Дополнительный допрос свидетеля в суде по уголовному делу

Дискредитация свидетеля как тактика допроса в суде. Закон і Бізнес

Дополнительный допрос свидетеля в суде по уголовному делу

22.12.2015 12:51

Сергей Моргун, юрист юридической компании LEX LIGA

Современный украинский юрист владеет знаниями по праву и представления о регламентации судебного процесса, но психологические особенности допрашиваемого и его поведение находятся далеко за пределами изучения правовых аспектов следствия в высшей школе.

Поэтому юридическая компания LEX LIGA предлагает разобраться в вопросе целесообразности дискредитации свидетеля в судебном процессе.

Перекрёстный допрос является лучшим способом для выяснения полной правды. Именно при таком допросе можно раз и навсегда решить вопрос относительно дискредитации свидетеля и его показаний (предусмотрено ч. 8 ст. 95 и ст. 96 УПК). Уголовный процессуальный кодекс Украины (ч. 8 ст.

95) предусматривает, что потерпевший и стороны уголовного производства имеют право на получение объяснений, которые не являются источником доказательств, от участников уголовного дела и других лиц.

Информация, полученная таким образом, может трансформироваться в доказательство после допроса свидетеля или проведения необходимой экспертизы.

Различают следующие виды перекрёстного допроса:

— первичный – проводится до допроса судьи, но после прямого допроса;

— повторный – проводится, если противоположная сторона использовала своё право на повторный допрос (суть заключается в получении повторных, необходимых для рассмотрения дела данных);

— дополнительный – необходим для выделения отдельных деталей и предоставления им нового восприятия и остроты.

Что же понимают под определением «дискредитация»?

Это – слово иностранного происхождения, от французского «discrediter» – подрывать доверие.

Дискредитация свидетеля– это процесс подведения под сомнение его компетентности и/или достоверности его показаний.

Рассматривая способы дискредитации свидетеля, стоит отметить, что они делятся на две группы в зависимости от того, подлежит дискредитации сам свидетель или его показания.

Основными способами дискредитации свидетеля являются:

— доказывание лживости свидетеля как черты его характера. Предметом доказывания является конкретная черта характера свидетеля – его правдивость, другие личные качества и черты не учитываются;

— информирование о предыдущей судимости свидетеля. Ранее лицо, которое уже было осуждено за государственное преступление или иное правонарушение, которое связано с преступными действиями, не имело права давать показания. На данный момент такому свидетелю можно только выразить недоверие, особенно если ранее он уже давал ложные показания;

— доказывание проступков, которые не привели к осуждению. Направляясь этим путём, следует помнить, что в случае возражения свидетелем своего проступка, сторона обвинения не может настаивать на противоположном;

— доказывание отдельных элементов дееспособности свидетеля, поскольку для дачи показаний он должен адекватно воспринимать факты, запоминать и воспроизводить их. Могут задаваться компрометирующие вопросы относительно органов восприятия свидетеля на предмет возможных дефектов в восприятии им цвета, звука и времени.

Дискредитация показаний свидетеля может проявляться в следующем:

— предыдущие противоречивые показания. Если перед судебным заседанием свидетель сделал заявление, что противоречит тому, что он говорил на суде, то для выяснения точных обстоятельств его подвергают перекрёстному допросу. Противоречие можно доказать не только с помощью перекрёстного допроса, но и с помощью других данных, например, свидетельство другого человека;

— предыдущие противоречивые действия. В данном случае противоречие заключается в том, что представленные на суде показания расходятся с действиями, совершёнными до заседания.

Например, сторона обвинения предоставляет показания свидетеля с целью дискредитации свидетельств подсудимого, но выясняется, что когда-то свидетель дал ему взаймы деньги. Делаются выводы: если свидетель верил, что подсудимый является человеком, который не заслуживает доверия, то он не занял бы ему денежных средств.

Несмотря на это, между показами свидетеля и его поступками к моменту судебного заседания существует противоречие, из которого понятно, что свидетельством этого человека доверятьнельзя;

— особые противоречия. Этот метод основан на том, что если свидетель ошибается в отношении одного факта или обстоятельства, то его показания не заслуживают доверия по отношению и к другим фактам. Убедительность такого аргумента зависит от того, какая именно конкретная ошибка представлена ​​для внимания суду.

Проблемы, с которыми сталкивается адвокат во время проведения перекрёстного допроса

Согласно ст. 47 УПК адвокат в суде должен использовать средства защиты для обеспечения интересов, прав и свобод подсудимого и выяснения обстоятельств, которые помогут опровергнуть обвинения и смягчить или исключить обвинения.

Проведение перекрестного допроса во время судебного заседания урегулировано ст. 352 УПК. Во время такого допроса адвокат имеет полное право задавать наводящие вопросы. Сложность заключается в том, что адвокат не может сразу провести перекрёстный допрос, а должен обязательно ждать проведения прямого допроса.

Следует тщательно подбирать слова, потому что есть такие наводящие вопросы, которые считаются недопустимыми.

Часто используют специальные лингвопсихологических методы воздействия, определённую грамматическую форму вопросы для того, чтобы подтолкнуть человека к желаемому ответу.

Однако, необходимо отметить то, что лингвопсихологическое принуждение в современной судебной практике запрещено.

На перекрёстном допросе необходимо допросить всех участников процесса (свидетелей, подсудимых, потерпевших, гражданских ответчиков и истцов, экспертов и т.д.). Такой тип допроса имеет достаточно сильное влияние на психику допрашиваемого.

Тактика дискредитации свидетеля, кроме уголовного производства, часто применяется и при рассмотрении дел в других процессах.

В отличие от уголовного, административного, гражданского процессуального законодательства, Хозяйственный процессуальный кодекс Украины не предусматривает свидетелей как средство доказывания.

Основной причиной этого отличия является временной фактор, поскольку существует мнение, что хозяйственный процесс должен быть чётко формализованным и документированным, а наличие свидетелей позволит недобросовестной стороне затянуть и без того длительное судебное рассмотрение дела.

Таким образом, можно сделать вывод, что цель процедуры выражения недоверия заключается в том, чтобы дискредитировать свидетеля противоположной стороны, его показания и в результате доказать необоснованность позиции процессуального противника или хотя бы подшатнуть его доказательную базу, тем самым укрепив свою позицию по делу в глазах участников судебного процесса и суда. Безответственно вступать в судебные процессы без подготовки и использования указанных тактических приёмов дискредитации свидетелей.

© Закон и Бизнес

Источник: https://zib.com.ua/ru/print/120611-diskreditaciya_svidetelya_kak_taktika_doprosa_v_sude.html

Ответы на вопросы судов по применению упк рф

Дополнительный допрос свидетеля в суде по уголовному делу

1. Ст. 237 УПК РФ предусматривает возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом и обязывает прокурора в течение 5 суток обеспечить устранений допущенных нарушений. Как поступать суду дальше, если недостатки не будут устранены?

Возвратить уголовное дело прокурору. При этом суду следует иметь в виду, что Уголовно-процессуальным кодексом РФ (ст. 29) предусмотрена форма процессуального реагирования со стороны суда на случаи нарушения органами расследования требований закона.

2. В статье 238 части 2 УПК РФ указано, что, если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, суд избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск.

Возвращается ли в данном случае дело прокурору по аналогии с возвращением дела в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей и совершившего побег?

В случае, когда обвиняемый, не содержащийся под стражей, скрылся и место его пребывания неизвестно, судья, руководствуясь ст. 238 УПК РФ, приостанавливает производство по уголовному делу, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и, не возвращая дело прокурору, поручает ему обеспечить розыск обвиняемого.

3. Возможно ли оглашение показаний при отсутствии согласия одной из сторон в следующих случаях:

— подсудимый отказался давать показания в силу ст. 51 Конституции Российской Федерации;

Закон не запрещает оглашение показаний подсудимого данных им ранее в ходе предварительного следствия или судебного заседания в случае его отказа давать показания в суде в силу ст. 51 Конституции РФ.

— при наличии доказанности сведений о невозможности явки в суд свидетеля или потерпевшего (смерть, безвестное отсутствие и т.д.)?

Закон не указывает причин неявки свидетеля или потерпевшего, которые могут послужить основанием к оглашению их показаний без достижения согласия сторон процесса.

4. Может ли суд первой инстанции отказать в удовлетворении ходатайства стороны о допросе свидетелей, явившихся в судебное заседание, или ограничить число таких свидетелей, если они дают показания об одних и тех же обстоятельствах дела?

С учетом положения ч. 4 ст. 271 УПК РФ, суд ни при каких обстоятельствах не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

5. С учетом принципа состязательности процесса возможен ли вызов свидетелей по инициативе суда?

Суд обязан предоставить сторонам возможность реализовать свои права, создав для этого необходимые условия. Вызов дополнительных свидетелей по собственной инициативе суда при отсутствии на то ходатайства одной из сторон процесса, во всяком случае, будет свидетельствовать о выполнении судом не свойственной функции либо стороны защиты, либо стороны обвинения.

6. В УПК РФ отсутствует принцип непрерывности судебного разбирательства по делу. Означает ли это, что по каждому из дел ведется протокол судебного заседания с указанием о перерыве на тот или иной период времени? Во время перерыва по одному уголовному делу возможно ли проведение судебных заседаний по другим уголовным и гражданским делам?

Отсутствие принципа непрерывности судебного разбирательства позволяет судье вести судебное следствие одновременно по нескольким делам, находящимся в его производстве.

По каждому рассматриваемому делу ведется протокол судебного заседания.

7. Статья 281 УПК РФ позволяет с соблюдением указанных в ней условий оглашать показания потерпевшего и свидетеля, если те не явились в судебное заседание. Есть ли в данном случае необходимость выяснения их надлежащего уведомления о времени и месте судебного заседания, причины их неявки и признания этих причин, исключающими возможность указанных лиц участвовать в судебном заседании?

В соответствии со ст. 262 УПК РФ, секретарь судебного заседания обязан уведомить суд о причинах неявки вызванных в судебное заседание лиц. В условиях состязательного процесса обязанность выяснения причин неявки вызванных в судебное заседание лиц возложена на стороны.

При этом суду необходимо исходить из того обстоятельства, что согласно требованиям ч. 4 ст. 220 УПК РФ, составленное органами расследования обвинительное заключение должно содержать список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения.

Невыполнение этого требования закона лишает секретаря судебного заседания возможности довести до суда сведения о неявке вызванных лиц, представленных каждой из сторон, и, как следствие, принять суду решение по ходатайству стороны о принудительном приводе.

Такое нарушение закона может быть признано в качестве недостатка обвинительного заключения, влекущего возвращение дела прокурору (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ ).

8. Следует ли соблюдать форму приложения N 104 к УПК РФ, согласно которому во вводной части приговора указывается только фамилия, имя и отчество подсудимого, в то время как п. 4 ст. 304 УПК РФ обязывает указать во вводной части приговора не только фамилию, имя и отчество подсудимого, но и иные сведения о его личности, имеющие значение для уголовного дела?

Суду необходимо руководствоваться непосредственно нормой закона.

9. Следует ли возвращать стороне кассационную жалобу, в которой не указаны доводы и основания для отмены или изменения приговора, если сторона указывает, что мотивированную жалобу представит после ознакомления с протоколом судебного заседания?

Закон — ст. 375 УПК РФ, предусматривает условия, которым должны отвечать кассационная жалобы или представление.

Согласно ч. 3 ст. 375 несоблюдение предъявляемых законом требований к кассационной жалобе или представлению, препятствующих рассмотрению дела в кассационном порядке, влечет возвращение их судьей, который назначает срок для их пересоставления.

10. Вправе ли суд кассационной инстанции при рассмотрении дела в кассационном порядке по ходатайству сторон, исследовать доказательства, не исследованные судом первой инстанции и на основании полученных данных изменить или отменить приговор?

Должен ли вестись в суде кассационной инстанции протокол судебного заседания?

Часть 4 ст. 377 УПК РФ позволяет суду кассационной инстанции непосредственно исследовать доказательства при наличии ходатайства об этом стороны процесса.

Под непосредственным исследованием доказательств в кассационной инстанции понимается исследование имеющихся в уголовном деле доказательств, получивших оценку суда, то есть оглашение показаний свидетелей, потерпевшего, заключений экспертиз и т.д.

Дополнительные материалы, представленные кассационной инстанции могут быть исследованы судом, если они не получены в нарушение закона путем проведения следственных действий вне рамок предварительного расследования.

Во всяком случае, изменение или отмена приговора с прекращением уголовного дела на основании дополнительных материалов не допускается.

Исключение составляют те случаи, когда факт, установленный дополнительными материалами, не требует проверки и оценки судом первой инстанции (факт смерти осужденного после подачи им кассационной жалобы, недостижение осужденным возраста уголовной ответственности и т.п. ).

Ведение протокола судебного заседания в суде кассационной инстанции не предусмотрено законом.

11. В силу ч. 2 ст. 360 УПК РФ суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном или кассационном порядке проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части и в отношении тех осужденных, которых касаются жалоба или представление.

Исключает ли это требование закона возможность пересмотра в кассационном порядке уголовного дела в случае отсутствия состава преступления в деянии, совершенном несколькими лицами, в отношении лица, не обжаловавшего приговор? Подлежит ли изменению приговор в связи с необходимостью применения к осужденному уголовного закона о менее тяжком преступлении, снижения наказания в соответствии с требованиями закона при отсутствии жалоб или представлений в этой части?

Глава 2 закрепляет принципы уголовного судопроизводства, которые являются определяющими как в суде первой, так и в судах второй и третьей инстанций.

В частности, в ст. 6 УПК РФ провозглашается, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

С учетом этого, суд любой инстанции при наличии на то достаточных оснований, во всяком случае, обязан освободить лицо, незаконно подвергшееся уголовному преследованию, а также решить вопрос о применении закона о менее тяжком преступлении или смягчить назначенное наказание вследствие его чрезмерной суровости.

12. В случае отмены приговора, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, должна ли кассационная инстанция немедленно освобождать из-под стражи обвиняемого или она вправе решить вопрос об оставлении меры пресечения, избранной судом?

В случае отмены обвинительного приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение кассационная инстанция вправе оставить без изменения приговор в части избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

13. Является ли обязательной позиция прокурора в кассационной инстанции при частичном или полном изменении квалификации по приговору, либо прекращении дела производством?

Согласно ч. 5 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены УПК РФ, отказаться от осуществления уголовного преследования.

Из содержания ч. 5 ст. 236 и ч. 7 ст. 246 УПК РФ следует, что решение об отказе прокурора от обвинения может быть принято в стадии предварительного слушания или в ходе судебного разбирательства. Отказ прокурора от обвинения в суде кассационной инстанции, влекущий последствия, указанные в ч. 7 ст. 246 УПК РФ, законом не предусмотрен.

14. Может ли быть обращен к исполнению приговор в отношении осужденного, который его не обжаловал, до рассмотрения дела в кассационной инстанции по жалобам других осужденных и их адвокатов?

Такой приговор может быть обращен к исполнению.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ

\r

Источник: https://zakonbase.ru/content/base/56452/?print=1

Значение судебного допроса свидетеля для доказывания по уголовному делу

Дополнительный допрос свидетеля в суде по уголовному делу


О значении судебного допроса свидетеля для доказывания по уголовному делу писали в своих работах: П.Сергеич, А.Квачевский, Л. Е. Ароцкер, А. Л. Ривлин, Н. И. Порубов, С. К. Питерцев, А. А. Степанов и др.

А. А. Квачевский указывал: «Допрос свидетелей, в ряду других способов доказательств занимает столь почетное место, по его полезности для открытия истины, что наука и практика признала его основанием уголовного производства» [1, с. 64].

По мнению П.Сергеича: «Живая основа процесса заключается в показаниях свидетелей и экспертов; в их словах загадка и разгадка дела. Поэтому наиглавнейшая, почти единственная заслуга сторон в ведении судебного следствия состоит в умении вести допрос» [2, c. 174].

Свидетельские показания — это самый распространенный вид доказательств в уголовном процессе. Объясняется это тем, что от показаний свидетеля зависит полнота и правильность установления всех обстоятельств уголовного дела, законность итогового решения суда.

Никто кроме свидетеля не может лучше воссоздать картину преступления, очевидцем которого он был, или «пролить свет» на события, связанные с преступлением, которые он лично воспринимал (например, рассказать о приметах свидетеля-очевидца преступления, с которым он лично разговаривал).

Свидетель — это участник уголовного процесса, не имеющий отношения к совершенному преступлению и поэтому не имеющий заинтересованности в исходе дела (ст. 56 УПК РФ), что очень важно для правильного установления всех обстоятельств дела. Это одно из важных условий, отличающих свидетеля от иных участников процесса, например, от подсудимого (ст. 247 УПК РФ) и потерпевшего (ст. 42 УПК РФ).

Уголовный процесс не может не учитывать все эти обстоятельства, поэтому большая часть времени на судебном следствии посвящена допросам именно свидетелей. Допрос свидетелей (ст. 278 УПК РФ) занимает в ряду судебных действий такое важное место для установления обстоятельств уголовного дела (ст.

73 УПК РФ), что судебные инстанции считают его главным источником доказательственной информации для установления истины и опираются на свидетельские показания во всех выносимых ими приговорах.

Имеется много уголовных дел, по которым можно обойтись без заключения эксперта, но рассматривать уголовное дело без допроса свидетелей не станет ни один судья.

Однако показания свидетеля — это не только самый распространенный, но и самый нестабильный вид доказательства.

«Личная заинтересованность свидетеля», «элементарный страх, боязнь расправы со стороны преступников», «фантазирование», «добросовестное заблуждение, ошибки» [3, с. 143–144] часто влияют на достоверность показаний свидетеля.

Нередки случаи, когда свидетели изменяют свои показания умышленно или по неосторожности. Правоприменительной практике известны даже случаи лжесвидетельства среди свидетелей.

Недостоверные показания свидетеля могут ввести в заблуждение относительно истинной картины произошедшего, в результате чего не будут полно установлены обстоятельства дела или они будут установлены не такими, какими были в действительности.

Опираясь в процессе доказывания на недостоверные показания свидетелей, государственный обвинитель может отказаться от обвинения в отношении лица нарушившего закон. Это обязывает, прежде всего, государственного обвинителя, как сторону, на которую возложено бремя доказывания обвинения (ч. 2 ст.

14 УПК РФ), проводить тщательную проверку показаний свидетелей, исследуемых в суде.

Установленные в ст. 278 УПК РФ процессуальные правила проведения судебного допроса свидетеля, строгое соблюдение общих правил о доказывании, указанных в главе 11 УПК РФ, имеют целью обеспечить допустимость полученного свидетельского показания, его достоверность, а также возможность использования его для установления любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Если эти правила проведения допроса свидетеля не соблюдены, то полученное доказательство вызывает сомнения в своей достоверности, что означает недопустимость его в качестве доказательства на основании требований ч. 1 ст. 75 УПК РФ даже при условии, что оно получено из надлежащего источника доказательств.

Производство допроса на судебном следствии существенно отличается от допроса на стадии предварительного расследования уголовного дела.

С. К. Питерцев, А. А. Степанов отличительными чертами судебного допроса считают: публичность, кратковременность, отдаленность во времени, утрата возможности тактического использования внезапности допроса, прокурор впервые видит допрашиваемого только в суде, судебный допрос является не столько поисковым, сколько проверочно-удостоверительным действием [4, С. 78–82].

К основным отличительным процессуальным условиям (признакам) судебного допроса, на взгляд автора, относятся условия, в которых протекает допрос в судебном заседании, то есть обстановка устности, гласности, состязательности судебного разбирательства (ст. 15, 240, 241 УПК РФ).

Другой важный отличительный признак судебного допроса заключается в его повторности, так как лица, допрашиваемые в суде, как правило, ранее допрашивались в ходе предварительного расследования по уголовному делу.

В отличие от следственного допроса для судебного допроса характерен состязательный порядок его проведения.

В ходе предварительного расследования допрос ведется следователем или дознавателем, то есть единственным лицом, которое имеет право проводить допрос, а в судебных допросах помимо суда имеют право принимать участие: государственный обвинитель, потерпевший, гражданские истцы, гражданские ответчики, их представители, защитники, подсудимые.

Однако, прежде всего, судебные допросы ведут две противоборствующие стороны — государственный обвинитель и защитник, выдвигая свои версии совершенного преступления и допрашивая лиц об обстоятельствах, подтверждающих эти версии.

Поскольку судебный допрос проводится в условиях устности, гласности и состязательности судебного разбирательства, то именно эти условия предъявляют повышенные требования к деятельности гособвинителя в ходе судебных допросов.

В условиях открытости, гласности проведения судебных допросов государственный обвинитель обязан убедить суд, участников процесса и присутствующую в зале суда аудиторию в том, что показания свидетелей обвинения достоверны, а сам государственный обвинитель действует правильно, законно, обоснованно. В противном случае уголовное дело может быть пересмотрено вышестоящей судебной инстанцией, а приговор суда отменен по жалобе потерпевшего и иных участников процесса, которые остались несогласными с действиями государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства.

Согласно ч. 2 ст. 14 УПК РФ государственный обвинитель несет бремя доказывания предъявленного подсудимому обвинения, поэтому каждый отмененный приговор суда свидетельствует о недостатках, в том числе, и в деятельности государственного обвинителя в ходе судебного следствия.

Судебный допрос отличается процессуальной регламентацией действий каждого участника допроса. В ч. 3 ст. 278 УПК РФ урегулирована очередность постановки вопросов допрашиваемому лицу различными участниками судебного разбирательства. Так, согласно ч. 3 ст.

278 УПК РФ первой задавать вопросы свидетелю имеет право та сторона, по ходатайству которой он был вызван в судебное заседание.

Например, если свидетель вызван по ходатайству государственного обвинителя, то он первый задает свидетелю свои вопросы, «…так как именно он лучше других знает, какими доказательствами располагает этот свидетель и какие в связи с этим ему следует поставить вопросы» [5, с. 288].

Судьи имеют право задавать вопросы допрашиваемому лицу после его допроса сторонами и не вправе это делать в любой момент допроса или задавать вопросы вместо сторон. Таким образом, вопросы судьи на допросе должны носить в основном дополнительный и контрольный характер, а вопросы сторон — формировать предмет показаний по уголовному делу.

Так как суд входит в круг субъектов доказывания (ст. 86, 87, 88 УПК РФ), то он имеет право по своей инициативе вызвать любое лицо в качестве свидетеля для дачи показаний.

На практике часто возникает вопрос о том, какая должна быть очередность допроса, если допрашиваемый был вызван по инициативе председательствующего судьи и ранее по данному уголовному делу показаний не давал, или если о его допросе ходатайствуют одновременно обе стороны, или если лицо само ходатайствует о своем допросе. В УПК РФ эти вопросы пока не урегулированы.

Представляется, что руководствуясь принципом состязательности и равноправия сторон (ст.

15 УПК РФ), в такой ситуации председательствующий должен предварительно выяснить у сторон и у самого допрашиваемого, если он явился в суд, какие факты по делу он может удостоверить и, исходя из этого, разрешить первой задавать вопросы одной из сторон.

Сторона должна иметь право представлять показания свидетеля, если он дает показания в ее пользу. Таким образом, в зависимости от того какие показания может сообщить допрашиваемое лицо суд должен разрешить вопрос — отнести его к свидетелям стороны обвинения или к свидетелям стороны защиты.

Информационную значимость показаний свидетеля для уголовного дела трудно переоценить, поэтому важно значение имеют способы и приемы, применяемые в суде для проверки достоверности показаний свидетеля и устранения противоречий.

В каждом случае обнаружения противоречий в показаниях обязанность государственного обвинителя — установить в ходе судебного допроса, по каким мотивам свидетель обвинения изменил свои показания или отказался от ранее данных показаний, так как это влияет на правильную оценку показаний свидетеля в приговоре суда.

«Оценка доказательств — это определение их качества и значения», — писал М. Л. Якуб [6, с. 10]. В приговоре суда должны найти правильную оценку все доказательства, исследованные в ходе судебного следствия, в соответствии с правилами, предусмотренными в ст.88 УПК РФ.

Безусловно, такая оценка доказательств должна включать в себя и исследование обстоятельств, вызвавших противоречия в показаниях свидетеля или изменение показаний. Не выяснение этих обстоятельств может повлечь отмену приговора суда вышестоящей судебной инстанцией.

Среди процессуальных средств, которые используются в практике государственных обвинителей для устранения противоречий в показаниях свидетелей и потерпевших, первое место по частоте применения занимает — оглашение показаний, данных в ходе досудебного производства.

В случае, когда допрашиваемый свидетель допускает существенные противоречия в своих показаниях, заявляет отказ от дачи показаний, в судебном заседании согласно ч. 3, 4 ст.

281 УПК РФ могут быть оглашены его показания, данные в ходе предварительного расследования. На основании ч. 2 ст.

240 УПК РФ оглашение показаний, данных в ходе досудебного производства, допускается только в случаях установленных законом.

Вместе с тем, следует учесть то, что в условиях состязательного судебного разбирательства (ч. 2 ст.

15 УПК РФ) очень важно, чтобы государственный обвинитель применял такие приемы допроса свидетеля в суде, которые вовлекают участников процесса и присутствующую в зале суда аудиторию в процесс исследования обстоятельств уголовного дела, приводят их самих к логическому выводу о доказанности предъявленного подсудимому обвинения. Поэтому по сравнению с приемом оглашения показаний потерпевшего и свидетеля преимуществом в суде пользуются: перекрестный допрос и очная ставка, — так как они обладают большим убеждающим эффектом на суд, участников процесса и присутствующей в зале суда аудитории. В этой связи автором рассматривается вопрос о целесообразности регламентации в УПК РФ порядка проведения в суде перекрестного допроса и очной ставки.

Литература:

  1. Квачевский, А. А. О вызове и допросе свидетелей в предварительном следствии/А.Квачевский. М.: Тип. А. И. Мамонтова и Ко. 1869. Кн. 7.
  2. Сергеич, П. Искусство речи на суде/П.Сергеич; предисловие Г. М. Резника. М.: Юрайт, 2012.
  3. Орлов, Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе/Ю. К. Орлов. М., 2009.
  4. Питерцев, С. К. Тактика допроса/С. К. Питерцев, А. А. Степанов. СПб: Питер. 2001.
  5. Порубов, Н. И. Допрос: процессуальные и криминалистические аспекты: монография/ Н. И. Порубов, А. Н. Порубов. Ю.: Юрлитинформ. 2013.
  6. Якуб, М. Л. Показания свидетелей и потерпевших (Оценка показаний свидетелей и потерпевших на предварительном следствии и в суде первой инстанции)/М. Л. Якуб. М., 1968.

Основные термины(генерируются автоматически): УПК РФ, судебного допроса, допроса свидетеля, судебного допроса свидетеля, показаний свидетеля, государственный обвинитель, судебного разбирательства, уголовного дела, государственного обвинителя, уголовному делу, обстоятельств уголовного дела, показания свидетеля, ходе судебного, участников процесса, ходе предварительного расследования, судебного следствия, ст.88 УПК РФ, проведения допроса свидетеля, значении судебного допроса, показаний свидетелей.

Источник: https://moluch.ru/archive/111/27687/

Кс разъяснил, может ли свидетель пригласить на свой допрос адвоката, являющегося защитником обвиняемого

Дополнительный допрос свидетеля в суде по уголовному делу

Конституционный Суд вынес Определение № 2518-О/2018 г., которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного.

Заявитель жалобы Валентина Егорова была допрошена в качестве свидетеля по уголовному делу. Для участия в данном процессуальном действии она привлекла адвоката, который ранее был допущен к участию в производстве по этому же делу в качестве защитника обвиняемого. Однако следователь вынес постановление о его отводе.

Женщина обжаловала отвод в порядке ст. 125 УПК РФ. Отказывая в удовлетворении ее жалобы, Индустриальный районный суд г. Ижевска указал, что она является свидетелем обвинения, в связи с чем ее интересы противоречат интересам обвиняемого.

Данное постановление оставлено без изменения судом апелляционной инстанции, а в передаче кассационных жалоб было отказано постановлениями судьи Верховного Суда Удмуртской Республики и судьи Верховного Суда РФ, с чем согласился заместитель председателя ВС.

В жалобе в Конституционный Суд Валентина Егорова указала, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, предполагает, что для отвода адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи, достаточно факта представления этим же адвокатом интересов обвиняемого, без указания конкретных обстоятельств, свидетельствующих о наличии противоречий между указанными участниками уголовного судопроизводства на момент принятия решения об отводе.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС указал, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 48 Конституции право на получение квалифицированной юридической помощи не является безусловным и не означает право выбирать для оказания юридической помощи любого адвоката по своему усмотрению, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле.

Суд указал, что запрет на совмещение одним лицом различных процессуальных функций при производстве по одному уголовному делу является общим для участников как со стороны защиты, так и со стороны обвинения (Определение КС от 9 ноября 2010 г.

№ 1573-О-О), что исключает участие адвоката в оказании юридической помощи в рамках данного дела, если он ранее участвовал в этом деле в ином процессуальном качестве или оказывал (оказывает) юридическую помощь иному лицу (обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и др.

), интересы которого противоречат интересам обратившегося к нему за юридической помощью другого участника производства по тому же делу.

КС отметил, что хотя для свидетеля, не являющегося по своему правовому статусу стороной в уголовном деле, а относящегося к иным участникам уголовного судопроизводства, и характерна процессуальная нейтральность, дача им показаний или отказ от этого по делу не исключают наличия у него собственного интереса. В том числе в случаях, когда его показания (отказ от дачи показаний) подлежат последующей оценке с точки зрения перспективы уголовного преследования по ст. 307 или 308 УК РФ либо касаются самого свидетеля, его супруга или близких родственников. Кроме того, по своему содержанию показания свидетеля не всегда нейтральны по отношению к сторонам, имеющим в деле свой интерес. Они могут как подтверждать, так и опровергать обвинение, а потому носить обвинительный или оправдательный характер.

В силу прямого указания ч. 5 ст. 189 УПК РФ, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса, напомнил КС.

Подобное наделение адвоката правами защитника, которыми он обладает в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному при производстве следственного действия, предполагает, по мнению Суда, и соблюдение адвокатом вытекающего из данного правового статуса запрета на участие в производстве по уголовному делу, установленного п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Кроме того, Суд отметил, что Закон об адвокатуре связывает оказание адвокатами квалифицированной юридической помощи с целями защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц.

Поэтому запрет адвокату принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, не может быть сведен лишь к наличию противоречий между интересами сторон по одному уголовному делу, а охватывает собой противоречия интересов любых доверителей, которым адвокат оказывает юридическую помощь в этом деле, включая свидетелей.

КС указал, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ выступает одной из гарантий надлежащего осуществления адвокатом юридической помощи и направлен как на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, являющихся или являвшихся его доверителями, так и на защиту публичных интересов в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемого в условиях действия принципа состязательности сторон и обеспечивающего всесторонность, полноту и объективность исследования всех обстоятельств дела. Суд заключил, что это законоположение не является неопределенным, не ограничивает свидетеля в праве пригласить для участия в допросе иного адвоката, не участвующего в данном деле, не создает непреодолимых препятствий для получения свидетелем квалифицированной юридической помощи и не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Комментируя определение КС, адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов предположил, что в ближайшее время законодателем будут внесены изменения в ст. 72 УПК РФ. «До настоящего времени отвод адвоката, представляющего интересы свидетеля по уголовному делу, в ст. 72 УПК РФ не был предусмотрен», – указал он.

При этом Кирилл Махов указал, что в практике неоднократно озвучивалась проблема, состоящая в том, что следственный орган предпринимал различные действия к попытке отвода того или иного адвоката от участия в уголовном деле, зачастую успешно.

«Одним из таких способов было вынесение постановления об отводе ввиду того, что адвокат представлял и защищал интересы нескольких лиц по одному и тому же делу. Давайте представим, что адвокат представляет интересы нескольких свидетелей по делу (законом это не запрещено).

Спустя месяцы расследования одного такого свидетеля следствие переводит в статус подозреваемого или обвиняемого либо в статус потерпевшего, и, соответственно, исходя из определения КС РФ, у следствия есть все основания для отвода адвоката от участия в уголовном деле.

Но ведь это не означает, что у представляемых адвокатом лиц изменилась позиция, – изменился только статус одного из этих лиц», – отметил адвокат.

Внимание эксперта привлекло указанное в определении положение о том, что «сам факт участия в деле того или иного свидетеля либо занимаемая им позиция могут противоречить интересам иных участников уголовного процесса…».

Кирилл Махов считает, что фактически Судом оправдывается такое ничем не подтвержденное обоснование для отвода адвоката от участия в деле, как предположение, что позиция свидетеля может расходиться с позицией лица, чьи интересы ранее представлял адвокат.

«По смыслу ст. 72 УПК РФ для отвода адвоката следствию необходимо установить наличие противоречий между фигурантами дела, чьи интересы представляет один и тот же адвокат, и чаще всего это происходит путем допроса указанных лиц.

Однако определение Конституционного Суда фактически закрепляет наличие противоречия уже в процессуальных статусах фигурантов дела, и следствию не требуется каких-либо дополнительных действий для установления конфликта интересов», – посчитал адвокат.

Адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко отметила, что заявителем оспаривалась норма, содержащаяся в п. 3 ст.

72 УПК РФ, как не соответствующая Конституции РФ, в которой прямо указано, что защитник не праве участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. «То есть, исходя из смысла данной нормы закона, на момент отвода адвоката факт наличия данных противоречий должен быть установлен и закреплен в материалах уголовного дела. Непосредственного указания на то, что сам статус свидетеля обвинения является подтверждением, что его интересы противоречат интересам обвиняемого, в УПК РФ не имеется», – указала адвокат. По ее мнению, подобное толкование закона порождает основания для органов предварительного следствия для необоснованного отвода защитника по уголовному делу по надуманным основаниям.

«В настоящее время я осуществляю защиту обвиняемой по уголовному делу, предыдущий адвокат которой был отведен следователем на том основании, что представлял интересы свидетеля по этому же уголовному делу при ознакомлении его с постановлением о назначении экспертизы, изъятых у него в ходе обыска предметов.

В допросе данного свидетеля адвокат не участвовал, противоречий в позициях с обвиняемой выявлено не было. Однако следователем было вынесено постановление об отводе адвоката от участия в деле как защитника обвиняемой на том основании, что между обвиняемой и свидетелем могут возникнуть противоречия. Данное постановление следователя в настоящий момент обжалуется в порядке ст.

125 УПК РФ, решение по нему еще не принято», – рассказала Марина Мошко.

Она предположила, что в целях предотвращения неоднозначного толкования действующих норм права, регулирующих участие в уголовном деле адвоката, необходимо внести изменения в законодательные акты, регулирующие участие представителя свидетеля по уголовному делу. «Таким образом, у адвокатов и их доверителей и подзащитных не будет возникать подобных проблем при защите по уголовным делам», – посчитала адвокат.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов отметил, что в последнее время практические любые разъяснения КС РФ, особенно в уголовно-процессуальной сфере, трактуются правоприменителями тенденциозно не в пользу стороны защиты.

«Напротив, зачастую “выдернутые из контекста” отдельные доводы определений и постановлений КС РФ используются для придания видимости законности совершения тех или иных явно незаконных и необоснованных процессуальных действий, в том числе по вопросам участившихся отводов защитников», – указал эксперт.

В этой связи он предположил, что обращение адвокатов в КС РФ потеряло значение эффективного способа защиты нарушенных прав, как было в конце 90-х – начале 2000-х гг.

Игорь Бушманов посчитал, что установленное в ст. 69 и 72 УПК РФ единоличное право следователя осуществлять отвод защитника от участия в деле по любым основаниям противоречит Конституции РФ. По его мнению, разрешение таких вопросов должно быть отнесено к компетенции судов.

«Хотя, в силу сегодняшних реалий уголовно-процессуальной практики, наличия практики так называемого “сращивания” следствия и суда, вряд ли передача таких прав будет способствовать принятию законных и обоснованных решений – в пользу защитника, а не следствия, зачастую злоупотребляющего своими правами в борьбе с “неугодными” защитниками», – указал эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-mozhet-li-svidetel-priglasit-na-svoy-dopros-advokata-yavlyayushchegosya-zashchitnikom-o/

Повторный допрос свидетеля в уголовном процессе

Дополнительный допрос свидетеля в суде по уголовному делу

Допрос в УПК РФ играет очень важную роль, ведь показания уголовного производства могут установить отношение того или иного субъекта к правонарушению, а также доказать или исключить вину подозреваемого.

189 ст УПК РФ описывает общие правила проведения процедуры дознания. Допрашивать могут потерпевшего, обвиняемого и свидетелей.

В каждом конкретном случае, дознаватель будет задавать иные вопросы, но вся процедура должна отвечать требованиям 189 статьи.

Что собой являет допрос свидетеля?

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны детали и обстоятельства преступного деяния. Также к свидетелям причислят людей, которые присутствовали при проведении оперативно розыскных мероприятий и участвовали в деле, в качестве понятых. Вызывается свидетель на допрос повесткой от следователя под расписку.

Согласно этой повестке, он должен явиться в конкретный день, и в конкретное место для дачи показаний. Допрос свидетеля следователем в УПК РФ, если тот не совершеннолетний, проводиться в присутствии его родителей или законных опекунов.

Если допрос свидетеля по уголовному делу не состоится из-за того, что последний не явился, получив повестку, на него налагается денежное взыскание, согласно ст.139 КПК.

Допрос свидетеля УПК РФ проводиться по общепринятому принципу, следователь должен в ходе беседы:

  • определить сведения о личности свидетеля;
  • установить отношения его с потерпевшим и обвиняемым;
  • выяснить, не отказывается ли свидетель от дачи показаний и понятны ли ему пункты памятки, которая выдается в начале беседы для ознакомления;
  • задавать наводящие вопросы, которые имеют отношение к конкретному уголовному делу.

Установленный порядок дознания запрещает задавать вопросы, в формулировке которых, уже содержится ответ или его часть.

Допрос свидетеля УПК проводиться в месте производства досудебного следствия, а в некоторых случаях в месте его пребывания. Допрос свидетеля и потерпевшего в уголовном процессе проводиться по отдельности, и в отсутствии других людей. При этом очень важно, чтобы вызванный свидетель и потерпевший не могли между собой общаться до окончания процедуры.

Допрос в уголовном процессе свидетеля немого, производиться с его переводчиком или человеком, который понимает свидетеля, и может переводить следователю сказанное им. О наличии переводчика в протоколе делается соответствующая отметка. То же самое касаетесь допроса несовершеннолетнего, который может проводиться в присутствии педагога, врача и родителей.

Допрос потерпевшего

Для допроса могут вызывать потерпевшего, он производиться по правилам, указанным в статье 166 УПК РФ.

Потерпевшим в уголовном производстве, признается лицо, которое вследствие действий субъекта преступления, понесло физический, психологический или материальный вред.

Если потерпевший умер или находиться в больнице, то есть не может участвовать в даче показаний, допрос проводят его близким родственникам.

Право давать показания потерпевшему гарантируется законом, ведь только так, он может отстоять свои законные права и интересы, которые были нарушены. Сам потерпевший не несет никакой ответственности за отказ в даче показаний, но при этом, потерпевший будет привлечен к ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Как и в ходе допрашивания свидетеля, изначально нужно установить данные потерпевшего и его отношения с виновным. Далее следует череда вопросов, касательно дела.

Если потерпевший боится возмездия или существует угроза его здоровью и жизни, допрос может проводиться за пределами суда и полиции, то есть путем использования видео и радиотехники. Потерпевший может быть опрошен дистанционно.

Если есть вероятность идентификации голоса, будут использоваться специальные акустические помехи.

В случае принятия решения судом об обеспечении безопасности потерпевшего и членов его семьи, правоохранительные органы должны обеспечить конфиденциальность всех личных данных потерпевшего и членов его семьи. Это нужно для исключения их идентификации и места нахождения, как в период досудебного расследования, так и на время дачи показаний в суде.

При опросе потерпевшего в суде, адвокат и непосредственно судья, должен следить за тем, чтобы потерпевшему не задавались вопросы, которые унижают его достоинство, оскорбляют его и близких ему людей.

После допроса следователем и судьей потерпевшего, право задавать ему вопросы появляются у адвоката защиты и у других участников процесса.

Если в показаниях данных накануне следователю, и тех, что даны в суде, будут иметься различия, потерпевшего могут допрашивать повторно.

Допрос обвиняемого

Подозреваемым считается человек, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Опрашивание обвиняемого предоставляет следователю возможность получить информацию об отношении к предъявленному ему обвинению, о степени его участия в совершении преступления, об обстоятельствах, которые могут опровергнуть или подтвердить версию следователя, а также об обстоятельствах, что способствовали совершению конкретного, инкриминированного ему, преступления.

При дознании обвиняемого может присутствовать законный защитник, обвиняемый может отказаться давать сведения, пока не будет предоставлен ему адвокат. Дача показаний не является обязательной со стороны обвиняемого, это его законное право.

Подозреваемый может и вовсе отказаться, что-либо говорить, закон это не запрещает, но, как правило, отказ от показаний служит отягощающим обстоятельством.

Дело в том, что подозреваемый себя не сможет защитить, и суд будет во внимания принимать только информацию стороны обвинения.

Существуют определенные правила проведения взятия показаний с обвиняемого, он может быть опрошен исключительно в дневное время, допрос ночью может быть произведен по личной просьбе виновного.

Что касается места проведения процедуры, то оно может быть разным, включая следственный изолятор, камеру предварительного задержания или другое место нахождения обвиняемого.

Если подозреваемых несколько, они допрашиваются порознь, по тем же вопросам.

Изначально, следователь должен выяснить считает ли себя подозреваемый виновным в совершенном преступлении. Со стороны допрашиваемого человека может поступить частичное признания вины, полное раскаяние или же отрицание содеянного.

Далее следователь должен выяснить, в чем себя считает виновным допрашиваемый, а в чем он не участвовал. После этого, следователь должен предложить подозреваемому человеку ответить на тот круг вопросов, которые, как он полагает, имеют отношение к преступному деянию им совершенному.

Задавать обвиняемому наводящие вопросы запрещено, во всем остальном следователь может на свое усмотрение выбирать тактику изъятия информации.

Протокол допроса

Допрос потерпевшего УПК заканчивается оформлением протокола, который подшивается к делу. Составляется документ в соответствии с правилами, указанными в статье 85 УПК РФ.

В протоколе должны быть указаны личные данные допрашиваемого (фамилия, имя и отчество, возраст, гражданство, национальность, образование, место работы, род занятий или должность, место жительства), сведения о его отношениях с обвиняемым или потерпевшим и ответы на поставленные ему вопросы.

Ответы излагаются от первого лица, порой свидетелю самому предлагают написать свои показания, о чем тоже ставят отметку. В ходе допроса следователем могут даваться для прослушивания или просмотра фото, видео и аудиоматериалы.

В протоколе должна быть сделана отметка о том, что допрашиваемый просмотрел или прослушал их. В документе должен содержаться пункт, где допрашиваемому человеку разъясняются его права, и последствия дачи им неправдивых показаний.

Когда процесс окончен, свидетелю или потерпевшему дают протокол для ознакомления. Если при ознакомлении допрашиваемый желает внести поправки или дополнения, следователь делает отметки и редактирует протокол.

Источник: http://sozvezdiedom.ru/povtornyy-dopros-svidetelya-v-ugolovnom-protsesse/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий