Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

Подписка для адвоката

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

В последнее время участились случаи предупреждения адвокатов о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования и отобрания соответствующей подписки об ответственности по ст. 310 УК РФ (разглашение данных предварительного расследования).

Такие действия представители следствия обосновывают требованиями ст.161ч.2 УПК РФ. Для следственно-прокурорских органов подписка для адвоката это хороший способ поставить своих процессуальных оппонентов в осадное положение, подавить их процессуальную активность, да и при определенных условиях свести с ними счеты.

Ряд прокурорских теоретиков высказывались в пользу расширительного толкования понятия «разглашение данных предварительного следствия». Так, Гармаев Ю.П., заведующий кафедрой организации прокурорско-следственной деятельности Иркутского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, считает: «Поскольку ни ст.

310 УК, ни уголовно-процессуальный закон не определяют перечень данных, которые не могут быть разглашены, к ним следует относить все без исключения сведения, имеющие отношение к расследованию конкретного уголовного дела….

Представляется, что к данным, не подлежащим разглашению, то есть к предмету данного преступления, относятся не только закрепленные в протоколах и иных документах результаты, но и сам факт производства следственных и иных процессуальных действий, их содержание, порядок, обстоятельства проведения.

Так преступлением следует признать разглашение без разрешения защитником данных о том, кто участвовал в проверке показаний на месте, как выглядели участники, о чем говорили, что делали, даже если эти беседы и действия не были зафиксированы в протоколе следственного действия…… Однако если адвокат советуется с более опытным коллегой о том, как незаконными, аморальными средствами реализовать линию защиты, при этом делится сведениями о личности свидетелей, потерпевших, излагает их показания, подробности тактики расследования и прочее — есть все основания привлечь недобросовестного защитника к ответственности». (Субъект преступного разглашения данных предварительного следствия…. Адвокат? Проблемы теории и практики деятельности и развития адвокатуры в России и Ставропольском крае. Ставрополь. 2006г.) Я думаю, не стоит подробно останавливаться на всех негативных последствиях таких предупреждений, одно неосторожно брошенное адвокатом слово после данной подписки может повлечь возбуждение уголовного дела по ст.310 УК РФ. Очевидно, что такой подход понравится тем следователям и прокурорам, для которых все хорошо, что для адвоката плохо. В связи с этим возникла необходимость выработки единой позиции адвокатов по вопросу давать ли адвокатам такую подписку, а если давать, то в каких случаях и при каких условиях.

Следует иметь в виду, что подписка о неразглашении без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования может отбираться от адвоката не по всем делам.

Так, в соответствии со ст.161ч.2 УПК РФ: «Следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст.310УК РФ». Гармаев Ю.П. считает: «По нашему мнению, это означает, что следователь, прокурор, дознаватель во всех случаях, всех без исключения участников, в том числе и защитника, обязан предупреждать о недопустимости разглашения каких-либо данных предварительного следствия». Однако такая правовая позиция является ошибочной.

Действительно, для чего отбирать подписку о неразглашении по каждому уголовному делу?

Основным объектом преступного посягательства ст.310 УК РФ выступают общественные отношения, обеспечивающие тайну предварительного следствия и дознания как необходимое условие успешного осуществления расследования. Немало дел, где вина обвиняемыми признается, следствию в таких случаях изначально ничего не может угрожать, а, следовательно, и в отбирании подписки не имеется необходимости. Да и действующий УПК РФ не позволяет стороне защиты до окончания предварительного следствия знакомиться со всеми материалами уголовного дела, поэтому защита не может разгласить то, чего знать не может. Более того, в силу ч.1 ст.123 Конституции РФ: «Разбирательство во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом». Иными словами, все данные предварительного расследования со всеми их тайнами и секретами могут стать достоянием любого гражданина, который явится в зал судебного заседания, когда заседание не закрытое. Если следственные органы обязаны отбирать подписку по всем делам, как это считает Гармаев, то почему тогда с 2002г. (начала действия УПК РФ) по настоящее время, т.е. в течение почти 9 лет в России подписка для адвокатов и иных участников процесса практически не применялась? При разрешении возникших вопросов следует иметь в виду Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004г. № 467-О по жалобе гражданина Пятничука Петра Ефимовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 86 и 161 УПК РФ, согласно которого: «Установленный статьей 161 УПК Российской Федерации порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного следствия без разрешения уполномоченных лиц предусматривает возможность отобрания подписки о неразглашении соответствующих сведений с предупреждением об ответственности по статье 310 УК Российской Федерации. Названная норма подлежит применению в системном единстве с другими, базовыми для нее, уголовно-процессуальными нормами, устанавливающими обязанность определенных участников судопроизводства — потерпевшего, гражданского истца, защитника, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятого не разглашать данные предварительного расследования (статьи 42, 44, 53 — 60 УПК Российской Федерации), и определяющей статус подозреваемого статьей 46 УПК Российской Федерации, содержание которой аналогично нормам о статусе обвиняемого и не предполагает возложение на него обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение.

Таким образом, статьи 46, 86 и 161 УПК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права гражданина П.Е.

Пятничука: они не лишают заявителя права знать, в чем он подозревается, не предоставляют должностному лицу или органу, осуществляющему предварительное расследование, право произвольно отказать как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении представленных ею доказательств к материалам уголовного дела и не предполагают возможность возложения на подозреваемого обязанности не разглашать без соответствующего разрешения ставшие ему известными данные предварительного расследования».

Таким образом, Конституционный Суд РФ пришел к следующим принципиальным выводам: 1. Установленный статьей 161 УПК Российской Федерации порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного следствия с предупреждением об ответственности по статье 310 УК Российской Федерации является не обязанностью, а правом следственных органов, которое они могут реализовать при наличии оснований. 2. Ст.161 УПК РФ подлежит применению не самостоятельно, а в системном единстве с другими, базовыми для нее, уголовно-процессуальными нормами, устанавливающими обязанность определенных участников судопроизводства — потерпевшего, гражданского истца, защитника, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятого не разглашать данные предварительного расследования (статьи 42, 44, 53 — 60 УПК Российской Федерации). Согласно ст.53ч.3 УПК РФ: «Защитник не вправе разглашать данные предварительного следствия ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 УПК РФ». А в силу ст.49ч.5 УПК РФ: «В случае, если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям, он обязан дать подписку об их неразглашении».

Если рассматривать приведенные процессуальные нормы в их системной связи, то адвокат обязан дать подписку по делу, в котором имеются сведения, составляющие государственную тайну.

Между тем, адвокат не обязан давать такую подписку по каждому уголовному делу, и если он отказался от подписки, то УПК РФ не предусматривает никакой ответственности. Если же адвокат дал подписку о неразглашении, то он не вправе разглашать данные предварительного следствия и несет соответствующую ответственность. 3. Требования ст.161 УПК РФ не предполагают возложение на обвиняемого обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение.

Последний вывод Конституционного Суда РФ имеет особое значение.

Если обвиняемый вправе отказаться от подписки о неразглашении данных предварительного следствия, то аналогичное право должно присутствовать и у его защитника, поскольку последний, равно как и обвиняемый отнесен к участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты, имеет одни и те же с ним процессуальные интересы и процессуальные полномочия. В силу ст. 123 ч. 3 Конституции РФ: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». В соответствии со ст.13 УПК РФ: «Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон». В соответствии со ст.16ч.1 УПК РФ: «Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту….». А согласно ст.47ч.4п.4 УПК РФ: «Обвиняемый вправе представлять доказательства». Могут возникнуть ситуации, когда подписка, данная адвокатом, нарушит конституционное право его доверителей на равноправие и состязательность сторон, а также на процессуальное право, связанное с представлением доказательств. Так, после ознакомления с заключением экспертизы, полученной в ходе досудебного производства, для опровержения ее выводов, защитник в силу ст.53ч.1п.3 УПК РФ вправе получить заключение специалиста, при этом он должен передать копию заключения эксперта специалисту для изучения и проверки обоснованности сделанных выводов. Такие абсолютно законные действия защитника будут расценены как разглашение данных предварительного следствия. Или другой пример, после проведенной очной ставки между обвиняемым и свидетель А., защитник пожелал проверить достоверность показаний последнего. С этой целью, пользуясь правом сбора доказательств, предусмотренным ст.53ч.1п.2 УПК РФ, защитник стал искать очевидцев преступления и опросил свидетеля Б., который пояснил, что свидетеля А. на месте преступления не было. При этом в ходе опроса защитник был вынужден, выясняя противоречия, сообщить свидетелю Б., что свидетель А. утверждает о своем нахождении в месте преступления. Такие действия защитника могут повлечь в дальнейшем возбуждение уголовного дела в отношении него. В случае дачи подписки, защитник не сможет в полной мере реализовать свое право собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии, получения заключений специалистов (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Следователь, дознаватель, прокурор смогут без особых усилий «парализовать» деятельность защитника, поскольку получение подписки о неразглашении данных предварительного расследования сразу же делает лицо неконтактным вне зависимости от его желания подвергнуться опросу.

Совершенно очевидно, что соблюдение конституционных прав граждан на состязательность и равноправие сторон в таких случаях имеет несомненный приоритет над требованиями одной процессуальной нормы, к тому же неправильно толкуемой отдельными представителями следствия.

Источник: //www.palatask.ru/article-all/gasparyan/engagement.html

Подписка о неразглашении стала инструментом для злоупотребления тайной следствия

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

18.04.2017 00:01:00

Перечень сведений, которые нельзя обнародовать адвокатам, подследственным и их близким, важно закрепить законодательно

Кадр из прямой трансляции Вячеслава Мальцева в сети Periscope

В последнее время становится все больше случаев ограничения права СМИ на доступ к информации о предварительном расследовании. Происходит это чаще всего по политическим и прочим резонансным делам. Тема вновь стала актуальной с недавними задержаниями и обысками в домах активистов «Новой оппозиции» – Вячеслава Мальцева, Ивана Белецкого и Юрия Горского.

Со многих фигурантов расследования и их родственников, присутствовавших при производстве следственных действий, были взяты подписки о неразглашении информации.

Подобные подписки нередко используются сотрудниками правоохранительных органов в качестве инструмента, позволяющего, по сути, злоупотреблять тайной следствия – чтобы устранить из процесса неугодных адвокатов или минимизировать возможности СМИ следить за законностью.

У сотрудников полиции есть достаточно правовых механизмов для того, чтобы обеспечить тайну следствия. Так, статья 310  Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за разглашение данных предварительного расследования.

При этом человека можно привлечь к ответственности только в том случае, если он был предупрежден в установленном законом порядке о недопустимости разглашения сведений.

Такой порядок предусмотрен статьей 161 Уголовно-процессуального кодекса, в которой говорится о праве следователя или дознавателя взять подписку о неразглашении сведений.

Законодатель, формируя правовую базу (включая статью 310 в УК РФ), заботился о сохранении тайны следствия во избежание утечки, в первую очередь по отношению к неустановленным соучастникам преступления. С помощью такого механизма планировалось пресечь случаи, когда обвиняемый предупреждает соучастников преступления для того, чтобы они могли избежать уголовного преследования.

Тайна следствия существует не только в России и является в ряде случаев необходимой для привлечения виновных лиц к ответственности, однако сейчас природа этого механизма сильно искажена неправильным его применением.

Проблема в том, что нигде не прописано, какие именно сведения нельзя разглашать, что развязывает руки силовикам. Получается, что норма предусматривает запрет на разглашение любых данных без разрешения следователя.

В итоге зачастую подписка о неразглашении данных предварительного следствия берется и для того, чтобы иметь возможность использовать непроцессуальные методы воздействия на обвиняемых с целью получения признательных или иных выгодных следствию показаний.

Кроме того, подписка становится одним из рабочих инструментов следствия по устранению из дела неудобного или неугодного адвоката.

Ему может грозить судимость за совершение умышленного преступления, которым является разглашение данных предварительного следствия, что, в свою очередь, становится основанием для потери статуса адвоката.

Быстро организовав расследование в отношении адвоката и обеспечив ему приговор, пусть и условный, следователь может добиться лишения статуса защитника, который ему мешает, а значит, последний не сможет защищать обвиняемого по основному делу.

В единичных случаях адвокатам удается побороться и доказать отсутствие факта разглашения или свою непричастность к преступлению либо затянуть сроки следствия и прекратить уголовное дело о разглашении за истечением сроков давности – по нереабилитирующему основанию, но без приговора.

Особенно печально, что подписка о неразглашении применяется следствием для исключения освещения процесса в СМИ. К сожалению, на практике недобросовестные сотрудники правоохранительных органов систематически нарушают порядок производства следствия, права обвиняемых и защитников, ограничивают допуск адвокатов к подзащитным и т.д.

Процессуальный и судебный надзор за следствием работает очень плохо, руководство, прокуроры и судьи рассматривают жалобы на действия следователей формально – в 99% случаев в удовлетворении жалоб отказывается.

И нередко только освещение всего этого в СМИ, привлечение общественного внимания, внимания высоких чиновников, вплоть до первых лиц государства, возвращает недобросовестных сотрудников с небес на землю.

Подписка о неразглашении тайны следствия не должна служить механизмом скрытия нарушения прав граждан – как фигурантов дела, так их родственников – или свидетелей проведения следственных действий.

При этом решить проблему с неправомерным использованием правоохранителями подписки о неразглашении можно только, если прописать на законодательном уровне, какие сведения могут в нее входить, а какие нет.

Источник: //www.ng.ru/kartblansh/2017-04-18/3_6976_kartblansh.html

Что будет, если нарушить подписку о неразглашении в России

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

Разглашение конфиденциальной информации — деяние наказуемое российским законодательством. В зависимости от того в какой области была нарушена тайна наступает соответствующая мера ответственности.

Штраф, работы или срок?

В российском юридическом праве четко прописаны критерии, по которым лицо, разгласившее тайну, может быть привлечено к гражданской, административной или уголовной ответственности. Степень вины в каждом конкретном случае определяет суд, беря во внимание сопутствующие нарушению факторы.

Ответственность наступает, если в разглашенной информации содержатся детали, касающиеся либо следствия в ходе судебных разбирательств, либо коммерческой деятельности, либо государственной тайны. [С-BLOCK] Чаще всего с подпиской о неразглашении мы встречаемся в ходе какого-либо уголовного дела.

Это документ подписывают все, кто имеет какое-либо отношение к следственному процессу: потерпевшие, гражданские истцы, свидетели, переводчики, эксперты, понятые и даже адвокаты.

Давая подписку, человек признает, что он предупрежден об уголовной ответственности согласно статье 310 УК РФ за разглашение данных предварительного расследования. Но здесь есть важные исключения.

//www.youtube.com/watch?v=uGj1_IXaTLQ

Подписку не берут с тех, кто находится на стороне обвинения: следователей, прокуроров, дознавателей. Кроме того, от подписки освобождены подозреваемые и обвиняемые. Конечно, напрямую уголовно-процессуальный кодекс об этом не говорит, чем и пользуются следователи, принуждая подследственного давать такую подписку.

Обычно запрет накладывает Конституционный суд, руководствуясь правом человека на защиту. А вот для адвокатов, которые обеспечивают ту самую защиту, этот документ обязателен. Формально они даже не могут получить по своему делу консультацию у коллег.

Правда разглашение конфиденциальной информации становится возможным, если на это дало добро следствие или же эти сведения в силу разных причин уже стали доступными. [С-BLOCK]

Что же грозит тем, кто нарушил закон о тайне следствия? УК РФ устанавливает следующие виды наказания:

штраф до 80 тысяч рублей или в размере полугодового дохода;

обязательные или исправительные работы;

арест до трех месяцев.

Правда в действительности дело крайне редко доходит до наказания. По данным Судебного департамента Верховного суда, за последние 5 лет в России лишь дважды фиксировались случаи осуждения за разглашение предварительных данных следствия, оба в 2015 году. В одном случае нарушитель отделался штрафом, в другом — был освобожден до вступления приговора в силу.

Ситуация ситуации рознь

Пример масштабных подписок о неразглашении относится к уголовному делу, возбужденному по факту пожара в кемеровском торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня», случившемся в марте 2018 года. По официальным данным, трагедия унесла жизни 60 человек. Уже спустя сутки после происшествия следственные органы стали брать подписки о неразглашении у родственников погибших. По мнению руководителя международной правозащитной организации «Агора» Павла Чикова, это свидетельствует о том, что государство монополизирует право на публичное пространство: власти сами определяют, какую они хотят дать информацию, когда они хотят это сделать и какую они хотят интерпретацию. Но, как подчеркивает заведующий кафедрой организации прокурорско-следственной деятельности Иркутского юридического института Генеральной прокуратуры РФ Юрий Гармаев, закон не определяет перечень данных, которые могут быть разглашены, а значит засекречиванию подлежит любая информация, имеющая отношение к расследованию конкретного уголовного дела. В некоторых случаях разглашение данных предварительного расследования не будет расцениваться как законное средство защиты прав подозреваемого, так как это может нарушить интересы остальных участников уголовного судопроизводства. Именно это случилось в деле бывшего замначальника ГУ МЧС по Республике Хакасия Вячеслава Титова, обвиненного в получении взяток. Его адвокат Владимир Дворяк был осужден на 400 часов обязательных работ за то, что передал огласке некоторые материалы уголовного дела. Защищавший Дворяка вице-президент ФПА РФ Генри Резник подал кассационную жалобу, в которой указывалось что обнародованные адвокатом сведения ранее уже были оглашены на судебном заседании третьим лицам. Впоследствии уголовное дело в отношении Владимира Дворяка связи с отсутствием в его действиях состава преступления было прекращено.

Тайное, не ставшее явным

Особую тему в деле ответственности за разглашение конфиденциальной информации представляет коммерческая тайна, которую защищает Федеральный закон N98 от 29.07.2004 года. Наиболее частые нарушения этого закона фиксируются в области IT технологий.

К примеру, работник, скопировавший информацию из базы компании на внешний накопитель или разместивший ее в сети с ограниченным доступом по умолчанию несет ответственность перед законом, в том числе и в случаях, когда сведения не стали доступны третьим лицам.

Работодатель обнаруживший факт копирования данных в праве написать заявление в полицию. Правда если к этому времени сотрудник уже не числится в штате компании, то уголовное дело вероятно не будет возбуждено.

Впрочем, даже если в разглашении информации обвиняется работающий сотрудник, то самое страшное что ему грозит — это увольнение. Но как правило работнику выносят предупреждение или лишают его премии.

Вот пример из дела, рассматриваемого Московским городским судом в 2015 году. После служебной проверки в одной из частных компаний было обнаружено, что работник скопировал на флешку данные о зарплате коллег.

Так как он не входил в список лиц, которые имели право обрабатывать персональные данные сотрудников, работодатель решил его уволить. Судом действия работодателя были признаны законными.

Однако закон может быть и на стороне сотрудника, если во внутренних нормативных актах организации не установлен запрет копирования конфиденциальной информации.

Иногда суд выносит оправдательный приговор, если находящаяся под запретом информация не становится доступной третьим лицам, о чем говорится в федеральном законе. Так в 2013 году Верховный суд Республики Татарстан, ссылаясь на ФЗ №98, удовлетворил апелляционное определение уволенного работника.

Самые страшные секреты — государственные

Гостайна — это защищаемые властями сведения, относящиеся к стратегически важным областям –экономической, научной, внешнеполитической, военной, разведывательной. Разглашение таких сведений может нанести серьезный ущерб безопасности или репутации страны.

В каждом конкретном случае органы государственной власти сами определяют, что и в каких объемах подлежит засекречиванию. Детально проработана и система наказаний для тех, благодаря кому государственных секреты стали доступны третьим лицам.

За госизмену согласно статье 275 УК РФ грозит наказание от 12 до 20 лет лишения свободы и штраф в размере до 500 тысяч рублей; шпионаж карается заключением на срок от 10 до 20 лет (статья 276 УК РФ); разглашение государственной тайны наказывается лишением свободы до 4 лет, в особых случаях — от 3 до 7 лет (статья 283 УК РФ); утрата документов содержащих гостайну грозит виновнику 3-летним заключением (статья 284 У РФ). [С-BLOCK]

Из наиболее наглядных примеров — дело заместителя директора Первого департамента Азии МИД РФ Валентина Моисеева. В 1998 году его обвинили в сотрудничестве с разведкой Южной Кореи и после полуторагодового процесса приговорили к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Правда после нового разбирательства срок сократили до 4,5 лет. Моисеев не признал себя виновным, отмечая, что черпал всю информацию из доступных источников, в частности на научных конференциях. В октябре 1999 года было предъявлено обвинение сотруднику отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады РАН Игорю Сутягину в том, что им были переданы секретные сведения касавшиеся новейших военных разработок американским разведчикам Шону Кидд и Наде Локк, работавшим под прикрытием британской фирмы «Альтернатив фьючерс».Решение относительно судьбы Сутягина было вынесено лишь в апреле 2005 года, когда коллегия присяжных единогласно признала его виновным в разглашении государственной тайны. Московский городской суд приговорил ученого к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Как и в случае с Моисеевым, Сутягин не отрицал факта передачи информации, однако настаивал на том, что брал ее из открытых источников — газет и журналов.

дня. Кота не пустили в салон самолета из-за лишнего веса

Источник: //news.rambler.ru/other/42711741-chto-budet-esli-narushit-podpisku-o-nerazglashenii-v-rossii/

Подписка о неразглашении данных предварительного расследования

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

Тайна следствия… Подписка о неразглашении данных предварительного расследования… Как в кино, так и в реальной жизни для следователей, вероятно, нет фраз, произносимых ими с большим чувством, пафосом и искренним, но тщательно скрываемым самолюбованием, чем эти.

Несмотря на то, что в уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует понятие «тайна следствия», запрет следователя или дознавателя на разглашение, как определенных сведений, так и любой информации, которая стала или еще станет лицу известной в связи с его участием в расследовании уголовного дела, законодательно закреплен ст.

161 УПК РФ.

Предполагается, и не безосновательно, что в результате преждевременного осведомления фигурантов дела, или лиц, имеющих в нем непроцессуальный интерес, ими могут быть уничтожены доказательства, устранены лица, владеющие представляющей для следствия интерес информацией, подключены рычаги влияния на следователя, оперативника или прокурора.

Так, или иначе, данная норма предоставляет следователю право отобрать у участника процесса письменную подписку о неразглашении данных расследования.

Под данные предварительного следствия подпадают фактически любые сведения, полученные в ходе производства по уголовному делу, например, о ходе расследования, о собранных доказательствах и источниках их получения, о показаниях допрошенных по делу лиц, о применении мер принуждения, о содержании и результатах следственных действияй, о проводенных, либо планируемых мероприятиях оперативно-розыскного и следственного характера, и т. п. Информация, которой лицо владело до совершения преступления не относится к данным предварительного следствия.

Нарушение подписки любым способом: передачей другому лицу вербальной информации о деле, собственных записей из материалов уголовного дела, самих материалов, или копий процессуальных документов из дела, влечет уголовное преследование по признакам совершения преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ.

В теории, вроде бы, все ясно и понятно. Однако на самом деле следователи, предъявляя участнику процесса к подписанию подписку о неразглашени, следуют ложно понимаемым, и противоречащим требованиям ст. 161 УПК РФ, принципам глобализма.

В подавляющем большинстве случаев на подписанта налагается тотальный запрет на разглашение данных расследования, и об уголовной ответственности за нарушение этого обязательства. Между тем ч. 2 ст.

161 УПК РФ делает акцент только на тех данных, которые стали известны участнику уголовного судопроизводства. Другими словами, следователь в подписке обязан четко определить сведения, на разглашение которых им накладывается запрет.

Бесспорно «известными» являются данные о содержании и результате следственного действия, в котором лицо принимало личное участие. В остальных случаях информация, ставшая лицу известной и не подлежащей распространению, должна быть конкретизирована.

Подписант должен быть поставлен в известность, что именно и когда произошло то или иное событие, а также кто принимал в нем участие. При этом, если данная информация получена не им лично, разглашение такоих сведений не нарушает требования возложенной на него обязанности.

Таким образом, если в процедуре предупреждения участника процесса следователем допущены нарущения требований ст. 161 УПК РФ, лицо считаеся не предупрежденным о неразглашении данных расследования.

В случае, если процедурные вопросы решены безукоризненно, однако подписка предъвляется следователем к подписанию уже после разглашения предполагаемых к запрету сведений, участник судопроизводства не будет признан лицом, нарушившим положения данной нормы права.

Следует иметь ввиду, что согласно ст. ст.  46, 47 УПК РФ в отношении подозреваемого и обвиняемого не может быть применено предупреждение об ответственности за разглашение данных предварительного следствия.

Уголовно-процессуальное законодательство дает перечень лиц, которые могут быть письменно предупреждены о недопустимости разглашения без разрешения следователя ставших им известными данных расследования:

  • потерпевший (ч. 7 ст. 42 УПК РФ);
  • защитник (ч. 2 ст. 53 УПК РФ);
  • гражданский истец (ч. 6 ст. 44 УПК РФ);
  • свидетель (ч. 9 ст. 56 УПК РФ);
  • эксперт (ч. 6 ст. 57 УПК РФ);
  • специалист (ч. 4 ст. 58 УПК РФ);
  • переводчик (ч. 5 ст. 59 УПК РФ);
  • понятой (ч. 4 ст. 60 УПК РФ);
  • представитель потерпевшего;
  • лица, участвовавшие в опознании;
  • иные лица.

Свою позицию по данному вопросу высказал Конституционный суд РФ в определении от 24.02.2011 N 264-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гайдукова Ю.Н. на нарушение его конституционных прав ч.ч. 2, 3 ст. 161 УПК РФ и ст. 310 УК РФ».

Источник: //svslawer.ru/taina-sled.html

Что такое

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

Следователи СК активно задерживают и допрашивают журналистов в качестве свидетелей по «делу БелТА», при этом берут с них подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

Что такое «подписка о неразглашении» и можно ли отказаться от подписи, разбираемся в правовом ликбезе от ПЦ «Вясна».

Что такое «подписка о неразглашении»?

Подписка о неразглашении — письменное обязательство о сохранении подписывающим лицом в тайне ставших известными ему сведений.

По сути это такая бумага, где ставится подпись допрашиваемого о том, что следователь запрещает распространять данные, которые могут стать известными в процессе следственных действий, и предупредил его об уголовной ответственности за разглашение такой информации.

Что такое «данные предварительного следствия по уголовному делу»?

Это та информация, которую получает следователь с момента возбуждения уголовного дела до передачи его в суд или прекращения.

На практике, следователь или дознаватель используют в подписке максимально широкие формулировки, что связано зачастую с тем, что подписку берут не ради сохранения тайны следствия, а для того, чтобы максимально «связать руки» защите.

Все ли обязаны давать такую подписку?

Согласно части 2 статьи 198 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь о недопустимости разглашения без разрешения сведений дела следователь, лицо, производящее дознание, вправе предупредить защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, представителей умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, свидетелей, эксперта, специалиста, переводчика, понятых и других лиц, присутствующих при производстве следственных и других процессуальных действий.

Важно отметить, что подозреваемым и обвиняемым по уголовному делу следователи не имеют права запрещать что-либо разглашать.

А какие обязанности есть у подозреваемых и обвиняемых?

Согласно ст. 41 и 43 УПК Республики Беларусь подозреваемые и обвиняемые имеют только три обязанности:

— являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс;

— подчиняться законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс;

— участвовать в следственных и иных процессуальных действиях, если это признано необходимым органом, ведущим уголовный процесс.

Обвиняемый, помимо прочего, имеет право заявлять о своей невиновности и вообще ему должна быть обеспечена возможность защищаться установленными законом средствами и способами (ст. 17 УПК).

Так что обвиняемые имеют право публично давать оценку предъявленным им обвинениям, представлять аргументы о своей невиновности, а также предавать гласности факты нарушений своих прав при проведении предварительного следствия.

Кроме того, обвиняемые и подозреваемые, как и другие граждане, наделены правом защищать свою честь и достоинство. Все эти действия являются законной формой и средством защиты, и соответственно любые их ограничения органами следствия являются незаконным ограничением права на защиту.

Какая ответственность предусмотрена за разглашение имеющихся в деле сведений?

За умышленное разглашение данных дознания, предварительного следствия или закрытого судебного заседания лицо, предупрежденное о недопустимости их разглашения, без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда – наказывается штрафом или арестом (ст. 407 УК Республики Беларусь).

А есть ли ответственность за отказ от подписки?

Ответственности за отказ от подписи о неразглашении данных следствия нет, но следователю достаточно даже устно предупредить об ответственности за раглашение данных по делу и удостоверить отказ свидетеля от подписи.

Т.е. определяющим фактом является не сама подписка, а ознакомление с ответственностью за разглашение данных.

И что никому вообще нельзя рассказывать? Даже родственникам?

Вообще никому.

Но важно понимать, что именно нельзя разглашать — то, что стало известно свидетелю в связи с участием в деле. То, что допрашиваемому было известно раньше, а также различного рода нарушения в ходе следствия – можно разглашать.

И долго нужно молчать?

Пока уголовное дело не будет передадено в суд или прекращено.

Однако, как отмечает юрист ПЦ “Весна” Павел Сапелко, необходимо распространять информацию о самом факте взятия такой подписки, а процессуальное действие — обжаловать.

Источник: //www.gs.by/2018/08/10/chto-takoe-podpiska-o-nerazglashenii-dannyh-predvaritelnogo-sledstviya/

Следователь хочет взять с меня подписку о неразглашении. Мне и правда надо будет молчать? — Meduza

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

21 мая основатель сети «Додо Пицца» Федор Овчинников сообщил, что с его коллег в рамках расследования дела о сбыте наркотиков через пиццерии взяли подписку о неразглашении. Сам Овчинников подробно рассказывал об этом деле в своем фейсбуке — описывал свои визиты в полицию, пересказывал беседы со следователями. Теперь бизнесмен опасается, что подписку о неразглашении возьмут и у него.

Это такой документ, в котором сказано примерно следующее: меня предупреждали, что разглашение данных предварительного расследования уголовного дела запрещено законом и наказывается в уголовном порядке.

Это все сведения о расследовании уголовного дела — от момента, когда его возбудили, до момента, когда его передали в суд или закрыли.

Почти со всех, кто имеет какое-либо отношение к этому делу — со свидетелей, потерпевших, переводчиков, экспертов, понятых и других «участников уголовного судопроизводства». Но есть важные исключения.

Во-первых, подписку не берут с тех, кто ведет расследование — прокуроров, следователей и дознавателей.

Во-вторых, нельзя брать подписку с подозреваемых и обвиняемых. 161 статья Уголовно-процессуального кодекса напрямую этого не запрещает, поэтому следователи и дознаватели иногда пытаются взять с подозреваемых или обвиняемых подписку.

Но Конституционный суд запрещает так делать: подписка нарушает право людей на защиту.

При этом адвокаты, которые помогают людям реализовывать право на защиту, все равно вынуждены давать подписку — по закону, они даже не могут посоветоваться с коллегой по поводу дела, которое ведут.

Запрещено разглашать любые данные, имеющие отношение к расследованию.

В интернете можно найти образцы бланков (doc), где в скобках указано, что следователь или дознаватель должен указать, какие именно данные нельзя разглашать.

Но руководитель «Команды 29» адвокат Иван Павлов в разговоре с «Медузой» сказал, что на практике этого не происходит — в подписке используют максимально широкие формулировки.

По мнению Павлова это связано с тем, что подписку берут не ради сохранения тайны следствия, а для того сократить стороне защиты пространство для маневра.

И все-таки в законе есть несколько важных исключений. Почти все они появились только в 2017 году.

Можно разглашать данные:

  • если на это дал разрешение следователь и дознаватель — и в том объеме, в котором они позволят
  • если кто-то из органов государственной власти или должностных лиц нарушает закон
  • если эти сведения следователь, дознаватель или прокурор уже сами публично рассказали — например, в интервью, в соцсети или как-то еще
  • если эти сведения уже звучали в открытом судебном заседании

И еще: если вы или ваш адвокат сообщает какие-то детали расследования в ходатайствах, жалобах или каких-то других документах по делу, это тоже нельзя назвать разглашением данных предварительного расследования. Что-то рассказывать о расследовании можно и специалисту, но только если он официально привлечен к делу и сам дал подписку о неразглашении.

Только если уже возбуждено уголовное дело, и у вас есть в этом деле какой-то статус — например, свидетеля. Так что перед тем, как что-то подписывать, надо выяснить, о каком уголовном деле речь, и какое вы имеете ко всему этому отношение.

Да, по закону — никому. Адвокат, который дал подписку о неразглашении, может обсуждать детали дела только со своим подзащитным — любые исключения надо согласовывать со следователем.

Можно, но от ответственности за разглашение это не избавит. Следователь просто позовет двух понятых, зафиксирует отказ и после этого вам все равно будет грозить уголовное дело, если вы кому-то что-то расскажете.

По закону, это уголовное преступление. Возможное наказание:

  • штраф до 80 тысяч рублей или в размере дохода за полгода;
  • обязательные или исправительные работы;
  • арест до трех месяцев.

Немного. Вот данные Судебного департамента Верховного суда о числе осужденных по 310 статье УК:

2014 — 0

2015 — 2

2016 — 0

2017 — 0

Поправка. В этой карточке было написано, что в 2015 году по 310 статье никого не осудили. Это не так — осудили двух человек: одного приговорили к обязательным работам, а другого освободили по амнистии. Редакция приносит извинения за неточность.

Владимир Прокушев, Александр Борзенко

Источник: //meduza.io/cards/sledovatel-hochet-vzyat-s-menya-podpisku-o-nerazglashenii-mne-i-pravda-nado-budet-molchat

Статья 310 — разглашение данных предварительного расследования

Что такое подписка о неразглашении данных предварительного расследования

Рассмотрим, пожалуй, одно из самыхлатентных, нераспознаваемых общественноопасных деяний, которые в практикевыявляются крайне редко, однако на самомделе носят не просто распространенный, аширокомасштабный характер, причиняягромадный вред интересам правосудия идругим охраняемым законом объектам.

Но всилу ряда причин, даже «лежа на поверхности»,признаки этого преступления крайне редкозаставляют правоприменителя адекватнореагировать на них. Практика возбужденияуголовных дел против адвокатов по статье 310 УК РФ,по данным настоящего исследования,отсутствует.

Правовую, бланкетнуюоснову уголовно — правового запрета,сформулированного в статье 310 УК,составляют нормы уголовно -процессуального закона.

Всоответствии с ч. 2 ст.

53 УПК РФзащитник не вправе разглашать ставшие емуизвестными в связи с осуществлением защитыданные предварительного расследования, нотолько в случае, если он был об этом заранеепредупрежден в порядке, установленномстатьей 161 настоящего Кодекса. В статьепрямо указано, что за разглашение данныхпредварительного расследования защитникнесет ответственность в соответствии состатьей 310 УК РФ.

Согласно ст. 161 УПК РФданные предварительного расследования неподлежат разглашению (ч. 1).

Исключениемявляются только случаи, когда следователь,дознаватель, в чьем производстве находитсяуголовное дело, либо надзирающий прокурорразрешат такое разглашение, однако только втом объеме, в каком ими будет признано этодопустимым, если разглашение непротиворечит интересам предварительногорасследования и не связано с нарушениемправ и законных интересов участниковуголовного судопроизводства.Дополнительно, помимо согласия указанныхдолжностных лиц, если данные относятся кчастной жизни участников уголовногосудопроизводства, их разглашение возможнотолько с согласия последних (ч. 3).

Прокурор, следователь или дознавательпредупреждают участников уголовногосудопроизводства, в том числе и защитника, онедопустимости разглашения безсоответствующего разрешения ставших имизвестными данных предварительногорасследования, о чем у них берется подпискас предупреждением об уголовнойответственности по статье 310 УК РФ (ч. 2 ст. 161УПК РФ).

Необходимо отметить, что, вотличие от ранее действовавшей статьи 139УПК РСФСР, когда закон предписывалпредупреждать участников уголовногосудопроизводства только «в необходимыхслучаях» и соответственно сам субъектрасследования решал, когда такой случайнаступал, в новом УПК требование опредупреждении сформулировано без всякихоговорок.

Полагаю, это означает, чтоследователь, прокурор и дознаватель во всехслучаях всех без исключения участников, втом числе и защитника, обязан предупреждатьо недопустимости разглашения каких-либоданных предварительного расследования.Можно возразить, что в статьях о порядкепроведения конкретных следственныхдействий (допроса, очной ставки, опознания идр.

), равно как и в общих правилахпроизводства следственных действий (ст. 164 УПК РФ),прямо такое требование не сформулировано.Однако полагаем, что требование ст. 161 УПК РФимеет общий, а не специальный характер.

Именно поэтому подписка о неразглашенииданных предварительного расследованиявведена в Приложения к УПК РФ как отдельныйдокумент (за N 20) и должна быть взята уучастника процесса отдельно, то есть помимосодержания протокола следственногодействия.

Во всяком случае, нетникаких препятствий к тому, чтобыГенеральная прокуратура, другиеправоохранительные ведомства в своихприказах и указаниях по применению УПК РФтребовали от субъектов расследованияименно такого применения закона. Этоположение имеет весьма важное значение длянейтрализации незаконного противодействиясо стороны защитника и других участниковпроцесса. Поскольку ни ст. 310 УК, ниуголовно — процессуальный закон неопределяют перечень данных, которые немогут быть разглашены, к ним следуетотносить все без исключения сведения,имеющие отношение к расследованиюконкретного дела. То есть не имеют значениядля квалификации преступления такиеобстоятельства, как то, что указаннаяинформация была в той или иной мереобщедоступна или полностью «закрыта»,составляла или нет государственную и инуюохраняемую законом тайну, могла или немогла быть получена из других источников,помимо предварительного расследования(адресное бюро, история болезни излечебного учреждения и т.п.), находится лидело в досудебной (судебной) стадии или ужеполностью закончено производством.Необходимо лишь доказать, что разглашеннаябез разрешения информация была полученасубъектом именно в результате его участия впредварительном расследовании.

Однако при оценке преступности конкретныхдействий необходимо учитывать критериймалозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ),причинен ли вред основному объекту -интересам правосудия и предварительногорасследования.

Источник: //www.lawmix.ru/comm/4702/20209

Юрист Воеводин
Добавить комментарий