Центр по защите прав осужденных и жертв судебных ошибок адрес Москва

Фонд

Центр по защите прав осужденных и жертв судебных ошибок адрес Москва

Декларация

Создание Фонда «В защиту прав заключенных»  — это попытка объединить силы людей, так или иначе занимающихся проблемами нарушения прав заключенных. Наш Фонд √ правозащитная организация.

Мы будем оказывать помощь тем заключенным, чьи права нарушаются или нарушены, вне зависимости от того, кто они, в какой колонии содержатся,  является ли они жертвой судебной ошибки или несут свое наказание в соответствие с законом. 

Мы осознаем и понимаем, насколько трудно обществу понять мотивы и деяния людей,  которые привели их в места заключения.  Многие заключенные — не классические жертвы с чистым прошлым и ясным будущим.

Они преступили закон, но за это уже понесли суровое наказание, потеряв свободу, оказавшись изолированными от общества, родных и близких, лишившись многих своих прав.

Но и им, как и другим гражданам нашей страны, Конституцией РФ гарантированы неотъемлемые права человека.

Никто не имеет права их пытать, бить, убивать, унижать человеческое достоинство, подвергать пыткам, истязаниям и насилию. Тем более это не должны делать законные представители общества в лице сотрудников правоохранительных органов и системы исполнения наказаний.

С 2000 года в России наметилась тенденция ужесточения режима содержания под стражей, в практику вошло коллективное наказание  больших групп заключенных,  избиения заключенных, пытки, незаконное заключение в штрафные изоляторы и помещения камерного типа.

Но задача общества √ не добивать, а помочь  заключенным остаться людьми, поверить в себя и в то, что их судьба небезразлична обществу.

  Соблюдение прав человека, уважение к человеческой личности является тем фундаментом, без которого невозможна социальная и психологическая реабилитация отбывающего наказание.

Оздоровление обстановки в СИЗО, тюрьмах, изоляторах необходимо не только тем, кто находится внутри, в изоляции от общества, но и всем нам. Жестокость и произвол в отношении оступившихся, возведенный в систему, угрожает и нашей свободе, нашим правам, разрушает общество.   

Мы хотим установить рабочее взаимодействие с представителями органов власти, пенитенциарной системы, прокуратуры и общественных организациями для предотвращения и недопущения таких нарушений, для восстановления  нарушенных прав.

Мы будем также самостоятельно, используя большую правозащитную сеть, вскрывать и говорить обществу о всех известных нам фактах жестокого обращения с заключенными.

Мы будем работать с письмами заключенных, их родственников, добиваться полноценного расследования нарушений, отслеживать ход дела во всех инстанциях и информировать общество о нашей работе.

Мы понимаем, что без объединения усилий всех заинтересованных сторон, без участия органов власти, представителей пенитенциарной системы, общественности, бизнесменов, предпринимателей, адвокатов, журналистов, простых граждан, такую проблему не решить.

Мы открыты для диалога и совместной работы и готовы принять любую Вашу помощь.

Постановка проблемы

С 2000 года в России проводится политика ужесточения режима содержания под стражей как в следственных изоляторах (СИЗО), так и в исправительных колониях.

Из многочисленных писем, получаемых правозащитниками из мест заключения, следует, что наиболее распространены следующие нарушения прав заключенных:

— коллективное наказание больших групп заключенных при любом, даже незначительном, нарушении правил содержания под стражей хотя бы одним из них;

— принуждение к вступлению в различные самодеятельные организации, сотрудничающие с администрацией;

— подчинение военизированным порядкам: изнуряющее марширование и коллективное пение.

Любое неподчинение этим противозаконным требованиям сопровождается репрессиями: избиения, пытки, заключение в штрафные изоляторы и помещения камерного типа.

Пытки в колониях приобрели практически всеобъемлющий характер. У правозащитников существуют десятки примеров жестоких пыток над заключенными, в том числе и убийств. Как правило, прокуратура покрывает незаконные действия администрации, не проводит соответствующие расследования и не возбуждает уголовных дел.

Несмотря на ужесточение репрессий, одновременно появляется все больше людей, находящихся в заключении, которые, защищая собственное достоинство, готовы выступать в защиту своих прав и прав других заключенных. Таких людей становится все больше, и они ищут взаимодействия с правозащитниками.

Основные направления деятельности Фонда и приоритеты

В связи вышеизложенным, Фонд ╚В защиту прав заключенных╩ определил для себя следующие основные направления деятельности:

1.       Правозащитная;

2.       Информационная;

3.       Исследовательская.

В рамках основных направлений деятельности Фонд выделил следующие приоритеты:

1. Поддерживать установленную ООД «За права человека»  и другими правозащитными организациями связь с заключенными или группами заключенных, отстаивающими свои права и подвергающимися репрессиям

2. Взять под контроль возбуждение и расследование уголовных дел по фактам незаконных репрессий;

3. Направлять адвокатов и правозащитников в колонии для установления общественного контроля над расследованием полученных жалоб;

4. Продолжить формирование гражданских комитетов родственников заключенных по всей России, поддерживать организационно и технически работу уже существующих комитетов;

5. В целях конструктивного взаимодействия организовать устойчивые связи с государственными органами, государственными правозащитными структурами;

6. Издавать ежемесячный бюллетень Вестник «В защиту прав заключенных». Распространять Бюллетень в местах лишения свободы, СИЗО, СМИ,  органах власти и местного самоуправления, адвокатов, деятелей науки и культуры  и др.;

7. При достаточном финансировании Фонд «В защиту прав заключенных» намерен оказывать помощь в составлении надзорных жалоб в тех случаях, когда юристы Фонда констатируют неправосудные и противозаконные решения судов, по приговорам которых заключенные получили срок

(примечание: в данный момент помощь в составлении надзорных жалоб не оказывается).

8. Направлять жалобы в Европейский Суд по правам человека, Комитет ООН по правам человека, Комитет по предотвращению пыток, Международную Амнистию и другие правозащитные международные структуры и организации.

9. Проводить пресс-конференции, круглые столы, общественные слушания по проблемам нарушения прав человека в местах лишения свободы, проблемам пенитенциарной системы.

10. Юридические консультации в Фонде и выездные консультации в местах лишения свободы.

Структура Фонда

Учредители:

Алексеева Людмила Михайловна, председатель Московской Хельсинской группы

Пономарев Лев Александрович, исполнительный директор ООД «За права человека»

Черный Эрнест Исаакович, ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых

Органы управления Фонда

Правление:

— Пономарев Лев Александрович —  председатель

Попечительский Совет

— Борщев Валерий Васильевич

— Идалов Тимур Саид-Магомедович

— Шухардин Валерий Владимирович

В структуре фонда предусмотрено несколько отделов:

отдел писем,  юридический отдел,  издательский отдел, информационный и др. 

Устав Фонда. Здесь 

Свидетельство о государственной регистрации Фонда. ЗдесьСвидетельство о постановке на учет в налоговом органе. ЗдесьСвидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц. ЗдесьПоложение об эксперте Фонда. Здесь

Если Вы хотите помочь. Наши реквизиты

Источник: https://www.zashita-zk.org/about

Права человека в России

Центр по защите прав осужденных и жертв судебных ошибок адрес Москва

Фонд «В защиту прав заключенных»

Правозащитная организация, которая осуществляет защиту прав человека, нарушенных в системе исполнения наказания. Фонд рассматривает только те жалобы, которые касаются нарушений прав заключенного (человека, содержащегося в местах лишения свободы).

Сайт:  www.zashita-zk.org

«За права человека»

Общероссийское общественное движение «За права человека» создано 20 ноября 1997 года. Изначально оно было задумано как федерация правозащитных организаций. Движение объединило десятки уже готовых, часто зарегистрированных региональных правозащитных организаций, так и постоянно возникающих инициативных групп. Девизом Движения стали слова:  «Право. Справедливость, Сострадание».

Уставной целью Общероссийского Движения «За права человека» было провозглашено становление правового государства и развитие гражданского общества в России.

Сайт: www.zaprava.ru

Комитет «Гражданское содействие»

Региональная общественная благотворительная организация помощи беженцам и вынужденным переселенцам. Комитет создан в 1990 году группой москвичей для помощи первым беженцам эпохи «перестройки» и распада СССР – жертвам армянских погромов в Азербайджане.

Сайт: refugee.ru

Комитет «За гражданские права»

Межрегиональная общественная благотворительная правозащитная организация.  Основные виды деятельности — мониторинг соблюдения прав человека (в том числе — в местах заключения и предварительного содержания); заочно-правовые консультации; проведение семинаров, пресс-конференций и иных мероприятий.  

Сайт: zagr.org

«Комитет против пыток»

Российская некоммерческая организация, работающая в сфере защиты прав человека. В настоящее время Комитет имеет официальный статус межрегиональной общественной организации.

Комитет был основан в 2000 году рядом известных нижегородских правозащитников как правозащитная организация, задачей которой стало осуществление общественного контроля за ситуацией, связанной с проблемой распространения практики применения пыток и жестокого обращения в России и оказания профессиональной юридической и медицинской помощи жертвам пыток.

Сайт: www.pytkam.net

Международное общество «Мемориал»

«Мемориал» – это движение, основной задачей которого изначально было сохранение памяти о политических репрессиях в недавнем прошлом нашей страны. Сейчас это содружество десятков организаций в России, Беларуси, Германии, Италии, Франции, Казахстане, Латвии, Украине, ведущих исследовательскую, правозащитную и просветительскую работу.

Сайт: www.memo.ru

Московская Хельсинкская группа 

Старейшая из ныне действующих в России правозащитных организаций, она была создана в 1976 году в Москве. Инициатором и первым руководителем МХГ стал известный физик, член-корреспондент Академии наук Армянской ССР, профессор Юрий Федорович Орлов.

Согласно Уставу, принятому в 1993 году, Московская Хельсинкская группа является неправительственной общественной организацией.

Ее цель — содействие практическому выполнению гуманитарных статей Заключительного акта Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ).

Сайт: mhg-main.org

Фонд «Общественный вердикт»

Фонд  создан в феврале 2004 года и действует как неполитическая некоммерческая организация, оказывающая правовую помощь по защите прав человека гражданам, пострадавшим от неправомерных действий российских правоохранительных органов.

Целью фонда является формирование в стране атмосферы нетерпимости к практике нарушения прав человека правоохранительными органами. Фонд добивается создания гражданского контроля за их деятельностью.

Сайт: publicverdict.ru

«Россия без пыток»

«Общественный контроль как эффективный механизм предупреждения нарушений прав человека в местах принудительного содержания.

Российская модель» – совместный проект Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Директората по защите прав человека Совета Европы, который проводится при содействии Общественной палаты Российской Федерации и Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Сайт: www.antipytki.ru

Союз Комитетов Солдатских Матерей России

Защита прав военнослужащих по призыву, призывников и их родителей. Сейчас членами союза являются около 300 региональных организаций солдатских матерей. Это – самая крупная женская организация в России.

Сайт: www.ucsmr.ru

Трансперенси Интернешнл — Р

Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл — Россия является автономной некоммерческой организацией, нацеленной на противодействие коррупции в России и распространение антикоррупционного мировоззрения.

Деятельность Центра “ТИ-Р” направлена на решение трех задач: оказание юридической помощи по делам о коррупции; институционализация прозрачности; предотвращение коррупции через обеспечение действенности антикоррупционных механизмов.

Сайт: transparency.org.ru/

«Фонд защиты гласности»

Основная цель Фонда – содействие сохранению и развитию правового пространства, в котором работают отечественные печатные и электронные СМИ, а через них – содействие демократизации информационной среды, науки, политики, образования в современной России. Сотрудники Фонда защиты гласности поставили себя, свой опыт и знания служению правде, общественной пользе и закону во имя полноценного развития в России гражданского общества.

Сайт: www.gdf.ru

Центр содействия реформе уголовного правосудия «Тюрьма и воля»

Старейшая правозащитная организация, которая занимается проблемами заключенных, уголовного правосудия и исполнения наказания. Центр был создан в 1988 году Валерием Абрамкиным при поддержке академика Андрея Сахарова.

Деятельность Центра направлена на внедрение в российскую практику международных и европейских стандартов в области обращения с заключенными, включая прекращение пыток и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания; отказ от неэффективных методов перевоспитания и исправления осужденных; вовлечение представителей различных социальных и профессиональных групп и организация гражданского общества в реабилитацию заключенных.

Сайт: www.prison.org/

Перечень правозащитных организаций не является исчерпывающим, в нем указаны наиболее известные НКО. 

Источник: http://ombudsmanrf.org/russia/content/list

Судебные ошибки в отношении пожизненно осужденных

Центр по защите прав осужденных и жертв судебных ошибок адрес Москва

В делах Александра Рафальского, Владимира Панасенко, Зураба Суслова и других правозащитники сомневаются в их виновности.

Чтобы исправлять судебные ошибки по делам пожизненно осужденных и избегать нарушения статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, правозащитники призывают власть предусмотреть четкие механизмы пересмотра дел пожизненно заключенных.

Также они настаивают на создании Государственного бюро расследований, которое будет расследовать случаи пыток в правоохранительных органах.

Евгений Захаров, сопредседатель Харьковской правозащитной группы

Есть известная история Дениса Мусяева, где вообще нет сомнения, что суд допустил ошибку. Он совершил преступление в 2002 году несовершеннолетним и получил пожизненное заключение.

А несовершеннолетние по закону не могут быть приговорены к пожизненному заключению. Максимальное наказание, которое может быть – это 15 лет.

Он уже пересидел эти 15 лет, продолжает сидеть, и ничего в его судьбе не меняется.

Казалось бы, очевидная ситуация. Но говорят: пусть прокуратура инициирует дела. А кто их будет пересматривать, по какой процедуре? Беда в том, что процедуры для исправления судебных ошибок у нас просто нет. Возможно, только по вновь открывшимся обстоятельствам, но их не так просто найти. Их может просто не быть вообще. Кроме того, круг этих обстоятельств очень узок.

Скажем, в Польше Комиссар по правам человека (аналог нашего Уполномоченного Верховной Рады по правам человека) может инициировать пересмотр дел, если есть существенные нарушения прав человека. У нас это невозможно. У нас это законом не предусмотрено.

Я постоянно слышу, что узники в Соединенных Штатах через 20 – 30 лет выходят на волю оправданными. Что интересно, там нет возмещения ущерба от судебной ошибки, если только не доказано, что он был причинен государством напрямую. Возможно, это является одной из причин, по которым там это работает, а у нас – нет?

Я могу вспомнить еще известную историю о Пологовском маньяке. Им оказался патологоанатом Ткач, который насиловал, а потом убивал женщин в 1970-х годах. Он тогда жил в России, а поймали его очень поздно.

В независимой Украине у него было очень много эпизодов. Но за его убийства в Украине сидели более десяти человек, из которых выбивали признание под пытками.

Более шести человек успели завершить свои сроки, когда оказалось, что они эти преступления не совершали.

И что Вы думаете, что их сразу освободили? Вовсе нет! Это был долгий процесс. За это надо было еще бороться. Судьба этих людей была тяжелой. Отец одного не выдержал таких поворотов судьбы и покончил жизнь самоубийством. 

Это реальные факты нашей истории. И таких историй много. Все это говорит о том, что необходимо иметь процедуру пересмотра судебных ошибок.

Варианты пересмотра дел

Все сходятся в том, что нужно вернуть право исключительного производства в Верховный суд, которое у него забрали в 2010 году, когда боролись за него. Тогда была чисто политическая борьба, жертвами которой стали судейские полномочия Верховного суда, который перестал быть высшим судебным органом в Украине. Ему до сих пор, кстати, не возвращены полномочия.

Еще во времена советской Украины и позже право исключительного производства предоставлялось Верховному суду в том случае, если часть палаты по уголовным делам, а именно 5 судей, видят, что приговор сомнительный.

Если они выносят решение о пересмотре, то дело пересматривается. Даже не нужно вновь открывшихся обстоятельств. Это было, и это работало. Тогда можно было иметь претензии к этой процедуре. Но это лучше, чем ничего.

Необходимо вернуть полномочия Верховного суда об исключительном производстве, расширить основания для этого. Все это прописать. Должна быть отдельная глава в УПК по этому поводу.

Можно, чтобы Уполномоченный Верховной Рады по правам человека взял на себя функцию представления к рассмотрению дела Верховным судом, если в деле были существенные нарушения прав человека.

Сначала наш Уполномоченный согласилась, а потом она сказала, что у нее просто нет ресурсов. Это можно понять. Ее бюджет был 21 миллион гривен. Сейчас повысили, но при нынешней экономической ситуации – это очень маленькая цифра. Офис омбудсмана сдерживает себя даже в том, чтобы использовать курьера для отправки писем, как и другие государственные органы, что является абсолютно ненормальным.

Здесь надо думать, чтобы привлечь к этой проблеме систему бесплатной правовой помощи. Для этого нужно ввести соответствующую норму, чтобы в рамках этой бесплатной правовой помощи можно было подготовить заявление о пересмотре дел в порядке исключительного производства, и таким образом представлять интересы таких осужденных.

Не стоит опасаться, что все 2000 пожизненно заключенных в Украине начнут подавать заявления о пересмотре дел.

Количество пожизненно осужденных, в отношении которых есть большие сомнения в законности и справедливости их приговоров, не так много. Мы знаем где-то десяток.

Большинство людей, которые совершили умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, признали свою вину и считают, что их осудили справедливо, и не будут обращаться за пересмотром дел.

Позиция ЕСПЧ

В Европе изменилась парадигма в отношении пожизненного заключения.

Точку в этой истории поставила большая палата Европейского суда по правам человека по делу Винтер против Великобритании, где она признала такую ​​вещь: отсутствие эффективных механизмов пересмотра этого наибольшего наказания является нарушением статьи 3 Европейской Конвенции, поскольку это означает жестокое бесчеловечное обращение.

После дела Винтер против Великобритании были еще два дела по этому поводу, где содержалось такое же определение. Теперь это устоявшаяся позиция, что означает, что любое государство, являющееся членом Совета Европы, должна изменить свое законодательство. 

Хочу обратить внимание на книгу “Пожизненное заключение: Европейские стандарты и украинская практика”, которую мы издали. Она содержит переводы решений ЕСПЧ по этой теме, различные документы по этому поводу. Есть интервью с несколькими из пожизненно заключенными, и есть несколько историй и анализ наших юристов, которые анализируют ситуацию с разных сторон.

Татьяна Мазур, исполнительный директор Amnesty International в Украине

Amnesty International давно говорит о проблеме милицейского произвола, о проблеме применения пыток и жестокого обращения со стороны работников милиции на этапе досудебного расследования.

С 2001 года произошло много событий, в том числе был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). В соответствии с этим кодексом, жертвы произвола в милиции имеют гораздо лучшую защиту со стороны закона и имеют лучшие гарантии. Мы видим определенный прогресс, в частности, и по делу Александра Бондаренко из села Стецкивка в Сумской области.

Его задержали сотрудники Сумского райотдела милиции 6 октября 2012 года. Они привезли его на завод кормов для животных в Стецкивке и пытали, чтобы заставить его признаться в убийстве двух пожилых женщин, которое произошло в этом селе.

Милиционеры также применяли электрошок, прикладывали провода под током к ногам, заставили его натянуть противогаз, перекрывали воздух и неоднократно доводили его до удушья. Александр написал под диктовку признание, но в суде он отказался от этих показаний.

Его адвокат настаивала, чтобы, в соответствии с новым УПК, его дело рассматривал суд присяжных. В суде Александр рассказал, что с ним произошло, рассказал, что его жалоба на жестокое обращение не была должным образом расследована, что на момент досудебного расследования была закрыта.

Интересно, что суд присяжных, изучив досконально все эти доказательства, пришел к выводу, что Александр не виноват в убийстве. В то же время он обратил внимание на то, что есть основания полагать, что были факты нарушений и ненадлежащего обращения со стороны работников милиции. 

Поэтому несмотря на тот прогресс, который был достигнут Украиной, в частности в принятии нового УПК, дальнейшие судебные ошибки не исключены. Александру Бондаренко очень повезло с адвокатом, которая профессионально сработала.

Защитные механизмы от пыток

Как избегать в будущем судебных ошибок, особенно учитывая то, что Украина находится на интересном этапе реформирования? С нашей точки зрения, существенные изменения должны произойти на этапе досудебного следствия. Оно должно быть в корне изменено.

Чтобы избежать возможности применения милиционерами пыток и жестокого обращения, должна быть очень эффективная система обжалования такого ненадлежащего поведения и привлечения виновных к ответственности.

Сейчас все жалобы на противоправные действия сотрудников милиции подаются в органы прокуратуры, которые, к сожалению, в силу ряда причин, далеко не эффективно, не объективно расследуют их. Очень малое количество работников милиции на самом деле несет наказание за такие существенные нарушения прав человека.

Опять же очень яркий пример, о котором, наверное, не нужно подробно рассказывать, потому что все это видели – это дела Евромайдана. Там были привлечены к ответственности только милиционеры по делу Михаила Гаврилюка.

Другие же работники милиции, которые неоднократно применяли непропорциональную силу, которые произвольно задерживали участников процесса, пытали, расстреливали Небесную сотню, – все они и дальше наслаждаются безнаказанностью.

Надо забирать следственную функцию у прокуратуры и создавать совершенно новый независимый орган, который бы эффективно, соответствующе, тщательно и оперативно расследовал абсолютно все жалобы на противоправные действия на работников милиции.

Это позиция нашей организации, позиция Европейского суда по правам человека и позиция Совета Европы, которую они повторили недавно, озвучив отчет Международной консультативной группы, которые наблюдали за расследованием преступлений на Евромайдане.

Мы понимаем, что это амбициозная задача, что она потребует разработки специального закона, выделения ресурсов из государственного бюджета, но тем не менее в новом УПК есть норма о Государственном бюро расследований.

Если действительно бюро будет эффективно действовать, то и следствие будет намного качественнее, и в результате Украина сможет избежать многих судебных ошибок. 

Александр Букалов, правозащитник, руководитель ОО “Донецкий мемориал”

А что если человека, например, не пытали, а суд одни обстоятельства учел, а другие – нет. И пришел к выводу, что нужно пожизненное заключение, хотя там есть фальсификация.

Так должен ли этот человек сидеть только потому, что ее перед этим не пытали? Я думаю, что, безусловно, нужно вести в законодательство возможность пересмотра дел осужденных на любом этапе. Здесь, правда, нет уверенности, что после просмотра все будет иначе.

Есть категория людей, которые совершили преступления 15 лет назад в тот период, когда смертной казни уже не было, как и пожизненного лишения свободы. Такие люди не могли быть осуждены к наказанию более чем 15 лет. По оценкам нашей организации, их примерно 30 человек.

Половине из них после того, как они много лет обращались в суд, таки исправили эту ошибку и заменили на 15 лет.

А другой половине не стали этого делать, так как появилось решение Конституционного суда о замене смертной казни пожизненным лишением свободы. Они к нему не имеют отношения, потому что они совершили преступление, когда смертной казни уже не было.

Никто не хочет этим заниматься. А уже в начале этого года эти люди отсидели более 15 лет, – это больше, чем они могли тогда получить.

Не исключено, что через несколько лет они будут иметь юридические основания для того, чтобы обращаться в ЕСПЧ о том, что они пересидели срок.

К сожалению, даже Уполномоченный по правам человека в этом вопросе не захотела помочь. Она написала: “Представление в Конституционный суд является не обязанность Уполномоченного, а право“. То есть я имею право обращаться в отношении такого представления, даже если есть нарушения. Это очень печально.

Я считаю, что стоит ввести условно-досрочное освобождение для пожизненно заключенных… Это неправильно, когда есть только одно основание помилования для изменения пожизненного наказания. Надо изменить решение Конституционного Суда в отношении вот этих людей, которые 15 лет назад совершили преступления.

Я думаю, что стоит в тех статьях, которые предусматривают пожизненное заключение, ввести возможность уголовных наказаний сроком до 25 лет. Потому что иногда у судьи, я думаю, есть ощущение, что 15 лет – это недостаточное наказание для человека. И тогда возникает пожизненное лишение свободы.

Стоит говорить, какая же должна быть ответственность тех милиционеров, судей, прокуроров, которые сознательно шли на ошибки и отправляли людей на пожизненное лишение свободы.

Бойкова Ирина, адвокат

Я много лет занимаюсь уголовными делами и представляю интересы нескольких осужденных к пожизненному заключению. В деле Петухова мы выиграли Европейский суд по правам человека.

У нас была экспертиза Института Корецкого о том, что решение ЕСПЧ указало на такие существенные нарушения норм процессуального права, которые должны были по старому УПК, как и по новому, привести к отмене приговора и пересмотру дела.

В деле Петухова ЕСПЧ признал нарушение статьи 3 Конвенции в связи с непредоставлением медицинской помощи. Он заболел туберкулезом в СИЗО. Судили тяжело больного человека, которого привозили из стационара. Ему было даже трудно находиться в зале суда, не только себя защищать.

На редкость мне повезло с новым УПК. У меня нашлись новые обстоятельства дела Петухова. Я как адвокат начинаю искать свидетелей. Я нахожу их благодаря работникам правоохранительных органов. Пришли мы в Апелляционный суд через Высший специализированный суд.

Он допросил свидетелей и сказал, что он сам не обратился. Ну почему человек должен сам обращаться? Ну нет в Украине процедуры пересмотра дел.

Суд 17-томное дело изучал 13 минут, согласно журналу судебного заседания, и признал, что новые открытые факты не имеют значения.

Почему у нас сроки в 20 – 25 лет? На кого мы равняемся? На Кипре каждое убийство влечет за собой пожизненный срок, но сколько там вариантов пересмотра. Нам тоже нужно к этому идти.

Если ЕСПЧ имеет рекомендации для Украины, то давайте вносить изменения. Давайте смотреть, как европейцы, а не думать, что 25 -30 лет мы должны кормить, охранять, лечить тех людей, которые сомнительно осуждены к таким серьезным мерам наказания. 

Источник: https://zmina.info/ru/articles-ru/jus_est_ars_boni_et_aequi_abo_chi_zdatna_ukrajina_vipravljati_sudovi_pomilki_u_doli_dovichnikiv-2/

Юрист Воеводин
Добавить комментарий