного и беспристрастного правосудия), вопрос об изменении территориальной подсудности данного уголовного дела рассматривается по обращению Генерального прокурора РФ или его заместителя судьей Верховного Суда  РФ. Принятое в таком порядке решение об изменении территориальной подсудности уголовного дела может быть обжаловано или на него может быть принесено представление прокурора в установленном порядке (постановление Конституционного Суда РФ от 09.11.2018 № 39-П).

Кроме этого, Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ положение п. 2 примечаний к ст.

264 УК РФ в той мере, в какой оно ставит лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе в состоянии опьянения, если оно совершило нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности предусмотренные ст.

264 УК РФ тяжкие последствия, и скрылось с места дорожно-транспортного происшествия, в преимущественное положение с точки зрения последствий своего поведения по сравнению с лицами, указанными в п. 2 примечаний к данной статье, т.е.

 управлявшими транспортными средствами и оставшимися на месте дорожно-транспортного происшествия, в отношении которых факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ надлежащим образом установлен, либо которые не выполнили законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Конституционный Суд РФ установил годичный срок для исполнения указанного Постановления федеральным законодателем. До внесения необходимых законодательных изменений действующий порядок применения п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ сохраняет силу  (постановление Конституционного Суда РФ  от 25.04.2018 № 17-П).

Также  Конституционный Суд выявил смысл положений п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Указанным положением установлено, что защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Конституционный Суд РФ отметил, что данный запрет в равной мере распространяется и на адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи при даче им показаний в ходе допроса, если этот адвокат оказывает или оказывал юридическую помощь в качестве представителя или защитника одной из сторон, интересы которой противоречат интересам данного свидетеля (определение Конституционного Суда РФ от 15.10.2018 № 2518-О).

Уголовно-судебный отдел прокуратуры ЕАО

Источник: https://prokuror-eao.ru/obzor-reshenij-konstitutsionnogo-suda-rossijskoj-federatsii/

Суд встал на защиту профессиональных прав адвоката

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

31 мая 2019 г. 20:15

Отвод адвоката АП Санкт-Петербурга Михаила Зломнова от участия в деле брата в качестве защитника признан незаконным

Как сообщает «АГ», в День российской адвокатуры, 31 мая, Ломоносовский районный суд Ленинградской области удовлетворил жалобу адвоката Михаила Зломнова на его отвод от участия в качестве защитника в уголовном деле его брата.

Суд сослался на недавнее определение КС РФ о порядке вызова защитников на допрос и указал, что постановление следователя нельзя признать законным и обоснованным.

В комментарии «АГ» один из представителей Михаила Зломнова, адвокат Анастасия Пилипенко указала, что, поскольку данное постановление – одно из первых вынесенных по аналогичным жалобам после определения Конституционного Суда РФ от 11 апреля, можно предположить, что оно создаст новую волну положительной практики по таким делам.

Как ранее писала «АГ», в отношении адвокатов АП Санкт-Петербурга Михаила и Андрея Зломновых было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти).

Тогда Михаил Зломнов предположил, что поводом для возбуждения дела послужило то, что адвокаты осуществляют защиту родственника в уголовном деле, которое расследует Следственная служба УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Защитник пояснил, что 22 ноября 2018 г. от подзащитного он узнал, что руководитель следственной группы следователь Данил Саблин планирует в декабре отвести адвокатов, поскольку «они слишком заинтересованы».

Позже, 29 января старшим следователем по ОВД СС УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области И. Здориком в отношении Павла Зломнова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ. На следующий день он был задержан в качестве подозреваемого. Павел Зломнов ходатайствовал о приглашении адвокатов Андрея и Михаила Зломновых. Он сообщил номер телефона последнего.

Ему было отказано в связи с тем, что, в частности, Михаил Зломнов вызван в следственный орган повесткой для допроса в качестве свидетеля, поскольку обладает информацией об обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела. Тогда же Михаил Зломнов был отведен от участия в деле в качестве защитника, поскольку, как указано в постановлении следователя, ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве свидетеля.

Не согласившись с таким решением, защитник обратился в Ломоносовский районный суд Ленинградской области. В жалобе Михаил Зломнов отметил, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Он указал, что с 5 февраля 2018 г. осуществляет защиту обвиняемого по всем уголовным делам, в связи с чем не мог быть вызван на допрос в качестве свидетеля с последующим отводом от участия в деле. Адвокат попросил суд признать постановление следователя незаконным и необоснованным, обязать должностное лицо устранить нарушения.

В суде Михаил Зломнов, а также адвокаты АП Санкт-Петербурга Анастасия Пилипенко и Сергей Воронов, адвокат АП Оренбургской области Оксана Кебайер доводы апелляционной жалобы поддержали. Следователь и прокурор полагали необходимым в удовлетворении жалобы отказать в связи с отсутствием процессуальных оснований.

Заслушав стороны, суд отметил, что из совокупности имеющихся документов следует, что Михаил Зломнов осуществлял защиту обвиняемого по иному уголовному делу, о чем также свидетельствует копия соответствующего ордера адвоката.

Суд сослался на Определение КС РФ от 11 апреля № 863-О, в соответствии с которым в российском законодательстве сформирован процессуальный режим, в рамках которого возможно проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката.

Проведение в отношении адвокатов следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-розыскных мероприятий допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре.

Эта норма, устанавливая для защиты прав и законных интересов данной категории лиц дополнительные гарантии, обусловленные их особым правовым статусом, пользуется приоритетом как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений (Определение КС РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О).

«Поскольку в материалах настоящего дела не содержится копии соответствующего судебного решения, на основании которого адвокат Зломнов М.А. подлежал вызову на допрос в качестве свидетеля и допросу в указанном процессуальном статусе, суд приходит к выводу, что вызов адвоката Зломнова М.А.

на допрос в качестве свидетеля следователем без предварительного судебного решения противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку создает угрозу для адвокатской тайны», – указал суд. Он добавил, что изложенное не позволяет признать постановление И.

Здорика об отводе защитника законным и обоснованным.

Таким образом, Ломоносовский районный суд Ленинградской области удовлетворил жалобу Михаила Зломнова.

В комментарии «АГ» Анастасия Пилипенко отметила: несмотря на то, что в постановлении суд встал на защиту профессиональных прав адвокатов и отстоял право Павла Зломнова на защиту, он уклонился от оценки фактических обстоятельств, связанных с вызовом адвоката на допрос, и не оценил существенную часть доводов защиты. «При этом мы все же считаем сегодняшнее решение безусловным успехом», – подчеркнула адвокат.

Анастасия Пилипенко указала, что, поскольку данное постановление – одно из первых вынесенных по аналогичным жалобам после решения КС РФ от 11 апреля, можно предположить, что оно создаст новую волну положительной практики по таким делам. «Мы также надеемся, что сыграли свою роль большое количество адвокатов, поддержавших жалобу Михаила Зломнова, и их слаженная работа, а также роль СМИ», – подчеркнула адвокат.

Она добавила, что от участия в деле в качестве защитника также был отведен Андрей Зломнов; рассмотрение его жалобы, которая находится в производстве того же судьи, назначено на 6 июня.

lomonosovsky.lo.sudrf.ru

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/sud-vstal-na-zashchitu-professionalnykh-prav-advokata/

КС: Любое следственное действие в отношении адвоката возможно лишь на основании решения суда

Допрос обвиняемого в качестве свидетеля постановление конституционного суда

6 июня Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1507-О по дополнительной жалобе адвоката Олега Крупочкина и его доверителя Владимира Зубкова на неконституционность ряда положений УПК РФ, а также Закона о Следственном комитете России, поданной ими вслед за основной жалобой в указанный Суд.

Заявители дважды обратились в Конституционный Суд РФ

Напомним, ранее «АГ» писала о том, что Владимир Зубков обвинялся в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. Адвокат обвиняемого Олег Крупочкин был вызван на допрос следователем без предварительного судебного решения.

Поскольку он отказался от явки на следственное действие и дачи показаний, ссылаясь на свой статус представителя Владимира Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, Олег Крупочкин 27 декабря 2017 г. был подвергнут принудительному приводу на допрос к следователю.

В ходе допроса защитник продолжал ссылаться на свой статус и недопустимость дачи показаний.

В дальнейшем Олег Крупочкин обратился в суд с жалобой на постановление следователя о его допросе, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов в связи с его приводом и допросом.

Суд отказался удовлетворять жалобу в части признания незаконными решения следователя и самого привода, прекратив производство по остальной части жалобы.

Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Владимира Зубкова, в котором Олег Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский районный суд г.

Ярославля удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе защитника ввиду того, что он был допрошен как свидетель по делу.

Впоследствии адвокат безуспешно обжаловал постановление следователя о его приводе для допроса в качестве свидетеля, а также об исполнении этого привода в первой и второй инстанциях судов общей юрисдикции.

КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводуСуд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь

В первой жалобе в КС Владимир Зубков и Олег Крупочкин просили признать неконституционными следующие нормы УПК РФ: ст. 38, устанавливающую права и обязанности следователя в рамках предварительного следствия по уголовному делу; ст. 88, содержащую правила оценки доказательств; ст.

113, регулирующую привод к дознавателю, следователю или в суд обвиняемого, свидетеля и иных лиц в случае их неявки по вызову без уважительных причин; ст. 125 о судебном порядке рассмотрения жалоб; ч. 1 ст. 152, регламентирующую место производства предварительного расследования.

Также они оспаривали конституционность положений ч. 2 ст.

7 Закона о Следственном комитете РФ, согласно которой требования (запросы, поручения) сотрудника СК России, направленные при проверке сообщения о преступлении, проведении предварительного расследования или осуществлении других полномочий, обязательны для исполнения всеми незамедлительно или в указанный срок.

11 апреля Конституционный Суд вынес Определение № 863-О об отказе в принятии жалобы к рассмотрению. При этом в своем решении КС сделал вывод, что вызов адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, на допрос в качестве свидетеля без санкции суда на это не может быть основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в данном уголовном деле в качестве защитника.

Спустя несколько дней после вынесения отказного определения в КС РФ поступила дополнительная жалоба заявителей, в которой они вновь настаивали на неконституционности тех же самых законоположений.

На это раз они указали, что спорные нормы не соответствуют Конституции, поскольку допускают вызов адвоката для проведения с ним как со свидетелем следственных действий без предварительного решения суда.

Авторы жалобы полагают, что при рассмотрении вопроса о возможности допросить адвоката в качестве свидетеля суд должен установить, имеется ли согласие на указанное следственное действие его текущего или будущего доверителя.

КС подтвердил обязательность судебной санкции на любые следственные действия в отношении адвоката

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд отказался принимать ее к производству. Суд напомнил, что в своем Определении № 863-О от 11 апреля 2019 г. он констатировал, что в законодательстве РФ сформирован такой процессуальный режим, который допускает возможность проведения следственных действий и ОРМ в отношении адвоката.

КС отметил, что ст. 8 Закона об адвокатуре, которая посвящена адвокатской тайне, корреспондирует ч. 3 ст.

56 УПК РФ, в силу которой адвокаты не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах дела, ставших им известными от своих доверителей, за исключением отдельных случаев.

«Однако такие гарантии распространяются лишь на те отношения подозреваемых, обвиняемых со своими адвокатами, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в порядке, установленном законом, то есть не связаны с носящими уголовно противоправный характер нарушениями ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица», – указано в определении КС РФ.

Также Суд отметил, что если допрос адвоката в качестве свидетеля возможен, то указанное следственное действие (как и иные в отношении такого лица) допускается лишь на основании судебного решения.

Эта норма имеет приоритетное значение в силу защиты ею прав и законных интересов отдельных категорий лиц путем предоставления дополнительных гарантий в силу их особого правового статуса.

Как пояснил Конституционный Суд РФ, спорные положения не исключают необходимости выполнения правоприменителями в процессе уголовного преследования всего комплекса мер по охране в уголовном судопроизводстве прав и законных интересов лиц.

Конституционный Суд также высказался относительно доводов заявителей о необходимости проверки судом наличия согласия на допрос адвоката в качестве свидетеля лица, которому тот оказывал, оказывает или будет оказывать юридическую помощь.

Высшая судебная инстанция пояснила, что допрос адвоката об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юрпомощи, возможен, если о нем ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах последних либо адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь (ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

«Из представленных материалов следует, что адвокат Олег Крупочкин о своем допросе в качестве свидетеля по уголовному делу Владимира Зубкова не ходатайствовал, а потому согласие обвиняемого и других лиц, которым адвокат оказывал юридическую помощь, на такой допрос не выяснялось. При этом заявители в своей дополнительной жалобе фактически предлагают внести целесообразные, с их точки зрения, изменения в уголовно-процессуальное законодательство, что не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ», – указано в определении.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-lyuboe-sledstvennoe-deystvie-v-otnoshenii-advokata-vozmozhno-lish-na-osnovanii-resheniya-suda/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий