Что такое колония поселение для осужденных за дтп

Колония плохих водителей (фоторепортаж)

Что такое колония поселение для осужденных за дтп

Справка: «В колониях-поселениях осужденные к лишению свободы содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии-поселения; в часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения; с разрешения администрации колонии-поселения могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением; могут иметь при себе деньги и ценные вещи; пользуются деньгами без ограничения; получают посылки, передачи и бандероли; могут иметь свидания без ограничения их количества; проживают, как правило, в специально предназначенных для них общежитиях. Осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади, находящейся в пределах колонии-поселения или муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение». (Ст. 129 Уголовно-исполнительного кодекса РФ)

Участки колонии-поселения есть при нескольких исправительных учреждениях Новосибирской области. Полноценная — одна, в Колывани. Еще несколько лет назад колония № 22 имела статус особо строгой. Сейчас в ней содержатся около 360 человек, из них 122 — по статье 264 УК РФ («Нарушение ПДД, повлекшее…»). Семь из них — женщины.

Начальник колонии Артем Евсеенко рассказывает: из-за того, что сроки у осужденных маленькие — от 2 дней, — за год через поселение проходят около 1500 человек. В основном это алиментщики, встречаются впервые осужденные за кражи, избиения и прочие преступления средней тяжести.

В колонии-поселении нет вооруженной охраны — но обнесенная по периметру старым забором с колючей проволокой деревня для преступников все равно производит гнетущее впечатление.

Выходить за территорию — например, в магазин, или на работу в одно из местных предприятий, где производят бутылки, — можно по согласованию с начальником.

В колонии разрешено хождение денег, но запрещены мобильники, компьютеры и любая электроника, кроме телевизора по вечерам.

На территории колонии когда-то был кирпичный завод — сейчас часть корпусов ремонтируют и превращают в рабочие площадки, другие тихо разваливаются, зияя пустыми окнами.

По закону, осужденные обязаны трудиться, однако трудоустроить всех не получается, рабочих мест не хватает. В одном из бывших корпусов кирзавода фасуют стиральный порошок — его производят тоже заключенные, но в цехе за территорией поселения. Снимать упаковку порошка запретили, заметив, что это недорогая бытовая химия, которая продается в «Магните», «Ленте» и прочих магазинах.

В молочном цехе при колонии делают молоко, масло и творог. Трудятся здесь в основном осужденные на длительные сроки — в том числе водители, сбившие насмерть человека. Технолог цеха заметила: попавшие в колонию водители стараются работать без замечаний, чтобы заслужить привилегию. За 11 месяцев безупречной работы без замечаний дают отпуск — на 13 дней можно съездить к семье.

Произведенное молоко в продажу не поступает — его развозят по колониям области. Делают это тоже заключенные: машина с водителем-надзирателем и грузчиком-осужденным раз в несколько дней отправляется в Новосибирск с партией молока.

Денис (справа) и Максим попали в колонию за ДТП, в которых погибли люди. «Так-то в принципе я знал по рассказам знакомых, как в колонии-поселении. Считаю ли я это наказанием? В какой-то мере да.

Я уже два и девять здесь; в принципе, с одной стороны — привык. С другой стороны — вдали от семьи, конечно, сурово», — рассказал Максим. Денис добавил: он еще до суда знал, что попадет в колонию. «В моем случае было трудно надеяться на условное.

Виноваты — надо [отвечать]», — вздохнул он.

Технолог производства чуть позже рассказала: «Они на самом деле скромные. Максим сперва очень сильно переживал, у него очень большой срок — 5 с лишним лет.

Первое время он говорил, что зря вообще в этом ДТП выжил». Самое сложное для водителей, признают сотрудники колонии, — попасть за решетку: «Они же обычные люди, с семьями, работой.

И вдруг попадают в совершенно другой для них мир. Тяжело, конечно».

В месяц работающий обитатель колонии может заработать до 9–10 тыс. руб. — из этих денег вычитают плату за электричество, еду и прочие расходы. Многие с них же выплачивают установленный судом ущерб.

Около 90 осужденных работами не заняты вообще — в основном по состоянию здоровья или по возрасту. Однако 2 часа в неделю они все равно обязаны бесплатно отработать на благо колонии.

Зимой чистят снег, летом облагораживают территорию.

К услугам безработных днем открыт местный Дом культуры с библиотекой, здесь же репетирует местный ансамбль заключенных. Вокальная группа, признается начальник Евсеенко, понемногу распадается — когда-то в нее набирали людей с большими сроками, половина уже успела освободиться.

Запреты есть даже в библиотеке: нельзя читать литературу на иностранном языке, книги по боевым искусствам, об оружии, экстремистскую литературу, а также книги по психологии. «У людей и так стрессовая ситуация — а им еще в психологию залазить… Многие психологи так пишут, знаете, что аж повеситься охота, пока читаешь», — поясняют сотрудники колонии.

Чаще всего, признались дежурные по библиотеке осужденные, берут почитать фэнтези. Книги быстро зачитывают, и их приходится списывать — поэтому, признался Артем Евсеенко, колония рада принимать не входящие в список запретных книги от населения.

В колонии всерьез обижаются, когда общежития осужденных называют бараками. Больше всего они напоминают армейскую казарму. Отбой в 22:00, подъем и построение на улице — в 6 утра.

Курить можно только на улице, после отбоя выход из общежития запрещен. С 22:00 любые перемещения запрещены — за этим через видеокамеры следят надзиратели.

Исключение — походы в туалет: судя по запаху, из-за отсутствия здесь видеокамер, курение в туалетах администрации победить пока не удалось.

До отбоя можно пользоваться кухней (однако приготовленное нужно тут же съедать, не храня). В женском общежитии, рассказали сотрудники колонии, все время готовят что-то вкусное и «постоянно моются».

Отношения в отряде натянутые: «Где ж вы женщин-то дружных в одном месте в таком количестве найдете», — усмехнулся начальник колонии.

Общение с живущими по соседству за забором мужчинами запрещено — однако романы, признались в колонии, иногда случаются.

«Нормальные условия у нас. У меня в армии хуже было, и питание — раз в 100 хуже», — вспомнил Евсеенко. Время от времени, признался он, все же жалуются на условия содержания: «Кто на что», — обтекаемо сформулировал он.

В общежитиях, добавляют надзиратели, постоянно приходится «приучать к порядку» — женщины живут аккуратнее, но и среди них много нерях. Единственная кошка колонии (ей специально завели документы и официально поставили на довольствие, но ее имя узнать у надзирателей не удалось) при этом живет почему-то в мужском отряде.

Из почти 360 человек всего трое, по согласованию с начальником колонии, живут за пределами поселения. Все трое — осужденные-дэтэпэшники. Один из них стал инвалидом в ДТП, еще одна женщина получила разрешение на жизнь вне колонии, потому что ухаживает за больным ребенком.

За пределами поселения до недавних пор жила и скандально известная Анна Степанова, устроившая ДТП с 3 погибшими и 4 пострадавшими во время игры в Encounter в октябре 2007 года. Однако после того как выяснилось, что она без ведома надзирателя уехала из Колывани и вернулась в Новосибирск, Степанову вернули в периметр.

На кухне в женском блоке авторы обнаружили надпись, что Степанова — ответственная за мультиварку. Для самой колонии, дали понять в администрации, этот скандал никаких последствий не имел.

Остальным же приходится отбывать наказание в условиях, максимально приближенных к тюремным: двери, которые никогда не открываются по две сразу, обилие колючей проволоки и замков, одинаковая форма и строгий распорядок дня, отклонение от которого считается нарушением режима со всеми вытекающими.

Как показалось корреспондентам НГС.НОВОСТИ, назвать вольной жизнь, в которой на каждое движение нужно спрашивать разрешение (без надежды его получить), может либо неисправимый оптимист, либо тот, кому есть с чем сравнивать, имея опыт пребывания за решеткой до того, как 22-я колония потеряла статус «особо строгого режима».

Александр Агафонов
Фото Татьяны Кривенко

Увидели опечатку?

Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Статья — повод задуматься тем, кто постоянно комментирует на форуме приговоры ДТП-пшникам — дескать, поселение — почти курорт, а судить ДТП-шников предлагает как убийц, то ли всерьез, то ли надуманно уверяя, что они ничем от них не отличаются.

Как адвокат могу рассказать, что дтп-шники — самые обычные люди, бесконечно в массе своей далекие от криминала и не больше нас с вами хотевшие чей-то смерти. Сравнивать их с теми, кто умышленно лишил жизни другого человека — демонстрировать собственную глупость.

Увы, любой, кто сидит за рулем — потенциальный «клиент» колонии-поселения.

Мне не жаль этих людей, как ни странно. Вспоминаю нашумевшие истории с гибелью детей в результате водительских «промахов» — и сердце кровью обливается. Шапошно знаю одну такую семью — их счастливая жизнь рухнула в один миг из-за того, что кто-то не соблюдал скоростной режим и дорожные условия (зима, гололед, резкий поворот).

Там по-моему виновник даже не наказан до сих пор, ну да бог ему судья, видимо кто-то может жить и с этим грузом (почему-то всегда в этом месте вспоминаю Раскольникова, который не смог жить без наказания, пошел да и повинился — но времена меняются, сегодня совесть не столь в цене).

Лучше опоздать, заработать меньше денег (касаемо автобусов), не садиться за руль после вечеринки, но ни в коем случае не менять свое «авось» на детскую жизнь.

«Самое сложное для водителей, признают сотрудники колонии, — попасть за решетку: «Они же обычные люди, с семьями, работой. И вдруг попадают в совершенно другой для них мир».

А каково родственникам погибших? У них тоже был свой мир, которого в одночасье не стало. Я не оптимист, но смею предположить, что лучше отсидеть несколько лет, чем навсегда потерять близкого человека.

Источник: https://news.ngs.ru/more/2085392/

Три года поселения за четыре трупа. Почему виновники смертельных ДТП отделываются мягкими приговорами

Что такое колония поселение для осужденных за дтп

По официальной статистике ГИБДД, с начала года из-за нарушения водителями правил дорожного движения в Свердловской области произошло 1647 ДТП, в которых погибли 229 человек. Треть из них приходится на Екатеринбург (565 ДТП, 67 погибших). В 2016 г. и аварий, и жертв было больше — 1975 и 309.

Наказания за ДТП с летальным исходом расписаны в статье 264 УК РФ. Когда суд установил, что водитель все же виновен в нарушении правил дорожного движения, что смерть потерпевшего имеет прямую связь со столкновением, он принимает во внимание все наличествующие смягчающие и отягощающие обстоятельства, чтобы принять решение.

66.RU
Максимальное наказание за нарушение правил дорожного движения, в котором погибли люди, — 9 лет лишения свободы. Однако в большинстве случаев приговоры куда более мягче

Согласно Уголовному кодексу, если в результате нарушения ПДД погиб один человек, водителю грозят либо принудительные работы от 1 года до 4 лет, либо лишение свободы на срок до 5 лет. Если виновник аварии был пьян, то срок увеличивается — от 2 до 7 лет.

Если в результате нарушений правил дорожного движения гибнут двое или более людей, то предусматривается наказание в виде принудительных работ сроком до 5 лет, либо лишение свободы сроком до 7 лет. В случае, если водитель, нарушивший правила дорожного движения, был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, ему грозит от 4 до 9 лет лишения свободы.

С наибольшей долей вероятности, водитель, по вине которого в аварии погибли люди, отделается колонией-поселением. Даже если он был пьян, грубо нарушил ПДД и скрылся с места аварии.

Все преступления по ст. 264 УК РФ о нарушении правил дорожного движения, в том числе в состоянии опьянения, считаются совершенными по неосторожности, они относятся к преступлениям средней тяжести. Даже если человек сел за руль пьяным и стал виновником ДТП, то он не имел умысла причинить кому‑то вред или лишить жизни.

Однако в российском законодательстве существует способ избежать уголовной ответственности за смертельное ДТП — это примирение с потерпевшими. Если договориться с родственниками погибшего и компенсировать им ущерб, то можно освободиться не просто от наказания, но и от уголовной ответственности.

Как объяснил екатеринбургский автоправозащитник Максим Едрышов, к реальному тюремному сроку в Свердловской области водителей приговаривают не так часто. И даже в этом случае автомобилистам обычно удается отделаться колонией-поселением.

— К лишению свободы с отбыванием наказания в колониях общего или строгого режима у нас прибегают крайне редко. Обычно даже если водитель был пьян, его все равно определяют в колонию-поселение. А если есть смягчающие обстоятельства, то это и вовсе может закончиться условным сроком.

Если посмотреть на наиболее резонансные ДТП, произошедшие за последние пару лет в Свердловской области, оказывается, что в случае гибели даже нескольких людей, водитель оказывается в колонии-поселении, а не общего и тем более строго режима.

Дело в том, что согласно пункту «а» части 1 статьи 58 УК РФ, «лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения».

Один из самых последних резонансных случаев — приговор водителю, который пьяным насмерть сбил двух девочек. Трагедия произошла поздним вечером 27 мая в Заречном. Подростки шли по обочине дороги в районе станции Глубокое — Бобровский, когда на них наехал автомобиль Honda.

От полученных травм школьницы скончались на месте. Водитель, который в момент аварии находился в состоянии алкогольного опьянения, скрылся с места ДТП. После задержания он написал явку с повинной.

В итоге за две загубленные жизни мужчину приговорили к 5,5 года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

  • 20 августа 2017, г. Лесной. Водитель Ford Focus не справился с управлением, выехал на встречную полосу и свалился в кювет, сбив 78-летнюю женщину. От полученных травм пенсионерка скончалась. В момент ДТП мужчина был пьян. Суд признал водителя виновным и приговорил к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.
  • 27 июня, Белоярский район. 50-летний водитель Renault Fluence, уходя от столкновения с другим автомобилем, выехал на полосу встречного движения. Возвращаясь на свою сторону трассы, не справился с управлением, съехал в кювет и врезался в дерево. В результате ДТП погибли две женщины и мужчина, которые сидели на заднем сиденье Renault. Суд приговорил мужчину к 4 годам колонии-поселения.
  • 22 марта 2017, г. Сухой Лог. Пьяный 44-летний водитель Ford Focus на скорости 120 километров в час выехал на встречную полосу и столкнулся с ВАЗ-21103, в котором ехала семья из трех человек. Все люди, находившиеся в отечественном автомобиле, погибли на месте аварии. Суд приговорил виновника ДТП к 5 годам и 11 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.
  • 12 октября 2016, г. Тюменский тракт. 47-летний водитель Volvo XС90, пытаясь обогнать грузовик, выехал на встречную полосу, где столкнулся с Daewoo Nexia. В итоге в аварии погибли четыре человека — водитель и пассажиры встречного автомобиля. Изначально суд приговорил екатеринбуржца к 3 годам условно. Позже Свердловский областной суд удовлетворил апелляционное представление прокурора и изменил наказание на 3 года колонии-поселения.
  • 4 декабря 2015, г. Екатеринбург. Водитель Toyota RAV4, пытаясь обогнать перед светофором попутную машину и перестраиваясь в левый ряд, выехал на перекресток и насмерть сбил пешехода. Суд приговорил мужчину к 3 годам колонии-поселения.

Любопытно, что водители, которые неоднократно садились за руль пьяными, но избежали ДТП с погибшими, получают реальные сроки.

Только летом 2017 г. Ивдельский городской суд отправил в колонию строгого режима на 5 и 6 месяцев двух местных жителей за неоднократное управление транспортным средством в состоянии опьянения.

В Ирбите 33-летнего мужчину, которого уже привлекали к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения, приговорили к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Читайте нас в соцсетях:

Источник: https://66.ru/news/incident/205928/

Соседи по неволе: рецидивистов и впервые осужденных разместят рядом

Что такое колония поселение для осужденных за дтп

Осужденных впервые и рецидивистов с положительными характеристиками будут содержать в одних колониях-поселениях. Такие поправки Минюст предложил внести в Уголовно-исполнительный кодекс. По действующим сейчас нормам «первоходы» должны содержаться отдельно.

Обозреватель «Известий», член ОНК Москвы Борис Клин и ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников посетили колонию № 2 УФСИН Московской области и обнаружили, что инициатива ведомства была реализована там еще до внесения соответствующего законопроекта в Госдуму.

Половина заключенных колонии ранее уже побывала в местах лишения свободы.

«Я же не должен с ними сидеть»

Колония-поселение № 2 хоть и подчиняется УФСИН России по Московской области, расположена в Зеленоградском округе столицы. Неприметное место окружено невысоким забором с колючей проволокой. Неподалеку от КПП — поле для мини-футбола с потертым искусственным покрытием.

Сопровождающий нас сотрудник колонии по пути рассказывает, что заключенных, совершивших тяжкие преступления, тут нет.

— Многие сидят по 264-й статье УК («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть». — «Известия»). Есть «алиментщики», есть те, кто отбывает наказание за кражи, — уточняет он.

Знакомимся с обитателями колонии. Кроме «дэтэпэшников» и пожилых бизнесменов (одному 62, другому 75 лет, оба осуждены за мошенничество) обнаруживаем ранее судимых.

Один из них сам же и задает нам вопрос — почему его, трижды судимого, отправили в лагерь для «первоходов».

— Я же не должен с ними сидеть, — возмущается «бывалый».

И ведь действительно не должен. Как и они с ним. В соответствии со ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, «лица, впервые осужденные за преступления по неосторожности, за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести», отбывают наказание отдельно от тех, кто уже сидел, но был переведен из колоний общего и строгого режима за хорошее поведение.

Именно эту норму и хочет отменить Минюст, предлагая содержать и тех, и других в одном учреждении «при условии обеспечения раздельного их проживания и трудоустройства». Как следует из пояснительной записки к проекту поправок в УИК, цель изменений — сохранение социально-полезных связей осужденных с родственниками и сокращение расходов на конвоирование к месту отбывания наказания.

В ходе общения с «поселенцами» становилось ясно, что ранее судимых здесь довольно много. Позднее представители администрации признались, что из 162 человек, которые находятся в колонии, почти половина уже отбывала наказание.

Свободное перемещение

«Первоходы» заверили нас, что с «бывалыми» у них конфликтов нет. Так ли это, проверить сложно. Члены ОНК и другие проверяющие приезжают и уезжают, а жесткие требования законодательства придуманы не случайно.

— Во-первых, таким образом граждан, случайно оказавшихся в местах лишения свободы, ограждают от вымогательств и унижений со стороны оргпреступных групп, — пояснил ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников.

— Поэтому запрет на совместное содержание «первоходов» и рецидивистов есть и в законе о содержании в СИЗО и ИВС. Во-вторых, это ограничивает распространение уголовной субкультуры и вовлечение заключенных в преступную деятельность.

Понятно, что Минюст ищет возможность оптимизировать расходы, но мы эту инициативу не поддерживаем.

Между тем глава профильной комиссии СПЧ Андрей Бабушкин сообщил «Известиям», что в других колониях-поселениях, где ему приходилось бывать с проверками, тоже содержат впервые осужденных вместе с теми, кто ранее уже отбывал наказание.

— Федеральная служба исполнения наказаний в ведомственном приказе трактует понятие «отдельного отбывания наказания» этих категорий осужденных как содержание в разных отрядах. И поправка, которая будет разработана, просто уточнит это положение, — пояснил правозащитник.

Но каким образом можно обеспечить в одном учреждении «отдельное содержание», непонятно: осужденные в колониях-поселениях имеют право свободного перемещения по территории.

Как сообщили «Известиям» в пресс-службе УФСИН России по Московской области, законодательством (ст. 128 УИК РФ) не предусмотрено содержание в колониях-поселениях осужденных за умышленные преступления и ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы.

— Однако суды выносят в отношении данной категории граждан, имеющих снятые или погашенные судимости, решения с отбыванием наказания в колониях-поселениях. Вместе с тем УФСИН России по Московской области организует раздельное содержание указанных лиц в пределах учреждения, — пояснили в областном УФСИН.

В Минюсте подтвердили факт разработки законопроекта «О внесении изменения в ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», предусматривающего размещение ранее отбывавших наказание вместе с теми, кто впервые попал за решетку «в пределах одного исправительного учреждения при условии обеспечения раздельного их проживания и трудоустройства».

— Законопроект проходит процедуру общественного обсуждения и независимой антикоррупционной экспертизы. По вопросу практики применения ст. 128 необходимо обратиться во ФСИН России, — пояснили в Минюсте.

При этом в ведомстве не объяснили, как планируется обеспечить раздельное содержание, если осужденные в колонии-поселении имеют право на свободное перемещение по территории.

Зарплата — 200 рублей

Осужденные в колонии-поселении Зеленограда работают — часть обслуживает в хозотряде нужды самого учреждения, кто-то разбирает в промзоне пластиковые окна, другие трудятся в пекарне. Некоторые устроились грузчиками и дворниками за пределами поселения.

В расчетных листках, которые выдаются осужденным, можно увидеть, что начисленная за 22 рабочих дня в месяц зарплата не превышает 4500–5000 рублей. Это почти в четыре раза меньше МРОТ (в Москве он сейчас составляет 19 351 рубль).

Администрация колонии-поселения объясняет разницу тем, что заработная плата осужденным начисляется сдельно и если норма не выработана, то и денег меньше.

— Минимальный размер оплаты труда на то и установлен, что ниже платить нельзя, и это не может быть предметом для дискуссий, — убежден ответственный секретарь ОНК Москвы.

Из начисленной зарплаты у осужденных вычитается более 3 тыс. рублей за питание и жилищно-коммунальные расходы. Есть и другие вычеты: кто-то должен платить алименты, кто-то — возмещать причиненный ущерб потерпевшим, так что на руки «поселенцы» получают 200–300 рублей.

В УФСИН России по Московской области пояснили, что «согласно п. 3 ст. 105 Трудового кодекса оплата труда осужденных КП-2 при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному осужденным времени или в зависимости от выработки».

— Заработная плата осужденным начисляется исходя из нормы выработки на основании наряда на сдельную работу.

Так, размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную за месяц норму рабочего времени, соответствует установленному федеральным законом минимальному размеру оплаты труда.

При сдельной оплате труда, если осужденный не выполняет норму выработки, допускается начисление зарплаты ниже уровня МРОТ, — отметили в ведомстве.

Солдатские койки

Живут в колонии в корпусах, напоминающих армейские казармы. Раздевалка на входе — там стоит обувь и висит на крючках верхняя одежда. Формы, как в обычных лагерях, тут не предусмотрено.

Санузел в отличие от многих в подобных учреждениях оборудован нормальными унитазами, а не «дыркой в полу». Зеркала, раковины — всё в наличии, имеется даже «ногомойка».

Вот телевизоров нет, они находятся в отдельных помещениях для «воспитательной работы».

В спальных помещениях — ряды двухэтажных коек. Идем осматривать спортзал — тут есть тренажеры, гантели, штанги и теннисный стол. Как говорят заключенные, им не хватает боксерских «груш». Рядом душевая и сушилка для одежды — совсем небольшая для 160 невольных поселенцев (всего колония рассчитана на 215 человек).

Библиотека насчитывает 5 тыс. томов. Читальный зал полный, но книги можно получить и на руки.

— Спрос на книги очень большой, — рассказывает библиотекарь, осужденный на семь лет за ДТП, и признается, что только тут прочитал «Анну Каренину» — на воле времени не хватало.

Телефонные переговоры в колониях-поселениях разрешаются без ограничений. Но это — платная услуга. Заключенные должны приобретать специальные смарт-карты для таксофонов (минута разговора стоит 7 рублей).

Получили члены ОНК и жалобы на качество медпомощи. Так, один осужденный утверждал, что три месяца не получает специальной терапии против ВИЧ. Другой сетовал, что главное лекарство от всех болезней у местных врачей — парацетамол. Хотя местных как раз нет, помощь оказывают медработники из соседнего СИЗО.

Столовая небольшая, и заключенные говорят, что приходится есть в две смены и не все успевают. Опоздал — будешь голодным до завтрака. Во время нашего посещения макароны на ужин в тюрьме не давали — осужденным в этот день полагалось 170 г вареной картошки, консервированная килька, чай и хлеб. Те, кто получает передачи, могут приготовить себе салат.

А вот осужденным, которым не помогают родственники, приходится, по их же словам, «кисло».

Источник: https://iz.ru/923394/boris-klin/sosedi-po-nevole-retcidivistov-i-vpervye-osuzhdennykh-razmestiat-riadom

Работают, свободно передвигаются. Как живут осужденные по делу Дениса Тена и Искандера Сулейменова

Что такое колония поселение для осужденных за дтп

29 апреля, 12:18

«Алло, мам…» — доносилось со стороны проходной колонии. Признаться, мы с фотографом не ожидали увидеть столько людей, которые одновременно разговаривали по мобильному телефону.

Часть из них отошла в сторону, чтобы не попасть в кадр. Другие не обращали на нас внимания. Оказалось, что каждый день с 16.00 до 16.

30 все осужденные приходят к дежурной части, берут из ячеек свои сотовые телефоны и звонят родным и близким. На это им дается 15 минут.  

Корреспонденты Tengrinews.kz Асель Сатаева и Турар Казангапов посетили учреждение минимальной безопасности ЕЦ-166/10. Простыми словами, это колония-поселение.

Пару лет назад здесь отбывал наказание экс-глава нацкомпании «Астана ЭКСПО» Талгат Ермегияев. Сейчас здесь находится Жанар Толыбаева, она фигурировала в деле об убийстве Дениса Тена.

Здесь же отбывает наказание Малика Мухитова, осужденная за ДТП, в котором погиб Искандер Сулейменов.   

Колония-поселение расположена в Нур-Султане, в районе рынка «Big Шанхай». На этом базаре, наверное, побывал каждый житель столицы. А если и не был, то уж точно про него слышал. 

Окна «Big Шанхая» выходят на территорию колонии-поселения. Кстати, EЦ-166/10 называли «десяткой». Раньше там отбывали наказание лица, приговоренные к строгому режиму: убийцы, насильники, рецидивисты и коррупционеры. Сейчас здесь содержатся те, кто, по словам руководства колонии, не представляет опасности для общества. 

«Десятку» приказом МВД перепрофилировали в мае 2018 года. С того момента здесь изменились условия содержания осужденных. На смотровой вышке уже не дежурит, как раньше, военизированная охрана с оружием. 

А сами осужденные спокойно передвигаются по территории колонии в гражданской одежде и без сопровождения конвоя.

После прохождения проверки на КПП у здания администрации нас встречает начальник колонии-поселения Бауыржан Журсинов. Он расскажет о работе исправительного учреждения.

Несмотря на то, что мы передвигаемся в сопровождении самого начальника, охрана в дежурной части проводит досмотр и изымает из сумок запрещенные предметы, если они есть. 

Далее сотрудница охраны приглашает за ширму, где проводит досмотр уже с помощью ручного металлодетектора. 

«Данное устройство выявит, если вы вдруг решили пронести на территорию колонии сотовый телефон или сим-карту», — говорит сотрудница колонии, не дожидаясь возможных вопросов с моей стороны. 

Следуя быстрым шагом за начальником колонии, узнаем, что спецучреждение построили 48 лет назад. И изначально это была колония строгого режима. 

Два года назад в ЕЦ-166/10 выявили ряд нарушений. Тогда Нацбюро по противодействию коррупции установило, что руководство колонии строгого режима организовывало комфортные условия для осужденного Талгата Ермегияева. Экс-глава нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» в тот период отбывал наказание в этом учреждении. 

Нынешний начальник колонии отметил, что в тот период здесь не работал. Поэтому не может утверждать, что именно после того скандала «десятку» перепрофилировали в колонию-поселение. 

«Я в то время не работал здесь. Сейчас тут такого нет. У нас и мыслей таких нет. Это же колония- поселение, не колония строгого режима. Тут каждый осужденный спокойно передвигается по территории, у них есть право выхода за ворота», — отмечает начальник колонии.

Раньше Бауыржан Журсинов возглавлял колонию строгого режима в Актюбинской области. В столицу его перевели в сентябре прошлого года.  

«Здесь у нас отбывают наказание те, кто твердо встал на путь исправления. Например, сюда переводят осужденных из колонии средней безопасности, тех, кто положительно характеризовался. Также здесь находятся лица, совершившие преступления по неосторожности. У которых срок отбывания наказания не превышает два года», — продолжает разговор начальник колонии.

Пройдя дежурную часть, мы попадаем в помещение, где есть девять комнат для встреч осужденных с родными.

Предусмотрены комнаты для краткосрочных и длительных свиданий. Те осужденные, кто на облегченных условия содержания, имеют право на одно краткосрочное и одно длительное свидание раз в неделю. Кто на обычных условиях отбывания наказания — может рассчитывать на краткосрочное и длительное свидания раз в месяц. 

В день нашего визита несколько комнат были заняты для длительного свидания — на двое суток. 

Так выглядит комната для краткосрочного свидания. 

Здесь также имеется отдельная кухня. Есть все необходимое: холодильник, плита, микроволновка, посуда. 

«Тут все как в домашних условиях. При строгом режиме осужденному в год полагалось всего четыре свидания. А сейчас тут часто проходят свидания», — отмечает Бауыржан Журсинов. 

Сейчас в колонии-поселении отбывают наказание 280 человек. 43 из них — женщины. 

«Сейчас все в хорошую сторону идет. В частности, условия содержания. Освобождают многих людей досрочно. Сокращение тюремного населения идет. Раньше за мелкие преступления сажали, а сейчас уже эту меру могут другим наказанием заменить», — продолжается наш разговор с начальником колонии. 

Далее следуем к зданию медсанчасти. Раньше там оказывали всю необходимую медпомощь осужденным. Сейчас здесь расположен только медпункт. 

«В связи с гуманизацией мы перепрофилировали все, сокращение штата произошло. Наших осужденных мы закрепили за одной из поликлиник города. При необходимости они ездят туда или мы сами отвозим их к врачу в поликлинику. Сейчас у нас здесь работают один фельдшер и медсестра», — отмечает Бауыржан Журсинов.

На втором этаже бывшей медсанчасти предусмотрены комнаты для отдельного контингента. В одной из них содержатся две женщины. Одну перевели сюда из отряда в связи с беременностью. Вторая осужденная — Жанар Толыбаева. Она отбывает здесь наказание со своим двухмесячным ребенком. 

Жанар Толыбаева фигурировала в деле об убийстве Дениса Тена. В январе этого года суд признал ее виновной и назначил четыре года лишения свободы в учреждении средней безопасности.

В марте молодая женщина родила в алматинской колонии. Через неделю после родов апелляционная коллегия рассмотрела уголовное дело.

Толыбаевой изменили меру наказания, определив в учреждение минимальной безопасности.    

Месяц назад женщину с ребенком этапировали в столичную колонию-поселение. Здесь, как и все осужденные, Жанар Толыбаева свободно передвигается по территории, может выходить на прогулку с сыном, разговаривать в определенное время по телефону с родными. 

В комнате, которая больше напоминала больничную палату, женщина укачивала на руках проснувшегося сына. Перед тем, как провести нас к осужденной, сотрудники колонии предупредили, что она вправе не отвечать на вопросы и может отказать в фотосъемке. 

Так и вышло… «Я ничего не хочу говорить. Я устала от всего этого. Мне нечего вам сказать…» — сказала Жанар Толыбаева. 

Дальше мы пошли в первый женский отряд, где проходило построение. Старшая по отряду доложила, сколько осужденных женщин в данный момент находится на территории колонии. 

«22 человека на месте, 17 на работе в городе. Четверо осужденных в санчасти», — сообщила осужденная.

Женщины отбывают здесь наказание по разным статьям. Самые распространенные — мошенничество и совершение ДТП по неосторожности. 

Женщин из первого отряда недавно перевели в другое здание и они только обустраиваются на новом месте. В прежнем помещении им было тесновато, говорит руководство колонии. А сейчас здесь у них есть отдельная столовая, где можно попить чай.

Предусмотрены отдельная раздевалка, душевая комната, зона для чтения книг. 

В комнате по воспитательной работе, или, как коротко здесь говорят, ПВР, можно посмотреть телевизор. Распорядок дня здесь как и в других колониях — в 06.00 подъем в 22.00 отбой. В выходные осужденные просыпаются на час позже, отбой в 22.00. 

«В субботу и воскресенье проводим культурные, спортивно-массовые мероприятия. Психологи свои тренинги проводят, различные соревнования устраиваем между отрядами. Скоро 1 мая, плюс там еще 7 мая. Девчата уже готовятся. Можете к нам приехать, мы вас приглашаем», — говорят сотрудники отдела по воспитательной работе. 

Среди осужденных женщин принято поздравлять друг друга с днем рождения. Шары и плакат до сих пор напоминают об именинах Малики Мухитовой. Девушку осудили по громкому делу о ДТП, в котором погиб внук писателя Олжаса Сулейменова. Суд назначил ей два года лишения свободы в колонии-поселении. 

21 апреля Малике Мухитовой исполнилось 30 лет.

«Мухитова характеризуется положительно. Никаких замечаний со стороны администрации либо работодателя не поступало. Активное участие принимает в общественной жизни отряда, колонии. В культурно-массовых мероприятиях она участвует. Она трудоустроена. В данный момент она на работе», — отметил начальник колонии-поселения Бауыржан Журсинов. 

Недавно отряд, в котором числится Малика Мухитова, занял первое место за лучшую организацию и  проведение празднования Наурыза.  

В каждом отряде принято ставить все награды и почетные знаки на видное место. Эти награды красуются в мужском отряде. Как отмечает руководство, все успехи осужденных за время пребывания в колонии, поведение и отсутствие замечаний  учитываются при рассмотрении решения о досрочном освобождении. Поэтому здесь никто не нарушает режим. 

В момент посещения колонии большинство осужденных находились на работе. Кто-то выезжает на работу в город. Кого-то трудоустроили на предприятии, расположенном на территории колонии. 

«В первую очередь идет вопрос о трудозанятости осужденных. Потому что у всех маленький срок, они хотят быстрей освободиться, и в первую очередь погасить ущерб, причиненный преступлением. Здесь они не чувствуют себя в абсолютной изоляции. Утром — пошли на работу, вечером — вернулись.

Вечером немного есть своего времени, потом отбой. Досрочно тут освобождаются каждый месяц до 40 человек. Осужденные видят все это и понимают, что им нет смысла нарушать режим», — говорит Бауыржан Журсинов, отмечая, что в любой момент проверяющие могут прибыть на место работы осужденного.

 

«Некоторые у нас трудятся в городе. Но перед трудоустройством мы смотрим на статью, по которой осужден человек, на его поведение. В основном в город мы отпускаем «дтпшников» (лица, совершившие ДТП по неосторожности). Кто-то работает у нас на промзоне. Без работы у нас никто не сидит», — говорит начальник отдела организации труда осужденных ЕЦ-166/10 Айгуль Даутова. 

Осужденных устраивают разнорабочими: дворниками, грузчиками, слесарями. Женщины идут работать в швейный цех, столовую или в отдел кадров, офис-менеджерами. «Главное, чтобы на них не было материальной ответственности», — дополняет Айгуль Даутова. 

«При строгом режиме тут были строгие условия. Все было в решетках — на окнах, в коридорах. Потому что инструкция этого требовала. Осужденные находились в камере. Сейчас мы все это убрали», — отметил начальник колонии. 

Еще осужденным разрешается четыре раза в месяц выходить за пределы колонии. И тогда они идут на рынок «Big Шанхай», чтобы купить себе что-то из еды или зайти в парикмахерскую. Сотрудники колонии отмечают, ни разу не было факта, чтобы кто-то воспользовался случаем и убежал. 

«Ни одного факта уклонения от отбывания наказания у нас не зафиксировано. Если осужденный самовольно уйдет и не вернется, его задержат и заменят режим на строгий», — говорит напоследок начальник колонии Бауыржан Журсинов.

Поэтому все осужденные это понимают. Никто не хочет потерять свою свободу… 

Фото Турара Казангапова

Источник: https://tengrinews.kz/fotoarchive/rabotayut-svobodno-peredvigayutsya-jivut-osujdennyie-delu-1158/

Как отбывают срок виновники ДТП со смертельным исходом. Репортаж AUTO.TUT.BY

Что такое колония поселение для осужденных за дтп
ДТП со смертельным исходом. Нередко только на суде виновный узнает: кроме большой выплаты родственникам погибшего, закон определил за это преступление, относимое к категории неосторожных, наказание в виде лишения свободы. Где, как и сколько сидят «аварийщики», AUTO.TUT.

BY выяснил, посетив колонию-поселение № 16 в Горках. В приграничном городке Могилевской области, от которого до России рукой подать, — новая тротуарная плитка и аккуратные заборы. Объяснение чистоты и порядка выложено цветными камнями на въезде в город — «Дажынкi-2012».

К празднику урожая Горки благоустраивали и осужденные — по закону,  исправление необходимо доказать трудом.

Не считая домашней «химии» — возможности отбывать срок за преступление дома, колония-поселение — самый мягкий вид наказания, связанный с лишением свободы.

На всю Беларусь три таких учреждения — в Горках, Гезгалах (Дятловский район Гродненской области) и Шубино (Ветковский район Гомельской области). «Аварийщики» — так здесь называют осужденных за ДТП, в котором погиб или получил тяжкие телесные повреждения человек, — только в Горках.

В остальные колонии-поселения направляют в качестве поощрения, когда осужденным за иные, более серьезные преступления, меняют наказание на более мягкое.

Носят в колонии-поселении гражданскую форму одежды, а от местных жителей отличаются поведением — в лучшую сторону. Такими наблюдениями с AUTO.TUT.BY поделилась продавщица магазина «Фея» Наталья, где отовариваются «аварийщики»: «Некоторые повежливее наших будут. А еще всегда группой ходят, в сопровождении человека в форме. И все. Увидела бы одного из них в городе — ни за что не догадалась, что это преступник». Колония расположена почти в центре города, по ул. Советской. Когда-то здесь тоже жили водители — трехэтажное здание было общежитием передвижной механизированной колонны № 44. Сегодня здесь «прописан» 181 осужденный. «Аварийщики» распределены по двум отрядам — по количеству и контингенту. Похожих людей стараются развести по разным отрядам. «С целью равномерной нагрузки на начальника отряда», — пояснил замначальника колонии по исправительному процессу, идеологической работе и кадровому обеспечению, а также наш гид по закрытому учреждению Николай Тишкевич. В день посещения AUTO.TUT.BY в колонии было два пенсионера. По одному на отряд.

В колонии-поселении нет вооруженных охранников, вышек и злых собак, ограда условная — не больше полутора метров в высоту. По словам Тишкевича, она защищает, скорее, от любопытства местных, чем препятствует побегу.

«Более 95% осужденных уходят на свободу раньше срока, — пояснил руководитель. — Закон позволяет сократить время пребывания после трети и половины отбытого здесь при условии полного погашения иска».

На этаже 16 жилых комнат, в каждой — по 6-7 человек. Кровати с панцирными сетками в два «этажа», пестрые покрывала, цветы в горшках, телевизор. Тесновато, но нормам в 2 квадратных метра на человека соответствует. Ключи от комнат — в маленьком ящичке на стене холла, по стенам которого развешана наглядная агитация. 

«А мы не закрываемся ни от кого, — встретил на пороге одной из комнат осужденный Валерий. В сентябре прошлого года этот водитель с 19-летним стажем, совершая в Верхнедвинске обгон, сбил насмерть 63-летнего велосипедиста. От материальной компенсации, как и от общения с виновником, родственники погибшего отказались, суд вынес приговор — 2 года лишения свободы.

«Если лишил человека жизни, даже по неосторожности, надо отвечать, — словно повторяет за кем-то Валерий. — С приговором согласен, здесь нормально, работа есть, жильем обеспечен».
 

Принятый в лесхоз на работу станочника, он получает около трех миллионов рублей в месяц. Около миллиона уходит на продукты, 260 тысяч заплатил в апреле за проживание и коммунальные услуги — как и на «химии», осужденные колонии-поселения живут за свой счет. Поэтому работа — не только требование администрации, но еще и источник существования. 

Рядом за столом с цветастой клеенкой — Александр. В октябре прошлого года он не справился с управлением, вылетев в кювет. Пассажир с тяжкими телесными повреждениями попал в больницу, водитель — в колонию на полтора года.

Иска потерпевший не предъявил и даже просил суд освободить Александра от уголовной ответственности, но суд не согласился — за руль водитель сел в состоянии алкогольного опьянения, в его крови обнаружено 0,4 промилле спирта. Дополнительное наказание — лишение «прав» на 5 лет заставит бывшего таксиста искать после освобождения новую работу.
 

Но пока Александр рассуждает о наказании для «аварийщиков». «Не всегда справедливо наказывать за непреднамеренное преступление лишением свободы, — делится он мыслями с TUT.BY. — Ты не украл, не избил специально, это случайность, которая может произойти с каждым. Раскаиваюсь, что сел нетрезвым за руль, но на стиль вождения 0,4 промилле не повлияли».
 

Имя водителя Porsche Cayenne, под колесами которого осенью прошлого года погиб третьеклассник минской школы, здесь хорошо известно — водитель отбывает наказание в Горках. Вот только и его наказание Александр считает несправедливым. «Он был трезв, ехал на первой передаче со скоростью 15 км/час — в такую ситуацию мог попасть каждый, — считает осужденный. — Поэтому 4 года лишения свободы за такое преступление — много, особенно с учетом компенсации родственникам погибшего почти в 500 миллионов. Такая сумма — это ненормально. Учитывая, что ее потребовала сторона потерпевших, могу предположить — люди решили заработать на своем и чужом горе».
 

«Иск нужно возмещать, — согласен Валерий, — но в разумных пределах. А не так, чтобы поправить свое материальное положение».

У осужденного к трем годам заключения Андрея, с которым столкнулись в коридоре, другое мнение. «Платить надо», — убежден водитель с иском более 120 миллионов.
 

В прошлом году он сбил друга, двигаясь задним ходом. С тяжкими телесными повреждениями человек попал в больницу и лечится до сих пор.
 

«Проблема с позвоночником, — рассказывает Андрей, — пока друг не ходит, но, говорят, шансы есть».
 

О проблемах он знает со слов матери пострадавшего, подавшей иск, — друг на звонки не отвечает, увидеть его удалось всего раз.

«Поначалу от компенсации мать друга отказалась, — рассказывает Андрей, — а теперь пишет, что мы не помогали. А я расписок не брал, не думал, что это нужно».

Зимой Андрей работал каменщиком с зарплатой в 2 миллиона, недавно устроился сварщиком на льнозавод ОАО «Горки-Лен». «Какая зарплата будет, еще не знаю, — размышляет осужденный, — но должно хватить. На продукты около миллиона уходит — с утра кашку, чай с батоном или бутерброд, на обед макароны, вечером — блинчики».

На шее Андрея — латунный крестик на бечевке. «Раньше золотой был, — ловит мой взгляд собеседник, — но драгоценные металлы здесь нельзя. А верующим я и до колонии был, у нас в семье так принято. Мама недавно звонила, напоминала о Пасхе».

 

Осужденным разрешено иметь при себе мобильные телефоны и деньги. На лестничном пролете — телефон-автомат: звонки не ограничены, были бы минуты на карточке. Вот только, кроме матери, Андрею звонить некому — после направления в колонию отношения с любимой девушкой разладились.
 

Среди «аварийщиков» несколько иностранных подданных — на территории Беларуси ДТП с последствиями совершили грузин и несколько россиян. Свой срок они отбывают по общим правилам: обязательное трудоустройство, в магазин — строем и по расписанию, участие в мероприятиях в виде воспитательных бесед с руководством колонии.
  

Дважды в неделю — по воскресеньям и четвергам осужденных водят в баню, стоимость посещения — 2,5 тысячи рублей. В «умывальные комнаты» колонии с душем и умывальниками можно ходить хоть каждый день. В одной из них неуверенно тер подмышки белотелый парень в спортивном трико. «Алексей меня зовут, — буркнул, не поворачиваясь лицом. — Сбил пешехода. Насмерть. И достаточно вопросов».
  

Сегодняшний день для Алексея особенный — его только что доставили в колонию. А значит, надо освоить работу разнорабочего на стройке, научиться готовить себе еду и — удерживаться от покупки спиртного.
  

Алкоголь в колонии под запретом — его употребление считается тяжелым нарушением и карается помещением в ШИЗО на срок до 10 суток. Второе нарушение могут получить в камере — за нарушение распорядка. Два нарушения — повод изменить наказание на более строгое с направлением в исправительную колонию. Но это уже совсем другая история.

Источник: https://auto.tut.by/news/exclusive/347014.html

Юрист Воеводин
Добавить комментарий